Первые основания металлургии или рудных дел

Материал из Викитеки — свободной библиотеки
Перейти к: навигация, поиск

Первые основания металлургии или рудных дел
автор Михаил Васильевич Ломоносов
Опубл.: 1763. Источник: Ломоносов М. В. Первые основания металлургии или рудных дел. Санктпетербург: Императорская Академия Наук, 1763. [10], 416, [1] с.
 Википроекты: Wikipedia-logo.png Википедия


Титульный лист книги
Титульный лист рукописи

Посвящение

Всепресветлейшей державнейшей великой государыне императрице Екатерине Алексеевне, самодержице Всероссийской, и прочая, и прочая, и прочая, государыне всемилостивейшей.

Всемилостивейшая государыня!

Земледельство, паства и ловитва суть первые средства, коими довольствовались древние праотцы человеческого рода для своего содержания. Благоустроенных обществ состояние, к коего совершенству возвести Россию в. и. в. бесприкладным попечением предвосприяли, не терпит оных тесных пределов. Военное дело, купечество, мореплавание и другие государственные нужные учреждения неотменно требуют металлов, которые до просвещения, от трудов Петровых просиявшего, почти все получаемы были от окрестных народов, так что и военное оружие иногда у самих неприятелей нужда заставляла перекупать через другие руки дорогою ценою.

Его рачению поспешествуя, натура открыла свое обильное недро и удовольствовала наши тогдашние нужды с некоторым избытком, коим уже пользуются и другие области.

Потом восходящую на престол дражайшую дщерь его встретила приношением серебра и золота, явно показуя, что достойным подвигов его преемникам никогда подземных сокровищ довольство, в России от промысла приуготовленных и соблюдаемых, не оскудеет.

В. и. в. геройским на Всероссийский престол Елисаветину подобным восшествием уверили отечество, что всевышний господь неведомыми судьбами и чудным промыслом предприял продолжить и усугубить наше блаженство и удовольствовать Россию всякими избытками, между которыми предстанут пред пресветлым престолом вашим поныне потаенные сокровища в российском Офире к украшению величества, к удивлению света, к устрашению врагов и к избыточному довольству верных ваших подданных. Мраморы и порфиры воздвигнуты будут из недр земных на высоту в великолепные здания, посвящаемые в бессмертную в. и. в. славу за ваши добродетели, за громкие дела и заслуги.

Металлургия, как предводительница к сему внутреннему богатству, не обинуясь, притекает в покровительство вашего высокоматернего попечения, каковым пользуются другие науки, паче же те, кои простираются к размножению домашних достатков.

О сем распространить здесь слово хотя требует материя, но многие в. и. в. попечительные о нашем добре упражнения возбраняют. Проницательное зрение просвещенного вашего разума довольно объемлет такового дела важность.

Краткое сие наставление о рудных делах, которое к священным стопам в. и. в. всеподданнейше полагаю, с преднаписанием всепресветлейшего имени в. и. в. издать в свет для того принял дерзновение, дабы верные ваши подданные, оного сиянием озаряемы и предводимы, вяще и вяще вникнули разумом и рачением в земные недра к большому приращению государственной пользы и к в. и. в. неумолчному прославлению.

Вручивший вам свыше державу толь многих народов да оградит оную и купно неоцененное здравие ваше нерушимым металлом своего божественного покрова к непоколебимому утверждению общей тишины и безопасности по искреннему желанию всех истинных сынов отечества.

Октября 11 дня 1763 года.

Всемилостивейшая государыня, вашего императорского величества всеподданнейший и всеусерднейший раб

Михайло Ломоносов.

Содержание

Часть первая. О металлах и с ними в земли находящихся других минералах[править]

Глава первая. О металлах[править]

§ 1. Металлов виды. Металлом называется светлое тело, которое ковать можно. Таких тел находим только шесть: золото, серебро, медь, олово, железо и свинец. Разделяются на высокие и простые металлы; которое разнство в том состоит, что высоких одним огнем без помощи других материй в пепел сожечь не можно, а, напротив того, простые чрез едину оного силу в пепел обращаются.

