Описание Петергофа/Исторический очерк/Петергоф в царствование Петра Великого. 1709—1725

Материал из Викитеки — свободной библиотеки
Перейти к навигации Перейти к поиску


Постройка двухъ свѣтлицъ (заѣзжій дворъ). Мастеровые - поселенцы. Посгройка мастеровыми-поселенцами первой церкви въ Петергофѣ во имя Благовѣщенія Пресвятыя Богородицы. Указъ Петра «строить забавные дворцы». Монплезиръ. Приказъ Сенявину «построить палатки маленькія» : Monbijoux-Марли, Эрмитажъ. Журналъ Петра Великаго: «домъ заложить каменный, и подвести каналъ отъ него къ морю» Постройка нагорнаго Петергофскаго Дворца. Время основанія ПетергоФа. Подраздѣленія Петергофа на Старый и Новый. Приказаніе Зотову: «прислать изъ Парижа фасады дворцовъ и перспективы лучшихъ садовъ. Заботы Петра о ПетергоФѣ во время его путешествія за границею. Устройство обширнаго сада въ ПетергоФѣ. Устройство Фонтановъ и каскадовъ. Пункты составленные Петромъ для пріѣзжающихъ въ ПетергоФъ. ПетергоФъ въ концѣ царствованія Петра Великаго.

Успѣхъ постройки укрѣпленій Кронштадта и Кроншлота, предназначенныхъ оберегать столицу и вновь созидавшійся флотъ отъ вторженій непріятельскихъ, заботилъ Государя и требовалъ частаго личнаго его присутствія на возводимыхъ укрѣпленіяхъ. Для сбереженія времени Петръ І-й, большею частью, ѣздилъ въ Кронштадтъ южнымъ берегомъ Финскаго Залива, до того мѣста, гдѣ переѣздъ былъ болѣе удобенъ (т. е. тамъ, гдѣ теперь въ Петергофѣ купеческая пристань). На этомъ мѣстѣ, для пристанища судовъ, устроена была небольшая пристань, a въ недальнемъ разстояніи, на возвышеніи y оврага, построены были двѣ свѣтлицы (заѣзжій дворъ), съ особымъ строеніемъ для рабочихъ. По другую сторону свѣтлицъ, въвосьми саженяхъ отъ того мѣста, гдѣ нынѣ находится церковь Знаменія Божіей Матери, построена была при Петрѣ церковь во имя Благовѣщенія Пресвятыя Богородицы, мастеровыми, поселенными Петромъ частью въ деревнѣ Мартышкиной, a частью въ Петергофѣ близь свѣтлицъ. Трудами переселенцевъ-мастеровыхъ, съ помощью отъ монаршихъ щедротъ, церковь была срублена изъ находившагося тогда по близости сосноваго лѣса. Въ лѣтнее присутствіе свое въ Петергофѣ, Петръ І-й нерѣдко посѣщалъ этотъ храмъ и во время литургіи имѣлъ обыкновеніе читать апостолъ, a послѣ литургіи со всей свитой заходилъ въ домъ священника. Мѣсто прежней церкви и теперь еще означено каменной тумбой съ крестомъ на верхней плитѣ; снимокъ же съ плана и фасада существовавшаго храма, хранится въ Знаменской церкви, гдѣ въ иконостасѣ помѣщены двѣ иконы: Благовѣщенія и апостола Іакова, сохраняемыя отъ прежней церкви. Въ недальнемъ разстояніи отъ свѣтлицъ, на морскомъ берегу, Петръ І-ый избралъ удобное мѣсто для постройки небольшаго попутного дворца, изъ оконъ котораго, въ минуты отдохновенія своего, могъ любоваться видомъ моря и воздвигавшагося вдали Кронштадта. Мѣстность для постройки избрана была между деревушками Кусоя и Похіоки, въ недальнемъ разстояніи отъ переправы; попутный дворецъ или палатку (какъ говорилось тогда), Петръ І-й построилъ въ голландскомъ вкусѣ и назвалъ Монплезиромъ.

Въ указѣ Петра отъ 20-го ноября 1707 г., упоминается первый разъ о Петергофѣ, по поводу наряда 40.000 рабочихъ къ веснѣ будущаго года, для производства работъ, въ Петербургѣ, Кронштадтѣ, на Котлинѣ Островѣ и между прочимъ въ Петергофѣ.

Изъ журнала Петра Великаго видно, что только въ концѣ 1709 года Петръ далъ повелѣніе «строитъ забавные дворцы каменною изрядною архитектурною работою».

Упоминается также о работахъ въ Петергофѣ и въ 1710 г., и какъ работы эти производимы были на основаніи повелѣнія 1709 года «строить забавные дворцыъ, тонѣтъ никакого сомнѣнія, что въ это время производилась и постройка Монплезира, хотя окончательная отдѣлка этого увеселительнаго или забавнаго дворца, сдѣлавшагося потомъ любимымъ лѣтнимъ мѣстопребываніемъ царя не могла быть окончена ранѣе 1711 года.

Въ 1714 г. Петръ приказалъ комисару отъ строенія Сенявину построить въ Петергофѣ впродолженіе лѣта «палатки маленькія, поданному текену (образцу)». Вѣроятно это были палатки: Mon-Bijoux, названная впослѣдствіи Марли и Эрмитажъ.

Хотя при постройкѣ Монплезира и имѣлись въ виду помѣщенія для состоявшихъ неотлучно при государѣ и всюду сопровождавшихъ его деныциковъ, a также и на случай пріѣзда гостей, но надо полагать, что государь вскорѣ усмотрѣлъ недостаточность скромной своей лѣтней резиденціи, особенно по возвращеніи своемъ изъ прутскаго похода, когда государь пожелалъ торжественно заявить признательность свою къ необыкновенной женщинѣ, спасшей его и русскую армію отъ величайшей опасности во время неудачнаго прутскаго похода. Брачный союзъ Петра Великаго былъ совершенъ и повсемѣетно отпразднованъ 19-го февраля1712г. Нѣтъ сомнѣнія, что съ измѣненіемъ домашней жизни государя, должна была произойти и значительная перемѣна во всей внѣшней обстановкѣ царскаго двора, для котораго помѣщеніе въ попутномъ монплезирскомъ дворцѣ было уже недостаточно.

Въ январѣ 1715 г. послѣдовалъ указъ канцеляріи отъ строенія: «Въ Петергофѣ палатки сдѣлатъ, также каналъ отъ моря авыкопашь; a буде труднобудетъ всю землю выноситъ. тотолто асъ сторонъ канала землю выкопать и камнемъ дикимъ выкласть; аземлю же употребитъ на низкія мѣста, прочее же дѣлать по «чертежу». Въ журналѣ Петра сказано: «домъ заложить каменный и подвести каналъ отъ него къ морю». Такъ положено было основаніе главному нагорному дворцу въ Петергофѣ.

