О деятельности контрреволюционного подполья в Чехословакии

Материал из Викитеки — свободной библиотеки
Перейти к навигации Перейти к поиску


КГБ СССР

«О деятельности контрреволюционного подполья в Чехословакии»

(по сборнику «Чехословацкие события 1968 г. глазами КГБ и МВД СССР», 2010)

I. Деятельность антисоциалистических сил до ввода союзных войск в ЧССР

Контрреволюционные и ревизионистские силы в Чехословакии, опираясь на поддержку международного империализма, длительное время организованно и планомерно подготавливали условия для реставрации капитализма в ЧССР и ее отрыва от социалистического содружества. После январского Пленума ЦК КПЧ, провозгласившего курс на «демократизацию» политической жизни страны, антисоциалистические силы, захватив в свои руки органы массовой пропаганды и используя отсутствие единства в руководстве КПЧ и сползание большинства Президиума ЦК КПЧ на праворевизионистские позиции, перешли в открытое наступление против социалистического строя в ЧССР, руководящей роли КПЧ, против честных коммунистов в партийном и государственном аппарате. Одной из своих первостепенных задач контрреволюционные силы считали разложение армии, органов государственной безопасности, народной милиции, с тем чтобы в дальнейшем превратить их в свою опору. Особую опасность для дела социализма в Чехословакии представляет возрождение деятельности Чехословацкой социал-демократической партии (ЧСДП), которая имеет разработанную программу и пользуется поддержкой западноевропейских социалистических партий и Социалистического интернационала. ЧСДП, по замыслу ее руководителей, должна была стать главной оппозиционной силой по отношению к КПЧ. Несмотря на официальное запрещение ее деятельности, ЧСДП за короткий срок создала более 200 первичных организаций и ячеек.

Роль «ударного отряда» сил контрреволюции выполняет «Клуб-231», объединивший в своих рядах свыше 40 тысяч человек из числа репрессированных после 1948 года за антигосударственную деятельность (часть из них реабилитирована). Руководители клуба связаны с реакционной эмиграцией и западными разведками и получают от них денежную помощь. В задачу клуба входит добиваться полного развала КПЧ, ликвидации органов госбезопасности и народной милиции. Генеральный секретарь клуба бывший фашист БРОДСКИЙ на одном из собраний членов клуба призывал к физической расправе с коммунистами.

На состоявшемся в июне с.г. в Братиславе заседании президиума местного отделения «Клуба-231» один из его лидеров ВИНДРА заявил: «Наши ряды должны быть более многочисленными, чем ряды Коммунистической партии Словакии, с тем чтобы, когда это будет необходимо, мы могли разбить коммунистическую партию и ликвидировать социализм». Другой активист клуба сказал: «Запад знает о нас, он ждет от нас конкретных действий и будет нас поддерживать. Нам не по пути с теми, кто боится, тем более когда победа уже близка».

На случай своего запрещения «Клуб-231» разработал специальный «мобилизационный план», согласно которому его члены должны вступать в некоммунистические партии и проникать в них на руководящие посты с тем, чтобы продолжать подрывную деятельность. Клуб беспартийных активистов (КАН) - одна из наиболее многочисленных антисоциалистических организаций, объединяющая реакционных представителей творческой и научно-технической интеллигенции, - имеет свои филиалы по всей стране, на многих крупных предприятиях, в некоторых подразделениях армии. Многие руководящие деятели КАН связаны с международной сионистской организацией «Джойнт». По инициативе духовного вождя клуба реакционного философа СВИТАКА (после вступления союзных войск в ЧССР бежал на Запад) была начата провокационная кампания «за обнародование всех обстоятельств» самоубийства Яна АСАРИКА.

3 мая с.г. на Староместской площади в Праге состоялся организованный руководством КАН митинг, на котором присутствовало свыше 1000 человек. Выступившие на нем члены руководства клуба выдвигали требования об изъятии из Конституции ЧССР положения о руководящей роли КПЧ и ликвидации органов госбезопасности. В выступлениях утверждалось, что КПЧ за прошедшие 20 лет «полностью себя скомпрометировала», что пора организовать «стойкий противовес коммунистам» в виде КАН или Чехословацкой социалистической партии.

В мае с.г. была создана экстремистская реакционная организация под названием «Клуб-ДТП», которая ставит себе целью объединить в своих рядах бывших военнослужащих, отбывавших наказание в штрафных батальонах чехословацкой армии в 50-х годах. Организаторы клуба планируют привлечь в его члены «около 100 тысяч бывших штрафников».

Реакции удалось установить обширные связи среди деятелей культуры и науки Чехословакии, вести их обработку во враждебном духе, получать от них информацию о положении на отдельных участках общественной, культурной, экономической и политической жизни ЧССР.

Еще на IV съезде чехословацких писателей (июнь 1967 года) реакционному ядру Союза писателей (КОГОУТ, ЛИЕМ, ВАЦУЛИК, ГАВЕЛ, КУНДЕРА) удалось навязать решение, в котором была сформулирована оппозиционная КПЧ политическая платформа. В ней утверждалось, что политика КПЧ в области литературы и искусства «сковывает развитие творчества», выдвигались требования отмены цензурной «абсолютной свободы творчества». Группа писателей, стоящих на реакционных позициях, выступила за восстановление в Союзе писателей исключенного ранее из него профессора Карлова университета Вацлава ЧЕРНЫ, которого реакция считает своим «духовным отцом» (будучи членом синдиката чешских писателей после 1945 года, ЧЕРНЫ выступал с антимарксистских позиций, стремился протащить тезис «литература и искусство не имеют ничего общего с политикой»), ЧЕРНЫ установил и поддерживает тесную связь с реакционными эмигрантскими кругами чехословацких писателей, а также с представителями посольств западных держав в Праге. ЧЕРНЫ, КОГОУТ, ВАЦУЛИК и их сторонники осенью 1967 года выступили в защиту осужденного за антигосударственную деятельность писателя БЕНЕША, обвинявшегося в связях с реакционной чехословацкой эмиграцией. ЧЕРНЫ вместе с заместителем председателя Союза писателей Яном ПРОХАЗКОЙ еще задолго до январского Пленума ЦК КПЧ сколотил подпольную антипартийную группу. В деятельности этой группы принимали участие писатели КОГОУТ, ВАЦУЛИК, ЛИЕМ, ГАВЕЛ, КУНДЕРА, а также бывший начальник Генштаба Чехословацкой народной армии КРЕЙЧИ, сотрудник Академии наук КОНУПЕК, редактор газеты «Свободне слово» И. ЧЕРНЫ и другие.

Руководители подпольной группы ставят целью дискредитировать КПЧ в глазах чехословацкого народа, подорвать основы социализма в ЧССР и постепенно повернуть страну на путь капиталистического развития. Группой ЧЕРНЫ - ПРОХАЗКИ был разработан поэтапный план ликвидации КПЧ. На первом этапе задача группы заключалась в том, чтобы всемерно способствовать развертыванию «процесса либерализации» и критики старого руководства КПЧ. Нужно, заявляли ЧЕРНЫ и ПРОХАЗКА, дать возможность коммунистам «выполоскать грязное партийное белье» на глазах чехословацкой общественности и тем самым подорвать авторитет и силу КПЧ в стране. На втором этапе, когда, по расчетам руководителей группы, КПЧ утратит руководящую роль и способность контролировать дальнейшее развитие событий в стране, группа должна возглавить оппозиционные силы в ЧССР. По достоверным данным, указанной группой руководит центр реакционной чехословацкой эмиграции в Париже, связанный с западными разведками. Во главе этого центра стоит американский агент, редактор эмигрантского журнала «Свидетельство» Павел ТИГРИД (в 1967 году заочно осужден в ЧССР по обвинению в античехословацкой деятельности).

ТИГРИД поддерживает постоянные контакты с приезжающими в Париж чехословацкими учеными, журналистами и писателями. Ему удалось с помощью ЧЕРНЫ, ПРОХАЗКИ и других участников подпольной группы создать в Чехословакии широкую и влиятельную базу из различного рода антисоциалистических и правооппортунистических элементов. Перед своими сторонниками ТИГРИД ставит следующие задачи: создать в Чехословакии силу, которая подталкивала бы процесс «демократизации», разложить органы народной власти (в том числе армию, органы госбезопасности и рабочую милицию), дискредитировать и дезорганизовать КПЧ и постепенно вытеснить ее с позиций руководящей силы чехословацкого общества. После январского Пленума ЦК КПЧ, давшего простор «процессу демократизации» в Чехословакии, эмигрантский центр и подпольная группа ЧЕРНЫ - ПРОХАЗКИ активизировали свою деятельность.

В Чехословацкой социалистической партии (ЧСП) и Чехословацкой народной партии (ЧНП) после январского Пленума ЦК КПЧ к руководству пришли новые люди, которые добиваются изменения форм сотрудничества этих партий с КПЧ, требуя установления межпартийных отношений на основе принципа «равноправного партнерства». Отдельные руководители ЧСП и ЧНП выступают с позиций полного отрицания руководящей роли КПЧ и отказываются поддерживать с ней какие-либо контакты.

Обе эти партии значительно увеличили число своих членов. ЧСП насчитывала к январю с.г. 10715 человек, объединенных в 213 первичных организациях, а на 1 июля с.г. в ее рядах состояло уже 17323 человека, объединенных в 334 первичных организациях. В Западно-Чешской области число членов ЧСП увеличилось за указанный период в три раза. Июньский Пленум ЦК ЧСП принял решение создать организации партии на всех промышленных предприятиях, где для этого имеются «подходящие условия». На партийных собраниях ЧСП нередко делаются выпады против КПЧ, например: «Мы идем с чистым щитом. Пусть за нарушение законности расплачивается КПЧ. Пусть коммунисты отойдут в сторону». Члены ЧСП выступают против существования народной милиции и ее «чисто партийного характера», требуют подчинить народную милицию Национальному собранию.

Численность ЧНП с 1 января по 1 июля с.г. возросла с 20642 до 46028 чел., а число ее организаций - с 467 до 859.

ЧНП заметно активизировала свою деятельность в сельских районах, профсоюзах, в спортивных и молодежных организациях, добивается выдвижения собственных кандидатов на выборах в Национальное собрание и местные национальные комитеты. Она требует равных с КПЧ условий для организации партийной работы на промышленных предприятиях, введения изучения закона божьего в школах, возврата конфискованной церковной собственности, реабилитации духовенства.

20 мая с.г. в Карловых Варах состоялось собрание членов ЧНП с привлечением широкой общественности. Член президиума правления этой партии, министр здравоохранения ВЛЧЕК, выступавший на собрании, призвал присутствовавших к борьбе с КПЧ и органами госбезопасности, которые «хотят подавить демократию». «Мы не позволим, - сказал он, -запугать нас, у нас есть силы, а в дальнейшем мы будем иметь и власть, это подтвердят демократические выборы». В выступлениях других подчеркивалось, что Чехословакия будет «нейтральным государством», и она «не позволит, чтобы ее эксплуатировал Советский Союз».

Особые надежды антисоциалистические силы в ЧССР возлагали на досрочные выборы в Национальное собрание и местные национальные комитеты, в результате которых, по их расчетам, им удалось бы провести в органы государственной власти значительное число своих сторонников и таким образом покончить с «монопольным положением» КПЧ. Подпольная организация, выступившая под названием Революционный комитет демократической партии Словакии, направила в июне с.г. в горком партии, комитет Национального фронта и на ряд предприятий гор. Свита воззвание, в котором выдвинула требования распустить колхозы и возвратить крестьянам обобществленную землю, разрешить легальную деятельность Демократической и Аграрной партий Словакии, провести выборы в стране под международным контролем с участием Англии, США, Италии и Франции, прекратить публикацию в чехословацкой печати статей с критикой западных государств и уже в 1968 году «присоединить Закарпатскую Русь к Чехословакии». Воззвание кончается призывом: «Смерть Коммунистической партии! Да здравствует свободная демократия!»