§ 2. Золото. Первый высокий металл есть золото, которое чрез свой изрядный желтый цвет и блещущуюся светлость от прочих металлов отлично. Непреодолимое сильным огнем постоянство подает ему между всеми другими металлами первенство, ибо, в жестоком жару чрез долгое время плавлено, не токмо природную свою красоту удерживает, но и еще чище прежнего становится, ежели пред тем с каким-нибудь простым металлом смешано было. Золота шесть золотников, будучи в такой печи, где стекло для делания разной посуды беспрестанно плавят, чрез два месяца содержаны, ни единого грана, то есть ни единой восемьдесятой доли золотника, не потеряли. Алхимисты говорят, что золото легче можно сделать из иного металла, нежели так разрушить, чтобы его разделенные части снова в золото соединить нельзя было. Но хотя оно толь ненарушимо, однако некоторым металлам твердостию уступает, легчайшим, нежели они, ударам повинуется, и меньшего жара к плавлению требует, ибо тогда расплывается, когда раскалено докрасна. В самую ту минуту, когда оно после плавленья застывает и жидкость свою в твердость переменяет, показывает на себе светлозеленый и молодой траве подобный цвет, что только тогда бывает, когда в нем нет никакого следа других металлов, и для того сия зеленость за знак его чистоты почитается. Когда золото, раскаливши, в воду вливают, то расскакивается оно на мелкие куски и притом не сильняе шипит, как невеликий красный уголь, когда его вдруг в воду погружают. Воздух, который большую часть чувствительных тел переменяет или и совсем разрушает, золоту не может учинить никакой перемены или утраты и высокий его цвет и светлость без всякого повреждения оставляет. Ради его мягкости нет в нем почти никакой упругости, то есть такой силы, чрез которую бы оно после согнутия само расправиться могло. И понеже от упругости, с плотностию совокупленной, звонкость тел зависит, для того чистое золото подает весьма мало продолжительного звона. При сем имеет оно удивления достойную вязкость и тонкость в своих нечувствительных частях, которою прочие металлы несравненно превосходит, ибо оные художники, которые листовое золото делают, один гран золота в лист шести дюймов длиною и шириною разбивают. Серебряный прут весом два фунта, обведенный шестью золотниками золота, растягивают на толь тонкую проволоку, которой два аршина только один гран тянут. Сии два аршина серебряной проволоки хотя только 1/40 грана золота на своей поверхности имеют, однако так оным покрыты бывают, что и сквозь микроскоп серебра нигде не видно. Но хотя высокий сей металл от подложного чрез показанные свойства распознать можно, однако не надеюсь, чтобы очень удобно было всякому чрез химию под него подделанные составы способом вышеобъявленных признаков от оного отличить и за подлинное не принять, которую трудность чрез оного тягость отвратить можно, понеже золото превышает весом все знаемые тела на свете. Тягости его пропорция ко ртути, как 19636 к 14019, то есть оной почти третьею долею тяжелее, и для того по ней плавать не может, но равно, как камень в воде, утопает. И понеже все прочие металлы и минералы, напротив того, ртути легче и по ней всегда плавают, для того тому, кто о подлинности предложенного им золота увериться хочет, никаких других обстоятельств не надобно, как только оное в ртуть положить. При сем надлежит его чем-нибудь жирным легонько потереть или водой обмочить, чтобы ртуть к нему не пристала. Однако из сего опыта не можно заключить, что оный металл, который в ртути утопает, есть чистое золото, ибо ежели оно с медью смешано, то может еще во ртути погрязнуть, когда в нем меди целая треть находится. Для подлинного уверения его чистоты надлежит показать следующий способ. Вода имеет в рассуждении тягости к золоту такую пропорцию, как 1000 к 19636, то есть она почти вдвадцатеро легче. И понеже твердые тела в воде или в других жидких материях теряют столько своей тягости, сколько тянет оная жидкая материя, которую они своим вступлением выдвинули, того ради ежели чистое золото, бывшее на воздухе с некоторым развесом в равновесии, в воде опускается, то теряет оно только 1000/19636, то есть почти только двадцатую часть своея тягости. А когда к нему какой-нибудь другой металл прибавлен будет, то потеряет оно в сем случае своего весу больше. В земле находится золото почти всегда чистое — кусками, листочками или зернышками. Бургав пишет, что некогда кусок золота весом два фунта в земле найден был, а в Мадагаскаре толь чисто родится, что в плавлении почти, как свинец, мягко бывает. В здешней имп. Академии Наук в Минеральной каморе находится кусок самородного золота весом 22 золотника. Для показанных сего металла свойств высоких уже от древних лет называли его химики Солнцем и дали ему тот же знак, которым астрономы Солнце назначают .

§ 3. Серебро. Второй высокий металл называется серебро. Сие от золота разнится больше цветом и тягостию. Цвет его толь бел, что ежели серебро совсем чисто и только после плавления вылито, а не полировано, то кажется оно издали бело, как мел. Весу его пропорция к воде как 10535 к 1000, то есть около десяти раз оной тяжелее, а золота почти вдвое легче. Однако прочими свойствами золоту едва уступает, понеже, будучи чрез 6 месяцев в жестоком огне плавлено, насилу шестьдесятую часть своего весу потеряло. Но и то еще сомнительно, ибо быть может, что оно сперва не совсем чисто было. Растопляется так же, как золото, то есть в самое то время, когда от огня докрасна раскалится; и так же в воде без особливого шуму рассыпается, когда его, растопивши, вливают. От воздуха не бывает на нем ничего опричь туску весьма легкого, однако и то от влажного. Упругость, твердость и звонкость находится в нем бо́льшая, нежели в золоте. Что до вязкости его надлежит, то из одного золотника серебра можно 60 аршин проволоки вытянуть. В земле находится оно часто очень чисто, а больше в листках или волосам подобной тонкой и кудрявой проволоке, а иногда и в нарочито великих глыбах. В академической Минеральной каморе есть самородного чистого серебраа кус весом 7 фунтов. Самое чистое серебро имеет почти всегда в себе немного золота. От химиков называется Луною и имеет знак .