Съ этихъ поръ быстро слѣдуютъ распоряженія за распоряженіями, изъ которыхъ можно ясно видѣть, что въ это время взглядъ государя на будущую судьбу Петергофа окончательно установился. Нисколько поэтому неудивительно, что и въ хронологической росписи главнѣйшимъ событіяамъ Петрова царствованія 18, составлен-ной во времена императрицы Елисаветы, основаніе Петергофа отнесено къ 1745 году, то есть къ тому времени, когда приступлено было къ основанію болышаго петергофскаго дворца(иагорнаго), a можетъ быть даже и ко врсмени торжественной закладки его фундамента.

Всѣ тѣ, которые писали о Петергофѣ, начиная съ Богданова, относятъ основаніе Петергофа къ 1711 г., т. с. къ вромени постройки Монплезира. Свидѣтельства эти не лишены исторической достовѣрности, такъ какъ извѣстно, что каменные дворцы, сады и фонтаны появились уже послѣ постройки Монплезира. Существу-ющсе и по нынѣ, стариниое раздѣленіе Петсргофа на Старый и Новый лучше всего определяетъ послѣдовательность заселенія петергофской мѣстности и даетъ основаніе заключить, что даже и къ построикѣ Монплезира, не только нагорнаго петергофскаго дворца, приступлено было уже въ то время, когда существовалъ Старый Петергофъ, т. е. то мѣсто въ Петергофѣ, уоврага, въ недальнемъ разстояніи отъ пристани, гдѣ первоначально построены были Петромъ двѣ деревянныя свѣтлицы. Мѣстныя преданія также указываютъ на первоначалыюсть заселенія Стараго Петергофа, гдѣ лѣтъ 70 тому назадъ существовалъ еще попутный дворъ, т. е. (свѣтлицы), въ которомъ Петръ І-й, по увѣреніямъ, останавливался во время первоначальныхъ своихъ поѣздокъ въ Кронштадтъ.

Изъ вышеупомянутаго видно, что вся разница мнѣній о началѣ Петергофа заключается въ томъ, что одни писатели относятъ основаніе Петергофа къ 1709 г., то есть ко времени поcтройки Петромъ Великимъ первыхъ двухъ свѣтлицъ, т. е. заѣзжаго дома, для своихъ остановокъ; другіе къ 1711 г., когда окончена была постройка Монплезира; a нѣкоторые къ 1715 г., т. е. ко времени заложенія Большаго Петергофскаго или нагорнаго дворца. Слѣдуетъ обратить вниманіе, что въ послѣднее время царствованія Петра и при Елисаветѣ Петровнѣ имя Петергофа относилось преимущественно къ Нагорному дворцу.

Директоръ канцеляріи отъ строенія, князь Черкасскій, получилъ въ 1715 г., одновременно съ Сенявинымъ, особую подробную инструкцію, въ 9 пунктахъ о петергофскомъ строеніи. Вмѣстѣ съ тѣмъ сообщено было находившемуся тогда во Франціи капитану-поручику Конону Зотову приказаніе, чтобы онъ прислалъ какъ можно скорѣе планы, фасады и перспективы лучшихъ садовъ въ Парижѣ и его окрестностяхъ, a особливо королевскому дому и саду въ Марли. Черезъ двѣ недѣли отправлено къ нему подтвержденіе о томъ же, a въ декабрѣ поручено пригласить въ русскую службу архитектора Леблона и механика Ламбота съ мастеровыми, которыхъ они обязывались привести съ собою. Между тѣмъ работы по устройству Петергофа не останавливались. Царь самъ нерѣдко пріѣзжалъ на мѣсто работъ, отдавалъ лично приказанія и въначалѣ 1716 г., собираясь за границу, приказывалъ князю Меньшикову, озаботиться объ устройствѣ удобнаго сообщенія столицы съ Петергофомъ: «зѣло прошу дабы прилежно надсматривать «надь петергофскою дорогою, дабы сего лѣта отдѣлать и мнѣбъ «аще Богъ изволитъ, сіе опгдѣланное пріѣхавъ увидѣтъ». Инструкціи данныя въ тоже время князю Черкасскому, были до того подробны, что государемъ опредѣлено было даже какъ убрать покои въ верхнемъ дворцѣ и въ Монплезирѣ.

Петръ I, путешествуя по Европѣ. не забывалъ и тамъ своего любимаго Петергофа. Изъ за границы онъ отправлялъ цѣлые грузы деревьевъ для насажденія въ дворцовыхъ садахъ; принялъ на службу архитектора Растрелли, которому какъ значится въ письмѣ Петра І-го къ князю Меныпикову: «приказатъ, чтобы даромъ времени не тратилъ, и сдѣлалъ модель палатамъ и огороду (саду) въ Стрѣлинѣ» Въ Амстердамѣ государь посѣщалъ, вмѣстѣ съ живописцемъ Кселемъ, аукціоны, на которыхъ покупалъ картины извѣст-ныхъ фламандскихъ художниковъ, иреимущественно же морскіе виды славившагося тогда живописца Адама Сияо. Картины эти раз-мѣщены были государемъ впослѣдствіи въ Монплезирѣ и составили первую по времени картинную галлерею въ Россіи. Лѣтомъ 1716 г. Леблону поручено было разсматривать всѣ проекты новыхъ сооруженій и безъ его подписи на чертежахъ, не приступать къ постройкамъ. Кромѣ разсмотрѣнія проектовъ построекъ, по званію генералъ-архитектора, Леблону поручено было также управленіе основанной въ томъ же году въ Петербургѣ шпалерной фабрики.