КПЧ в значительной степени утратила руководство профсоюзными и молодежными организациями. Во многих профсоюзных организациях получил широкое распространение лозунг «Профсоюзы без коммунистов».

Деятельность реакционных сил в Чехословакии облегчалась тем, что в ЦК КПЧ сложился и действовал помимо Президиума ЦК КПЧ «второй центр», который от имени партии направлял работу средств массовой пропаганды, располагал рядом важных постов в партийном аппарате, МВД, МИД и других министерствах и ведомствах ЧССР. «Второй центр» поддерживал контакты с различными реакционными организациями и клубами, координировал их действия. Руководителем штаба «второго центра» являлся КРИГЕЛЬ. Наряду с ним в руководство этого центра входили ШИК, ЦИСАРЖ, МЛЫНАРЖ (МЮЛЛЕР), СЛАВИК, ПАВЕЛ, КОЛАРЖ, ШИМОН, ГОЛЬДШТЮККЕР, ПЕЛИКАН.

Между «вторым центром» и группой ЧЕРНЫ - ПРОХАЗКИ осуществлялись согласованные действия, их планы в своем существе совпадают и сводятся к расколу рабочего движения в Чехословакии, ликвидации политической власти КПЧ путем ее «растворения» в организациях и партиях, входящих в Национальный фронт, к восстановлению буржуазной демократии в ЧССР.

КРИГЕЛЬ, ГОЛЬДШТЮККЕР и ШИК разоблачили себя как активные проводники сионистского влияния в ЧССР. Они установили связь с заграничными сионистскими центрами, в частности с представителем организации «Джойнт» в Вене ВИЗЕНТАЛЕМ.

Руководители «второго центра» регулярно встречались для разработки практических мер, направленных на захват их сторонниками ключевых позиций в политической, экономической и культурной жизни ЧССР. На КРИГЕЛЯ было возложено общее руководство и координация действий правых элементов в КПЧ; ЦИСАРЖУ и ГОЛЬДШТЮККЕРУ было поручено направлять средства массовой пропаганды, деятельность молодежных организаций, творческой и научной интеллигенции; МЛЫНАРЖ занимался разработкой политических концепций «чехословацкой модели социализма»; на ШИКА возлагались вопросы экономической политики. Контакты с некоммунистическими партиями в стране поддерживали СЛАВИК и ПЕЛИКАН. Через МЛЫНАРЖА и ПАВЕЛА осуществлялся контроль за деятельностью Клуба беспартийных активистов, «Клуба-231» и других антисоциалистических организаций. «Клуб-231» использовался «вторым центром» для передачи на Запад информации о положении в ЧССР, в частности в адрес радиостанции «Свободная Европа» в Мюнхене.

Сторонники КРИГЕЛЯ планировали выдвинуть ЦИСАРЖА на пост руководителя ЦК КПЧ, а ШИКА - на пост премьер-министра. Согласно разработанному «вторым центром» плану, овладение органами МВД являлось важнейшей задачей в достижении его целей. С приходом к руководству МВД ПАВЕЛА он по указанию «второго центра» сразу же приступил к чистке органов госбезопасности от «скомпрометировавших себя лиц» и санкционировал кампанию «публичных разоблачений». Постоянно маневрируя и оказывая нажим на честных работников, ПАВЕЛ и его сторонники срывали любые мероприятия, направленные на нормализацию положения в органах госбезопасности. По его настоянию были сняты со своих постов заместители министра внутренних дел ЗАРУБА и ДЕМЬЯН, а также руководители управлений ШПЕЛИНА, КОШНАР, БЕРАН, КОВАН, БОКР и ряд других ответственных работников, выступавших за оздоровление обстановки в МВД. «Второй центр» планировал постепенно уволить из МВД кадровых работников и заменить их ставленниками «клубов» и других контрреволюционных организаций.

В задачу «второго центра», входила также «чистка» в армии, с тем чтобы использовать ее в своих планах захвата власти в стране.

Группа КРИГЕЛЯ, ЦИСАРЖА, ШИКА добивалась разоружения народной милиции под тем предлогом, что в стране якобы не существует сколько-нибудь значительных антисоциалистических сил, и поэтому нет необходимости иметь вооруженные отряды рабочих. Одновременно КРИГЕЛЬ дал указание своим людям создавать на предприятиях и в учреждениях специальные комитеты, которые должны «овладеть положением».

Особую активность деятели «второго центра» развернули в период проведения в апреле - начале мая с.г. районных и областных партийных конференций в связи с выборами делегатов на XIV съезд КПЧ. В ходе этих конференций основную ставку они делали на то, чтобы среди избранных на съезд делегатов большинство составляли члены партии, вступившие в КПЧ после 1959-1960 гг., главным образом представители интеллигенции. Этой цели им удалось в основном достичь. В печати, по радио и телевидению в этот период усиленно инспирировалась кампания по компрометации здоровых сил в КПЧ как «скрытых консерваторов» и отстранению их от занимаемых постов. В результате этой кампании было освобождено со своих постов более трехсот ответственных партийных работников, которые до сих пор не имеют постоянной работы. За кулисами этой кампании, по имеющимся сведениям, стояли ШИК и ЦИСАРЖ.

С ведома и при поддержке «второго центра» антисоциалистическим силам удалось выступить со своей политической платформой под названием «Две тысячи слов». С целью оказания давления на Президиум в выгодном для «второго центра» плане было организовано направление ЦК КПЧ, правительству, Национальному собранию писем и резолюций от «коллективов рабочих и служащих», которые затем преподносились в качестве требований широких масс.

В период командно-штабных учений «Шумава» и после Варшавской встречи руководители «второго центра» основные усилия направляли на разжигание националистического психоза в стране, против пребывания советских войск на территории Чехословакии. Пресса и другие средства массовой пропаганды широко использовались для обработки населения в антисоветском духе под предлогом защиты суверенитета» и «независимости» ЧССР. Во время встречи в Чьерне ЦИСАРЖЕМ и другими была нспирирована кампания по сбору подписей под «Обращением граждан к Президиуму ЦК КПЧ».

В период подготовки к XIV чрезвычайному съезду КПЧ обстановка в Чехословакии все больше накалялась.

В июне-июле с.г. увеличилось количество листовок и надписей, направленных против КПЧ и Советского Союза. В листовках, распространенных в Южно-моравской области, в частности, говорилось: «Запретить деятельность КПЧ, как фашистской партии. Марксизм и научный социализм объявить глупостью, а МАРКСА, ЭНГЕЛЬСА и ЛЕНИНА - шарлатанами». В Готвальдове в июне появились листовки с грубыми антисоветскими высказываниями и оскорблениями.

Активность парторганизаций КПЧ значительно снизилась. Отмечались многочисленные случаи, когда на партсобраниях по выборам делегатов на районные конференции участвовало 20-30 процентов от общего числа членов той или иной парторганизации. В течение первого полугодия произошла смена, по существу, всего руководства партии. Под предлогом «борьбы с консерваторами» с руководящих постов было снято немало честных коммунистов, имеющих большой опыт руководящей работы, искренних друзей Советского Союза.

Тяжелое положение сложилось и в местных национальных комитетах, которые в значительной степени свернули свою работу. Так, в 7 деревнях Южно-Моравской области за январь-июль с.г. не состоялось ни одного пленарного заседания местных национальных комитетов. Многие работники национальных комитетов этой области под давлением враждебных элементов отказывались от участия в общественной жизни. В результате ослабления руководящей роли КПЧ, снижения активности местных национальных комитетов и парализации органов государственной безопасности в стране создались благоприятные условия для выступлений контрреволюционных сил. В конце июля - начале августа с.г. их действия стали носить открыто враждебный, разнузданный характер. Наиболее ярко это проявилось в травле 99 рабочих с завода «Авто-Прага», обратившихся с письмом в газету «Правда», в требованиях органов массовой пропаганды восстановить в должности генерала ПРХЛИКА, выступившего против Варшавского договора, в нападении банды «хулиганов» (300 человек) на здание ЦК КПЧ в Праге (8 августа) и т.п.

Опасность угрозы контрреволюции в стране сознавали многие честные коммунисты Чехословакии. Уже в марте-апреле с.г. они проявляли озабоченность в связи с тем, что в стране формировались силы, стремящиеся создать антикоммунистическую оппозицию и выступающие против социалистических завоеваний трудящихся ЧССР. Свои опасения за судьбы социалистической Чехословакии эти коммунисты высказывали на пленумах и заседаниях Президиума ЦК КПЧ. Они указывали на то, что наряду с положительными моментами процесс демократизации имеет и негативные стороны. Особо подчеркивалась недопустимость отсутствия со стороны ЦК КПЧ контроля за деятельностью средств массовой пропаганды. Обращалось внимание на то, что развернутая в партии после январского Пленума ЦК КПЧ кампания по исправлению допущенных в прошлом «деформаций» враждебными элементами уже с самого начала использовалась для атак на КПЧ. Честные коммунисты отмечали, что с января с.г. началось прямое наступление реакционных сил на важнейшие государственные учреждения, прокуратуру, суд, органы государственной безопасности, министерства юстиции, национальной обороны и аппарат ЦК КПЧ, что привело к дезорганизации их работы.

Со стороны руководства КПЧ никаких мер по пресечению подрывной деятельности контрреволюционных сил не предпринималось.

II. Деятельность контрреволюции после ввода союзных войск

События, развернувшиеся после ввода в ЧССР союзных войск, наглядно подтвердили, что созданное в Чехословакии контрреволюционное подполье представляет серьезную угрозу социалистическим завоеваниям чехословацкого народа и всему тому, чего он добился за 20 лет народной власти. Контрреволюция последовательно и планомерно готовилась к свержению социализма в Чехословакии не только «мирным путем», но и с применением вооруженных средств.

К моменту ввода союзных войск в ЧССР контрреволюционное подполье почти полностью деморализовало работу Министерства внутренних дел и с помощью своего ставленника ПАВЕЛА сменило весь руководящий состав министерства, переключило работу важнейших подразделений органов госбезопасности на выполнение целей контрреволюции. Уже в начале июля с.г. новым руководством МВД для реакционных сил был разработан специальный оперативный план на случай «чрезвычайного положения» с целью их защиты и обеспечения условий для продолжения их деятельности, направленной на реставрацию капитализма в стране.

В конце августа ШИК в одной из бесед в Белграде заявил, что «оккупация Чехословакии будет длительной и тяжелой как для ЧССР, так и для СССР, она усилит антисоветские настроения среди чехословацкого народа и нанесет ущерб Советскому Союзу». По его словам, «движение сопротивления» может рассчитывать на поддержку таких деятелей, как ЦИСАРЖ и ПАВЕЛ. Деятельность контрреволюционных сил в партийных органах Ядром контрреволюции в партийных органах, в сущности, стал Пражский горком партии, который взял на себя роль подпольного ЦК КПЧ. Пражский горком, где давно командные позиции занимали праворевизионистские и экстремистские элементы (ШИМОН, ЛИТЕРА, ЛЕС, ШИЛГАН и др.), в день ввода союзных войск перешел в подполье, встал во главе контрреволюции и руководил обкомами и райкомами партии, часть из которых с первых дней вступления союзных войск перешла полностью или частично на нелегальное положение.

