Об отношении рабочей партии к религии (Ленин)/ДО

Материал из Викитеки — свободной библиотеки
Перейти к навигации Перейти к поиску
Yat-round-icon1.jpg

Объ отношеніи рабочей партіи къ религіи
авторъ Владиміръ Ильичъ Ленинъ
Опубл.: «Пролетарій» № 45, 13 (26) мая 1909. Источникъ: Ленин В. И. Полное собрание сочинений : в 55 т. / В. И. Ленин ; Ин-т марксизма-ленинизма при ЦК КПСС. — 5-е изд. — М.: Гос. изд-во полит. лит., 1968. — Т. 17. Март 1908 ~ июнь 1909. — С. 415—426 Об отношении рабочей партии к религии (Ленин)/ДО въ новой орѳографіи


Объ отношеніи рабочей партіи
къ религіи

​Рѣчь​ депутата ​Суркова​ въ Государственной думѣ при обсужденіи смѣты ​сѵнода​ и прѣнія въ нашей думской фракціи при обсужденіи проекта этой рѣчи, ​печатаемыя нами ниже, подняли чрезвычайно важный и злободневный какъ разъ въ настоящее время вопросъ[1]. Интересъ ко всему, что связано съ религіей, ​несомнѣнно​, охватилъ нынѣ широкіе круги «общества» и проникъ въ ряды интеллигенціи, близкой къ рабочему движенію, а также въ ​извѣстные​ ​рабочіе​ круги. Соціалдемократія безусловно обязана выступить съ изложеніемъ своего отношенія къ религіи.

Соціалдемократія строитъ все свое міросозерцаніе на научномъ соціализмѣ, т. е. марксизмѣ. Философской основой марксизма, какъ неоднократно заявляли и Марксъ и Энгельсъ, является діалектическій матеріализмъ, вполнѣ воспринявшій ​историческія​ традиціи матеріализма XVIII ​вѣка​ во Франціи и Фейербаха (1-​ая​ половина XIX ​вѣка​) въ Германіи, — матеріализма безусловно атеистическаго, рѣшительно враждебнаго всякой религіи. Напомнимъ, что ​вѣсь​ «​Анти​-​Дюрингъ​» Энгельса, прочтенный въ рукописи Марксомъ, изобличаетъ матеріалиста и атеиста ​Дюринга​ въ невыдержанности его матеріализма, въ оставленіи имъ лазеекъ религіи и религіозной философіи. Напомнимъ, что въ своемъ сочиненіи о Людвигѣ Фейербахе Энгельсъ ставитъ въ упрекъ ему то, что онъ боролся съ религіей не ради уничтоженія ​ея​, а ради подновленія, сочиненія новой, «возвышенной» религіи и т. п. Религія ​есть​ опіумъ народа, — это изрѣченіе Маркса ​есть​ краеугольный камень всего міросозерцанія марксизма въ вопросѣ о религіи[2]. ​Всѣ​ ​современныя​ религіи и церкви, ​всѣ​ и ​всяческія​ ​религіозныя​ организаціи марксизмъ разсматриваетъ всегда, какъ органы буржуазной реакціи, ​служащіе​ защитѣ эксплоатаціи и ​одурманенію​ рабочаго класса.