§ 4. Медь. Лучший металл из простых есть медь, которая от воздуха хотя нарушается и зеленью поводится и притом после того, как она в пепел сожжена бывает, с трудностию в прежнее свое состояние приведена быть может, однако для ее твердости, вязкости и звонкости прочим простым металлам предпочтить надлежит, чем в общем употреблении много нам служит. Древние люди, у которых железом скудно было, делали себе медные сабли и палаши и равно как железные на войне употребляли. И хотя ее природный красный цвет не очень хорош, однако чрез приложение некоторых минералов бывает она тем почти золоту и серебру подобна, что в принц-металле, томбаке, тазовой и белой меди видеть можно. К ее растоплению надлежит употреблять сильный и крутой жар, ибо она совсем после того расплывается, когда, совершенно раскалившись, побелеет. И ежели огонь будет несколько слаб и к плавлению меди не доволен, то покрывается она бурою ржавчиною, которая не что иное есть, как только сожженная медь; для того тем, которые медь плавить хотят, надобно от сего беречись, понеже таким образом медь убывает и к плавке неспособнее чинится. При сем больше надобно еще опасаться, чтобы в расплавленную медь воды не попало, ибо медь с нею не меньше шуму и беды рождает, как огонь с порохом. Сожженная в пепел медь имеет цвет красный, очень густой и темный, которую не без труда в такое же красное непрозрачное стекло сплавить можно. Тягость ея есть посредственная, в рассуждении воды как 8843 к 1000, то есть оной почти девять раз тяжелее. В медных сосудах долго стоявшая вода получает некоторый горьковатый и претительный вкус. В земле находится она самородная слоями, листками, кудрявою короткою проволокою и кусками. В здешней имп. Академии наук в Минеральной каморе находится самородной меди плита весом близ 20 фунтов. От химиков медь называется Венерою и имеет знак.

§ 5. Олово. Меди следует олово, понеже оно хотя огнем в пепел и превращается, однако прежняя его светлость и почти серебру подобный белый цвет из пепела опять легко возвращен быть может. И притом противится воздуху почти так, как серебро, не принимая на себя никакой перемены, кроме туску. В огне прежде расплывается, нежели краснеет, и притом покрывается перепонкою, которая тотчас сходит, ежели тогда сало или что-нибудь жирное в него брошено будет, ибо она не что иное есть, как самое олово, которое жирную материю в огне потеряло и чрез то в пепел обратилось, а по приложении оной в сале опять в прежнее свое состояние приходит. В сильном огне выбрасывает олово пену, равно как вода, в которую оно, расплавленное будучи влито, с нарочитым шумом раздробляется. Пепел сожженного олова подобен цветом простому пепелу, от сожженного дерева оставшемуся, который с великим трудом сильным огнем едва в стекло сплавить можно. Серебро, с 1/100 долею олова сплавленное, бывает очень ломко. Тягостию уступает олово всем металлам и имеет пропорцию к воде как 7321 к 1000. Вязкость его в рассуждении золота и серебра есть несравненно меньше, понеже его в тонкость посредственной нити с трудом вытянуть можно, однако упругостию и звонкостию обоих оных превосходит. Когда его изгибают, то слышен в нем некоторый слабый треск. Самородного олова нигде мне видать не случилось, что и Ленгейс4 о себе сказывает. Химики называют его Юпитером и пишут вместо оного знак .

§ 6. Железо. Пятый из металлов есть железо, которое ниже и дешевле изо всех почитается, понеже оно в несравненно большем количестве находится и на огне очень легко сгорает в темный желтоватый пепел, на воздухе скоро ржавеет, и сам его природный цвет оловянного много бледняе. Сего металла никаким великим жаром растопить не можно без примесу некоторых материй. В стекло превращается железо очень трудно, однако не толь, как олово. Жестокостию превосходит все прочие металлы. Вязкость его хотя и далече больше, нежели в олове, однако меньше, нежели в меди. В рассуждении упругости уступают ему все металлы, которая ежели будет в нем превосходительна и с великою жестокостию совокуплена, то называется такое железо сталью. Звонкость его меньше, нежели в меди. Тягостию своею железо едва олово превышает и имеет пропорцию к воде, как 7859 к 1000. Но ни коим свойством оно толь не славно, как оною силою, которою магнит камень к себе притягивает и взаимно оным привлекается, что не токмо простых, но и ученых людей в удивление приводит. Сию силу теряет оно тогда, когда действием огня в пепел обращается, но и получает оную возвратно, когда оно в прежнее свое состояние опять приведено бывает. Сей металл хотя пред прочими в несравненно великом изобилии по всему свету находится, однако нигде еще видать мне не случилось, чтобы самородное железо где-нибудь найдено было. Химики называют его Марсом и пишут вместо оного знак .

§ 7. Свинец. Последний из всех металл есть свинец, понеже светлостию, твердостию, вязкостию, упругостию и звонкостию всем металлам уступает. В огне расплывается весьма скоро и в пепел и в стекло обращается, которое имеет цвет желтый и бывает всегда прозрачно, очень ломко и весьма легко опять в прежнее свое состояние, то есть в свинец, приведено быть может. Черный и дыма полный пламень когда на свинец устремлен бывает, то сожигает его в красный пепел, который суриком называют. Но сей красный цвет совсем уничтожается, ежели светлый и чистый пламень на сурик направлен будет. Когда его, расплавивши, в воду выливают, то расскакивается он с немалым шумом на мелкую дробь. Сей металл нигде больше почти не полезен, как при некоторых металлургических действиях5 и в тех случаях, где дешевая, однако тяжелая материя надобна, ибо собственная его тягость есть к тягости воды, как 11345 к 1000. Находится ли он в земле самородный или нет, о том еще и поныне за подлинно не известно. Химики называют его Сатурном и пишут вместо оного знак ђ.