Разведеніе обширнаго сада въ Петергофѣ особенно занимало государя даже и во время пребыванія его за границей, какъ можно видѣть изъ слѣдующаго, отъ 3-го марта 1717 г. письма, къ князю Меньшикову: «Понежѣ Леблонъ присылкою чертежей умедлилъ, а время уже коротко, того для съ симъ куріеромъ посылаемъ къ вамъ чертежи петергофскому огороду съ описями своего «мнѣнія, противъ которыхъ велите дѣлать». На приложенномъ чертежѣ рукою государя были означены съ величайішею подробностію всѣ строенія, бесѣдки, двѣтники, птичники, съемка и насыпка земли. Можно представить себѣ какихъ трудовъ и издержекъ стоило разведеніе петергофскихъ садовъ, когда не толъко кусты, но и огромныя деревья приказано было подвозить изъ самыхъ отдаленныхъ мѣстъ имперіи, не смотря на дальность разстояній и трудность перевозки. Изъ сохранившихся современныхъ документовъ видно, что липовыя деревья были куплены въ Амстердамѣ; 40000 ильмовыхъ деревъ и кленовъ привезены изъ московской губерніи; до 6000 буковыхъ деревъ доставлены изъРостова. Грабина подвозилась изъ Великихъ Лукъ; яблони изъ Швеціи; ветла, барбарисъ и розовые кусты изъДанцига и Ревеля. ПетръІ-й требовалъ даже присылки кедровъ изъ Сибири, и писалъ русскому резиденту въ Рештѣ о доставленіи въ Петербургъ по одному экземпляру всѣхъ деревъ, растущихъ въ Гилянѣ, на южномъ берегу Каспійскаго моря. Поэтому нисколько неудивительно, если петергофскіе сады уже и при жизни Петра Великаго обращали на себя особое вниманіе современниковъ. Петръ Великій, весьма бережливый, расчетливый во всемъ, не скупился, когда дѣло шло о покупкѣ рѣдкихъ насажденій или о разведеніи новыхъ садовъ. Опытность Петра І-го проявлялась во всемъ, и въ каждомъ дѣлѣ, начатомъ по его приказанію, онъ былъ всегда главнымъ распорядителемъ. Собственноручное наставленіе его отъ 25-го апрѣля 1718 г. доказываетъ также особую заботливость о разведеніи петергофскихъ садовъ. Государь писалъ: 1) «Рощи изрѣдить, a деревья, кото-рыя толще, тѣ сажать въ тѣхъ мѣстахг, гдѣ мало лѣсу, a которыя тонѣе, подлѣ косой дороіи, что отъ палатъ къ Монплезиру, и отрубать ихь не далѣе 12-ти футовъ, чтобъ удобнѣе по времени оспгричь и въ томъ садовнику вспомочь людъми, чтобъ времени не пропустить. 2) Стараться скорiье глину изъ рощей вывозить, дабы болiье деревъ не пропало

Распоряженія Петра І-го относительно устройства петергофскихъ садовъ, не всегда однакоже, достигали желаемой цѣли. Деревья и кусты, привозимыя издалека, иногда небрежно, дурно принимались въ суровомъ климатѣ, на сырой и неплодородной почвѣ Балтійскаго прибрежья. Царь, заботясь о разведеніи садовъ и желая даже въ отсутствіи своемъ знать, какъ принялись вновь посаженныя деревья, писалъ Меньшикову въ апрѣлѣ 1721 г. «когда деревъя станутъ раскиідываться, тогда велите присылать намъ «листочки оныхъ, наклавши на бумагу, съ подписаніемъ чиселъ, a «лучше одни брать изъ Петербурга, a другге изъ Дубковъ». Меньшиковъ, исполняя это приказаніе, въ концѣ апрѣля послалъ Петру І-му въ Ригу требуемые листья и травы, сообщивъ притомъ, что въ Петергофѣ зелень еще не показывается. Это озабочивало Петра, и онъ вскорѣ послѣ того вновь послалъ приказаніе: доставить ему листья съ тѣхъ же растеній, a другіе такіе же экземпляры, положить въ присланную книжку, сдѣлавъ подробную надпись надъ каждымъ лесткомъ, котораго числа снятъ листъ съ дерева.


to be cont.

Относительно устройства фонтановъ въ Петергофѣ имѣются свѣдѣнія, что Петръ Великій первоначально предполагалъ устроить фонтаны не въ Петергофѣ, a въ Стрѣлиной мызѣ, которая, по близости своей къ столицѣ и красивому мѣстоположенію, представляла, по видимому, много удобствъ для постройки тамъ загороднаго дворца съ болыпими фонтанами. Но когда окончательно рѣшено было устроить фонтаны въ Петергофѣ, то Петръ І-й немедленно приказалъ пріостановить работы водопровода къ Стрѣльнѣ, и, запрудивъ рѣчку Шинкарку, обратить всѣ воды къ Петергофу, причемъ, для усиленія фонтановъ въ Петергофѣ, весьма удобно было провести воду изъ источниковъ при деревняхъ Вильпузи и Лапиной, находящихся въ 20 верстахъ отъ Петергофа. Въ дневникѣ камеръ-юнкера Берхгольца 30, состоявшаго въ свитѣ герцога голштинскаго, Карла Фридриха 31, значится: «Царь, какъ я слышалъ, сожалѣлъ даже, что началъ строить Стрѣлину мызу,которая только для того и была задумана, чтобъ имѣть гдѣ нибудь много фонтановъ и гротовъ». Берхгольцъ свидѣтельствуетъ также, что Петръ І-й, при выборѣ мѣста для фонтэновъ, лично осматривалъ местность, откуда предполагалось провести воду, и самъ измѣрялъ разстояніе отъ источниковъ до Петергофа. Нѣкоторые полагаютъ, что первая мысль объ устройствѣ фонтановъ въ Петергофѣ принадлежитъ Миниху. Это невѣрно, — такъ какъ имѣются положительныя данныя, что Минихъ вступилъ въ службу русскую въ сентябрѣ 1721 г., a no свидѣтельству Берхгольца, каскады въ нижнемъ Петергофѣ были пущены въ первый разъ, хотя и одною только половиною, уже 13-го іюля 1721 г, a 1-го августа того же года,


времени ие пропустить. 2) Старатъся скорѣе глину изъ рощей вывозить, дабы болѣе деревъ не пропало».

Распоряженія ПетраІ-го относителыю устройства петергофскихъ садовъ, не всегда однакоже, достигали желаемой цѣли. Деревья и кусты, привозимыя издалека, иногда небрежно, дурно принима-лись въ суровомъ климатѣ, на сырой и неплодородной почвѣБал-тійскаго прибрежья. Царь, заботясь о разведеніи садовъ и желая даже въ отсутствіи своемъ знать, какъ принялись вновь посажен-ныя деревья, писалъ Меыьшикову въ апрѣлѣ 1721 г. «когда де-аревъя станутъ раскидыватъся, тогда велите присылать намъ «листочки оныхъ, наклавши на бумагу, съ подписаніемъ чиселъ, a «лучше одни братъ изъ Петербурга, a другіе изъ Дубковг» 29. Меныпиковъ, исполняя это приказаніе, въ концѣ апрѣля послалъ Петру І-му въ Ригу требуемые листья и травы, сообщивъ притомъ, что въ Петергофѣ зелень еще не показывается. Это озабочивало Петра, и онъ вскорѣ послѣ того вновь послалъ приказаніе: доста-вить ему листья съ тѣхъ же растеній, a другіе такіе же экземпля-ры, положить въ присланную книжку, сдѣлавъ подробную надпись надъ каждымъ лксткомъ, котораго числа снятъ листъ съ дерева.