И въ то же время, однако, Энгельсъ неоднократно осуждалъ попытки людей, желавшихъ быть «лѣвѣе» или «революціоннѣе» соціалдемократіи, внести въ программу рабочей партіи прямое признаніе атеизма въ смыслѣ объявленія войны религіи. Въ 1874 году, говоря о знаменитомъ манифестѣ бѣглецовъ Коммуны, бланкистовъ, жившихъ въ качествѣ эмигрантовъ въ Лондонѣ, Энгельсъ трактуетъ какъ глупость ихъ шумливое провозглашеніе войны религіи, заявляя, что такое объявленіе войны ​есть​ лучшій способъ оживить интересъ къ религіи и затруднить дѣйствительное отмираніе религіи. Энгельсъ ставитъ въ вину бланкистамъ неумѣніе понять того, что только классовая борьба рабочихъ массъ, всестороннѣ втягивая ​самые​ широкіе слои пролетаріата въ сознательную и революціонную общественную практику, въ состояніи на дѣлѣ освободить ​угнетенныя​ массы отъ гнета религіи, тогда какъ провозглашеніе политической задачей рабочей партіи войны съ религіей ​есть​ анархическая фраза[3]. И въ 1877 году въ «​Анти​-Дюринге», безпощадно травя ​малѣйшія​ уступки ​Дюринга​-философа идеализму и религіи, Энгельсъ не менѣе рѣшительно осуждаетъ ​якобы​ революціонную идею ​Дюринга​ о запрещеніи религіи въ соціалистическомъ обществѣ. Объявлять подобную войну религіи — значитъ — говоритъ Энгельсъ — «перебисмаркить ​самаго​ ​Бисмарка​», т. е. повторить глупость бисмарковской борьбы съ клерикалами (пресловутая «борьба за культуру», Kulturkampf, т. е. борьба ​Бисмарка​ въ 1870-х годахъ противъ германской партіи католиковъ, партіи «центра», путемъ полицейскихъ преслѣдованій католицизма). Такой борьбой Бисмаркъ только укрѣпилъ воинствующій клерикализмъ католиковъ, только повредилъ дѣлу дѣйствительной культуры, ибо выдвинулъ на первый планъ ​религіозныя​ дѣленія вмѣсто дѣленій политическихъ, отвлекъ вниманіе нѣкоторыхъ слоевъ рабочаго класса и демократіи отъ насущныхъ задачъ классовой и революціонной борьбы въ сторону ​самаго​ поверхностнаго и буржуазно-лживаго антиклерикализма. Обвиняя, желавшаго быть ​ультрареволюціоннымъ​, ​Дюринга​ въ желаніи повторить въ иной формѣ ту же глупость ​Бисмарка​, Энгельсъ требовалъ отъ рабочей партіи умѣнья терпѣливо работать надъ дѣломъ организаціи и просвѣщенія пролетаріата, дѣломъ, ведущимъ къ отмиранію религіи, а не бросаться въ авантюры политической войны съ религіей[4]. Эта точка зрѣнія вошла въ плоть и кровь германской соціалдемократіи, высказывавшейся, напримѣръ, за свободу для іезуитовъ, за допущеніе ихъ въ Германію, за уничтоженіе всякихъ ​мѣръ​ полицейской борьбы съ той или иной религіей. «Объявленіе религіи частнымъ дѣломъ» — этотъ знаменитый пунктъ Эрфуртской программы (1891 года) закрѣпилъ указанную политическую тактику соціалдемократіи.

Эта тактика успѣла уже теперь стать рутинной, успѣла породить новое искаженіе марксизма въ обратную сторону, въ сторону оппортунизма. Стали толковать положеніе Эрфуртской программы въ томъ смыслѣ, что мы, с.-д., наша партія считаетъ религію частнымъ дѣломъ, что для насъ, какъ с.-д., для насъ, какъ партіи, религія ​есть​ частное дѣло. Не вступая въ прямую полемику съ этимъ оппортунистическимъ взглядомъ, Энгельсъ въ 1890-х годахъ счелъ необходимымъ рѣшительно выступить противъ него не въ полемической, а въ позитивной формѣ. Именно: Энгельсъ сдѣлалъ это въ формѣ заявленія, нарочно имъ подчеркнутаго, что соціалдемократія считаетъ религію частнымъ дѣломъ по отношенію къ государству, а отнюдь не по отношенію къ себѣ, не по отношенію къ марксизму, не по отношенію къ рабочей партіи[5].

Такова внѣшняя исторія выступленій Маркса и Энгельса по вопросу о религіи. Для людей, неряшливо относящихся къ марксизму, для людей, не умѣющихъ или не желающихъ думать, эта исторія ​есть​ комокъ безсмысленныхъ противорѣчій и шатаній марксизма: какая-то, дескать, каша изъ «послѣдовательнаго» атеизма и «поблажекъ» религіи, какое-то «безпринципное» колебаніе между ​р​рреволюціонной войной съ богомъ и трусливымъ желаніемъ «поддѣлаться» къ вѣрующимъ рабочимъ, боязнью отпугнуть ихъ и т. д. и т. п. Въ литературѣ анархическихъ фразеровъ можно найти не мало выходокъ противъ марксизма въ этомъ вкусѣ.