Через Пражский горком и оперативный штаб, созданный при Министерстве внутренних дел, осуществлялось руководство подпольными радиостанциями, прессой, телевидением, вооруженными группами контрреволюции, снабжение их вооружением, боеприпасами и техникой.

Пражский горком КПЧ сыграл важную роль в организации выступлений против пяти социалистических стран. Руководители Пражского горкома были инициаторами проведения XIV съезда КПЧ.

Ему принадлежала и главная организаторская роль во враждебной деятельности радио. Радиостанция, осуществлявшая передачи из Праги во второй половине дня 21 и 22 августа, носила название «Свободное вещание Пражского горкома КПЧ». Контролируя средства пропаганды, Пражский горком с помощью созданной им нелегальной радиосети развязал антисоветскую истерию в ЧССР, сбил с толку большую часть населения, настроив его против СССР.

21 августа в Праге был распространен текст воззвания Пражского горкома КПЧ, в котором осуждался ввод союзных войск и содержались призывы протестовать и требовать их вывода. Деятельности сил контрреволюции внутри КПЧ способствовала проводимая партийным руководством линия, направленная на изгнание из низовых организаций КПЧ здоровых сил. 21-27 августа произошло дальнейшее перерождение отдельных партийных организаций в результате удаления из них всех коммунистов, выступавших со здоровых позиций. Сейчас КПЧ в подавляющем большинстве состоит из лиц с социал-демократическими и буржуазными взглядами. Ее можно рассматривать как партию, придерживающуюся социал-демократической программы.

Значительную роль в поддержке сил контрреволюции сыграл избранный в Президиум ЦК КПЧ СЛАВИК, который активно участвовал в подготовке и проведении XIV съезда, организовал аппарат образованного на нем нового президиума и наладил связь этого аппарата со всеми местными органами партии.

Пагубное влияние на руководство КПЧ оказывал и оказывает так называемый «мозговой трест» ДУБЧЕКА, который создан вне рамок аппарата ЦК и включает около 60 историков, социологов и экономистов (проф. ШНЕЙДЕР, РОМАН, ВИБЕЛЬ и другие), занимающих крайне правые позиции и добивающихся проведения в жизнь решений незаконного XIV съезда. Ревизионистские силы в нынешнем Президиуме ЦК взяли твердый курс на то, чтобы на ближайших пленумах ЦК в той или иной форме одобрить решения так называемого XIV съезда КПЧ, в первую очередь по вопросу о кадрах. Они намерены полностью очистить аппарат ЦК от лиц, стоящих на здоровых позициях. Ряд работников ЦК, причисленных к «консерваторам», уже отстранены от работы (ЖИЖКА, РУЖИЧКА, ВАЛЕНТА).

Выступивший на Пленуме ЦК КПЧ 31 августа член ЦК МОНДЯК отметил, что Пражский горком КПЧ выдвигает в ЦК даже соавторов «2000 слов», а газета «Лидова демокрацие» призывает к белому террору. Мы, сказал МОНДЯК, уже находимся на грани белого террора. После заключения соглашения в Москве представители контрреволюционных сил принимают меры по созданию подпольных организаций, в том числе и партийных. По утверждению участников «второго центра», группа ЦИСАРЖА в конце августа исходила из того, что у нее пока еще есть время для подготовки к переходу на подпольные условия работы, поскольку ДУБЧЕК будет всячески тянуть с выполнением Московских соглашений.

В конце августа стало известно, что правые намерены решать вопросы так, чтобы внешне эти решения были приемлемы для Москвы до тех пор, пока не минует опасность «второй интервенции», то есть до введения оккупационного режима. В то же время будет продолжена работа по выявлению всех «работающих на Москву». 27 августа на партийном собрании одной из пражских больниц выступил один из делегатов нелегального XIV съезда КПС, который заявил, что правые намерены продолжать борьбу как легальными, так и нелегальными средствами. Если потребуется, заявил он, мы отречемся от XIV съезда, но все повторим. Будем ориентироваться на молодежь и воспитаем ее так, чтобы она не была под влиянием Москвы. Выступавший призвал своих сторонников не выходить из партии и организовать вступление в нее молодежи, чтобы доказать «оккупантам» силу КПЧ. Мы не должны, сказал он, терять контакт с Западом, который нам всем необходим. Наша молодежь должна видеть свободу и демократию Запада, его высокую технику и уровень жизни.

4 сентября с.г. ШПАЧЕК разослал в области и районы инструкторов ЦК с задачей помочь консолидации правых элементов в местных партийных организациях. По некоторым данным, в местных комитетах КПЧ на основе инструкций ЦК приступают к созданию законспирированных параллельных партийных аппаратов и нелегальных вооруженных групп. В одном из писем, поступивших в адрес советского командования в гор. Брно, говорится, что все, что делается сейчас руководством Чехословакии под видом нормализации обстановки, - фальшь, так как и в печати, и по радио продолжается в замаскированном виде антисоциалистическая пропаганда. Автор письма пишет, что «самое трагичное во всем этом то, что кампанию против союзных войск начали руководители обкома КПЧ...»

Из имеющихся фактов можно сделать вывод, что после прихода в ЧССР союзных войск антисоветской деятельностью и пропагандой в основном руководили партийные органы и государственные учреждения, к руководству которыми в послеянварский период пришли праворевизионистские элементы. Эти силы сейчас снова готовятся к подпольной деятельности на случай возможного введения в стране «оккупационного режима» и победы здоровых сил в КПЧ.

Деятельность ревизионистских сил переплетается с интересами антисоциалистических, контрреволюционных сил, которые для борьбы против мер по выполнению Московского соглашения переходят к нелегальной подрывной деятельности. Использование средств массовой информации и пропаганды контрреволюционными элементами В момент вступления союзных войск в ЧССР контрреволюционными элементами сразу же были использованы все средства массовой информации и пропаганды против социалистических стран и их войск, вступивших в Чехословакию: радио, телевидение, печать. Причем в действие вступили сразу как легальные, так и нелегальные средства массовой пропаганды, подготовленные заранее. Контрреволюционные силы задолго до прихода союзных войск создали обширную сеть подпольных радиостанций и радиопередатчиков, включая государственные и армейские, предусмотренные мобилизационным планом, а также любительские радиопередатчики. На помощь контрреволюции пришли иностранные радиостанции - Австрии, ФРГ, Англии, США и других стран. Были пущены в ход запасные каналы телепередач, вступили в строй подпольные типографии.

После вступления войск социалистических стран на территорию ЧССР 21 августа с.г. было зафиксировано на территории Чехословакии большое количество активно действующих радиопередатчиков, через которые велись провокационные, антисоветские и явно заранее обусловленные передачи, предназначенные специальным группам, организующим контрреволюционную работу. Со второй половины дня 21 августа количество таких радиопередатчиков стало быстро расти, и 22 августа они покрыли практически всю территорию ЧССР.

До 28 августа было установлено местонахождение 35 нелегальных мощных радиостанций. Большинство подпольных радиостанций были стационарными, они размещались в административных зданиях, на территории ряда объектов, учреждений и организаций. Часть радиостанций были подвижными.

Так, например, нелегальная радиостанция, выявленная в г. Готвальдове, была размещена на территории завода «Свит»; в г. Братиславе радиостанция была обнаружена на территории радио-контрразведывательной станции МВД ЧССР; в г. Баньска-Бистрице в здании штаба Гражданской обороны и в помещении райкома партии. В г. Брно и в районе г. Кошице были выявлены две подвижные радиостанции, смонтированные на автомашинах. Радиостанция в г. Брно была выявлена по заявлению гражданина ЧССР 26 августа с.г. во дворе текстильной фабрики. Станция, действовавшая в районе г. Кошице, обслуживалась военнослужащими чехословацкой армии.

23 августа 1968 года в г. Братиславе была выявлена и обезврежена стационарная радиостанция «Братислава-2». После ее закрытия начальник отдела словацкого радиовещания и телевидения Франтишек КУРИЛА, руководивший работой этой радиостанции, задействовал для подпольного вещания в г. Братиславе (Трнавская ул., 94) другую радиостанцию мощностью 300 ватт.

Из массы подпольных радиопередатчиков выделяются три основные большие группы, каждая из которых выполняла свою особую роль.

К первой группе, самой крупной и лучше других организованной, относится сеть синхронного подпольного радиовещания, задействованная уже 21 августа и использовавшая как официально действующие, так и специально подключенные к ней подпольные радиопередатчики. По этой сети вплоть до 15.00 27 августа велись круглосуточные радиопередачи в диапазоне длинных, средних и коротких волн по двум централизованным программам.

В период с 21 по 27 августа ежедневно отмечалась одновременная работа до 30 радиопередатчиков, расположенных в различных районах страны, а всего зарегистрировано свыше 150 рабочих частот только на коротких волнах, которые использовались для целей контрреволюционного вещания. Наибольшее количество подпольных радиопередатчиков (до 15) располагалось в районах Пардубице, Шумперк, Литомышль (Восточно-Чешская и Северо-Моравская области).

Меньшее количество радиопередатчиков действовало с территории Словакии (в основном они работали из района Братиславы). Помимо провокационных и антисоветских радиопередач, через эту радиосеть систематически передавались заранее обусловленные сообщения, адресованные руководителям и членам контрреволюционного подполья. Так, 24 августа в период трансляции передач от имени радиостанции «Голос на Дунае» передавалось: «Иржи обращается ко всем владельцам магнитофонов и фотолюбителям, сделавшим во время оккупации интересные снимки. Создайте группы по накоплению этих материалов. Без нашей санкции эти материалы никому не передавать».

Ко второй группе подпольных радиопередатчиков относятся радиопередатчики, не входящие в синхронную радиосеть, действующие как бы автономно, установленные в заранее оборудованных тайниках или автомашинах, постоянно меняющих свою дислокацию.

Передвижные подпольные радиопередатчики работали в основном в диапазонах средних и ультракоротких волн. Через эти подпольные радиопередатчики велись передачи исключительно контрреволюционного и провокационного характера. Отмечались, в частности, неоднократные призывы к восстанию, саботажу, убийству лиц, называемых контрреволюционерами, предателями и т.п. Через эти подвижные радиостанции передавались списки сотрудников органов безопасности ЧССР, поддерживавших контакты с командованием войск союзных стран. Указывались номера их автомашин и маршруты их следования по намеченным поездкам.

К третьей многочисленной группе подпольных радиопередатчиков относятся радиолюбительские передатчики, которые, также начиная с 21 августа, активно включились в помощь контрреволюционным силам. Было выявлено 68 таких передатчиков, расположенных в различных районах страны, через которые осуществлялись провокационные и антисоветские передачи. Большинство «радиолюбителей» применяли вымышленные позывные, очевидно, с целью избежать последующего разоблачения. При связях с со- ветскими радиолюбителями они всячески оскорбляли советских людей, руководителей нашей страны. При связях с иностранными радиолюбителями, особенно с радиолюбителями ФРГ, Англии, США, контрреволюционно настроенные радиолюбители Чехословакии просили их обратиться к «мировому общественному мнению с просьбой об оказании помощи ЧССР», передавали гнусные измышления о союзных войсках и призывы к поимке лиц, сотрудничающих с союзными войсками. Наряду с такого рода передачами отмечены факты использования радиолюбительского канала для установления контактов с разведорганами противника.

После подписания Московского соглашения подпольные радиопередатчики стали сообщать о выступлениях против этого соглашения. Так, например, радиопередатчик «Южная Моравия» 28 августа сообщил, что секретарь райкома КПЧ по идеологическим вопроса в Йилгаве П1ЕБЕСТА заявил, что в Москве коммюнике было «навязано пу- тем прямого диктата». Радиопередатчик «Северная Моравия» объявил о состоявшемся 27 августа Пленуме Северо-Моравского обкома КПЧ, на котором было заявлено, что «результаты переговоров неприемлемы ни для кого из нас» и что чехословацкие руководители вынуждены были вести переговоры «под сильным нажимом».