Относительно устройства фонтановъ въ Петергофѣ имѣются свѣдѣнія, что Петръ Великій первоначально предполагалъ устроить фонтаны не въ Петергофѣ, a въ Стрѣлиной мызѣ, которая, по бли-зости своей къ столицѣ и красивому мѣстоположенію, представ-ляла, по видимому, много удобствъ для постройки тамъ загород-наго дворца съ болыпими фоитанами. Но когда окончательно рѣ-шено было устроить фонтаны въ Петергофѣ, то Петръ І-й немедлен-но приказалъ пріостановить работы водопровода къ Стрѣльнѣ, и, за-прудивъ рѣчку Шинкарку, обратить всѣ воды къПетергофу, при-чемъ, для усиленія фонтановъ въ Петергофѣ, весьма удобно было провести воду изъ источниковъ при деревняхъ Вильпузи и Лапи-ной, находящихся въ 20 верстахъ отъ Петергофа. Въ дневникѣ камеръ-юнкера Берхгольца 30, состоявшаго въ свитѣ герцога гол-штинскаго, Карла Фридриха 81, значится: «Царь, какъ я слышалъ, сожалѣлъ даже, что началъ строить Стрѣлину мызу, которая только для того и была задумана, чтобъ имѣть гдѣ нибудь много фонтановъ и гротовъ»32. Берхгольцъ свидѣтельствуетъ также, что ПетръІ-й, при выборѣ мѣста для фонтзновъ, лично осматривалъ местность, откуда предполагалось провести воду, и самъ измѣрялъ разстоя-ніе отъ источниковъ до Петергофа. Нѣкоторые полагаютъ, что первая мысль объ устройствѣ фонтановъ въ Петергофѣпринадле-житъ Миниху33. Это невѣрно, — такъ какъ имѣются положитель-ныя данныя, что Минихъ вступилъ въ службу русскую въ сентябрѣ 1721 г., a no свидѣтельству Берхгольца, каскады въ нижнемъііе-тергофѣ были пущены въ первый разъ, хотя и одною только по-ловиною, уже 13-го іюля 1721 г, a 1-го августа того же года,

Берхгольцъ, осматривая Петергофъ, видѣлъ въ нижнемъ саду кас-кадъ, украшенный свинцовыми и позолоченными рельефными фи-гурами по зсленому полю*(вѣроятно украшенія по уступамъ боль-шаго грота), a также и многокрасивыхъфонтановъицвѣтниковъ». Водопроводныя же работы и въ это время еще дѣятельно продол-жались. Въжурналѣ ПетраІ-го сказано: «ѳъ8 день августа 1721 г. аЕго Величество и государыня императрица изѳолили быть въ аПешергофѣ; того же дня репортовали, что каналъ отъ р. Ка-аваши мимо Ропшжской мызы уже выкопанъ на 20 вершъ, ко-аторой работѣ натура такъ послужила, что оная копальная аработа отдѣлана вся въ 8 иедѣлъ; a работныхъ людей было «-сперва 900 человѣкъ, потомъ 1000, потомъ 1500, потомъ . Получивъ это извѣщеніе, Петръ Великій, вмѣстѣ съ Ца-рицею, герцогомъ голштинскимъ, чужестранными министрами и многими сановниками, находившимися въ то время вмѣстѣ съ Ца-ремъ въ Петергофѣ, тотчасъ же отправился къ Ропшинской мызѣ и государь собственноручно, заступомъ открылъ теченіе водыизъ рѣки Каваши и въ новый только что оконченный водопроводъ. Вода дошла до Петергофа къ слѣдующему утру, къ 6-ти часамъ и тогда же пущены были всѣ фонтаны и каскадъ.

Изъ собственноручныхъ повелѣній Иетра І-го отъ 29-го августа и 8-го октября 1721 г., и отъ25-го апрѣляи 13-гоіюня 1723 г., мы видимъ особую заботу царя объ украшеніи своего любимаго Петергофскаго сада; онъ подробно указываетъ въ повелѣніяхъ какъ производить работы, направлять воду къ каскадамъ, гротамъ и фонтанамъ и гдѣ размѣстить статуи. Въ одномъ изъ этихъ пове-лѣній значится: «Передъ болъшоюкаштдоюповерхудѣлатъисто-Еркулову, который дерется съ гадомъ семиглавнымъ, называемомъ гидрою, изъ которыхъ голоѳъ будетъ идти ѳода по кашкаадамъу>. Это повелѣніе удостовѣряетъ, что Петръ І-й предполагалъ также поставить изображеніе Геркулеса, поражающаго гидру, какъ украшеніе на верху каскада подобно тому, какъ въ послѣдствіи при императрицѣ Аннѣ Іоанновнѣ поставлены были надъ каскадомъ, противъ Монплезира, изображенія драконовъ, изъ развернутой пасти которыхъ лилась вода по уступамъ каскада. 0 времени постановки Самсона хотя точныхъ свѣдѣній не имѣется, но есть преданіе, что группа Самсона, раздирающаго льву пасть, поставлена при Екатеринѣ І-й, въ бассейнѣ передъ дворцомъ, и что группа эта символически изображаетъ безсильвую борьбу шведовъ съ Россіею, блистательно восторжествовавшей подъ Полтавою. Извѣстно, что побѣда эта одержана была Русскими 27-го іюня 1709 г. въ день св. Сампсонія. Имя сего св. угодника чествовалось тогда, какъ заступника Россіи, и во нмя его повсемѣстно воздвигались церкви и устроивались придѣлы. Повелѣніе Петра І-го поставнть на верху каскада изображеніе Геркулеса съ гидрою, и случайное сходство имени св. Сампсонія страннопріимца, съ именемъ библейскаго силача Самсона, вѣроятно навели на счастливую и остроумную мысль изобразить полтавскую побѣду въ видѣ борьбы двухъ символическихъ фигуръ: Самсона—представляющаго Россію—сольвомъ, составляющимъ государственный гербъ Шведскаго королевства. Свинцовая группа Самсонъ замѣнена была бронзовою, въ царствованіе императора Павла І-го. Струя воды, выбрасываемая изъ львиной пасти, поднимается на высоту 70 футовъ, и фонтанъ этотъ дѣйствительно замѣчателенъ по обилію и силѣ бьющей вверхъ воды. Нѣкоторые полагаютъ также, что фонтанъ Самсонъ поставленъ въ 1715 г. въ память Гангутскаго сраженія, бывшаго 27-го іюля 1714 г., но это предположеніе опровергается тѣмъ, что въ 1715 году въ Петергофѣ не было не только фонтановъ, но и водопроводы не были еще устроены. Берхгольцъ, въ дневникѣ своемъ, обстоятельно упоминаетъ обо всемъ, видѣнномъ имъ въ Петергофѣ 1-го августа1721 года, но о Самсонѣ не говоритъ ничего, безъ сомнѣнія потому, что эта группа въ то время не была еще поставлена. Можно даже съ достовѣрностыо полагать, что фонтанъ Самсонъ поставленъ въ Петергофѣ послѣ 1725 года, т. е. послѣ смерти Петра І-го, такъ какъ Берхгольцъ, описывая парадную поѣздку императрицы Екатерины І-й въ Петергофъ, 13-го августа 1725 года говоритъ: чтояхта им-ператрицы прошла черезъ каналъ въ большой бассейнъ, y подошвы дворца, подъ самый каскадъ 37, что, очевидно, не могло быть, если бы, въ то время, посреди ковша уже былъ поставленъ Самсонъ. Свидѣтельство же современника, столь точнаго въ своихъ показа-ніяхъ, какъ Берхгольцъ, во всякомъ случаѣ заслуживаетъ болѣе вѣроятія, чѣмъ преданіе, ничѣмъ неподтвержденное. Но имѣется положительное удостовѣреніе, что въ 1735 году фонтанъ Самсонъ уже былъ поставленъ, и бывшая гофъ-интендантская контора, дѣлая распоряженія въ 1735 году о перевозкѣ отъ с.-петербургскаго госпиталя 405 трубъ, 12 и Ï дюймовыхъ въ діаметрѣ, назначаетъ ихъ для двухъ фонтановъ въ каналѣ гдѣ Самсонъ и для 22-хъ фонтановъ въ недальнемъ отъ нихъ разстояніи 38, т. е. для фонта-новъ вдоль гаванскаго канала. Все это достаточно подтверждаетъ предположеніе, что фонтанъ Самсонъ поставленъ или императри-цею Екатериною не позже 1727 года, или же въ царствованіе Анны Іоанновны, такъ какъ въ царствованіе Петра П-го, съ 1727 по 1730 никакихъ работъ въ Петергофѣ не производилось.