Но кто сколько-нибудь способенъ серьезно отнестись къ марксизму, вдуматься въ его ​философскія​ основы и въ опытъ международной соціалдемократіи, тотъ легко увидитъ, что тактика марксизма по отношенію къ религіи глубоко послѣдовательна и продумана Марксомъ и ​Энгельсомъ​, что то, что дилетанты или невѣжды считаютъ шатаніями, ​есть​ прямой и ​неизбѣжный​ выводъ изъ діалектическаго матеріализма. Глубоко ошибочно было бы думать, что кажущаяся «умѣренность» марксизма по отношенію къ религіи объясняется такъ называемыми «тактическими» соображеніями въ смыслѣ желанія «не отпугнуть» и т. п. Напротивъ, политическая линія марксизма и въ этомъ вопросѣ неразрывно связана съ его философскими основами.

Марксизмъ ​есть​ матеріализмъ. Въ качествѣ такового, онъ такъ же безпощадно враждебенъ религіи, какъ матеріализмъ энциклопедистовъ XVIII ​вѣка​ или матеріализмъ Фейербаха. Это ​несомнѣнно​. Но діалектическій матеріализмъ Маркса и Энгельса идетъ дальше энциклопедистовъ и Фейербаха, примѣняя матеріалистическую философію къ области исторіи, къ области общественныхъ наукъ. Мы должны бороться съ религіей. Это — азбука всего матеріализма и, слѣдовательно, марксизма. Но марксизмъ не ​есть​ матеріализмъ, остановившійся на азбукѣ. Марксизмъ идетъ дальше. Онъ говоритъ: надо умѣть бороться съ религіей, а для этого надо матеріалистически объяснить источникъ ​вѣры​ и религіи у массъ. Борьбу съ религіей нельзя ограничивать абстрактно-идеологической проповѣдью, нельзя сводить къ такой проповѣди; эту борьбу надо поставить въ связь съ конкретной практикой классоваго движенія, направленнаго къ устраненію соціальныхъ корней религіи. Почему держится религія въ отсталыхъ слояхъ городского пролетаріата, въ широкихъ слояхъ ​полупролетаріата​, а также въ массѣ крестьянства? По невѣжеству народа, отвѣчаетъ буржуазный прогрессистъ, радикалъ или буржуазный матеріалистъ. Слѣдовательно, долой религію, да здравствуетъ атеизмъ, распространеніе атеистическихъ взглядовъ ​есть​ главная наша задача. Марксистъ говоритъ: неправда. Такой взглядъ ​есть​ поверхностное, буржуазно-ограниченное культурничество. Такой взглядъ недостаточно глубоко, не матеріалистически, а ​идеалистически​ объясняетъ корни религіи. Въ современныхъ капиталистическихъ странахъ это — корни главнымъ образомъ ​соціальные​. Соціальная придавленность трудящихся массъ, кажущаяся полная безпомощность ихъ передъ слѣпыми силами капитализма, который причиняетъ ежедневно и ежечасно въ тысячу разъ больше самыхъ ужасныхъ страданій, самыхъ дикихъ мученій рядовымъ рабочимъ людямъ, ​чѣмъ​ всякіе изъ ряда вонъ ​выходящія​ событія вродѣ войнъ, землетрясеній и т. д., — вотъ въ ​чемъ​ самый глубокій современный корень религіи. «Страхъ создалъ боговъ». Страхъ передъ слѣпой силой капитала, которая слѣпа, ибо не можетъ быть предусмотрѣна массами народа, которая на каждомъ шагу жизни пролетарія и мелкаго хозяйчика грозитъ принести ему и приноситъ «внезапное», «неожиданное», «случайное» разореніе, гибель, превращеніе въ нищаго, въ паупера, въ проститутку, голодную смерть, — вотъ тотъ корень современной религіи, который прежде всего и больше всего долженъ имѣть въ виду матеріалистъ, если онъ не хочетъ оставаться матеріалистомъ приготовительнаго класса. Никакая просвѣтительная книжка не вытравитъ религіи изъ забитыхъ капиталистической каторгой массъ, зависящихъ отъ слѣпыхъ разрушительныхъ силъ капитализма, пока ​эти​ массы сами не научатся ​объединенно​, организованно, планомѣрно, сознательно бороться противъ этого корня религіи, противъ господства капитала во всѣхъ формахъ.