Глава вторая. О полуметаллах[править]

§ 8. Мышьяк. За полуметаллы почитаются мышьяк, сурьма, висмут, цинк и ртуть.6 Мышьяк имеет металловый цвет, однако очень темен и черен. Чрез силу огня прежде он на воздух улетает и по оному рассыпается, нежели расплавлен быть может. А когда его из реторты сильным и крутым огнем гонят, то садится он в горле ноздреват и как чистое железо светел, которую светлость воздух скоро съедает, и вместо оной прежняя черность приходит. Легким огнем подымается в горло реторты под видом очень белого порошка, который после того сильнейшим жаром в белое и полупрозрачное стекло сплавить можно. Сие стекло теряет всю прозрачность на воздухе и становится совсем непрозрительно и бело. А когда его, в порошок истерши и смешавши с железными опилками, крутым огнем в реторте[1] жгут, то подымается в прежнем светлом ноздреватом металловом виде в горло реторты. Дым, который из положенного на огонь мышьяка встает, имеет дух такой, как чеснок, и стёкла, до которых он дотыкается, наводит туском и разными цветами. Когда с медью или железом сплавлен бывает, дает им цвет белый и чинит их ломкими, каков он сам. Между знаемыми на свете телами ни единой материи нет ядовитее, как сей полуметалл. В земле находится нередко без всякого примеса в темном металловом виде, вогнутыми слоями, и для того от горных людей в Германии называется череповатый коболт.7 Белый мышьяк в земле очень редко находится и только почти при одном серебре.

§ 9. Сурьма. Сурьма светлостию и белостию много подобна свинцу, однако притом имеет в себе прямые струи или полосы, которые концами своими в одно место сошлись.8 Твердость и ломкость ея такова, как в кирпиче. И хотя она очень ядовита, однако не столь, как мышьяк, понеже, совокупившись с некоторыми другими материями, яд свой совсем теряет и, напротив того, в сильное лекарство переменяется. На огне испускает от себя серный дым и рассыпается в серый порошок, который почти столь же ядовит, как мышьяк, а напоследи сильнейшим огнем в темножелтое, прозрачное и ядовитое стекло обращается. С металлами в огне соединившись, развевает их с собою по воздуху, и только одно золото оставляет ненарушимо. Когда сурьму, с железом крутым огнем сплавив, в металловый конический сосуд вливают, тогда отделяется от ней, как серебро, светлая, сурьмы много тверже, однако ж ломкая материя, называемая от химиков регулус, 9 то есть королек.

§ 10. Висмут. Висмут цветом, светлостию и ломкостию на сурьму походит, но тем от оной разнится, что несколько красноват, а притом в изломе больше полосаст и угловат, нежели струеват и, лежавши долго на воздухе, немного вишнев становится. В огне очень скоро растапливается и тем удобнее, чем полосы мельче имеет. Сожигается в пепел и в желтое стекло переменяется, которое глиняные горшки так же, как свинцовое стекло, в огне сквозь проходит. С металлами соединившись, придает им белизны, чинит ломкими и в огне непостоянными. В олове умножает твердость и звонкость. Имеет в себе почти всегда немного серебра. В Саксонии, недалече от Фрейберга, находится в земле чист и без примешения иных минералов.

§ 11. Цинк. Цинк много подобен висмуту, однако оного несколько беляе и к синему цвету склонен, больше струеват, нежели полосаст, и притом не столь ломок, понеже от молота немного погибается. От сурьмы по виду тем разнится, что тонких струй, какие в оной находятся, не имеет. В огне загорается во время плавленья лазоревым пламенем и попускает по верху сосуда льну или паутине подобную вязкую материю, которая после того в мелкий и мягкий порошок рассыпается. 10 Сей полуметалл, будучи сплавлен с медью, дает ей почти такой желтый цвет, каков золото имеет; называется принц-металл. В олове прибывает от него так же, как от висмута, белизна и твердость. В земле чистый и самородный цинк не находится.