Три нелегальных чехословацких радиопередатчика, призывающие население к сопротивлению союзным войскам и ведущие широкую контрреволюционную пропаганду, обратились к властям Австрии и ФРГ с просьбой об оказании им технической помощи, то есть возможности вести передачи с помощью австрийских и западногерманских радиостанций с территорий этих стран.

В связи с событиями в Чехословакии широковещательные радиостанции США, ФРГ, Англии резко увеличили объем своих радиопередач на чешском языке. Наряду с сообщениями клеветнического и провокационного характера через радиостанции «Голос Америки», «Немецкая волна», Би-би-си и «Свободная Европа» систематически дублировались антисоветские передачи подпольных радиостанций. Некоторые материалы свидетельствуют о том, что наиболее активную помощь и поддержку контрреволюционные силы, использующие средства радиосвязи и радиовещаия, получали из ФРГ.

Так, «Немецкая волна» в своих передачах на чешском языке в перерыве между комментариями неоднократно передавала закодированные сообщения для чехословацких контрреволюционеров.

Главным организатором всей подготовки и деятельности подпольной радиосети в ЧССР был ГЕЙЗЛАР, который, начиная с 26 августа, действовал как фактический руководитель идеологического отдела ЦК КПЧ. ГЕЙЗЛАРОМ была создана сеть корреспондентов. Он же организовывал на предприятиях, в учреждениях и организациях принятие антисоветских резолюций и протестов. ГЕЙЗЛАР продолжает поддерживать связь с ЦИСАРЖЕМ. Кроме ГЕЙЗЛАРА в радиокомитете крайне реакционные позиции занимают КРАТОХВИЛ и СМОГ.

Под влиянием реакционеров многие работники радиокомитета, которые ранее занимали правильную позицию по отношению к правым или были нейтральны, резко переменили свои взгляды. В радиокомитете была создана комиссия, в состав которой вошли ГЕЙЗЛАР, КРАТОХВИЛ, СМОГ, а также наиболее реакционные журналисты. Эта комиссия должна заниматься составлением будущих радиопередач, рассчитанных в первую очередь на внутреннее вещание, а также на заграницу.

Чехословацкая печать, выступавшая в резко враждебном и националистическом тоне против вступления союзных войск в Чехословакию, после подписания Московского соглашения, по существу, не изменила своей позиции. Журналисты, работавшие в подполье, вернулись на работу в свои редакции и в своих статьях призывали читателей «выдержать», чтобы затем продолжать «прерванный путь к социализму с человеческим лицом», и научиться «читать между строчек», так как они «ограничены цензурой». В действительности же цензура практически не действует. Указание правительства о том, что не должны публиковаться материалы, которые были бы направлены против социализма, СССР и социалистических стран, пребывания союзнических войск на территории ЧССР и против выполнения Московского протокола, носит рас- плывчатый характер, и многие работники печати под разными предлогами уклоняют- ся от его выполнения.

Несмотря на официальное введение цензуры, в газетах и журналах ЧССР продолжают печататься статьи и материалы антисоветской и антисоциалистической направленности. В печатных материалах в завуалированной форме оправдывается контрреволюционная пропаганда, которая велась непосредственно после ввода союзных войск нелегальными радиостанциями и газетами.

В городской типографии Брно выпускается «закрытое приложение» к газете «Руде право» с запрещенными цензурой материалами. Через специальных работников обкома КПЧ это приложение доводится до секретарей райкомов. В городских кинотеатрах воз- обновилась демонстрация короткометражных фильмов антисоветского содержания.

В недавно вышедшем номере теоретического журнала ЦК КПЧ «Политика» оправ- дывается работа подпольных радиостанций и органов печати в период после 21 августа и утверждается, что юридически эта работа не была нелегальной.

Правое подполье активно распространяет контрреволюционные листовки. 4 сентября с.г. они появились в городе Брно. В одной из них содержатся призывы к вооруженной борьбе против Советского Союза и излагается программа действий контрреволюционных сил. В листовке, в частности, указывается: «Честные люди, уходите из КПЧ - пар- тии убийц... коммунизм как идея изжил себя, его оплотом может быть только прими- тивный народ... Люди, верьте, что наша сила в единстве, но без коммунистов... Каждый некоммунист должен готовиться на своем рабочем месте, в своей квартире к окончательному расчету с коммунизмом всего мира. Только физическим уничтожением коммунистов, инициаторов современного порабощения, народу можно снова обрести свободу, демократический социализм и гуманизм... Люди, не позволяйте дезориентировать себя коммунистической пропагандой, получайте информацию из передач западного радио. Помните об одном: нужно выйти из подчинения предательского Варшавского договора, чтобы западная демократия могла нам помочь; армии западных государств готовы нанести военный удар. Западные союзники в случае необходимости не остановятся перед уничтожением сателлитов СССР». Листовка заканчивается призывом: «Да здравствует свободная, нейтральная ЧССР».

Установлено, что многие листовки, распространяемые в ЧССР, изготовляются в капиталистических странах. Так, например, издательство «Шиллинг-Ферлаг» (видимо, «Шиллер ферлаг». - Ред.) в Мюнхене (ФРГ) уже в течение нескольких месяцев печатает крупными тиражами подстрекательские листовки, которые переправляет в ЧССР через своих доверенных лиц из числа судетских немцев.

Среди работников культуры ЧССР также не произошло изменений в их принципиальных позициях; меняется лишь их тактика. У руководства культурным фронтом остаются правые силы. 29 августа в Министерстве культуры и информации ЧССР состоялось секретное совещание группы правых деятелей культуры. Из выступлений на этом совещании следовало, что правые намерены вести скрытую работу по затяжке и срыву выполнения Московского соглашения. На совещании был создан «Координационный комитет чехословацких деятелей культуры», председателем которого избран министр ГАЛУШКА, а заместителями - КОУЦКИЙ и НОВАК.

Факты провокаций и вооруженных нападений на союзные войска

Сразу же после вступления войск пяти стран Варшавского договора в Чехословакию в ряде мест были отмечены враждебные проявления. Так, 22 августа в Праге правыми силами предпринимались различные антисоветские акции. В частности, по городу разъезжали грузовые и легковые автомашины скорой помощи, создававшие видимость вывоза убитых и раненых. Многочисленные листовки, напечатанные от имени различных чехословацких организаций, содержали обвинения в «агрессии»; распространялись нелегально выпущенные газеты «Свобода», «Праце» и др.

Днем 22 августа в Братиславе контрреволюционные элементы открыли огонь по советским военнослужащим, располагавшимся около телецентра и радиостанции. Два советских военнослужащих были убиты и 8 ранены. 22 августа в г. Брно выстрелом из толпы был убит советский солдат.

23 августа часть личного состава Пражского гарнизона, в том числе и офицеры, участвовала в демонстрации протеста против ввода союзных войск. Из казармы бригады охраны МНО ЧССР в сторону советской части, расположенной по соседству, было произведено 3 выстрела.

С 12 до 3 часов 23 августа в Праге была организована всеобщая забастовка. Водители частных машин и такси заранее получили отпечатанные листки с указанием, в каких местах им следует блокировать улицы. Организованные группы людей задерживали все другие средства передвижения.

23 августа около 1 часа ночи в районе Национального собрания из окон верхних этажей соседнего дома был открыт автоматный и одиночный огонь по советским военнослужащим, несшим охрану этого здания. Радиостанция «Прага» неоднократно сообщала о продвижении к Праге советского поезда с техническими средствами для пеленгации и глушения радиостанций и призывала железнодорожников задержать его. Около 12 часов дня стало известно, что этот поезд задержан в 180 км от Праги.

В городе Жилине вывешивались листовки с призывами к походу на Прагу для осво- бождения ДУБЧЕКА. Жителей призывали не верить БИЛЯКУ, КОЛЬДЕРУ, ИНДРЕ, БАРБИРЕКУ и вести борьбу против «оккупантов». Некоторые жители города заявляли, что в случае мобилизации они будут воевать против русских.

В городе Чески-Брод 400-500 местных граждан препятствовали продвижению советской колонны, разбили стекла у нескольких автомашин.

23 августа были подвергнуты обстрелу из соседних домов и из проезжавшей по улице автомашины солдаты, охраняющие центральное здание МВД в Праге. Из здания Ми- нистерства сельского хозяйства неоднократно открывали огонь из автоматов по солдатам, несшим охрану здания ЦК КПЧ. Во время осмотра помещений этого министерства был обнаружен склад оружия (около 200 единиц, в том числе 17 пулеметов и 30 ящиков боеприпасов).

Из автомашин были обстреляны советские части на улице Варцлавского. В 23.30 началась стрельба с чердаков ряда жилых домов в районе расположения штаба советского мотострелкового полка. В 4 часа мимо штаба следовала военная автомашина с чешскими военнослужащими, которые открыли огонь по советским военнослужащим. В тот же день во время одночасовой забастовки военнослужащие одного из гарнизонов ЧСНА угрожали оружием нашим солдатам. Враждебные элементы повредили участки кабеля, соединяющего Прагу с Дрезденом, не позволив ввести в эксплуатацию эту линию телефонной связи.

В Праге с утра 25 августа расклеивались листовки с изображением пятиконечной звезды со свастикой в центре. Имели место случаи осквернения памятников советским воинам. В городе Брно был закрашен в черный цвет памятник советскому воину; в городе Мельник группа людей с помощью грузовой машины пыталась сбросить с постамента советский танк.

25 августа в 24 часа выстрелами с чердачного помещения близлежащего здания был ранен солдат, несший охрану здания ЦК КПЧ. Были произведены автоматные очереди по военнослужащим, охранявшим советское торгпредство в Праге. В городе Сожнев (Кошицкая область) при снятии антисоветских листовок со стен ресторана был обстрелян с трех точек советский патрульный наряд.

Советской комендатуре в гор. Прешове 25 августа стало известно о состоявшемся в райкоме КПЧ совещании с руководителями народных дружин милиции, которым было приказано готовиться к вооруженным действиям против советских войск. августа в Братиславе продолжали работать подпольные радиостанции, распространялись листовки с антисоветскими лозунгами, нелегально вышли газеты «Праце», «Люд» и «Смена», закрытые 24 августа. Хулиганствующие молодчики постоянно проводили митинги в закрытых помещениях, особенно в университете, на одной из улиц они построили виселицу и повесили на ней изображение БИЛЯКА.

Как установлено, находящиеся на территории ЧССР «туристы» из стран НАТО не только подстрекали отдельных граждан Чехословакии к враждебным действиям против союзных войск, но и лично участвовали в этих акциях. Так, за подстрекательство к беспорядкам чешской милицией 27 августа были арестованы в г. Пльзене два американских туриста. В г. Ческе-Будеевице в ночь с 26 на 27 августа советским патрулем при расклеивании листовок задержан турист из ФРГ Виден ФРАНК. Он передан в областное управление МВД.

В подстрекательских действиях принимали участие и югославские граждане. 26 августа с югославской машины «НС-192-93» через громкоговоритель передавался призыв: «Наш народ поддерживает вас. Если придется пролить кровь, он ее не пожалеет».

Утром 28 августа в Праге от выстрела террориста получил ранение командир взвода советской мотострелковой дивизии. 27 августа в 9.30 была обстреляна на марше колонна советских военных автомашин, одна из которых сгорела. 29 августа около памятника погибшим советским воинам был обстрелян советский офицер.