Слѣдуетъ ли изъ этого, что просвѣтительская книжка противъ религіи вредна или излишня? Нѣтъ. Изъ этого слѣдуетъ совсѣмъ не это. Изъ этого слѣдуетъ, что атеистическая пропаганда соціалдемократіи должна быть подчинена ​ея​ основной задачѣ: развитію классовой борьбы эксплоатируемыхъ массъ противъ эксплоататоровъ.

Человѣкъ, не вдумавшійся въ основы діалектическаго матеріализма, т. е. философіи Маркса и Энгельса, можетъ не понять (или, по крайней мѣрѣ, сразу не понять) этого положенія. Какъ это такъ? Подчинить идейную пропаганду, проповѣдь извѣстныхъ идей, борьбу съ ​тѣмъ​ врагомъ культуры и прогресса, который держится тысячелѣтія (т. е. съ религіей), — классовой борьбѣ, т. е. борьбѣ за ​опредѣленныя​ ​практическія​ цѣли въ экономической и политической области?

Подобное возраженіе принадлежитъ къ числу ходячихъ возраженій противъ марксизма, свидѣтельствующихъ о полномъ непониманіи ​марксовой​ діалектики. Противорѣчіе, смущающее тѣхъ, кто возражаетъ подобнымъ образомъ, ​есть​ живое противорѣчіе живой жизни, т. е. діалектическое, не словесное, не выдуманное противорѣчіе. Отдѣлять абсолютной, ​непереходимой​ гранью теоретическую пропаганду атеизма, т. е. разрушеніе религіозныхъ вѣрованій у извѣстныхъ слоевъ пролетаріата, и успѣхъ, ходъ, условія классовой борьбы этихъ слоевъ — значитъ разсуждать ​недіалектически​, превращать въ абсолютную грань то, что ​есть​ подвижная, относительная грань, — значитъ насильственно разрывать то, что неразрывно связано въ живой дѣйствительности. Возьмемъ примѣръ. Пролетаріатъ данной области и данной отрасли промышленности дѣлится, положимъ, на передовой слой довольно сознательныхъ соціалдемократовъ, ​которые​ являются, разумѣется, атеистами, и довольно отсталыхъ, связанныхъ еще съ деревней и крестьянствомъ рабочихъ, ​которые​ вѣруютъ въ бога, ходятъ въ церковь или даже находятся подъ прямымъ вліяніемъ мѣстнаго священника, основывающаго, допустимъ, христіанскій рабочій союзъ. Положимъ, далѣе, что экономическая борьба въ такой мѣстности привела къ стачкѣ. Для марксиста обязательно успѣхъ стачечнаго движенія поставить на первый планъ, обязательно рѣшительно противодѣйствовать раздѣленію рабочихъ въ этой борьбѣ на атеистовъ и христіанъ, рѣшительно бороться противъ такого раздѣленія. Атеистическая проповѣдь можетъ оказаться при такихъ условіяхъ и излишней и вредной — не съ точки зрѣнія обывательскихъ соображеній о ​неотпугиваніи​ отсталыхъ слоевъ, о потерѣ мандата на выборахъ и т. п., а съ точки зрѣнія дѣйствительнаго прогресса классовой борьбы, которая въ обстановкѣ современнаго капиталистическаго общества во сто разъ лучше приведетъ христіанъ-рабочихъ къ соціалдемократіи и къ атеизму, ​чѣмъ​ голая атеистическая проповѣдь. Проповѣдникъ атеизма въ такой моментъ и при такой обстановкѣ сыгралъ бы только на руку попу и попамъ, ​которые​ ничего такъ не желаютъ, какъ замѣны дѣленія рабочихъ по участію въ стачкѣ дѣленіемъ по ​вѣрѣ​ въ бога. Анархистъ, проповѣдуя войну съ богомъ во что бы то ни стало, на дѣлѣ помогъ бы попамъ и буржуазіи (какъ и всегда анархисты на дѣлѣ помогаютъ буржуазіи). Марксистъ долженъ быть матеріалистомъ, т. е. врагомъ религіи, но матеріалистомъ діалектическимъ, т. е. ставящимъ дѣло борьбы съ религіей не абстрактно, не на почву отвлеченной, чисто теоретической, всегда себѣ равной проповѣди, а конкретно, на почву классовой борьбы, идущей на дѣлѣ и воспитывающей массы больше всего и лучше всего. Марксистъ долженъ умѣть учитывать всю конкретную обстановку, всегда находить границу между анархизмомъ и оппортунизмомъ (эта граница относительна, подвижна, ​переменна​, но она существуетъ), не впадать ни въ абстрактный, словесный, на дѣлѣ пустой «революціонаризмъ» анархиста, ни въ обывательщину и оппортунизмъ мелкаго буржуа или либеральнаго интеллигента, который труситъ борьбы съ религіей, забываетъ объ этой своей задачѣ, мирится съ ​вѣрой​ въ бога, руководится не интересами классовой борьбы, а мелкимъ, мизернымъ ​расчетцемъ​: не обидѣть, не оттолкнуть, не испугать, премудрымъ правиломъ: «живи и жить давай другимъ», и т. д. и т. п. Съ указанной точки зрѣнія слѣдуетъ рѣшать ​всѣ​ ​частные​ вопросы, касающіеся отношенія соціалдемократіи къ религіи. Напримѣръ, часто выдвигается вопросъ, можетъ ли священникъ быть членомъ с.-д. партіи, и обыкновенно отвѣчаютъ на этотъ вопросъ безъ всякихъ оговорокъ положительно, ссылаясь на опытъ европейскихъ с.-д. партій. Но этотъ опытъ порожденъ не только примѣненіемъ доктрины марксизма къ рабочему движенію, а и особыми историческими условіями Запада, отсутствующими въ Россіи (мы скажемъ ниже объ этихъ условіяхъ), такъ что безусловный положительный отвѣтъ здѣсь не вѣренъ. Нельзя разъ навсегда и для всѣхъ условій объявить, что священники не могутъ быть членами соціалдемократической партіи, но нельзя разъ навсегда выставить обратное правило. Если священникъ идетъ къ намъ для совмѣстной политической работы и выполняетъ добросовѣстно партійную работу, не выступая противъ программы партіи, то мы можемъ принять его въ ряды с.-д., ибо противорѣчіе духа и основъ нашей программы съ религіозными убѣжденіями священника могло бы остаться при такихъ условіяхъ только его касающимся, личнымъ его противорѣчіемъ, а экзаменовать своихъ членовъ насчетъ отсутствія противорѣчія между ихъ взглядами и программой партіи политическая организація не можетъ. Но, разумѣется, подобный случай могъ бы быть рѣдкимъ исключеніемъ даже въ Европѣ, а въ Россіи онъ и совсѣмъ уже мало вѣроятенъ. И, если бы, напримѣръ, священникъ вошелъ въ партію с.-д. и сталъ ​вести​ въ этой партіи, какъ свою главную и почти единственную работу, активную проповѣдь религіозныхъ воззрѣній, то партія безусловно должна бы была исключить его изъ своей среды. Мы должны не только допускать, но сугубо привлекать всѣхъ рабочихъ, сохраняющихъ ​вѣру​ въ бога, въ с.-д. партію, мы безусловно противъ малѣйшаго оскорбленія ихъ религіозныхъ убѣжденій, но мы привлекаемъ ихъ для воспитанія въ духѣ нашей программы, а не для активной борьбы съ ней. Мы допускаемъ внутри партіи свободу мнѣній, но въ извѣстныхъ границахъ, опредѣляемыхъ свободой группировки: мы не обязаны идти рука объ руку съ активными проповѣдниками взглядовъ, отвергаемыхъ большинствомъ партіи.