§ 12. Ртуть. Все полуметаллы и многие минералы превосходит удивления достойными свойствами ртуть, ибо при своей великой тягости и изрядном металловом цвете имеет безмерно постоянную жидкость, которую самая сильная и нам поныне знаемая стужа победить и в твердость переменить не может. И хотя сей минерал по виду ничем не разнится от растопленных металлов, однако оные в таком жару застывают, от которого многие вещи загораются, а ртуть и в самый жестокий мороз застынуть не может[2]. К тому же разъедает почти все металлы и полуметаллы, хотя она такого вкуса, как крепкая водка, не имеет и притом вещи, которые несравненно металлов мягче, без повреждения оставляет. С золотом, серебром, оловом и свинцом соединяется очень легко и составляет густую и как тесто мягкую материю, которую химики амалгамою называют и которая тем гуще становится, чем металла больше прибавляется. С медью соединяется ртуть несколько трудняе, а с железом никогда. Так же и с сожженными металлами в амалгаму соединить ея не можно. Цинк в ней удобно распускается, а другие полуметаллы с великим трудом и почти только чрез одно сплавление. От разведенных в ней металлов и полуметаллов можно ее двумя способами очистить: то есть сквозь лосиную кожу прожать или из реторты действием огня в подложенный к тому другой сосуд перегнать. Сквозь кожу проходят с нею свинец, олово и несколько меди и цинка, а прочие металлы в коже остаются. В реторте она оставляет высокие металлы.12 Свинцу и олова немалую часть с собою в другой сосуд сквозь горло реторты перенести может, а особливо когда к тому крутой и крепкий жар употреблен будет. От полуметаллов сим способом оную отлучить очень неспособно. В сем действии не показывает ртуть ни с которым металлом столько сходства и, как бы сказать, некоторой любви, как с серебром, ибо когда серебряная амалгама посредственной густости чрез несколько недель в таком умеренном жару держана будет, который ртуть насилу прогнать на воздух может, тогда оставшееся от нея серебро в очень тонкие ниточки около полдюйма длиною, подобно некоторому кусточку или моху, вырастет. Впрочем сказывают, что ртуть одним долговременным и беспрестанным трясением в черный порошок разбить можно, что способнее и без всякого труда учинится, ежели кто оную, в твердом сосуде крепко заперши, к мельничному крылу или к какому-нибудь беспрестанно движущемуся колесу привяжет. Также пишут, что от умеренного и беспрестанного жару, чрез долгое время продолженного, переменяется она в изрядный красный порошок. Оба порошка без приложения других материй огнем скоро в прежнее состояние, то есть во ртуть, привести можно. В земле находится она нередко чиста в натуральном своем виде и жидкости. От химиков называется Меркурием и имеет тот же знак, которым астрономы так называемую планету назначают .

Глава третья. О жирных минералах[править]

§ 13. Жирные минералы называются, что в огне сгорают. Знатнейшие из них суть следующие: сера горючая, каменное уголье, янтарь, нефть, горная смола и каменное масло. Но понеже пять прочих в земле с металлами не часто находятся, для того их здесь описывать не буду, но только одной серы те свойства упомяну, которые в металлургии знать надлежит.

§ 14. Сера. Сера горючая бывает обыкновенно цветом желта и непрозрачна, однако в Сибири находится иногда и прозрачная. Когда она горит, имеет пламень синий и очень крепкий кислый дух. После сожжения остается только маленькая черная частица. При сем ежели она расплавлена бывает, то дает пламень много больше и яснее. Когда горящей серы дух собран бывает, то претворяется он в кислую, жидкую и прозрачную материю, которую серным спиртом (духом) называют. Собирают сей спирт обыкновенно стеклянною ретортою, в которую сквозь диру, на дне пробитую, зажженная в глиняном сосудце сера пламень и дух пускает. Оный дух проходит сквозь горло реторты в приставленный долгогорлый стеклянный сосуд, в находящуюся в нем воду входит и с нею в серный спирт соединяется, ибо примечено, что без воды оный дух собираться не может, но по воздуху рассыпается, и притом что в влажную погоду оной кислости больше можно собрать из равного количества серы, нежели в сухую. Откуду следует, что серный дух тем обильнее собирается, чем больше около себя воды находит. Сей спирт сроден с перегоненными из купороса и квасцов кислостьми, о чем смотри ниже сего в § 16, 17. Когда серу с опилками простых металлов смешавши, в раскаленный плавильный горшок бросают, тогда вспыхивает и сожигает их в пепел. Золота сама собою сера, без приложения поташу, растворить не может, но надлежит оную с ним прежде сплавить, откуду происходит бурая материя, которую химики серною печенкою13 называют. С расплавленными металлами соединяется сера в светлую металловидную материю, но притом ломкую и ни в какое дело не годную, а именно: с железом в желтую, как тазовая медь, с медью производит золоту подобный цвет, свинцу дает бо́льшую светлость, нежели он сам собою имеет. Одно только серебро получает от нее свинцовую мягкость и цвет. Из полуметаллов соединяется способнее всех со ртутью и мышьяком. Ртуть с примесом ее переменяется в киноварь, мышьяк — также в красную материю, называемую сандарак или реалгар, который живописцы употребляют. Железные опилки, с серою будучи смешаны и водою помочены, полежавши несколько часов, в великий жар приходят, так что иногда пламень от себя выпускают. В пепел сожженных металлов сера в себя не принимает. В земле находится она самородная и чистая, однакож редко.

Глава четвертая. О загустелых соках минеральных или солях[править]

§ 15. Определение и число солей минеральных. Загустелыми соками называются твердые материи, которые в чистой воде распускаются и прозрачности ея не отнимают, и притом в огне сами одни не горят, но только растапливаются. Таких тел находится в земле только три: квасцы, купорос и каменная соль.

