ПБЭ/ВТ/Авель

Материал из Викитеки — свободной библиотеки
Перейти к навигации Перейти к поиску

Авель
Православная богословская энциклопедия
Brockhaus Lexikon.jpg Словник: А — Архелая. Источник: т. 1: А — Архелая, стлб. 128—132 ( скан · индекс ) • Другие источники: БСЭ1 : БЭАН : ЕЭБЕ : МЭСБЕ : ЭСБЕ : EBD (1897) : OSNПБЭ/ВТ/Авель в дореформенной орфографии


[127-128] АВЕЛЬ — второй сын Адама и Евы, брат Каина, который из зависти убил его. Авель был пастух, Каин земледелец; и таким образом в первом семействе уже явились два главных рода жизни евреев (Быт. 4, 1—8). Авель был первым «мучеником» за веру (Матф. 23,25; Евр. 11, 4) и всей своей историей предызображает, во-первых, праведников, часто гонимых нечестивыми, и во-вторых Иисуса Христа, невинной жертвы, закланной во искупление грехов. Что касается прообразования Авелем гонимых праведников, то в этом отношении история его говорит сама за себя в виду того, что он потерпел от Каина, своего нечестивого братоубийцы. Уже писатель книги Премудрости (10, 3) называет Каина неправедным, который, „отступив от премудрости, в гневе своем погиб от братоубийственной ярости“; а затем Сам Иисус Христос называет Авеля праведным, и он отнесен к числу пророков и [129-130] святых, кровь которых падает на иудеев (Матф. 23, 32—35). Ап. Павел, к Евр. 11, 4, говорит, что в силу веры, с какою Авель совершал свое жертвоприношение, он получил от Бога свидетельство, что он праведен, потому что Бог принял его приношение. Ап. Иоанн (1 Иоан. З, 10—12) указывает, в качестве отличительных признаков сынов Божиих и сынов диавола, праведность и братскою любовь, и указывает на Каина, „который был от лукавого, и убил брата своего. А за что убил его? За то, что дела его были злы, а дела брата его праведны“. Таким образом, Авель изображается в Св. Писании как первое олицетворение добра, в противоположность Каину, который, как представитель зла, ненавидит его, и делает его жертвой своей жестокой зависти. Эта мысль проходит и у древних отцев церкви. Так, эти два брата, по объяснению св. Амвросия, изображают собой два противоположных класса людей: из них один класс всё относит к себе, а другой класс всё относит к Богу, и подчиняется Его управлению. Оба эти класса одного и того же рода, но противоположного духа. Авель есть образ добрых, Каин — образ злых. Затем оба эти брата изображают собою два народа, — иудеев и язычников. Каин изображает народ иудейский, народ братоубийственный; Авель — язычников, сделавшихся христианами, которые преданы Богу, занимаются небесными делами и удаляются земных. Те же самые истины излагает и бл. Августин. Время, в течение которого нарождающиеся люди заступают место умирающих, есть история двух градов: Каин, рожденный первым из двух предков человечества, принадлежит к граду человеческому, а Авель, родившийся вторым, принадлежит к граду Божию („О граде Божием“, 15, 1). Град Божий, временно существующий здесь на земле, предызображен в своем действительном составе Каином и Авелем и обнимает в себе две группы людей,— земных и небесных (там же 15, 1). С того времени, как Авель, первый праведник, был убит своим братом, церковь совершает свое странствование среди гонений мира сего, находя себе утешение от Бога (18, 51, 2). Град небесный начался с самого Авеля, как и град земной с Каина. Этот град небесный, следовательно, весьма древний, он уповает на небо, и называется Иерусалимом и Сионом. Говоря об убийстве Авеля Каином, св. Иоанн Златоуст (на кн. Быт. Беседа 19, 6) замечает, что христиане не должны бояться здесь превратностей и зол, но скорее должны остерегаться, чтобы не делать зла другим. Кто в самом деле несчастнее: убийца, или его жертва? Ясно, что убийца. Авеля всегда прославляют, как первого исповедника истины, а его убийца вел жалкую