ПБЭ/ВТ/Бероз

Материал из Викитеки — свободной библиотеки
< ПБЭ
Перейти к навигации Перейти к поиску

Бероз
Православная богословская энциклопедия
Brockhaus Lexikon.jpg Словник: Археология — Бюхнер. Источник: т. 2: Археология — Бюхнер, стлб. 410—415 ( скан · индекс ) • Другие источники: БСЭ1 : ЕЭБЕ : МЭСБЕ : НЭС : ЭСБЕ : REПБЭ/ВТ/Бероз в дореформенной орфографии


[409-410] БЕРОЗ — известный халдейский жрец-писатель; по свидетельству Синкелла, род. во времена Александра Великого, жил от 330 — 260 г. до Р. Хр. И. Флавий (Contra Apion. 1, 19) говорит о нем, что это был халдей, хорошо знакомый со всеми науками, писал об астрономии и философии халдеев, причем в основу клал всегда самые древние свидетельства. О потопе он рассказывал совершенно похоже на Моисеево повествование, причем изложил период от Ноя до Набополассара, отца Навуходоносора (И. Флавий смешивает здесь Набополассара с Набонассаром, как и в другом месте — Древн. 10, 11, 1 — отца Навуходоносора называет также Навуходоносором). В третьей книге своего сочинения Χαλδαικὰ Бероз наконец доводит историю [411-412] Навуходоносора до Кира. Из того, что Бероз, как сказано, был не только историком, но и астрономом, некоторые предполагали, что тут разумеются два различных лица одного и того же имени, но без достаточного основания. К написанию этого, довольно кратко изложенного И. Флавием творения побудил Бероза подготовленный Александром и совершенный Диадохами переворот во всех политических отношениях в Азии и Египте. После того, как европейские династии утвердились в древних царствах Вавилонии и Египте, после того, как под именем эллинизма наступило известное смешение эллинских и восточных элементов, для мыслящих умов стала очевидной необходимость собрать предания прошлого, чтобы оставить живущим при совершенно других условиях потомкам возможно верное изображение прошлых времен. Да и новыми греческими властелинами без сомнения чувствовалась потребность сделать доступною и понятною для греческих читателей многовековую историю только что покоренных народов. Вот почему почти в одно и то же время Манефон посвятил в Египте своему царю Птоломею Филадельфу «Историю древнего Египта», а Бероз в своем сочинении, под заглавием «Халдейская история», предложил историю древней Халдеи своему селевкидскому повелителю Антиоху Сотеру (280—261). К сожалению, от этого сочинения дошли до нас лишь отрывки, притом часто в искаженном виде, у Евсевия и Синкелла, у которых можно находить также извлечения из Бероза, сделанные Аполлодором афинским (ок. 140 г. до Р. Хр.), Александром Полигистором (ок. 80) и Авиденом.