§ 16. Квасцы. Квасцы имеют весьма крепкий кислый вкус, от чего на российском языке имя получили. Они требуют к своему распущению воды больше, нежели вдесятеро против своего весу. На огне очень пенятся, так что иногда целый горшок, в котором их плавят, одним пузырем покрывается. После того перегорают в белую непрозрачную и ломкую материю, из которой действие огня дает сквозь горло реторты в приставленный сосуд очень сильный и кислый спирт, который мало разнится от серного,14 ибо он не токмо те же действия в распущении и разъедании металлов чинит, но и в делании самой серы вместо серного спирта употреблен быть может. Когда поташ, серным спиртом насытивши так, чтобы он с ним кипеть перестал, чрез выварку в хрусталики приводят, и те, с 1/10 уголья истерши, сплавят, соединенную материю в воде распускают, и в происшедший оттуду щелок крепкий уксус вливают, то упадает на дно сосуда белый порошок, называемый серное молоко, который на огне в подлинную серу сплывается. В сем действии буде кто употребит квасцовый спирт, то получит он такую же подлинную серу, какая из серного спирта рождается. От перегоненного спирта квасцов остается в реторте белая, ломкая и несколько кисловатая материя, которую кислину можно водой выварить, и вычищенную материю для высокой ее белости в водяные краски употребить можно. В земле находящуюся материю слоеватую напрасно квасцами называют, затем что они подлинно только слоеватый камень.

§ 17. Купорос. Купорос имеет четыре рода:15 первый из них зеленого бледноватого цвету, вкусом кисел и несколько сладковат; второй имеет очень изрядный синий цвет и кислый, с горестью смешанный вкус; третий не так синь, но немного к зеленому бледноватому цвету склонен; четвертый бел. Все сии купоросы подают через перегонку из реторты кислый спирт, с серным и квасцовым почти сходный, понеже из него серу так же, как из квасцов, показанным в § 16 образом сделать можно. Сей спирт много легче из купоросу, нежели из квасцов встает, 16 однако в реторте оставшаяся материя не у всех та же, но бледный зеленый купорос оставляет темную желтую материю — в ржавчину перееденное железо. Синий оставляет красную темную землю, которую в медь сплавить можно; от синего зеленоватого остается бурая материя, в которой медь и железо находится. А после перегонки белого купоросу остается в реторте желтая белая земля, из которой только некоторый знак меди получить можно. Притом еще примечено, что к насыщению поташа купоросного спирту больше надобно, нежели серного, и после сгущения родившиеся хрусталики меньше и тоне бывают от сего, нежели от оного. Густая купоросная кислость, маслома называемая, выходит перегонкою после спирта и есть сильнее всех кислостей.17 Из оставшейся от синего купоросу земли в реторте можно вымыть несколько белого. В воде много скорее распускается зеленый, нежели синий. Которая, будучи выварена до тоненькой наверху перепонки и в холодное место поставлена, сседается в хрусталики ромбоичной фигуры, которые от теплого воздуху по поверхности белы становятся, а от большего жару рассыпаются в порошок и бывают желты; однако много скоряе сие происходит в зеленом, нежели в синем купоросе. Ежели в воде распущенный синий купорос какое-нибудь железо положено будет, то обведется оно находящеюся в нем медью и чрез несколько часов почти все в оном растворе распустится, а, напротив того, медь в то же место, где железо было, и в такую же фигуру соберется. Таким же образом и в зеленом купоросном растворе железо хотя и слабо, однако медью покрывается, понеже едва есть ли где купорос, кроме нарочно сделанного, в котором бы меди хотя немного не было. И для того совсем те обманываются, кои думают, что будто некоторые минеральные купоросные ключи имеют такую силу, которою они железо в медь претворяют, ибо находящаяся в них купоросная кислость вложенное в себя железо разъедает и с собою уносит, а вместо того медь свою оставляет. Синий и зеленый купорос имеет в себе два металла, то есть меди или железа или обоих вкупе около 1/8, кислой материи 3/8 и 1/2; воды. В рудокопных ямах зеленый купорос находится иногда сосульками, как лед, иногда бел на поверхности руд в тоненьких ниточках, подобен шерсти.

§ 18. Каменная соль. Каменная, или горная, соль от оной, которую из соляных ключей вываривают, тем только разнится, что она той тверже, вкусом крепче, большими кусками в земле находится и в воде распускается не столь скоро. На крутом огне трещит так же, как и простая, и после того расплывается, как вода. На горючие угли будучи брошена, дает несколько синеватого пламени. Огнем чрез реторту не можно из ней выгнать никакого спирта или крепкой водки, ежели она прежде с квасцами, или с купоросом, или с какою-нибудь землею не будет смешана. А по примешании помянутых вещей выходит из нее очень тонкий кислый спирт, который в химии очень нужен и полезен. Сим спиртом ежели кто, поташ насытив, в воде разведет и, оную процедив и до перепонки выварив, в холодное место поставит, то получит он чистую соль в кубичных хрусталиках, которая натуральной много мягче. Сия в человеческой жизни весьма необходимо нужная материя находится почти везде в великом изобилии, ибо всяк знает, сколь великое множество оной в пространном океане и других морях растворено, сколь довольно по всему свету соляных ключей истекает; и к тому находят великие горы оною наполнены, каких Сибирь, Польша и Эфиопия в себе довольно имеет. Морская соль тем от ключевой и каменной также разнствует, что несколько в себе селитры и горькой жирной материи содержит.

