ПБЭ/ВТ/Буслаев, Федор Иванович

Материал из Викитеки — свободной библиотеки
Перейти к навигации Перейти к поиску

Буслаев, Федор Иванович
Православная богословская энциклопедия
Brockhaus Lexikon.jpg Словник: Археология — Бюхнер. Источник: т. 2: Археология — Бюхнер, стлб. 1192—1194 ( скан · индекс ) • Другие источники: МЭСБЕ : НЭС : ЭСБЕ : Britannica (11-th)ПБЭ/ВТ/Буслаев, Федор Иванович в дореформенной орфографии


[1191-1192] БУСЛАЕВ Федор Ив. (род. 1818 в пенз. губ. † 1898) ордин. академик‚ профессор моск. университета, знаменитый ученый, получивший обширную известность благодаря своим многочисленным и разнообразным ученым трудам, имеющим тесное соприкосновение с задачами нашей духовной науки. Русская литература и искусство были главным предметом его ученых работ; за ними идут — славяно-русская палеография («Материалы для истории письмен») и труды педагогического характера (грамматика, хрестоматия) и — по западно-европейской литературе и искусству (Досуги). Буслаев положил прочные основы научной разработки памятников русской литературы. В его первых произведениях (О преподавании отечественного языка, 1844 г.‚ О влиянии христианства на славянской язык, 1848) видны ясные следы его близкого знакомства с известною школою Гриммов, с ее сравнительным и историческим методом, устанавливающим тесную связь языка с народными верованиями и преданиями: история языка признается некоторым показателем истории народного быта — религиозного, юридического, общественного; в языке отражается и древняя мифология и христианское миросозерцание народа. Буслаев с увлечением занимался поэзиею народною, устною и письменною, и находил в ней следы самобытной древней мифологии; потом он расширил поле своего зрения и, не отрицая вполне важности теории Гриммов, признал теорию взаимообщения народов, как средство к уяснению народности и ее истории. Многочисленные сочинения Буслаева по народной поэзии и древнерусской литературе собраны были главным образом в его «Исторических очерках русской народной славесности и искусства» (т. I—II, Спб.‚ 1861). — Уже в самом начале своих ученых занятий памятниками языка и письма Ф. И. Буслаев поставлен был лицом [1193-1194] к лицу с необходимостью ввести в круг этих занятий и памятники искусства. К этому побуждала его и живая связь наблюдений, и свойственная ему широта научных воззрений. Он первый установил основные начала художественно-археологических воззрений, показал приемы научных исследований и постановил дело изучения памятников русской художественной старины на верную дорогу. В молодости, когда еще не сполна определилось направление его ученых работ, счастливые обстоятельства (путешествие в Италию) поставили его лицом к лицу с памятниками искусства классического; потом он перешел к памятникам средневековым и эпохи возрождения, познакомился отчасти с памятниками византийскими и наконец остановился на памятниках русских. Ряд его исследований по вопросам художественной археологии начинается в очерках (Изображение страшного суда, Для биографии царского иконописца С. Ф. Ушакова, Подлинник иконописный по редакции XVIII в. и др.). Постепенное расширение наблюдений в области памятников русского искусства и иконографии привело Буслаева к мысли о систематизации этих наблюдений: в обширном исследовании «Общие понятия о русской иконописи» (Сборн. общества древнерусск. иск. 1866) он представил свод источников русского иконописания и верную характеристику последнего и тем положил прочный фундамент для дальнейших работ по византийско-русскому искусству. Следующим крупным трудом Буслаева по русскому искусству был «Свод изображений из русских лицевых апокалипсисов», в котором собрано множество иконографических материалов и даже крепкие устои для решения кардинальных вопросов о происхождении и постепенном развитии русской апокалипсической иконографии. Не говорим о других произведениях Буслаева, касающихся орнаментики, стилизации ландшафта, рецензиях, письмах и т. п.‚ в которых щедрою рукою рассыпаны блестки ученой мысли и наблюдательности. Но не можем умолчать о том‚ что маститый ученый, друг А. В. Горского, был живым центром всех любителей и специалистов по древнерусскому искусству: двери его ученого кабинета были открыты для всех, и все, в том числе и пишущий эти строки, находили здесь ободрение и поддержку в живом общении с отцом русской художественной археологии. Недаром же Буслаев любил молодежь и недаром, на 1-м археологическом съезде в Москве (1867 г.)‚ он ратовал за введение археологии в круг предметов преподавания в средних и высших учебных заведениях, особенно в дух. семинариях и академиях. И его голос не остался без отклика.