В первой книге сочинения Бероза, насколько позволяют заключать сохранившиеся фрагменты, содержатся мифические рассказы о первоначальном творении, о положении и плодородии Вавилонии, и особенно о рыбо-человеке Оаннесе, которому Вавилония обязана была своей культурой. Во второй книге Бероз переходит собственно к халдейской частной истории, причем время до Набонассара разделяется на допотопный и послепотопный периоды. Для первого периода назначаются изумительно высокие цифры (сары по 3600 лет, неры по 600 и соссы по 60 лет). Согласно с еврейским повествованием Бероз признает существование десяти допотопных царей (в книге Бытия — патриархов): Алора, Алапара, Алмелона, Амменона, Амегалара, Давония, Едоранха, Амемфсина, Отиарта и Ксисутра, которые вместе жили 120 сар = 432,000 лет. При Ксисутре произошел всемирный потоп. Кронос во время сна явился к Ксисутру и объявил ему, что в 15-й день месяца Дазия люди будут поглощены потопом; поэтому он должен начало, середину и конец всех вещей занести в писания (клинопись) и положить в солнечном городе Сиппаре, затем построить корабль и войти в него со своими родственниками и ближайшими друзьями. Когда потоп прошел, Ксисутр три раза выпускал птиц. Только в третий раз они не возвратились, и тогда Ксисутр вышел из корабля, принес жертву, но затем внезапно исчез, будучи взят на небо. Корабль остановился на Кордиейской горе в Армении, где еще и теперь есть остатки от него, так что некоторые соскабливали с него земляную смолу и пользовались ею, как целебным средством против болезней. Время жизни первых послепотопных царей всё еще, по крайней мере вначале, остается чрезвычайно продолжительным; оно уменьшается однако до обыкновенной продолжительности царствования человеческих царей по мере того, как приближается хронологически лучше известное время. Это особенно нужно сказать о второй после-потопной династии мидийской, основателем которой называется Зороастр. Александр Полигистор прямо свидетельствует, по Берозу, что только при этом царе прекращается летосчисление по круглым числам сар, нер и сосс, и началось счисление обычными солнечными годами. Но и в царствование 86 царей первой послепотопной [413-414] династии счет ведется хотя и не по сарам, но всё-таки по нерам и соссам; так например царствование Евексия определяется в 4 неры, царствование Хомасбела в 4 неры и 5 сосс. Всё время царствования 86 древних халдейских царей, от потопа до мидийского завоевания, определяется в 34,090 лет. После них следовали 8 мидийских царей, которые завоевали Вавилон и держали его под своим игом в течение 224 лет; затем следуют 11 царей неизвестного происхождения без указания продолжительности их царствования; затем 49 халдейских царей, царствовавших вместе 548 лет; 9 арабских князей — 245 лет; 45 ассирийских — 526 лет; наконец Фул и его преемники до Набонассара также без обозначения времени царствования. С туземного вавилонского царя Набонассара (747 г. до Р. Хр.) Бероз начинает свою третью книгу. В качестве достаточного основания для того, чтобы сделать царствование этого царя поворотным пунктом в халдейской истории, сам Бероз указывает на тот факт, что Набонассар приказал собрать данные о делах своих предшественников, но только для того, чтобы, подвергнув их уничтожению, тем самым заставить вести счет нового времени от него самого. Вследствие этого, вся предшествующая история теперь сделалась неуверенной; но с этим связывалась и та выгода, что записи впоследствии делались тем тщательнее, следствием чего было лишь то, что так называемый Канон Птоломея мог приводить астрономические наблюдения только из новой эры Набонассара, а не из прежнего времени. Впрочем Бероз, не смотря на это, не вполне был лишен источников касательно предшествующей эпохи, так как именно халдейской жреческой касте не особенно трудно было спасти от разрушительной ярости Набонассара по крайней мере списки с древних документов. Набонассар же, или, как он называется в халдейском Каноне, Набонадий, был первым из тех 19-ти царей, которые царствовали до Кира в Вавилоне, и время царствования которых определяется в 209 лет. От не особенно точных сообщений Канона свидетельство Бероза очень выгодно отличается тем, что он полнее приводит тех правителей, которые стояли у кормила правления лишь краткое время. Затем Бероз составил отдельный список ассирийских верховных царей, которые не всегда сами управляли Вавилоном; между тем как Канон ограничивается лишь перечислением вавилонских правителей, не обращая внимания на то, были ли они независимыми властелинами, или находились под властью ассириян. Первое имя, в котором совпадают Птоломей и Бероз, есть Билиб в Каноне или Елиб, который, по Берозу, следовал непосредственно за (позднейшим) Меродахом Баладаном, упоминаемым также и в 4 Цар. 20, 12, после того, как он умертвил этого своего предшественника. Елиб, с своей стороны, по Берозу, был низвергнут Сеннахиримом, который затем поставил своего сына Асордана (Апаранадия в Каноне, Асур-Надим-Сун по надписям) вице-царем над Вавилоном, представлявшим собою в это время ассирийскую сатрапию, пока ассирийский сатрап в Вавилоне Набополассар не поднял с успехом знамя восстания и не нанес ассирийскому царству, с помощью мидянина Киаксара, в 606 г., поражение, приведшее его к полному крушению. Основанное Набополассаром ново-халдейское царство (царями которого были Навуходоносор, Евил Меродах, Нериглиссар, Лаборосоарх и Набонид) продолжалось 95 лет, пока Кир персидский не покорил себе Вавилонию.

Если сообщения Бероза проверить другими древними свидетельствами, особенно библейским, то вместе со Смитом нужно сказать, что «между библейским сказанием и рассказом Бероза и клинописи есть несомненная историческая связь». Не нужно только упускать из вида, что записанное Берозом, как и сохранившееся в клинописях предание всецело проникнуто политеизмом. Очень сходной [415-416] с рассказом Бероза о творении оказывается куфитская легенда о творении. Как мало Бероз, даже в рассказе об Оаннесе и рыбо-людях, руководился просто субъективной фантазией, как верно он воспроизводил лишь то, во что веровали его языческие соотечественники, это доказывают, напр.‚ приводимые у Смита снимки со скульптурных изображений Оаннеса из Нимрода; подобные же составные существа находятся и на одном вавилонском цилиндре. С рассказом Бероза о потопе близко сходятся как клинописное повествование, так и библейское (Ксисутру Бероза соответствует даже и по имени — Газизадра в сказании об Издубаре, Ной в Св. Писании; Арарату тут соответствует гора Низир, лежавшая к востоку от Тигра, и т. д.). Впрочем, есть немало и разностей, так что «ни один из этих различных документов не списан непосредственно с другого» (Смит). По мнению И. Флавия, Бероз говорил и об Аврааме, хотя и не называя его по имени, в словах: «в десятом роде после потопа жил у халдеев праведный, великий и в звездочетстве опытный муж». Вообще новейшие открытия в клинописях настолько подтверждают свидетельство Бероза и в других отношениях, что приходится тем более сожалеть о том, что его творения дошли до нас лишь в незначительных отрывках.