§ 19. Селитра. Селитра хотя в глубине земного недра и не находится, но токмо на ея поверхности рождается, однако ея часть, то есть крепкая водка, в металлургической химии необходимо нужна, для того нельзя миновать, чтобы оной здесь, сколько в сем предприятии надобно, не описать. Сия материя состоит всегда из шестиугольных прозрачных брусочков, ежели чиста. Вкус селитры хотя и кисловат, однако далече не столь, как купоросный. На огне, будучи в сосуде положена, расплывается, равно как соль, а на горячем уголье вспыхивает весьма ярко. Крепкой водки выгонить из ней так же, как из соли, невозможно, ежели она с купоросом, квасцами или какою-нибудь землею прежде не будет соединена. Сия крепкая водка когда из реторты в подставленный сосуд перебирается, тогда восходит под видом красного дыма. Она распускает в себе все металлы, кроме золота. Однако и то также ей противиться не может, когда она с нашатырем или со спиртом соляным соединена бывает, но в изрядную желтую жидкую материю в ней расплывается. Сия из двух сложенная крепкая водка называется королевскою, затем что короля всех металлов, то есть золото, в себе разводит; по-российски золотая.

Глава пятая. О камнях и землях[править]

§ 20. Определение камня. Камнем называются твердые материи, которые от огня не загораются, в воде не размягчаются и никакого металла в себе не имеют или толь мало содержат, что ничего выплавить не можно. Определение земли. Земля от камня только тем разнится, что ее в воде размочить можно.

Здесь не буду никаких дорогих камней, также и лекарственных земель описывать, понеже они до металлургии не надлежат, но только те кратко покажу, которые в рудокопных местах находятся. Из горных камней за знатнейшие почесть надобно: хрусталь, кремень, селенит, зинтер, шифер, гнейс, металловатые камни, мрамор, дикий камень песчаный и белый известно́й, а из земель: мел, глину, вап и вохру. Хрусталь. Хрусталь есть прозрачный и очень твердый камень. Находится от большей части без всякого цвету. Иногда бывает несколько зелен, желт или вишнев и тем немного подобен дорогим камням, а именно: зеленый — изумруду, желтый — топазу, вишневый — аметисту. Некоторые бывают очень темны, черноваты и почти непрозрачны. Фигуру имеют призматическую шестигранную, чем селитряным хрусталикам очень подобны. Иногда находят их и кубичной фигуры, которые обыкновенно или цветные и полупрозрачные бывают и шестигранных мягче. В земле родятся порознь или многие к одному камню прирослые. Первые имеют оба конца остры и называются богемскими алмазами, или восточными хрусталями, а у иных только один конец остер, а другим к стенам приросли в полости каменной горы по бокам, что друзами называют. Полупрозрачный нерегулярный хрусталь называется кварц.

§ 22. Кремень. Хрусталю следует твердостью кремень. Он бывает непрозрачен и полупрозрачен и имеет разные цветы. Цветные кремни, ежели хорошей краски, то не называются больше кремнями, но получают имена некоторых редких камней, то есть красный называют уже тогда порфиром, зеленый — яшмою, а желтый и пестрый — ахатом. К кремням также можно причесть и саксонские опалы, которые молочный цвет имеют.

§ 23. Селинит. Селинитом называется камень, который из тонких и ломких слоев состоит. Селинитов находится пять родов: шпат, слюда, флус, дресва и так называемое кошачье серебро и золото. Шпат. Шпат бывает непрозрачен и тяжел, цветом бел, желт и красен. Слои его толще и тверже, нежели других селинитов. Слюда. Слюда есть двояка: первая состоит из широких и гибких листов, которые очень легко и весьма тонко раздвоить можно, в окончинах вместо стекла употребляют. Она в толстых кусках бура и почти непрозрачна. Вторая бывает совсем прозрительна; состоит из невеликих и весьма ломких слоев. На огне перетлевает в белый порошок, который называют левкасом. Флус. В Саксонии находят ее в угловатых кусках разных цветов и называют флусом. Дресва. Дресва состоит из мелких разных цветов камешков, которые слабо друг за друга держатся и имеют в себе очень маленькие слюдяные светящиеся слойки. Кошачье серебро и золото не что иное есть, как только весьма крупная дресва, которая на поверхности своих камешков имеет, как золото или серебро, светлые слюдяные листочки, однако притом никакого металла в себе не содержит.

§ 24. Зинтер. В рудокопные ямы из твердых гор вытекает некоторая жидкая материя, и на них в крепкий камень обращается, который зинтером горные люди в Германии называют. Он бывает цветом всегда почти бел, сероват, фигурою сувороват или сосульками, как под кровлями висячий лед. Оные сосульки нередко вдоль себя проходящую дырочку имеют, из которой вода каплет. Недалече от Фрейберга в рудокопной яме, называемой Вознесение Христово, находится зинтер, который на поверхности воды сседается так, как лед замерзает. По стенам рудников наросший зинтер называется гур.

§ 25. Шифер. Шифер не что иное есть, как очень затверделый ил, понеже он, будучи в реторте жжен, подает из себя такое бурое и горькое масло, какое из илу тем же способом выгнать можно. К тому же в нем следы находятся окаменелых рыб, которые обыкновенно в илу скрываются и тем себя питают. Он бывает между прочими черн, из которого для писания и выкладок таблицы делают. Иногда находится зеленоват, красноват и желтоват.

§ 26. Гнейс. Гнейс бывает обыкновенно сер, а иногда несколько зеленоват, состоит особливо из кремняа шпата и некоторых других камней, между собою смешанных, и имеет нарочитую твердость.