Другой примѣръ: можно ли при всѣхъ условіяхъ одинаково осуждать членовъ с.-д. партіи за заявленіе: «соціализмъ ​есть​ моя религія» и за проповѣдь взглядовъ, соотвѣтствующихъ подобному заявленію? Нѣтъ. Отступленіе отъ марксизма (а слѣдовательно, и отъ соціализма) здѣсь ​несомнѣнно​, но значеніе этого отступленія, его, такъ сказать, удѣльный вѣсъ могутъ быть различны въ различной обстановкѣ. Одно дѣло, если агитаторъ или человѣкъ, выступающій передъ рабочей массой, говоритъ такъ, чтобы быть понятнѣе, чтобы начать изложеніе, чтобы реальнѣе оттѣнить свои взгляды въ терминахъ, наиболѣе обычныхъ для неразвитой массы. Другое дѣло, если писатель начинаетъ проповѣдовать «богостроительство» или богостроительскій соціализмъ (въ духѣ, напримѣръ, нашихъ Луначарского и Ко). Насколько въ первомъ случаѣ осужденіе могло бы быть придиркой или даже неумѣстнымъ стѣсненіемъ свободы агитатора, свободы «педагогическаго» воздѣйствія, настолько во второмъ случаѣ партійное осужденіе необходимо и обязательно. Положеніе: «соціализмъ ​есть​ религія» для однихъ ​есть​ форма перехода отъ религіи къ соціализму, для другихъ — отъ соціализма къ религіи.

Перейдемъ теперь къ ​тѣмъ​ условіямъ, ​которыя​ породили на Западѣ оппортунистическое толкованіе тезиса: «объявленіе религіи частнымъ дѣломъ». Конечно, ​есть​ тутъ вліяніе общихъ причинъ, порождающихъ оппортунизмъ вообще, какъ принесеніе въ жертву минутнымъ выгодамъ коренныхъ интересовъ рабочаго движенія. Партія пролетаріата требуетъ отъ государства объявленія религіи частнымъ дѣломъ, отнюдь не считая «частнымъ дѣломъ» вопросъ борьбы съ опіумомъ народа, борьбы съ религіозными суевѣріями и т. д. Оппортунисты извращаютъ дѣло такимъ образомъ, какъ будто бы соціалдемократическая партія считала религію частнымъ дѣломъ!

Но кромѣ обычнаго оппортунистическаго извращенія (совершенно не разъясненнаго въ преніяхъ, ​которыя​ вела наша думская фракція при обсужденіи выступленія о религіи) ​есть​ ​особыя​ ​историческія​ условія, ​вызвавшія​ современное, если можно такъ выразиться, чрезмѣрное ​равнодушіе​ европейскихъ с.-д. къ вопросу о религіи. Это — условія двоякаго рода. Во-первыхъ, задача борьбы съ религіей ​есть​ историческая задача революціонной буржуазіи, и на Западѣ эту задачу въ значительной степени выполнила (или выполняла) буржуазная демократія въ эпоху своихъ революцій или своихъ ​натисковъ​ на феодализмъ и ​средневѣковье​. И во Франціи и въ Германіи ​есть​ традиція буржуазной войны съ религіей, начатой задолго до соціализма (энциклопедисты, Фейербахъ). Въ Россіи, соотвѣтственно условіямъ нашей буржуазно-демократической революціи, и эта задача ложится почти всецѣло на плечи рабочаго класса. Мелкобуржуазная (народническая) демократія сдѣлала въ этомъ отношеніи у насъ не слишкомъ много (какъ думаютъ ​новоявленные​ ​черносотенные​ кадеты или ​кадетскіе​ черносотенцы изъ «Вѣхъ»[6]), а слишкомъ мало по сравненію съ Европой.

Съ другой стороны, традиція буржуазной войны съ религіей успѣла создать въ Европѣ специфически буржуазное извращеніе этой войны анархизмомъ, который стоитъ, какъ давно уже и многократно разъясняли марксисты, на почвѣ буржуазнаго міровоззрѣнія при всей «ярости» своихъ нападокъ на буржуазію. Анархисты и бланкисты въ романскихъ странахъ, Мостъ (бывшій, между прочимъ, ученикомъ ​Дюринга​) и Ко въ Германіи, анархисты въ 80-х годахъ въ Австріи довели до nec plus ultra[7] революціонную фразу въ борьбѣ съ религіей. Неудивительно, что ​европейскіе​ с.-д. теперь перегибаютъ палку, согнутую анархистами. Это понятно и, въ извѣстной мѣрѣ, законно, но забывать объ особыхъ историческихъ условіяхъ Запада намъ, русскимъ с.-д., не годится.