28 августа в центре Праги перед началом концерта армейского ансамбля песни и пляски для советских воинов с чердака одного из домов была дана очередь из автомата.

В 3.00 29 августа неизвестными была обстреляна колонна с советскими военнослужащими, следовавшая из гор. Зволен в Кошице. На этой дороге были вывешены плакаты с надписью: «ДУБЧЕК - предатель!» 29 августа двое советских военнослужащих, пытавшихся в селе Бельки Караны набрать воды, были забросаны камнями. На памятнике погибшим советским воинам в гор. Кошице был вывешен красный флаг с фашистской свастикой. Враждебными элементами разрушены памятники советским воинам, освободившим Чехословакию от немецко-фашистских захватчиков в 1945 году, в г. Карлов и Кошице (в ночь на 25 августа), Рокинцани (23 августа). Начальник ст. Кошице КОГАН всячески стремился задержать продвижение наших грузов, заявив 29 августа: «Грузы оккупантов не пропускаем».

Ночью 30 и 31 августа в г. Прясел неизвестными лицами были обстреляны советские часовые, несшие службу по охране важных объектов. В г. Кошице была предпринята попытка нападения на часового, охранявшего мост.

31 августа в районе г. Тренчин была обстреляна из мелкокалиберных винтовок советская военная автоколонна, один солдат ранен.

Из здания Национального совета г. Братиславы по советским военнослужащим вели стрельбу два немца, один из которых в перестрелке был убит, а другой ранен и направлен в больницу. Правые элементы распространили среди чешского населения слух о том, что эти немцы действовали по специальному заданию советского командования, чтобы создать предлог для активных действий советских войск и доказать целесообразность их присутствия.

Проверяя линию связи в районе населенного пункта Нови-Биджове, советский солдат заметил, как с моста упала в речку чешская девочка. Не раздеваясь, в обмундировании и снаряжении он бросился в воду, вытащил девочку из воды и сделал ей искусствен- ное дыхание. Около полусотни жителей, в том числе и родители девочки, видели все это, восхищались поступком солдата и сердечно благодарили его. Однако провокаторы превратили этот благородный поступок советского воина в «убийство». Они выпустили фотолистовку с изображением поселковой улицы и огромного венка цветов на булыжнике мостовой. Надпись на фотолистовке гласила: «Это случилось в Нови-Биджове. Здесь от руки советского солдата-оккупанта погибла пятилетняя девочка. Проклятье! Месть!»

В ночь на 31 августа к расположению советского радиорелейного батальона подошли 8 автомашин, ослепили солдат светом фар и открыли стрельбу.

29 августа был полностью уничтожен наряд советских войск, охранявших аэродром в районе г. Зволен; в тот же день там же был обстрелян наш вертолет.

29 августа в г. Братиславе был убит из-за угла советский часовой, а на центральном аэродроме ВВС Миловице (в районе г. Праги) ночью из ближайшего леса огнем из автоматического оружия были убиты три советских военнослужащих, майор и два солдата, работавшие вблизи взлетной полосы.

2 сентября в Праге с чердака одного из зданий был открыт огонь по советским солдатам. Ответным огнем несколько террористов было убито. Часовые, охранявшие водоколонки, систематически обстреливались контрреволюционерами.

2 сентября в г. Кошице в ночное время был убит советский солдат, обезглавленное тело которого было обнаружено утром. В этот же день в лесу была обстреляна советская автоколонна, которая следовала в направлении г. Жилина; один офицер и два солдата получили тяжелые ранения.

В пути движения около г. Кошице водитель советской автомашины получил травму от брошенного в него камня.

Начальник поезда Прага-Москва был свидетелем того, как с чердака Исторического музея Праги по нашим солдатам был открыт автоматный огонь.

В Праге на Вацлавской площади было выставлено несколько портретов убитых чехов. Рядом с ними стояли молодые люди с национальными и траурными флагами. Под одним из портретов была надпись: «Погиб от руки русского солдата».

По состоянию на 4 сентября контрреволюционные элементы по-прежнему совершали террористические акты в отношении военнослужащих Советской армии. В тактике действий антисоветских элементов были отмечены некоторые изменения. Если в первые дни они применяли оружие днем, на виду у митинговавших толп, то теперь они пускали в ход оружие только ночью и из надежных укрытий.

5 сентября все еще имели место вооруженные провокации против советских военнослужащих.

Деятельность контрреволюционных элементов проявлялась также в попытках вести разведку советских войск. Так, 4 сентября в расположении одного из полков в районе Праги было задержано несколько молодых чехов с биноклями и фотоаппаратами. Проявленная пленка подтвердила, что ими фотографировалась боевая техника и расположение наших частей.

По данным на 9 сентября, в селах появились прибывшие из городов группы (по 7-20 человек) реакционно-настроенной молодежи, которые разбрасывали и расклеивали листовки, писали на стенах домов и заборов надписи антисоветского содержания. Никакой борьбы с этими группами не велось.

По данным на 10 сентября, провокационные действия и преступления против военнослужащих Советской армии имели место в районах г. Кошице, Михаловце, Пршеров, Попрад, где контрреволюционные элементы обстреливали наши патрули, отравляли колодцы. Так, в одном из подразделений, дислоцировавшихся между г. Кошице и Пршеров, заболело 52 человека. Это подразделение пользовалось водой из колодца, который в течение нескольких суток не охранялся. Вода в колодце была, предположительно, заражена бациллами дизентерии. 3 и 4 сентября в районе гг. Пршеров и Попрад неизвестными лицами из леса были обстреляны советские часовые. В ночь на 3 сентября подверглась обстрелу колонна наших автомашин в районе перевала Готвальдов-Тренчин.

Органы безопасности ЧССР действуют нерешительно. Задержанных нашими военнослужащими лиц, обстреливавших советских военнослужащих и совершавших другие преступления, после короткого разбирательства освободили из-под стражи. В здании, где размещен отдел безопасности гор. Попрад, в связи с посещением его советским офицером 1 сентября с.г., реакционно-настроенными сотрудниками милиции ЧССР были выбиты окна.

В гор. Чьерна из различных областей ЧССР приезжают молодые люди, которые среди населения проводят антисоциалистическую и антисоветскую агитацию. В населенных пунктах у школ висят надписи: «Школа, дети. Просим вояк не стрелять». Указатели на дорогах восстановлены не полностью, в отдельных случаях вместо уничтоженных антисоветских надписей появляются новые. На стенах некоторых пивных баров в гор. Жилина вывешены надписи: «Только для чехов». Местные партийные органы слабо ведут разъяснение целей пребывания союзных войск в ЧССР, медленно развертывают идеологическую работу в массах трудящихся.

На железнодорожных составах, следовавших из ЧССР в Советский Союз, встречались антисоветские надписи; 6 сентября с.г. при перегрузке оборудования с поезда, прибывшего из Чехословакии 4.1Х.68 г., железнодорожными служащими ст. Чоп были обнаружены антисоветские листовки, отпечатанные типографским способом. Контрреволюционеры прибегли к широким актам саботажа. По призыву подпольного радио из молодежи организовывались отряды, которые устраивали завалы на дорогах, снимали дорожные указатели, а также указатели наименований улиц и номеров домов.

Так, например, начальник Братиславского отделения железной дороги призвал рабочих пускать под откос поезда с советским имуществом и военными грузами. Начальник Кошицкого отделения железной дороги дал официальную телеграмму о том, чтобы чехословацкие железнодорожники не перевозили грузы Советской армии.

В актах саботажа активно участвовали отдельные военнослужащие Чехословацкой народной армии.

На аэродроме г. Кошице 21-23 августа во время посадки наших самолетов лицами из числа чехословацкого технического персонала выключались все средства радиотехнического обеспечения.

На аэродроме Зволен 23 августа взлетно-посадочная полоса была залита маслом, что создало трудности для взлета и посадки самолетов.

На аэродроме Миловице до 25 августа неоднократно повреждался кабель, соединяющий приемный узел штаба с радиопередающим центром. Когда у кабеля был выставлен патруль, он был обстрелян. На этом же аэродроме радиостанция командно-диспетчерского пункта чехословацкой военной авиаслужбы мешала нашим радиостанциям производить ориентирование летчиков на посадку. После того как наша станция давала разрешение на посадку, чешский радист, хорошо говоривший по-русски, через одну-две минуты давал команду на взлет, чем создавал аварийную обстановку.

В соответствии с инструкциями подпольного радио преступные элементы прибегали к совершению диверсионных актов против советской техники. При этом создавалась опасность для большого числа окружающих. Так, в Праге была подожжена автомашина с боеприпасами, в результате чего взорвалось около 200 122-мм снарядов.

В районе г. Йиглавы 30 августа были задержаны две автомашины, одна из них с контрреволюционными листовками, другая - с 20 ящиками взрывателей.

В некоторых районах ЧССР враждебные действия против союзных войск направляются руководителями КПЧ и местных органов власти.

Так, первый секретарь Прешовского горкома КПЧ дал указание подслушивать линии связи советского командования, с тем чтобы организовывать срыв мероприятий союзного командования.

В г. Йиглавы всей работой по борьбе с союзными войсками руководят члены бюро райкома партии. Секретарь райкома по пропаганде ПЕЙШОР заявил, что он распространял и будет распространять листовки против советских воинов до тех пор, пока они не уйдут. Такой же тактики придерживается начальник милиции города майор ДУБЕК. Газета этого райкома 30 августа опубликовала воззвание, в котором призывает население не признавать Московского коммюнике.

В г. Жилина активную подрывную работу против мер по нормализации обстановки ведет первый секретарь горкома КАТРЕНЧИН.

В г. Зволен подстрекательской работой руководит первый секретарь райкома КПЧ СУРОВИЧ. Наиболее активно себя проявляют редактор газеты «Вперед», бывший гитлеровский офицер КОДИЕР и секретарь райкома КПЧ по Гражданской обороне подполковник КОВАЧИК. Они подстрекают население к проведению враждебных акций против советских войск, принимают меры по охране расклеенных антисоциалистических плакатов и лозунгов. В городе распространяется нелегальная газета «Смер» с клеветой на Советскую армию, с призывами к гражданам ЧССР отказываться от сотрудничества с советским командованием.

В зволенской районной газете «Вперед» 29 августа напечатаны клеветнические измышления против Советской армии.

Первый секретарь горкома партии г. Лоуни на встрече с представителями советского командования заявил, что он против результатов московских переговоров. Об обстановке в городе свидетельствует письмо, переданное одной из жительниц города советскому командованию: «Товарищи, для того чтобы в г. Лоуни был покой, надо прекратить передачи по радио, которые транслируются на улицах города. Эти передачи идут из здания почты у театра. В них очень плохо говорят об СССР. Нам нельзя говорить с вами... Отдельные руководители, местные комитеты и милиционеры говорят жителям города, что все желающие встретиться с вами являются опасными контрреволюционерами... Мы с вами, друзья».

27-28 августа в г. Комарно правые элементы, захватив руководство городской общественной организацией «СВАЗАРМ» (типа ДОСААФ), использовали его аппарат для изготовления подстрекательских листовок.

Правые элементы организовали кампанию, направленную на то, чтобы потребовать от СССР возмещения «ущерба», нанесенного пребыванием в стране союзных войск. Размер ущерба умышленно завышается.

