Новогодний тост (Аверченко)/ДО

Материал из Викитеки — свободной библиотеки
< Новогодний тост (Аверченко)
Перейти к навигации Перейти к поиску
Yat-round-icon1.jpg

Новогодній тостъ : Монологъ
авторъ Аркадий Аверченко
Изъ сборника «О хорошихъ, въ сущности, людяхъ!». Дата созданія: (не позднѣе 1914), опубл.: (не позднѣе 1914). Источникъ: РГБ. Электронная библиотека (Приводится по: Аркадий Аверченко. О хороших, в сущности, людях! — 4-ое издание. — С-ПЕТЕРБУРГ: ИЗДАНИЕ „НОВАГО САТИРИКОНА“, 1914. — С. 45.) Новогодний тост (Аверченко)/ДО въ новой орѳографіи

— Господа!

Предыдущій застольный ораторъ высказалъ такое пожеланіе: «Поздравляю, молъ, васъ съ Новымъ Годомъ и желаю, чтобы въ Новомъ Году было все новое!»

Такъ сказалъ предыдущій ораторъ.

Мысль, конечно, не новая… (Саня, налей мнѣ, я хочу говорить). Не новая. Скажу болѣе: мысль, высказанная предыдущимъ ораторомъ, стара, истаскана, какъ стоптанный башмакъ, — да проститъ мнѣ предыдущій ораторъ это тривіальное выраженіе. Что? (Саня, налей мнѣ еще — я буду говорить. Я хочу говорить). И, вмѣстѣ съ тѣмъ, скажу я: почему намъ не привѣтствовать старой, даже, можетъ быть, пошлой, — да проститъ мнѣ предыдущій ораторъ, — мысли, если эта мысль вѣрна?!! Что? Очень просто.

(Саня, чего заснулъ? Налить бы надо, а ты спишь.) То-то и оно.

Я и говорю: пусть же въ Новомъ Году будетъ все новое, все молодое, все свѣжее. (Саня! Ну?). Конечно, всего не омолодишь… Вонъ у Сергѣя Христофорыча лысина во всю голову — что съ ней сдѣлаешь?

Не сѣять же на ней, извините, горохъ или какое-нибудь пшено. Что? Извините, я не настаиваю. Я только хочу сказать, что въ природѣ чудес не бываетъ.

Но я настаиваю, что все больное, хилое, должно от мереть. Вѣрно? (Спасибо, Саня. Осторожнѣе…

На скатерть!) Вонъ у Петра Васильевича вата въ ушахъ, у Мелетіи Семеновны за пазухой, а у предыдущаго оратора вата, можетъ быть, въ головѣ — борись-ка съ этимъ! Не толкайся, Саня! Я долженъ нынче высказать все.

Господа!

Да здравствуетъ новое! Вотъ, напримѣръ, у меня на салфетки дыра… Къ чему она? Куда она? Я прошу у хозяйки извиненія, но такъ же нельзя! Я хочу утереть губы салфеткой, беру ее въ руку — и что же? Рука попадаетъ въ эту дыру, и я вытираю губы незащищенной рукой. Къ чему же тогда салфетка?

Фикція! Оптическій обм… (Саня, Саня! Ты совсѣмъ не занимаешься физическимъ трудомъ — налей!).

Мнѣ вспомнился, господа, презабавный случай съ однимъ англйскимъ пуделемъ… Нѣтъ, впрочемъ, это не то… Гм!…

Предыдущій ораторъ — глупъ, но какой-то нервъ уловилъ. Ты мнѣ начинаешь нравиться, предыдущій ораторъ!

«Все, говорить, въ Новомъ Году должно быть новое…» И вѣрно!

У васъ, Напримѣръ, — какъ васъ тамъ, Агнія Львовна, что ли?… есть дѣти. Такъ? Что же это за дѣти? Это старыя дѣти… Вѣрно я говорю? Къ чорту же ихъ! Въ воду надо, въ мѣшокъ, какъ котятъ. Надо новыхъ. (Саня, не надо смѣяться; надо плакать. Слезы очищаютъ. Эхъ, господа!)

Я вамъ разскажу такую исторію. У одного англичанина былъ пудель; и вотъ этотъ пудель… Впрочемъ, пардонъ — тутъ дамы… Я лучше продолжу свою мысль о новомъ. Все, все, все, все, должно быть новое. Предыдущій ораторъ, можетъ быть, не вылѣзалъ изъ пріюта для безнадежныхъ идіотовъ, но, господа!

Вѣдь и устами паралитиковъ иногда глаголетъ истина (Саша, Саша!)… Все новое!

Марья Кондратьевна! Я уже давно замѣчаю, что у васъ, не при мужѣ будь сказано, — одинъ и тотъ же возлюбленный. Второй годъ… Боже, Боже! Переменить! Пардонъ, пардонъ… Я вѣдь себя не предлагаю! я говорю лишь ака… академически. Представьте себѣ: у одного англичанина была собака, пудель… Впрочемъ, къ чорту собаку… Чего она тутъ путается? (Саша, прогони). Господа, не надо собакъ… Я вѣдь и противъ предыдущаго оратора ничего не имѣю. Онъ жалкій, несчастненькій человѣкъ — его пожалѣть надо.

Саша, передай ему! отъ меня копеечку.

Но сказано этимъ мозглякомъ хорошо! Вѣрно! Все новое! Все. Простите, сударыня. Я, кажется, облилъ вамъ платье? Ничего. Новое купите. По этому поводу одинъ англичанинъ, у котораго былъ пудель, собака такая… Опять этотъ пудель? Да, прогоните же, господа, ради Бога, собаку! Ну чего она тутъ подъ ногами путается? Даже обидно!

Прекратимъ же все это по случаю Новаго Года. Пусть все будетъ по-новому. (Спасибо, спасибо, Саня… Тамъ уже край стакана — больше не войдетъ). Все новое! Между нами, господа, есть взяточники, шулера — бросимъ это! Какъ оказалъ тотъ англичанинъ, у котораго былъ пудель. У этого пуделя… Какой пудель?! Опять эта проклятая собака тутъ?! Да прогоните же, чортъ побери!! Предыдущій ораторъ свинья

— сдѣлайся же ты, наконецъ, ораторъ, человѣкомъ! Начнемъ, наконецъ! Вотъ, глядите на меня: у меня въ рукахъ бутылка стараго вина, напротивъ меня виситъ старинная картина… Что же я дѣлаю! Р-р-разъ!

Вотъ теперь послѣ этого и должно быть: новое вино, новая картина!… Что-о? Саня, Саня! Не допускай! Не допускай, Саня!

Я еще про пуделя хочу. У одного англича… Эхъ! Вывели… Вывели, какъ какое-нибудь ничтожное пятно на скатерти!

Грустно… чрезвычайно грустно! Ну, что жъ… Пророковъ всегда гнали…


PD-icon.svg Это произведение перешло в общественное достояние в России согласно ст. 1281 ГК РФ, и в странах, где срок охраны авторского права действует на протяжении жизни автора плюс 70 лет или менее.

Если произведение является переводом, или иным производным произведением, или создано в соавторстве, то срок действия исключительного авторского права истёк для всех авторов оригинала и перевода.