Во-вторыхъ, на Западѣ послѣ окончанія національныхъ буржуазныхъ революцій, послѣ введенія болѣе или менѣе полной свободы вѣроисповѣданія, вопросъ демократической борьбы съ религіей настолько уже былъ исторически оттѣсненъ на второй планъ борьбой буржуазной демократіи съ соціализмомъ, что ​буржуазныя​ правительства сознательно пробовали отвлечь вниманіе массъ отъ соціализма устройствомъ quasi[8]-либеральнаго «похода» на клерикализмъ. Такой характеръ носилъ и Kulturkampf въ Германіи и борьба съ клерикализмомъ буржуазныхъ республиканцевъ Франціи. Буржуазный антиклерикализмъ какъ средство отвлеченія вниманія рабочихъ массъ отъ соціализма — вотъ что предшествовало на Западѣ распространенію среди с.-д. современнаго ихъ «равнодушія» къ борьбѣ съ религіей. И опять-таки это понятно и законно, ибо буржуазному и бисмаркіанскому антиклерикализму с.-д. должны были противопоставлять именно подчиненіе борьбы съ религіей борьбѣ за соціализмъ.

Въ Россіи условія совсѣмъ ​иныя​. Пролетаріатъ ​есть​ вождь нашей буржуазно-демократической революціи. Его партія должна быть идейнымъ вождемъ въ борьбѣ со всякимъ средневѣковьемъ, а въ томъ числѣ и со старой, казенной религіей и со всѣми попытками обновить ​ее или обосновать заново или по-иному и т. д. Поэтому, если Энгельсъ сравнительно мягко поправлялъ оппортунизмъ ​нѣмецкихъ​ с.-д., подмѣнявшихъ требованіе рабочей партіи, чтобы государство объявило религію частнымъ дѣломъ, объявленіемъ религіи частнымъ дѣломъ для самихъ с.-д. и соціалдемократической партіи, — то понятно, что перениманіе русскими оппортунистами этого ​нѣмецкаго​ извращенія заслужило бы во сто разъ болѣе рѣзкое осужденіе Энгельса.

Заявивъ съ думской трибуны, что религія ​есть​ опіумъ народа, наша фракція поступила вполнѣ правильно и создала, такимъ образомъ, прецедентъ, который долженъ послужить основой для всѣхъ выступленій русскихъ с.-д. по вопросу о религіи. Слѣдовало ли идти дальше, развивая еще подробнѣе ​атеистическіе​ выводы? Мы думаемъ, что нѣтъ. Это могло бы грозить преувеличеніемъ борьбы съ религіей со стороны политической партіи пролетаріата; это могло бы ​вести​ къ стиранію грани между буржуазной и соціалистической борьбой съ религіей. Первое, что должна была выполнить с.-д. фракція въ черносотенной Думѣ, было съ честью выполнено.

Второе — и едва ли не главное для с.-д. — разъясненіе классовой роли церкви и духовенства въ поддержкѣ черносотеннаго правительства и буржуазіи въ ​ея​ борьбѣ съ рабочимъ классомъ — равнымъ образомъ выполнено было съ честью. Конечно, на эту тему можно еще сказать очень многое, и ​послѣдующія​ выступленія с.-д. найдутъ, ​чѣмъ​ дополнить ​рѣчь​ тов. ​Суркова​, но ​все​ же ​рѣчь​ его была превосходна, и распространеніе ​ея​ всѣми партійными организаціями ​есть​ прямая обязанность нашей партіи.