Контрреволюционеры пытались вести антисоветскую пропаганду и среди советских военнослужащих. 21 августа на аэродроме Градчаны были распространены антисоветские листовки, обращенные к советским воинам. В тот же день отдельные контрреволюционеры с целью деморализации советских солдат призывали их к неповиновению офицерам, заявляли, что якобы два руководителя советского правительства подали в отставку. 22 августа в 5 часов в радиосеть командира полка советской гвардейской танковой дивизии включилась радиостанция, которая вела антисоветскую пропаганду. В каналы связи, обеспечивающие безопасность полетов, неоднократно включались радиостанции, выступавшие с враждебными призывами.

По подпольному радио выступали провокаторы. Один из них, выдавший себя за старшего сержанта советских войск Якова СО КУРА, заявил, что перешел на сторону «чешского народа» и возвращает все свои многочисленные ордена в Президиум Верховного Совета СССР.

В провокационных целях антисоциалистические элементы распространили среди местного населения слух о том, что якобы советский командир полка из-за «сочувтвия чехословацкому народу» отказался выполнять распоряжения советского командования. Сотрудник аппарата милиции района Прага-2 собирал адреса родителей советских военнослужащих с целью направления им писем о том, что их «сыновья-оккупанты» якобы стреляют в мирное население.

В г. Бржецлав была распространена отпечатанная типографским способом листовка на русском языке, подписанная первым секретарем ЧСМ ВОКРОУГЛИЦКИМ. В листовке излагается обращение к советским воинам-комсомольцам «задуматься», с какой целью они пришли в Чехословакию.

Отдельными военнослужащими ЧСНА делались попытки распространить среди наших военнослужащих подпольно издающуюся на русском языке антисоветскую газету под названием «Правда».

Подпольное радио обращалось к девушкам и молодым женщинам с призывом к компрометации советских военнослужащих «как насильников». Об этом же предупредил наших военнослужащих один из военнослужащих ЧСНА, сообщив, что контрреволюционеры намерены подсылать к советским воинам женщин легкого поведения с после- дующей компрометацией их как насильников путем тенденциозного информирования чешской общественности через радио и прессу. В г. Кошице и в других городах ЧССР в начале сентября отмечались случаи, когда к нашим военнослужащим, находящимся в одиночных нарядах, подъезжали автомашины, из которых выходили обнаженные женщины и обнимали солдат. Все это фотографировалось с целью компрометации советских военнослужащих.

С целью разложения союзных войск враждебные элементы пытались распространять провокационные слухи с тем, чтобы поссорить между собой военнослужащих союзных армий и провоцировать неповиновение офицерам.

Имеются данные, что члены Клуба беспартийных активистов вооружены огнестрельным оружием, которое роздано им в связи с подготовкой к осуществлению террористических актов против граждан ЧССР, сочувствующих Советскому Союзу.

В последнее время в г. Брно формируется нелегальная группа членов «Клуба-231», которые агитируют оппозиционно настроенных к правительству коммунистов к переходу на нелегальное положение, если руководство КПЧ будет придерживаться «промосковского курса».

Центральное руководство «Клуба-231» разрабатывает практические меры по обеспечению его деятельности в новых условиях. Из г. Пшерова в МВД ЧССР поступило анонимное письмо от члена этого «клуба», в котором указывается, что активисты «Клуба-231» готовятся к «массовой расправе» над членами КПЧ, готовят против них клеветнические материалы, составляют списки коммунистов, подлежащих аресту. В некоторых городах из числа членов «Клуба-231» создаются вооруженные «группы мстителей».

О деятельности контрреволюции по разжиганию национализма среди населения После ввода союзных войск антисоциалистические силы и контрреволюционные элементы развернули активную кампанию по осуждению «оккупации» ЧССР, разжиганию национализма и вражды в отношении союзных войск. Эта кампания проводилась с одобрения, а порой и под руководством центральных государственных и партийных органов ЧССР.

22-23 августа в Праге распространялись отпечатанные нелегально газеты «Праце», «Вечерни Прага», «Свобода», «Чехословацкий спорт», «Свет в образах», а также спецвыпуск «Руде право». В этих газетах, а также в большом количестве отпечатанных типографским способом листовках выдвигались требования о быстрейшем выводе союзных войск из страны.

28 августа газета «Литерарни листы» опубликовала обращение ПРОХАЗКИ, в которой Советский Союз назывался «жандармом», а внешняя политика СССР - «казацкой дипломатией».

Министр иностранных дел ГАЕК 31 августа на совещании сотрудников посольства ЧССР в Берне призывал к «активному сопротивлению и наращиванию волны протеста против оккупации Чехословакии».

В начале сентября правые развернули провокационную кампанию, требуя возместить экономический ущерб, связанный с вводом союзных войск. В листовках и нелегальных выпусках газет утверждалось, что общая сумма ущерба уже составляет 4 млрд. крон, а ежедневный ущерб от «оккупации» только Праги - 65 млн. крон. 1 сентября реакционные элементы начали кампанию по сбору подписей за проведение «общенародного референдума» с требованием немедленного вывода «оккупационных войск», выполнения программы действий КПЧ, предоставления самостоятельности государственным и партийным деятелям ЧССР и возмещения ущерба от «оккупации».

Нелегальная радиостанция «Прага» не только вела враждебную пропагандистскую кампанию, но и была организационным центром, координировавшим деятельность правых сил против присутствия союзных войск в ЧССР.

5 сентября в пражском кинотеатре «Бланик» демонстрировался тенденциозный документальный фильм о вводе союзных войск в ЧССР, в котором показаны траурные церемонии, посвященные памяти чехословацких граждан, «погибших при вводе союзных войск». Дикторский текст фильма насыщен злобной антисоветской пропагандой, характеризующей советские войска как «оккупационные».

В книжных магазинах г. Кошице продавалась антисоветская брошюра «Документы об оккупации ЧССР». Газета «Праце» помещала статьи об открытии мемориальных досок в честь «трагически погибших граждан» и поддерживала призывы отдельных реакционных районных национальных комитетов к сооружению «более достойных памятников в честь погибших».

Чехословацкое торговое представительство в Бонне получило 23 августа директивное письмо министра внешней торговли ЧССР, в котором всем торгпредствам ЧССР за границей предписывалось активно выступать против ввода союзных войск в ЧССР.

Словацкий писатель ЮРАЙШПИЦЕЛЬ на встрече деятелей культуры с президентом СВОБОДОЙ заявил, что он не видит другого выхода, как взять в руки бесшумные пистолеты, выйти на улицы и убивать советских солдат. Он призвал писателей уйти в подполье и оказывать активное сопротивление «оккупантам».

Первый секретарь Остравского горкома КПЧ ГАЙ в выступлении на собрании одной из парторганизаций города заявил: «Мы все со сжатыми зубами должны выполнять положения позорного Московского договора и обсудить все это на предстоящем XIV съезде КПЧ». ГАЙ подготовил для парторганизаций города инструкцию по проведению партийных собраний об итогах работы августовского Пленума ЦК КПЧ, в которой указывается, что нормализация положения в стране может быть достигнута только после вывода «оккупационных войск». Поэтому всем организациям запрещается вступать в контакты с иностранными войсками и оказывать им какое-либо содействие.

Партком КПЧ и профсоюзный комитет Пльзеньского завода «Шкода» выступили против установления советскими офицерами контактов с партийной организацией и рабочими завода. Пленум райкома партии г. Йиглавы принял решение добиваться немедленного вывода союзных войск. Член Президиума ЦК КПЧ, председатель Национального комитета Южно-Моравской области НОЙБЕРТ на пленуме райкома партии в г. Кромержиже выступил с призывом: «Вон оккупантов из страны». Многие легальные печатные органы в завуалированной форме призывают чехословацких граждан, в первую очередь молодежь, к возможному сопротивлению советским войскам. «Главное - нельзя допустить того, - указывается в газете «Свобода», органе Средне-Чешского обкома КПЧ, - чтобы размывалось то единство, которое соединяло нас в роковые дни». Выступая против установления цензуры над печатью, газета «Смер», орган Средне-Словацкого обкома КПЧ, констатирует, что «лучше уйти в горы, чем смириться с неволей».

Западно-Чешский обком КПЧ дал указание районным организациям не встречаться с советскими военнослужащими и на контакт с ними не идти, а председателям сельхозкооперативов предложил не принимать помощь от советских войск в уборке урожая. Специальные представители этого обкома предупреждают население, чтобы оно не вступало в контакты с военнослужащими СССР.

Первый секретарь Южно-Моравского обкома КПЧ ЧЕРНИ после ввода союзных войск в ЧССР отдал распоряжение отделу виз и регистрации областного управления МВД срочно оформить заграничные паспорта для ряда лиц, настроенных антисоциалистически и антисоветски. Одной из задач, которая была поставлена перед этими лицами накануне выезда, являлось освещение в извращенном виде положения, сложившегося в Чехословакии после прихода союзных войск. На основании выданного по рекомендации ЧЕРНИ паспорта в Австрию выехал диктор телевидения г. Брно ПОПЕЛ КА, который затем выступил по венскому телевидению с враждебными выпадами против СССР.

Генеральный прокурор ЧССР дал устное распоряжение формально разбирать дела по вопросам бесчинств граждан по отношению к союзным войскам, а затем прекращать их, а задержанных выпускать на свободу.

Факты преследования лиц, дружески относящихся к СССР или сотрудничавших с советскими представителями

Контрреволюционные элементы проводят террор в отношении лиц, преданных делу социализма и дружбе с Советским Союзом.

По подпольному радио от имени ЦК КПЧ неоднократно передавались призывы о том, чтобы лиц, вступающих в контакты с советскими войсками, считать врагами народа, совершать на них нападения.

Подпольная радиостанция «Свободная Прага» передавала номера автомашин, используемых советским командованием, с указанием уничтожить их и находящихся в них лиц.

Следуя этим призывам, контрреволюционеры терроризируют лиц, выступающих против них.

22 августа в Кошице группа хулиганов избила, раздела догола и, измазав краской, водила по городу бывшую советскую гражданку - жену начальника политотдела Кошицкого высшего военно-авиационного училища полковника БЕЛАСА, лояльно настроенного по отношению к СССР и Советской армии. Два участника указанного бесчинства КОПЧИК Иозеф, 1949 года рождения, и ДОМЕНЦОВ Екатерин, 1948 года рождения, задержаны венгерскими пограничниками при переходе ими границы. В совершенном преступлении они признались. По возвращении в ЧССР они были освобождены. августа после полудня из окна четвертого этажа здания обкома КПЧ г. Усти-на-Л абе был выброшен начальник штаба народной милиции в г. Теплице ВЕСЕЛИЙ, вызванный туда под предлогом решения служебных вопросов.

В ночь на 30 августа группа молодежи, прибывшая из города в госхоз Яников-Двор, вымазала краской ноги местного сторожа за то, что он протестовал против бесчинств этой группы.

августа в Братиславе только за беседу с советскими солдатами группа хулиганов нанесла телесные повреждения местному жителю преклонных лет, несшему охрану здания почты.

Офицер чехословацкой военной контрразведки в г. Часлав угрожал военнослужащим последствиями за «сотрудничество с оккупантами».

Бывший заместитель министра внутренних дел ЧССР ЗАРУБА застрелился после того, как его пытались заставить подписать протест против «оккупации ЧССР». Продолжается травля бывшего председателя ЦС профсоюзов ПАСТЫРЖИКА, которого не принимают на работу даже по объявлениям о найме.

В конце августа подпольные радиостанции контрреволюционеров передали призыв к расправе над диктором советской радиостанции СВИТЛОВОЙ, бывшей сотрудницей аппарата ЦК КПЧ, и указали ее домашний адрес, где находились ее дети.

1 сентября в гор. Михайловцы советский офицер разговаривал с чехом, который в конце беседы дружески пожал ему руку. Группой реакционеров этот чех был жестоко избит. Аналогичный случай имел место в гор. Попрад.