Многое изъ предназначеннаго Петромъ І-мъ въ его повелѣніяхъ, исполнено было только въ послѣдующія царствованія, такъ что Пе-тергофъ украсился фонтанами и каскадами хотя и постепенно, но по общему плану, первоначально начертанному Петромъ І-мъ. Проекти-руя постройки, фонтаны и разныя украшенія для Петергофа, Пѳтръ І-й для исполненія ихъ приказывалъ руководствоваться имѣющи-мися y него планами и моделями парижскихъ загородныхъ построекъ. Образцемъ каскадовъ, Петръ І-й избралъ каскадъ Марли 39 такъ, что въ повелѣніяхъ своихъ, проектируемый имъ каскадъ про-тивъ Монплезира (т. е. малый гротъ), государь называетъ также Марлинскимъ. Выписку изъ означенныхъ собственноручныхъ пове-лѣній Петра І-го, отъ 29 августа и 8 октября 1721 года и 26 апрѣля и 13 іюня 1723 года, озаглавленныхъ: «что надлежитъ дѣлать въ Питергофѣ и додѣлать», мы помѣщаемъ здѣсь со всею орфографическою точностью.

«Додѣлатъ кашкаду другую, гротъ и въ ономъ столъ съ брыз-ганіемъ и арганъ, буде мочно, также въ бассейнѣ фонтату, по уступамъ y обеихъ тшкадъ, статуи и горшки; гротъ малинъкій вверху, на одной сторонѣ прохода, a въ другой что иное, по раз-сужденію архитектора; усихъ двухъ мѣстъ, такожъ y большаго грота здѣлать водотеченіе, коъда понадобится, чтобъ входы за-крыла ѳода.

«Въ Монплезирѣ, посередьогорода, наперекресткѣ фонтату №1 a гдѣ 4, статуи золоченыя здѣлать, подг нихъ желѣзныя подставки, подъ каждую четыре, изъ толстыхъ связей и около нихъ круглые мѣдные точеные пьедесталы, не толетыя, вызо-лотя, постсшить и воду пустить, дабы изъ подъ ноъъ вода лилась m земли гладко, какъ стекло.

аВоду изъ всехъ пяти фонтаннъ привесть ѳъ 4 мѣста сли-ваться, a имепно: первую къ поварнѣ, чтобы пумпами еъ оную шла, достальное въморе-; противъ дѳерей два схода здѣлать сквозь сени обѣихъ палатъ стороншхъ, гдѣ чуланы, въ которыхъ здѣ-лать отходы, чтобъ сквозь нихъ шла и вымыѳала навозъ, четѳер-тое мѣсто той рѣчки, которой было идтить отъ большой фонтанны, гдѣ была минажерія.

«№ 2. Двѣ фонтанны въ порталѣ близь кашкадъ, здѣлать чаши одинакія и пъедешалы, такожъ и кольцы около бассейиовъ мраморные, a стѣны y бассейновъ и полъ изъ плитъ мраморные жъ.

«№ 3. Въпрудѣ, гдѣ мииажерія, здѣлать фонтанну, a около всего мѣста и попереіъ посадить кленъя по чертежу, a около рѣ-шетокъ съ водной стороны шпалеры олъховыя.

«Все вышеописанное здѣлать конечно къ вѣсиѣ, a чаши и пьедесталы выписать, a нынѣ постаѳить деревянные, чтобъ въ началѣ оной дѣйствовали.

«№ 4. Пирамиду водяную съ малыми кашкадами, и къ ией садить лѣсъ по чертежу кленовой, липовой или ольховой по мѣсту смотря.

«№ 5. Еашкаду марморовую противъ малой Марлинской, съ малымъ гротомъ и дикоюгорою протжъмодели. Узорчатый мостъ съ покрытымъ водянымъ ходомъ 40.

«У сей горы смотрѣтъ, чтобы два старые домы или руины были о двухъ или о трехъ этажахъ, и чтобы казались малые пе-редъ горою и дѣлана была пропорція.

«№ 7. Кашкаду гладкую простую противъ болъшой Марлин-ской кашкады, агору усажать ельиикомъ молодымг, чемуздѣлатъ перво модель.