жизнь, был проклят Богом, и его считали человеком омерзительным. А какое различие еще в будущей жизни? Авель будет царствовать во веки с патриархами, пророками, апостолами и всеми святыми, и с самим Иисусом Христом; а Каин вечно будет терпеть муки адские. И те, кто будут подражать ему, подвергнутся таким же мучениям; а добрые, верные подражатели Авеля будут причастниками его блаженства. Затем Авель был и несомненным прообразом Иисуса Христа в трех различных отношениях: а) как пастырь овец, б) как человек, приносивший праведную жертву, и в) как потерпевший насильственную смерть. Как пастух стада, Авель поистине был прообразом Иисуса Христа, истинного и доброго Пастыря, Который добре пасет Свое стадо. Затем, жертва Авеля была первою из жертв, принесенною чистыми руками; в этом отношении он, как и все последующие жертвоприношения, предызображал жертвоприношение Единородного Сына Божия на кресте и в евхаристии. Чтобы изобразить страдания нашего Искупителя, Авель принес в жертву агнца, прообразуя того Агнца, о котором провозвещал [131-132] пророк Исаия и на которого прямо указал Иоанн Предтеча, как на Агнца, вземлющего на Себя грехи мира. Еще яснее Авель предызображал Иисуса Христа своей насильственной смертью. Будучи убит из ненависти своим братом Каином, он прямо предызображал Иисуса Христа, павшего жертвой ненависти иудеев. Но смерть Иисуса Христа, походя на смерть Авеля, имела неизмеримо большее значение перед Богом. Кровь Авеля вопияла о мщении к небу (Быт. 4, 10); и таким образом, в силу своей веры, этот праведник еще говорил и после своей смерти (Евр. 11, 4). Но пролитая кровь Иисуса Христа, Ходатая нового завета, вопияла еще громче, чем кровь Авеля (Евр. 12, 24). Та вопияла о мщении, а кровь Спасителя вопияла о милости и прощении. Отцы церкви вообще подробно развивали эту сторону в истории Авеля, как прообраза Иисуса Христа. Некоторые из них прославляют Авеля, как первого из мучеников. «Будем подражать, братия мои возлюбленные, писал св. Киприан, праведному Авелю (Epist. 16, De exhortatione Martyrii), начавшему мученичество, поелику первый был убит за правду». «Авель, говорить он в другом месте, принесший Богу жертву, потом и сам был принесен в жертву Господу, так что, давая первый пример мученичества, он первый славою своей крови возвестил о страданиях Спасителя». Затем он же, еще в другом месте, говорит, что патриархи, пророки и праведники, которые были прообразами Христа, все были также и образцами терпения. Таков Авель, первый мученик и первый гонимый праведник, который не противодействовал своему кровожадному брату, но спокойно предоставил себя убить, как жертву смиренную и кроткую. Объединяя все эти прообразовательные черты в истории Авеля, св. Кирилл александрийский (М. П. Гр. 69, 40—44) вообще признавал в Каине и Авеле тайну Христа, от Которого мы получили спасение. Каин изображает собою Израиля, первородного от Бога; Авель, бывший пастухом, был прообразом Еммануила, главы стада; как праведник, он предызображал невинного Христа, Который, в качестве Первосвященника, принес жертву высшую жертвоприношений ветхозаветных. Израиль из ревности убил Христа, и кровь Иисуса возопияла о мщении против богоубийственных иудеев. Та же мысль развивается и у других отцев церкви, как напр, у св. Иоанна Златоуста, Амвросия и др.

Авель правед. вспом. церковию в неделю свв. праотец. В некоторых древних греческих месяцесл., кроме того, память его полагается 1 и 20 марта (см. Сер. М.).

— Слово Авель, как составная часть, входит во многие библейские названия (Авель-Мехола — место рождения пр. Елисея — 3 Ц. 19, 16; Авель-Мицраим, где происходило оплакивание Иакова — Быт. 50, 11; Авель-Ситтим, где израильтяне имели стан перед переходом чрез Иордан — Числ. 25, 1; И. Нав. 2, 1 и проч.).