Трое рабочих завода ЧКД, подписавших письмо, опубликованное в «Правде», обратились к командиру батальона советских войск с просьбой защитить их, так как они опасались расправы.

4 сентября член Президиума ЦК КПЧ МЛЫНАРЖ на совещании работников прессы и телевидения заявил: «Надо внимательно следить за «приспособленцами», теми, кто захочет пресмыкаться перед оккупантами».

Во Втором управлении МВД ЧССР активно действуют конспиративные группы из числа правонастроенных сотрудников, которые ведут работу против советских представителей и чехословацких сотрудников госбезопасности, поддерживающих связь с советскими работниками. Деятельностью этих групп руководит партком Главного управления государственной безопасности во главе с ШАРИКОМ. Некоторые сотрудники управления по заданию ШАРИКА поддерживают контакт с нелегальными чехословацкими радиостанциями и информируют их о положении в МВД ЧССР.

На заседании Президиума ЦК КПЧ 30 августа секретарь ЦК ШПАЧЕК и член Президиума МЛЫНАРЖ потребовали удаления из Президиума БИЛЯКА, КОЛЬДЕРА и ШВЕСТКИ, за которыми, по их словам, «стоят советские танки, а не чехословацкий народ». Предварительно ДУБЧЕК лично уговаривал их «добровольно» уйти из Президиума. По некоторым данным, за КОЛЬДЕРОМ и КАПЕКОМ было установлено наблюдение, на них собираются «компрометирующие данные».

9 сентября член Президиума ЦК КПЧ ШИМОН, выступая на партийном активе одного из пражских заводов, высказался против контактов чехословацких граждан с советскими военнослужащими. ШИМОН заявил, что после ухода из ЧССР советских войск будет проведено расследование деятельности лиц, сотрудничающих с «оккупантами».

Контрреволюционные элементы совершают налеты на квартиры отдельных лиц, сотрудничающих с советскими представителями, и угрожают им и их семьям физической расправой. Было, например, совершено нападение на квартиру заместителя министра внутренних дел ШАЛГОВИЧА.

28 августа секретарь райкома КПЧ Прага-8 СУХИЙ заявил группе старых коммунистов, которые отказались выступить с протестом против «оккупации», что они навлекают на себя угрозу расправы со стороны «патриотов». 30 августа на стенах домов этих коммунистов появились надписи, призывающие к расправе над ними.

О связях контрреволюции ЧССР с западными подрывными центрами

Западные державы оказывают непосредственную помощь контрреволюционным элементам в ЧССР в их борьбе со здоровыми силами в Чехословакии и против союзных во- йск, вступивших на ее территорию. Имеются данные о том, что правительство ФРГ считает необходимым активизировать имеющиеся в ЧССР нелегальные вооруженные группы «сопротивления» из студентов, рабочих и военнослужащих. Такие группы уже созданы в ряде городов страны, в том числе из солдат и офицеров гарнизона в Ческе-Будеевице, Трибовского и Крумловского гарнизонов. Центры таких групп находятся в окрестностях Праги, в западной части ЧССР, в Кладно, Нимбурге и Млада-Болеславе. Созданы группы сопротивления на заводах в Пльзене и Страконице. ФРГ, судя по имеющимся данным, имеет связь с некоторыми группами «сопротивления», оказывает им помощь и считает, что следует активизировать создание новых групп подобного рода.

Отдельные западноевропейские страны помогают контрреволюционным элементам в ЧССР оружием и средствами пропаганды. Так, например, накануне ввода союзных войск в ЧССР туда, по некоторым сведениям, прибыло 500 австрийских полицейских в штатском, которые ввезли в страну оружие. Оружие ввозилось в ЧССР из Австрии также на санитарных машинах. В течение июля - августа с.г. из Австрии в ЧССР были переброшены 22 передвижные радиостанции западногерманского производства, приспособленные для монтирования на грузовых автомашинах. По некоторым сведениям, радиостанции и другая радиоаппаратура передавались группам «сопротивления» и впоследствии использовались для передачи антисоветских пропагандистских материалов.

Австрийская военная разведка активизировала деятельность своей агентуры в ЧССР, особенно среди офицерского состава чехословацкой армии. Агентам была поставлена зада- ча создавать подпольные организации и совершать террористические акты против тех, кто «препятствует процессу либерализации». По имеющимся данным, радиостанция в Линце (Австрия) поддерживала связь с подпольными радиостанциями, действовавшими в ЧССР. Западные державы оказывают материальную помощь лицам, выступающим в поддержку контрреволюционных сил или поставляющим им информацию о событиях в ЧССР.

Посольство США в Риме предлагало материальную помощь некоторым дипломатам Чехословакии. Руководитель венского отделения Международной федерации свободных профсоюзов МАТ АЛ ежедневно принимает у себя граждан ЧССР и оказывает финансовую помощь тем из них, кто дает согласие собирать для него информацию о положении в ЧССР. Из ФРГ в западногерманское представительство в Праге регулярно поступают пакеты и контейнеры, которые не подвергаются никакому таможенному досмотру. Член Президиума ЦК КПЧ ЭРБАН выезжал в Англию для переговоров с руководством лейбористской партии. В связи с этим ГАЕК направил в посольство ЧССР в Лондоне указание оказать ЭРБАНУ всяческое содействие в проведении этих переговоров.

Некоторые деятели контрреволюции, в частности ШИК, вынашивали идею создания эмигрантского правительства Чехословакии. В начале сентября в Австрию выезжали два представителя правых для установления контактов с ШИКОМ. Этим представителям было поручено передать ШИКУ, чтобы он не торопился с созданием такого правительства, поскольку это скомпрометировало бы нынешнее правительство ЧССР. Во время своего пребывания в Австрии ГАЕК высказывал мнение, что сейчас нецелесообразно спешить с созданием эмигрантского правительства. По его словам, социалистические страны сами поймут «политическую невыгодность оккупации». В связи с этим он указал на возможность усиления «движения сопротивления» в ЧССР, включая саботаж и применение методов партизанской борьбы.

Получены данные о том, что ГАЕК, находясь в Швейцарии, проводил консультации с рядом дипломатических представителей Чехословакии в западноевропейских странах по вопросу о созыве международного совещания представителей коммунистических и рабочих партий, посвященного положению в ЧССР. ГАЕК, в частности, поручил чехословацкому послу в Париже выяснить отношение к этой идее Французской компартии и заручиться ее поддержкой.

Группа чехословацких журналистов, покинувших в последнее время ЧССР, создала с помощью западных разведывательных центров нелегальную организацию, которая выступает против Московских соглашений. Важную роль в направлении этой деятельности группы играет упоминавшийся выше ТИГРИД. Входящий в указанную группу писатель МУХА недавно посетил Лондон с целью «дать советы» Би-би-си, как вести пропаганду на ЧССР.

В середине сентября с.г. в Мюнхене под председательством профессора ХАРЛИЧЕКА и бывшего офицера ЧСНА КАЛИАНА состоялось совещание группы активных чехословацких контрреволюционеров, бежавших за границу; среди них были представители «движения сопротивления», прибывшие на совещание из ЧССР. На совещании обсуждался вопрос о создании единого центра для оказания помощи «движению сопротивления», обеспечения его радиопередатчиками и пропагандистскими материалами.

О деятельности контрреволюционных сил в армии

Чехословацкая народная армия (ЧСНА) после ввода союзных войск на территорию страны в целом сохраняла нейтралитет. Не было зафиксировано ни одного случая столкновения чехословацких армейских частей с союзными подразделениями. Однако развитие событий показало, что правые и контрреволюционные силы вели активную работу по разложению подразделений ЧСНА как в ходе пребывания в ЧССР союзных войск, так и задолго до их вступления.

Идеологической базой контрреволюции в армии явился «Меморандум о чехословацкой военной доктрине», подготовленный группой военных историков Академии имени Готвальда в соответствии с программой действий КПЧ. В «меморандуме» содержалось положение о необходимости «теоретического» учета варианта обороны Чехословакии вне рамок Варшавского договора, а также в системе других договорных обязательств ЧССР.

События подтвердили, что контрреволюционные силы после ввода союзных войск стали опираться в армии на политорганы, где правым силам через посредство контролируемых ими партийных организаций удалось укрепиться.

После ввода союзных войск в Чехословакию среди партийных работников и командного состава армии были зафиксированы многочисленные факты антисоветских высказываний и враждебной деятельности. Так, начальники политотделов ряда частей ЧСНА проводили среди подчиненных антисоветскую пропаганду. Некоторые из них заявляли, что, вступая в контакт с советскими представителями, они лишь выполняют приказ, а на деле они против этого. Замполит одного из авиационных полков ЧСНА заявил, что чехословацкая армия «предала свой народ», не оказав сопротивления «оккупантам», и что она должна искупить вину путем активной борьбы с Советской армией. Он дал указание готовить военнослужащих к партизанской борьбе. Для выработки конкретных подрывных акций к нему систематически приезжали единомышленники из Праги.

Начальник политотдела одной из бригад ЧСНА выступил 28 августа перед личным составом с призывом бороться против Советской армии, угрожая тюрьмой и расстрелом тем, кто откажется от участия в этой борьбе. Парткомы, политотделы и командиры от- дельных дивизий ЧСНА выступили против итогов Московских переговоров и советско-чехословацкого коммюнике.

В одном из помещений воинского соединения ЧСНА в г. Гавличкув-Брод был вывешен плакат: «С оккупантами нет дружбы на вечные времена». На офицерском собрании соединения было принято решение возвратить в СССР знамя Богдана Хмельницкого, врученное ему советским соединением-побратимом. По указанию командира одной из воинских частей в г. Йиглава 29 августа было посажено на гауптвахту несколько солдат за то, что на политзанятиях они рассказали о своих встречах с советскими военнослужащими.

В г. Чаславе секретарь комитета КПЧ СМЕТАНА, делегат XIV съезда КПЧ, проводил агитацию против союзных войск в воинских подразделениях чехословацкой армии Командир чехословацкого танкового полка, дислоцированного в г. Михаяловце,29 августа перед строем полка демонстративно сорвал с груди советскую медаль и выбросил ее. В ряде частей и соединений ЧСНА контрреволюционные элементы, пробравшиеся на важные посты в армии, игнорируют приказы и распоряжения главнокомандующего ЧСНА и министра национальной обороны ДЗУРА, связанные с выполнением Московского соглашения.

Правые элементы ЧСНА, возглавляемые МЕНЦЕЛЕМ, ПРХЛИКОМ и БИЗИКОМ, направили 23 августа группы офицеров по 3-4 человека на завод тяжелого машиностроения и судостроительный завод в Лоденице для установления контактов со штабами народной милиции этих предприятий с целью организации демонстрации по возвращении президента СВОБОДЫ из Москвы. Они рекомендовали рабочим выйти на демонстрацию с оружием и применить его, если советские войска попытаются разогнать демонстрацию.

Хотя офицеры МНО и Генштаба ЧСНА формально поддерживают деловые контакты с командованием союзных войск, однако они не идут на установление с ним дружественных отношений. Среди старших офицеров и генералов стал распространяться тезис, что они «не должны стать коллаборационистами». Этому способствовало выступление начальника Главного управления контрразведки ЧСНА, который 29 августа на совещании начальников управлений и отделов Генштаба заявил, что офицерский состав может иметь различные мнения о вводе союзных войск. Офицеры, по его словам, не должны бояться, что они будут преследоваться за различные убеждения и настроения.

