О Шопене (Скрябин)

Материал из Викитеки — свободной библиотеки
Перейти к навигации Перейти к поиску

О Шопене
автор Александр Николаевич Скрябин (1872—1915)
Источник: Из статьи «А. Скрябин и И. Гофман о Шопене». (К 100-летию Шопена) // Русская Музыкальная Газета, 1910, № 13, с. 353. (отрывок)
 
Википроекты: Wikidata-logo.svg Данные


О Шопене[править]

Да, я любил, мало сказать любил — обожал Шопена. Я помню себя ещё зеленым юношей, когда, ложась спать, клал под подушку сочинения Шопена. Теперь это время далеко позади. Я ушёл от Шопена, и ушёл настолько, что мне кажется странным, когда иногда приходится услышать его наивный ноктюрн, — как мог я плакать над этим произведением... Осталась для меня яркой его необыкновенная музыкальность.

Шопен колоссально музыкален. Он несравненно музыкальнее всех современников, и с его данными можно было бы стать величайшим композитором мира, но, к сожалению, музыкальность эта не находилась в соответствии с широтой его умственного кругозора. История музыки знает такие случаи, когда эти две стороны не находились в соответствии. Гениальный человек, Берлиоз, был плохим музыкантом. Он провидел многое, но не сумел облечь это в достойную музыкальную форму. Да и Бетховен — ведь он как музыкант оказался ниже задуманной им Девятой симфонии. Выполнение её гораздо ниже его же гениальной идеи. Кроме того, Шопен, как музыкант был задавлен национализмом. Он не сумел создать ничего сверхнационального, мирового; вся его музыка отражает в себе трагические переживания польского народа.

Поразительно в Шопене то, что он, как композитор, почти не эволюционировал. Чуть не с первого орus'а это был уже законченный композитор, с ярко определенной индивидуальностью. Это была гордая, высоконравственная натура, которая целиком отразилась в его творчестве. Можно, не читая биографии Шопена, рассказать её, изучив его сочинения, — настолько ярко это отражение.

Имела ли на него влияние Жорж Занд? Без сомнения. В ней было именно то, чего не хватало Шопену. Это была глубокая натура с широким кругозором, страшно сильная. Капризный, с вялой волей Шопен инстинктивно тянулся к ней и находился под большим её влиянием, но, может быть, к сожалению, только как человек. Национализм сидел в нём так глубоко, что даже такое страшное для Шопена горе как разрыв с Жорж Занд, не отразилось на характере его творчества. Надорвав окончательно жизненные силы Шопена, разрыв этот ни дал ни одной новой нотки в его последних композициях. Это были всё те же страдания польской нации.

Примечания[править]