Третье — слѣдовало со всей обстоятельностью разъяснить правильный смыслъ столь часто искажаемаго ​нѣмецкими​ оппортунистами положенія: «объявленіе религіи частнымъ дѣломъ». Этого, къ сожалѣнію, тов. Сурковъ не сдѣлалъ. Это ​тѣмъ​ болѣе жаль, что въ предыдущей дѣятельности фракціи была уже допущена по этому вопросу своевременно отмѣченная «Пролетаріемъ» ошибка тов. Белоусова[9]. Прѣнія во фракціи показываютъ, что споръ объ атеизмѣ заслонилъ отъ ​нея​ вопросъ о правильномъ изложеніи пресловутаго требованія объявленія религіи частнымъ дѣломъ. Мы не будемъ винить за эту ошибку всей фракціи одного тов. ​Суркова​. Мало того. Признаемъ прямо, что тутъ ​есть​ вина всей партіи, недостаточно разъяснявшей этотъ вопросъ, недостаточно подготовившей въ сознаніи с.-д. значеніе энгельсовского замѣчанія по адресу ​нѣмецкихъ​ оппортунистовъ. Прѣнія во фракціи доказываютъ, что это было именно неясное пониманіе вопроса, а отнюдь не нежеланіе считаться съ ученіемъ Маркса, и мы увѣрены, что ошибка будетъ исправлена въ послѣдующихъ выступленіяхъ фракціи.

Въ общемъ и цѣломъ, повторяемъ, ​рѣчь​ тов. ​Суркова​ превосходна и должна быть ​распространяема​ всѣми организаціями. Обсужденіемъ этой рѣчи фракція доказала вполнѣ добросовѣстное исполненіе ею своего с.-д. долга. Остается пожелать, чтобы корреспонденціи о преніяхъ внутри фракціи ​чаще​ появлялись въ партійной печати для сближенія фракціи съ партіей, для ознакомленія партіи съ тяжелой внутренней работой, ​продѣлываемой​ фракціею, для установленія идейнаго единства въ дѣятельности партіи и фракціи.


  1. Имѣется въ виду выступленіе депутата III Государственной думы, соціалдемократа П. И. ​Суркова​ при обсужденіи смѣты расходовъ ​Сѵнода​ на засѣданіи Думы 14 (27) апрѣля 1909 года (см. Стенографическій отчетъ III Государственной думы, II сессія, часть III, стр. 2074). Свѣдѣнія объ обсужденіи въ думской фракціи проекта рѣчи ​Суркова​ приведены въ статьѣ «Прѣнія въ думской соціалдемократической фракціи по вопросу объ отношеніи соціалдемократіи къ религіи», напечатанной въ № 45 «Пролетарія» 13 (26) мая 1909 года въ отдѣлѣ «Изъ партіи».
  2. См. К. Марксъ. «Къ критикѣ гегелевской философіи права. Введеніе» (К. Марксъ и Ф. Энгельсъ. Сочиненія, 2 изд., т. 1, стр. 415).
  3. См. Ф. Энгельсъ. «Эмигрантская литература. II. Программа ​бланкистскихъ​ эмигрантовъ Коммуны» (К. Марксъ и Ф. Энгельсъ. Сочиненія, 2 изд., т. 18, стр. 510—517).
  4. См. Ф. Энгельсъ. «​Анти​-​Дюрингъ​», 1957, стр. 299—301.
  5. Имѣется въ виду «Введеніе» Ф. Энгельса къ брошюрѣ К. Маркса «Гражданская война во Франціи» (см. К. Марксъ и Ф. Энгельсъ. ​Избранныя​ произведенія въ двухъ томахъ, т. I, 1955, стр. 439).
  6. «Вѣхи» — сборникъ статей видныхъ кадетскихъ публицистовъ: Н. А. ​Бердяева​, С. Н. Булгакова, М. О. Гершензона, А. С. ​Изгоева​, Б. А. Кистяковского, П. Б. ​Струве​ и С. Л. Франка; вышелъ въ Москвѣ весной 1909 года. Критическій разборъ и политическую оцѣнку сборника В. И. Ленинъ далъ въ статьѣ «О „Вѣхахъ“».
  7. самой крайней степени. Ред.
  8. ​якобы​. Ред.
  9. Ошибка депутата Т. О. Белоусова состояла въ томъ, что, при обсужденіи смѣты ​Сѵнода​ на засѣданіи III Государственной думы 22 ​марта​ (4 апрѣля) 1908 года, въ предложенной имъ формулѣ перехода къ очереднымъ дѣламъ религія признавалась «частнымъ дѣломъ каждаго отдѣльнаго человѣка». Ошибочность формулировки Белоусова была отмѣчена въ передовой статьѣ газеты «Пролетарій» № 28, 2 (15) апрѣля 1908 года.