«Сiе конечно будущею вѣсиою здѣлать, для чего мѣсто ѳы-роѳнять, и гдѣ быть черной землѣ, peu u ямы выкопатъ нынѣш-нею осенъю, дабы зимою удобнѣе черную землю привесть, чего не-достанетъ, a которая есть въ близи, тое нынѣ же насыпать. Такожъ отъ пруда поставитьрѣшетки оваломъ въ 4-хъ мѣстахъ, a именно противъ середины каждаго портала, какъ на чертежѣ означено.

«№ 9. Адамову фонтанну №10 двѣ фонтанны въ лѣсу про-стые, безь всякаго деревъ сажанья, ѳъ дюймъ толстоты.

«№ 11. Фонтанну и около ее осадить липовыя шпалеры про-тивъ чертежа, a на другой сторонѣ изсадитъ же, прибраеъ фтуру.

«Смотрѣтъ, чтобъ тонкихъ трубъ, въ дѣлѣ въ фонпшннахъ не было, и чтобъ по нуждѣ малая въ червонной діаметромъ была, a прочія, какъ возможно болѣе, ибо воды доволъно, a лучше о діа-метрахъ спрашиватъся.

А. Галлереи маленькія противъ кашкадъ съ коморками. В. Еа-налъ изъ прудовъ поілубитъ и слюзы сдѣлатъ, какъ Туболкову при-казано, и землю y болъшаю бассейна обрѣзать. de вышеписанное, подъ буквами A В здѣлать конечно къ вѣснѣ же.

«По береіу отъ Монплезира къ каналу посадить тпалеры олъховые, уступя три сажени отъ края, что къ морю, въ два раза шириною противъ дороги отъ каткада къ Монплезиру.

«Здѣлатъ игры къ вѣснѣ слѣдуюгція, a гдѣ ставить покажу мѣста:

1) Столъ доліій, почему бросаютъ литусы.

2) Девять окошечекъ, въ которыя катаютъ шаргіки.

3) Доски и столбы изготовитъ къ той трѣ (4 гаара гоня-ютъ молотами), иазываемую малибанкъ.

«Здѣлатъ слюзъ въ большомъ каналѣ при концѣ земли къ мо-рю С, чтобы воду отъ того мѣста такъ высоко поднятъ, накъ землю y слюза, a слюзъ футъ здѣлать выше, чтобъ лучше пры-скала, и что вновъ дѣлается въ ономъ свободно состаткомъ вошла.

е-Аранжерею здѣлать, гдѣ огородникъ мѣсто назначилг, но чтобы лѣсу сберечъ, такожъ передъ около аранжереи посадитъпо сторонамъ каттановыя деревъя, которыя останутся отъ дубовъ, ряда въ 2 и болѣе, какъ мѣшо дастъ.

&Въ болъшомъ гротѣ здѣлатъ фонтанну только вь среднемъ нишелѣ, a прочге нишели и стѣны убрать туфштейномъ безъ раковинъ.

&Палаты и шллереи въ лѣтнемъ домѣ конечно отдѣлать къ будущему 1723 году, къ маіу мѣсяцу, чтобъ жить было мочно.

«Кашкаду болъшую противъ пруда надлежитъ во всемъ про-порціею здѣлать противъ каткады Марлинской, которая про-тивъ королевскихъ палатъ,также и бассейны вътжнемъ еякон-цѣ, и фонтанны въ ономъ прямые и съ боковъ такге жг, какъ въ Марліи. Оную препорцію можно сыскать изъ кнти шсанной, a не печатной, которыхъ двѣ y меня въ лѣтнемъ домѣъ. Колъцо y бассейна надлежитъ отъ земли высотою здѣлать фута три, да-бы изъ оной мочно было низкіе фонтаны индѣ здѣлать.

« Чтобъ для пробы посадить въ разныхъ мѣстахъ каштано-выхъ деревъевъ по пяти или по семи, гдѣ теплое мгьсто, a имен-но гдѣ крестикъ противъ 11 номераъ.

1) Велѣть срисовать Петергофъ и Стрѣлину, огороды и паркикаждой, также и каждую фонтанну и прочее хорошее мѣ-сто въ першпективѣ какъ французскіе и римскіе чертятся и ѳе-лѣть Пикарту, чтобъ дѣлалъ печатныя доски 41.

«Церквамъ въ Петергофѣ и Стрѣлтой здѣлать чертежи.

«Противъ гладкой Марлинской кашкады y стенки каменной здѣлать бесѣдку и на ней голубятню, по чертежу подъ буквою В.

«•Передъ болъшою кашкадою на ѳерху дѣлать исторію Ерку-лову, который дерется съ іадомъ седмиілавнымъ, называемымъ ги-дрою, изъ которыхъ голоѳъ будетъ идти вода по кашкадамъ.

чНа eepxy y малой Марлинской кашкады противъ Монпле-зира дѣлатъ телегу Нептунову съ четыръмя морскими лошадями, y которыхъ изо ртовъ пойдетъ вода и будетъ литься по кашка-дамг, и по уступамъ дѣлать тритоны, яко бы играли въ трубы морскія и дѣйствовали бы тѣ тритѳны водою и образовали бы разныя игры водяныя. Такоюе дѣлать раззоренное строеніе или руины, которыя назначены подъ буквою R.

афонтанна посреди сада въ Монплезиргъ, чтобъ была съ од-нимъ уступомъ или ступенью, a ступень была раздѣлена на 10 частей, чтобы 5 были гладкія, a другія пятъ изукрашены ноз-древатымъ камнемъ и раковинами, иакъ означено подъ Q.

«По обѣ стороны слюза стоки водъ здѣлать изъ желѣзнаго кирпича, околослюза сводомъ, a дно дикимъ камнемъ, такъ какъвъ верхнемъ огородѣ коммунитція здѣлана между прудами, a къ концу, гдѣ будетъ литься вода, желѣзную или свинцовую трубу короткую, и надъ выходомъ здѣлать фигуру сидячую или иную какую.

aKz 2 бесѣдкамъ начатъ трубыкластъ,понеже тамъбудутъ фонтанны малые, a гдѣ бассейнамъ быть самъ укажу.

«Чтобы соръ, гдѣ здѣлано, счистить, изровнять начието, a y фонтанны, гдѣ была минажерія, трубъ поубавитъ, a здѣлать 12, чтобъ вода сильнѣя была, и чтобъ била далѣ, по сторонамъ. «Малибанкъ совсѣмъ отдѣлать и нумера подписать. Колъцо въ фонтаннѣ которое предъ болъшимъ гротомъ, для малыхъ трубъ здѣлать въ футъ въ діаметрѣ и со стѣжами.

