Осенний день (Брюсов)/ПСС 1913 (ВТ:Ё)

Материал из Викитеки — свободной библиотеки
< Осенний день (Брюсов)
Перейти к навигации Перейти к поиску

Осенний день
автор Валерий Яковлевич Брюсов (1873—1924)
Из цикла «Лирические поэмы», сб. «Juvenilia». Опубл.: 1913. Источник: Commons-logo.svg В. Я. Брюсов Полное собрание сочинений и переводов. — СПб.: Сирин, 1913. — Т. 1.

Редакции


[43]
II
ОСЕННИЙ ДЕНЬ
1

Ты помнишь ли больной осенний день,
Случайное свободное свиданье,
Расцвет любви в период увяданья,
Лучи, когда вокруг ложится тень?

Нас мучила столицы суматоха,
Хотелось прочь от улиц и домов, —
Куда-нибудь в безмолвие лесов,
К молчанию невнемлющего моха.

Нет, ни любовь, ни осень не могли
Затмить в сердцах созвучное стремленье!
Нет, никогда не разорвутся звенья
Между душой и прелестью земли!

2

Ты помнишь ли мучения вокзала,
Весь этот мир и прозы и минут,
И наконец приветливый приют,
Неясных грёз манящее начало.

[44]


Ты помнишь ли, — я бросился у ног,
Я голову склонил в твои колени,
Я видел сон мерцающих видений,
Я оскорбить молчание не мог.

Боялись мы отдаться поцелуям,
Мы словно шли по облачной тропе,
И этот час в застенчивом купе
Для полноты был в жизни неминуем.

3

Не знаю я — случайно или нет
Был избран путь, моей душе знакомый…
Какою вдруг мучительной истомой
Повеял мне былого первый след.

Выходим мы: знакомое мне поле,
И озеро, и пожелтевший сад,
И дач пустых осиротелый ряд,
И всё кругом… О Лёля! Лёля! Лёля!

Да, это здесь росла моя любовь,
Меж тополей, под кудрями берёзы,
У этих мест уже бродили грёзы…
Я снова здесь, и здесь люблю я вновь.

4

Вошли мы в лес, ища уединенья.
Сухой листвы раскинулся ковёр, —
И я поймал твой мимолётный взор:
Он был в тот миг улыбкой восхищенья.

[45]


Рука с рукой в лесу бродили мы,
Встречая грязь, переходя канавы,
Ломали сучья, мяли сушь и травы,
Смеялись мы над призраком зимы.

И, подойдя к исписанной скамейке,
Мы сели там и любовались всем,
Как хорошо, тепло, как воздух нем,
Как в вышине спят облачные змейки!

5

В безмолвии слова так хороши,
Так дороги в уединеньи ласки,
И так блестят возлюбленные глазки
Осенним днём, в осмеянной глуши.

Кругом болезнь, упрямые вороны,
Столбы берёз, осины багрянец,
За дымкою мучительный конец,
В молчании томительные стоны.

Одним лишь нам — душистая весна,
Одним лишь нам — душистые фиалки!
И плачет лес, завистливый и жалкий,
И внемлет нам сквозь слёзы тишина.

6

Мы перешли на старое кладбище,
Где ждали нас холодные кресты.
Почиют здесь безумные мечты,
И здесь душа прозрачнее и чище.

[46]


Склонились мы над маленьким крестом,
Где скрыто всё, мне вечно дорогое,
И где она оставлена в покое
Приветствием и дерзостным судом.

И долго я над юною могилой,
Обнявши крест, томился недвижим;
И ты, мой друг, ты плакала над ним,
Над образом моей забытой милой.

7

Ещё сильней я полюбил тебя
За этот миг, за слёзы, эти слёзы!
Забыла ты ревнивые угрозы,
Соперницу ласкала ты любя!

Я чувствовал, что с сердцем отогретым
Мы кладбище оставили вдвоём.
Горел закат оранжевым огнём,
Восток синел лилово-странным светом.

Мы снова шли, и шли как прежде мы
К великому, безбрежному сближенью,
Чужды опять лесов опустошенью,
Опять чужды дыханию зимы.

8

На станции мы поезд ожидали
И выбрали заветную скамью,
Где Лёле я проговорил «люблю»,
Где мне «люблю» послышалось из дали.

[47]


Луна плыла за дымкой облаков,
Горели звёзд алмазные каменья,
В немом пруду дробились отраженья,
А на душе лучи сверкали снов.

То был ли бред, опять воспоминанья,
Прошедшее, воскресшее во мне!
Слова любви шептал ли я во сне
Иль на яву я повторял признанья?

9

И две мечты — невеста и жена —
В объятиях предстали мне так живо.
Одна была, как осень, молчалива,
Восторженна другая, как весна.

Я полон был любовию к обеим,
К тебе, и к ней, и вновь и вновь к тебе,
Я сладостно вручал себя судьбе,
Таинственной надеждою лелеем…

Ты помнишь ли наш путь назад сквозь тень
Недавних грёз с разлукою слиянье,
Случайное свободное прощанье,
Промчавшийся, но возвратимый день.

1894.