Секретарь Пражского горкома КПЧ ШИМОН, выступая на собрании партийного актива в районе Прага-Либень, призывал не идти на контакты с советскими офицерами, не допускать их на заводы и заявил, что после ухода советских войск будут приняты меры по расследованию деятельности тех лиц, которые с ними сотрудничали, и что они будут привлечены к ответственности.

Деятельность контрреволюции в армии не ограничивается антисоциалистической и антисоветской пропагандой. Имеются многочисленные факты, свидетельствующие о попытках создания подпольных групп и отрядов для возможной борьбы против союзных войск, а также доказательства непосредственного участия военнослужащих и командного состава в контрреволюционных акциях и использования ими для этого армейских технических средств.

22 августа в Кошицком высшем авиационном училище было проведено совещание офицеров, на котором высказывались требования начать активную борьбу против советских войск. Один из выступавших заявил, что для этих целей у него имеется оружие, которое будет роздано после получения сигнала о начале «восстания». По окончании совещания все присутствовавшие под угрозой смерти были предупреждены о неразглашении принятого на совещании решения. Среди местного населения г. Кошице в тот же день было распространено обращение личного состава Кошицкого высшего авиационного училища к «Командующему оккупационными войсками в ЧССР» с требованием немедленного вывода войск. В обращении указывалось, что ответственность за последствия несут «агрессоры». Командование училища отказало в предоставлении линий связи для войск Прикарпатского военного округа.

Для ведения антисоветских передач контрреволюционными силами активно использовались радиостанции системы Гражданской обороны и другие средства связи, подготовленные на случай чрезвычайного военного положения. При этом применялась заранее подготовленная специальная аппаратура с целью затруднить пеленгацию нелегальных радиостанций. Военные радиостанции Министерства национальной обороны и Генштаба непосредственно сотрудничали с нелегальными радиостанциями, что обеспечило четкую координацию деятельности этих радиостанций.

По полученным сведениям, к 26 августа вся радиолокационная техника чехословацкой армии была временно приведена в негодность, чтобы не допустить ее использования союзными войсками. Все армейские радиопередающие устройства были законсервированы и снабжены специальными кодами на случай возможного ввода в действие. Из 35 радиостанций, находившихся в ведении Министерства национальной обороны ЧССР и переданных генералом ПРХЛИКОМ в распоряжение контрреволюционеров, 10 были демонтированы и вывезены на Запад.

В ряде случаев контрреволюционеры получали для использования в своих целях военное имущество. В нелегальном радиоцентре, раскрытом в населенном пункте Гнуштя, использовалась войсковая радиостанция. Радиосредства дислоцированного в населенном пункте Клецаны полка вели усиление радиопередач маломощных нелегальных радиостанций.

Было установлено, что средства военной связи отдельных соединений ЧСНА использовались при работе радиостанции контрреволюционеров «Свободное радио» и переговоров между Прагой, Братиславой и Брно. В городе Свитавы враждебные радиопередачи велись танковыми радиостанциями чехословацкой армии. 30 августа в районе г. Готвальдов советскими специалистами в одной из буровых вышек была обнаружена и уничтожена подпольная радиостанция. Вышки охранялись чехословацкими военнослужащими.

Личный состав подразделений и их материальные средства использовались также для изготовления и распространения антисоветских листовок. Так, из расположения чехословацкой дивизии в г. Гавличкув-Брод гражданские лица в течение ряда дней выносили кипы листовок, которые затем увозились на автомашинах. 2 сентября в г. Часлав было зафиксировано разбрасывание листовок с военной автомашины танкового полка чехословацкой армии. В этих листовках утверждалось, что армия «готова к борьбе с оккупантами», хотя в сложившихся условиях не в состоянии начать этой борьбы. Предпринятые в последнее время командованием ЧСНА меры пока не привели к сколько-нибудь существенным изменениям в настроении личного состава чехословацких вооруженных сил.

О подрывной деятельности контрреволюционных элементов в МВД ЧССР после ввода союзных войск

Характер акций, предпринятых контрреволюционными силами в МВД ЧССР, свидетельствует о том, что ПАВЕЛ и его сторонники самым тщательным образом готовились к действиям на случай ввода союзных войск на территорию ЧССР. Под непосредственным руководством ПАВЕЛА был разработан специальный оперативный план, преду- сматривавший реорганизацию центральных и периферийных органов МВД, создание агентурной сети, отрядов и групп на ключевых объектах и усиление охраны руководителей радио, телевидения и деятелей литературы и искусства, активно выступающих с антисоциалистических позиций.

В числе мероприятий, предусмотренных планом, намечалось обеспечение беспрепятственного вещания чехословацкого радио и прекращение глушения передач зарубежных радиостанций, использование радиосредств, телевидения и прессы для целей контрреволюции.

Отдельные подразделения МВД были привлечены к деятельности против союзных войск. Ушедший в подполье ПАВЕЛ лично через систему связников и по телефону осуществлял общее руководство этими подразделениями. Штаб ПАВЕЛА организовал работу ряда нелегальных радиостанций и оказал помощь контрреволюционерам в проведении подрывной работы против союзных войск. Снятие указателей с названиями улиц и номеров домов было произведено агентурой ПАВЕЛА по его непосредственному указанию. По указанию штаба ПАВЕЛА против союзных войск была использована мобилизационная система и средства гражданской обороны. Имеются данные о том, что в ряде мест областные и районные комитеты КПЧ и руководящие органы госбезопасности и охраны общественного порядка после ввода союзных войск ушли в подполье, изменив и засекретив свое местонахождение и создав тайные склады оружия.

В ночь на 26 августа в помещении Рузинской тюрьмы была обнаружена подпольная типография, печатавшая антисоветскую газету «Свобода». Изданием газеты занималась группа сотрудников МВД ЧССР.

В целях обеспечения беспрепятственной деятельности контрреволюции после ввода союзных войск правые в партийном и оперативном руководстве МВД не только полностью парализовали работу ряда управлений и отделов МВД, но и всячески стремились убрать с руководящих постов в органах госбезопасности представителей здоровых сил и деморализовать лиц, в той или иной мере не согласных с линией ПАВЕЛА.

На совещании руководящих работников милиции и органов госбезопасности 23 августа был объявлен приказ по МВД ЧССР, согласно которому работникам министерства запрещалось вступать в контакты с союзными войсками.

ПАВЕЛ, действуя из своего убежища, отдал приказы о смещении ряда ответственных работников МВД и пытался направлять деятельность всех органов МВД ЧССР. В интервью ПАВЕЛА, напечатанном в газете «Правда» (орган Западно-Чешского обкома КПЧ) за 28 августа с.г., говорилось, что он «заседает в правительстве» и несет «полную ответственность» за принимаемые правительством решения, хотя ему «приходится часто менять свое местонахождение». ПАВЕЛ заявил, что служба безопасности «помогает охранять чехословацких граждан от арестов, распространяет листовки, охраняет органы радиовещания и телевидения, а также дезинформирует командование союзных войск».

31 августа в Праге было объявлено о смещении ПАВЕЛА с поста министра внутренних дел ЧССР и назначении на этот пост Яна ПЕЛНАРЖА, бывшего председателя Национального комитета Западно-Чешской области.

Обстановка в органах безопасности ЧССР продолжает оставаться сложной. Сторонники ПАВЕЛА перешли на полулегальное положение, а некоторые из них пытаются выехать за границу. Около 50 процентов оперсостава управления довольны отстранением ПАВЕЛА и чувствуют себя более уверенно. Однако правые во главе с парткомом МВД консолидируют свои силы и открыто ведут обработку оперсостава в антисоветском духе.

Тяжелая обстановка сложилась и в органах народной милиции. Восемь месяцев бесконтрольного хозяйничанья праворевизионистских и антисоциалистических элементов в органах массовой пропаганды и многократные смены в партийном руководстве отрицательно сказались на моральном духе и боеспособности народной милиции. В ряде мест представители народной милиции встали на путь поддержки контрреволюционных сил, предоставляли в их распоряжение радиостанции и оружие.

Правые силы пытаются разлагать народную милицию, усиливать среди ее членов националистический психоз и антисоветские настроения. При этом они действуют через послушные им партийные органы на местах (райкомы, обкомы). На ряде предприятий секретари парткомов, выдвинутые в свое время правыми силами, пытаются взять руководство народной милицией в свои руки.

Имеющиеся данные свидетельствуют о том, что в настоящее время контрреволюционные элементы в органах МВД и народной милиции перешли к новым, более конспиративным и изощренным формам подрывной деятельности. Они ведут работу по срыву выполнения условий Московского протокола. Новый министр внутренних дел ПЕЛНАРЖ выполняет указания СВОБОДЫ и ЧЕРНИКА формально и, по существу, уклоняется от конструктивного сотрудничества с советскими представителями. Предусмотрено пополнить состав народной милиции «молодыми» кадрами, т. е. за счет политически незрелой части населения. Все это указывает на то, что контрреволюционные силы в органах госбезопасности и народной милиции стремятся продолжать подрывную деятельность и не намерены уступать своих позиций.

Антисоциалистические элементы в Чехословакии в последнее время переходят к более конспиративным методам подрывной деятельности. Избегая открыто выступать против Московского соглашения, они активизируют подпольную деятельность по срыву выполнения вытекающих из него обязательств и организации «морального террора» против здоровых сил в партии.

Органы массовой пропаганды, несмотря на смену некоторых лиц, состоявших в их руководстве, продолжают находиться в руках правых, которые по-прежнему ведут обработку общественного мнения в антисоветском духе.

Антисоциалистические силы активно используют пребывание союзных войск в ЧССР для разжигания националистического психоза среди населения. В материалах печати, радио и телевидения проводится мысль о том, что нынешняя «ненормальная» обстановка в стране вызвана приходом союзных войск, которые якобы нарушили деятельность органов власти, работу предприятий и нанесли большой ущерб экономике ЧССР.

На территории страны не прекращают своей деятельности подпольные радиостанции, в передачах которых продолжают иметь место выпады против СССР и союзных армий. По-прежнему распространяются нелегальные издания. На стенах зданий и в витринах магазинов в ряде городов (Кошице, Прешов, Банска-Бистрица) вывешиваются списки «коллаборационистов» с требованием учинить над ними расправу.

Однако, несмотря на всю сложность и противоречивость обстановки, в Чехословакии в настоящее время осуществляется процесс внутриполитической стабилизации. Благодаря последовательной марксистско-ленинской позиции руководства пяти социалистических стран в ЧССР происходит дифференциация общественного мнения. Все большее число чехов и словаков начинает понимать, что ввод союзных войск вызван необходимостью борьбы с антисоциалистическими и контрреволюционными силами и преследует цель помочь чехословацкому народу нормализовать положение в стране.

Важным этапом нормализации положения в ЧССР явились состоявшиеся в Москве 3-4 октября советско-чехословацкие переговоры, в ходе которых были намечены пути упрочения социализма в ЧССР и укрепления единства чехословацких коммунистов на принципах марксизма-ленинизма. После этих переговоров Президиум ЦК КПЧ, учитывая характер сложившейся обстановки, принял решение о том, чтобы в ближайшее время были конкретно сформулированы главные задачи партии в области стабилизации политической системы в ЧССР и повышения руководящей роли КПЧ на всех участках общественной жизни.

НАЧАЛЬНИК ПЕРВОГО ГЛАВНОГО УПРАВЛЕНИЯ КОМИТЕТА ГОСУДАРСТВЕННОЙ БЕЗОПАСНОСТИ при СОВЕТЕ МИНИСТРОВ СССР А. САХАРОВСКИЙ Пометы: «Согласиться. Суслов. Катушев. Пономарев», «Замечания учтены. Андропов». Там же. Л. 2-60. Копия.