«Отъфонтаннг,которые предъ палатками, въкатерахъ сдѣ-лать крытые каналы возлѣ горы, отг одной до кашкады, что про-тивъ Монплезира, a отъ другой — до того мѣста, гдѣ будутъ фонтанны y двухъ бесѣдокъ.

« Чтобы суперфиція воды по Адамову спуску была ниже дна каналовъ, которые для дожжа здѣланы, аканалы дожжевые мно-гіе заплыли, то конечно скоро ихъ вычистить надлежитъ, materne еще прибавитъ мелкихъ, гдѣ есть мокрыя мѣста.

Въ нишеляхъ дѣлатъ фонтанны по обоимъ сторонамъ канала и около партеръ и противъ пруда, и чтобы были вънихъ фигуры изъ езоповыхъ фаболъ, кь которымъ вода уже пртедена.

«Ko всѣмъ работамъ приставить офицеровъ и дать имена, кто кг какой работѣ приставленъ будетъ, дабы на комъ спро-сить, ежели не такъ, или не поспѣетъ».

Внутреннее убранство дворцовъ производилось также по ука-заніямъ государя. Изъ главнаго магистрата посылались въ Петергофъ столяры • и рѣзчики, въ то же время работали тамъ живо-писцы, которые мраморъ пишутъ и золотятъ 42. Многія фигуры для фонтановъ исполнялись въ Римѣ, по рисункамъ, составлен-нымъ въ Петербургѣ 43; фонтанный мастеръ, съ товарищами былъ выписанъ въ 1724 г. изъ Парижа и. Трубы для водопроводовъ заготовлялись на Тырницкомъ заводѣ ІЪ. Дверные замки дѣлали русскіе мастера, возвратившіеся изъ Англіи. Съ 1722 г., поокон-чаніи войны со шведами, работали въ Петергофѣ также и солда-ты, подъ наблюденіемъ офицеровъ 46; кромѣ того въ 1724 г. при-казано было для садовыхъ работъ назначать дворцовыхъ крестьянъ.

Петръ Великій желалъ, чтобы «забавный дворецъ» дѣйстви-тельно изумлялъ посѣтителей разными диковинками. Такъ, по при-казанію царя, въ болыиомъ гротѣ было поставлено нѣсколько сте-клянныхъ колоколовъ, подобранныхъ по тонамъ, или, какъ говори-лось тогда, колоколъня, которая водою ходитъ. Пробочные моло-точки y колоколовъ приводились въ движеніе, посредствомъ осо-баго механизма, колесомъ, на которое падала вода. Колокола изда-вали, во время дѣиствія, пріятные и тихіе аккорды, на разные то-ны. Эти.такъ называемыя ноты, существовали еще вовремена им-ператрицы Анны Іоанновны.

Приглашаемыя государемъ въ Петергофъ, принадлежали всѣ къ тому избранному кружку близкихъ къ государю лицъ, съ которыми онъ любилъ проводить немногія свободныя минуты отъ государственныхъ дѣлъ. Кромѣ русскихъ, «-въ компаніи» бывали посланники и почетнѣйшіе изъ иностранцевъ. Послѣ утреннихъ осмотровъ построекъ, производившихся въ Стрѣльнѣ и Кроншлотѣ, усталые гости садились за столъ. По обычаю того времени, приглашенные къ обѣду не только обильно угощались, но даже и приневоливались пить множество «.здравіт. Отягощенная обильнымъ угощеніемъ компанія размѣщалась потомъ въ назначенныхъ для

каждаго комнатахъ, гдѣ и отдыхала нѣсколько часовъ. Въ опредѣ-ленное время снова всѣ сходились въ государевы комнаты, каждый бралъ заступъ, топоръ или пилу, и вмѣстѣ съ государемъ, для развлеченія и моціона, принимался за садовыя работы: рылъ кана-вт или вырубалъ деревья. Эта работа обыкновенно продолжалась до самаго ужина, который, по обилію яствъ и питій, совершенно походилъ на обѣдъ 47.

Для гостей. приглашаемыхъ въ Монплезиръ, были написаны собственноручно государемъ въ 1724 г. особыя правила, извѣст-ныя подъ названіемъ пунктовъ48.

1) Никто не имѣетъ ѣхать въ компанію или послѣ, кому нумеръ постели не данъ будетъ, развѣ съ такимъ дѣломъ, кото-рое времени не терпитъ.

2) Людей своихъ, копгорые впяти классахг, болѣе не должень взятъ какъ одноіо. A которые ниже, никакого служителя.

3) Кому дана будетъ карта снумеромъ постеле, тотъ тутъ спать имѣетъ, не перенося постели, ниже другому дать, или отъ другой постели что взять.

4) Неразуфся ссапогами или башмаками не ложится на по-стели.

5) Равнымъ же образомъ по сему и съ яхтою поступать во всемъ.

Нѣкоторыя мелкія подробности, заключающіяся въ этихъ пунк-тахъ, доетаточно обрисовываютъ, какъ любовь государя къ поряд-ку и бережливости, такъ и привычки гостей, которыхъ доводилось ему принимать y себя.

Прогулки въ петсргофскихъ садахъ и осмотръ дворцовъ не иначе допускались во времона Петра І-го, какъ съ разрѣшенія са-маго государя. Иногда при этомъ онъ назначалъ провожатаго и приказывалъ открывать фонтаны; государь любилъ и самъ показывать пріѣзжавшимъ диковинки своего увеселительнаго дворца. Такъ, въ 1723 г. онъ показывалъ Петергофъ персидскому послан-нику передъ отъѣздомъ его изъ Россіи.

Изъ всѣхъ увеселительныхъ дворцовъ, Петръ І-й предпочиталъ Монилезиръ, напоминавшій ему, своею голландской архитектурой, пребываніо его въ Саардамѣ. Бесѣдуя съ своими приближенными на площадкѣ Монплезира, государь неоднократно высказывалъ, что морской воздухъ исцѣляетъ его лучше всѣхъ лекарствъ.

0 цвѣтущемъ состояніи Петергофа въ концѣ царствованія Петра Великаго, можно судить по тѣмъ интереснымъ подробностямъ, которыя мы находимъ въ запискахъ Берхгольца. Предпринявъ поѣздку въ Петергофъ вмѣстѣ съ нѣкоторыми голштинцами 31-го іюля 1721 г., онъ говоритъ: «до Стрѣлиноймызы, которая будетъ царскимъ загороднымъ дворцемъ, мыѣхалиблагополучно, поочень веселой дорогѣ, черезърощи, имимомногихъдачъ, выстроенныхъ знатнѣйшими вельможами въугодностьцарю, и дѣлающихъ дорогу весьма пріятною». По прибытіи въ Петергофъ, Берхгольцъ уви-дѣлъ буеръ царя, приближавшійся къ каналу, и долженъ былъ, осмотръ Петергофа отложить до отъѣзда государя, потому что ръ присутствіи его постороннихъ посѣтителей въ сады не пускали. Только на слѣдующій день, 1-го августа, Берхгольцъ могъ съ гостями своими осмотрѣть Петергофъ. При обозрѣніи Монпле-зира онъ замѣтилъ, что главное убранство этого дворца заклю-чается во множествѣ прекрасныхъ картинъ голландской школы. Смотритель разсказывалъ ему, что царь, пріѣзжая въ Петергофъ, обыкновенно ночевалъ въ Монплезирѣ. 0 главномъ двухъ-этажномъ дворцѣ, построенномъ на возвышенности, Берхгольцъ говоритъ, что главный корпусъ дворца состоитъ изъ двухъ этажей, изъ которыхъ нижній только для прислуги, a верхній для царской фамиліи.Внизу—болыпія прекрасныя сѣни, съ красивыми колон-нами, a вверху — великолѣпная зала, откуда открывался прекрас-ный видъ на море, и можно разсмотрѣть вдали, на право Петер-бургъ, a нѣсколько лѣвѣе — Кроншлотъ. Комнаты дворца, гово-ритъ Берхгольцъ, вообще малы, но красивы, украшены хорошими

картинами и уставлены красивою мебелыо. Замѣчателенъ въ особенности кабинетъ царя, гдѣ находится небольшая библіотека, состоящая шъ разныхъ голландскихъ и французскихъ книгъ; кабинетъ этотъ отдѣланъ однимъ французскимъ скульпторсшъ, и отличается своими превосходными рѣзными украшеніями. Изъ числа многихъ картинъ, въ домѣ помѣщена надъ крыльцемъ одна, очень большая, представляющая сраженіе, въ которомъ русскіе разбиваютъ и обращаютъ въ бѣгство шведовъ... ІДарь напиеаыъ накартинѣ превосходно, и чрезвычайно похожъ; можно узнать также князя Меныпикова и многихъ другихъ генераловъ. Позади дворца другой садъ, очень красиво расположенный, a за нимъ обширный звѣринецъ, еще не совсѣмъ устроенный. Съ лицевой стороны дворца, спускается въ нижній садъ тремя уступами великолѣпный каскадъ, которыіі также широкъ, какъ весь дворецъ, выложенъ дикимъ камнемъ, и украшенъ свинцовыми и позолоченными фигурами по зеленому полю.

«Нижній садъ, чрезъ который прямо противъ главнаго корпуса и каскада проходитъ широкій и весь выложенный камнемъ каналъ,— наполненъ цвѣтниками и красивыми фонтанами.... Большой каналъ въ саду идетъ довольно далеко, до самаго залива, и имѣетъ съ обѣихъ сторонъ хорошія, крѣпкія плотины, a на переднемъ концѣ гавань, огражденную сильнымъ болверкомъ, за которымъ неболь-шія суда могутъ безопасно укрываться во время бури. Этимъ ка-наломъ можно подходить до самаго каскада, подъ главнымъ кор-пусомъ дворца. Ыижній садъ окруженъ многими красивыми и ве-селыми аллеями, проведенными чрезъ облегающую его рощу. Двѣ самыя болыпія изъ нихъ, съ обѣихъ сторонъ сада ведутъ чрезъ рощу къ двумъ увеселительнымъ дворцамъ, находящимся въ оди-наковомъ разстояніи отъ Петергофа, т. е. отъ нагорнаго большаго дворца. Стоящій вправо называется Монплезиромъ; въ его саду, так-же окруженномъ рощею, много прекрасныхъ кустовъ, аллей и цвѣт-нйковъ, большой выложенный камнемъ прудъ, по которому плава-ютъ лебеди и другія птицы, особенный домикъ для мелкихъ птицъ, и разные другіе увеселительные предметы. Садъ и домъ Марли на-

лѣвой сторонѣ Петергофа будутъ точно также устроенн, какъ Монплезиръ, и уже начаты. Такимъ образомъ Петергофъ состоитъ изъ четырехъ отдѣльныхъ садовъ, которые окружены рощами и водою, и всѣ находятся всвязи между собою.

Берхгольцъ, въ дневникѣ своемъ, упоминаетъ также о посѣще-ніи Петромъ Великимъ Петергофа, вмѣстѣ съ иностранными прин-цами и многочисленной свитой, 13 августа 1723 года, послѣтор-жественной встрѣчи русскимъ флотомъ ботика Петра Великаго, «Дѣдушки русскаьо флота». «Около ноловины втораго, говоритъ Берхгольцъ, мы съ своимъ торншхоутомъ и буеромъ подъѣхали къ Петергофу.... Немедленно по прибытіи нашемъ, мы вошли въ прекрасный, болыпой каналъ, протекающій прямо передъ двор-цомъ. Каналъ этотъ длиною до полверсты и такъ широкъ, что въ немъ могутъ стоять рядомъ три буера. Императоръ самъ ввелъ въ него флотилію, и мы, пройдя половину канала продолжали путь по одному, изъ шлюзовъ. Всѣ суда, числомъ около 115, выстроились потомъ по обѣимъ сторонамъ канала. Когда всѣ вы-шли на берегъ, императоръ началъ водить его высочество (гер-цога голштинскаго) и всѣхъ прочихъ знатныхъ гостей всюду, какъ по саду, такъ и по домамъ; въ особенности необыкновенно хороши были фонтаны, изобилующіе водою» 51.

Въ послѣдніе два года царствованія Петра І-го, хотя особыхъ новыхъ сооруженій въ Петергофѣ предпринято не было, но все ис-полненное въ царствованіе Нетра Великаго доказываетъ, что Пе-тергофу положено было прочное осиованіе.

При Петрѣ Великомъ Петергофъ имѣлъ значеніе уединеннаго лѣтняго мѣстопребыванія государя, гдѣ свободный отъ стѣснитель-ныхъ условій придворной жизни, государь могъ по желанію рас-предѣлять время своихъ занятій. При такомъ значеніи Пе-тергофа, онъ нс могъ быть мѣстомъ многолюдныхъ праздненствъ и народныхъ гуляній, которыя впослѣдствіи столъко удивляли со-временниковъ своею пышностію и многолюдствомъ стекавшейся публики.