§ 27. Металловатые. Металловатыми камнями называю, кои некоторый след металла в себе показывают. Знатнейшие из них: галмей, волфрам, ширл, магнезия, бленда. Галмей. Галмей цветом сер, несколько желтоват, притом ломок и имеет в себе след меди и железа. Волфрам. Волфрамом называют черный, светлый, несколько слоеватый камень, в котором малый след железной материи находится. Ширл. Ширл есть такая же черная материя, как волфрам, однако состоит из тоненьких угловатых брусочков и струек и подает признаки олова. Магнезия. Магнезия цветом черна впросинь и имеет железа в себе весьма малое число. Будучи с зеленым простым стеклом в малом числе соединена, дает ему хрустальную светлость и прозрачность, а больше надлежащего примешана, производит цвет вишневый. Бленда. Бленда находится троякая: черная, желтая и как свинец светлая; однако последняя светлость свою теряет, будучи водой помочена; содержит в себе след железа.

§ 28. Прочие камни — мрамор, дикий песчаный, белый известной составляют целые горы, в коих вышеписанные минералы как жилы содержатся. Земли. Земли при рудокопных местах — мел, глина, вап и вохра — довольно известны. Глина находится часто желтая, которую немецкие рудокопы хвостом свинца называют; она содержит в себе иногда признак серебра.


Глава шестая. О рудах[править]

§ 29. Определение руды. Рудою называется смешанная из двух или многих минералов материя. Металловые руды состоят из металла и притом из полуметалла или камня, или земли, или жирного минерала. Полуметалловые руды состоят обыкновенно из полуметалла и притом из железа, либо серы, либо земли. Серные и купоросные руды — те же, что железные, либо медные, в которых серы и купороса много больше, нежели помянутых металлов находится.

§ 30. Золотые руды. Золото мало особливых руд имеет, но находится или самородное, или в рудах других металлов, а особливо в серебряных и медных; однако и самородное золото имеет почти всегда в себе несколько серебра. Родится больше в кварце и шпате, иногда и в шифере, в черных железистых камнях, в красных землях, однако в сих последних трех очень мелко. В песку находят его в мелких и самородных зернышках, причем ширл, волфрам и мелкая оловянная руда бывает. Кассий[3] сказывает, что в Гвинее песок находится, из которого после там некогда случающегося купоросистого дождя больше золота вымывают, нежели обыкновенно случается. В здешней имп. Академии Наук в Минеральной каморе находится счерна сероватая квасцовая руда, которая в одном фунте гран золота содержит. О неубывающей и беспрестанной песчаной золотой руде писал доктор Бехер,20 однако оный трактат больше до алхимии, нежели до горных дел надлежит.

§ 31. Серебряные руды. Хотя серебра немало и самородного в земле находится, однако имеет оно немалое число руд. Самую богатую серебряную руду, которую немцы называют гласерц, называю мягкою серебряною рудою, понеже ее резать и ковать можно, как свинец, которому она и цветом в разрезе очень подобна. Серебра содержит в себе обыкновенно 9/10 и только 1/10 серы. Но чем тверже, тем и серебром скуднее. Однако и самая ломкая содержит еще 8/10 серебра. Красная серебряная руда иногда бывает в красных, рубину подобных, прозрачных хрусталиках, но больше находится только красна и непрозрачна. Нередко бывает как кровь, по поверхности камней разлитая. Иногда находят оную нарочито черную с красноватыми искорками. Сия руда чем тверже и краснее, тем богатее. Самая лучшая имеет ½ серебра, а прочее все мышьяк. Притом еще примечено, что обильнее серебром бывает, ежели вместе с мягкою богатою серебряною рудою лежит. Много походит на киноварь, однако тем разнится, что в крепкой водке распускается. Белая серебряная руда родится с камнем, а особливо с кварцем или с другими рудами смешана и по ним как разбрызгана. Видом много подобна тому, какова сталь в изломе бывает, и такие же рассыпные звездочки показывает, однако не столь жестока. Серебра содержит обыкновенно 1/10 и несколько меди, однако при других богатых рудах содержит оного больше и тем обильнее, чем она светлее бывает. Бледная серебряная руда белой несколько темнее и не имеет таких искр, как белая. Содержит в себе серебра чуть 1/100, притом имеет несколько меди, и чем темнее, тем больше. Черная руда — двояка: твердая и мелкая. Твердая такого же есть содержания, как белая руда. Мелкая видом много подобна саже и содержит в себе нередко до 1/10 серебра. В Мариенберге находят полупрозрачную, рогу цветом подобную серебряную руду, которая толь плавка, что от свечного пламени тает. Пушковая серебряная руда находится, как пух или перье, мягка и нарочито богата. Некоторые серебряные руды бывают гусиному калу видом подобны, которые не очень богаты. Иногда желтая глина, которая в рудокопных ямах почти всегда находится, несколько серебра в себе содержит (§ 28).

§ 32. Свинцовые руды. Свинец имеет разные роды руд: первая и знатнейшая из них есть светла и равно таков цвет имеет, как свинец в разрезе, однако на воздухе не тускнет. Много походит на светлую бленду, однако тем от ней всегда разнится, что, будучи помочена, своей светлости не теряет. Обыкновенно содержит больше половины свинцу и несколько серебра. В рассуждении поверхности имеет три вида, ибо находится, первое, в кубичных либо продолговатых четверогранных брусках; второе, нерегулярно угловата и из нарочито крупных слоев состоящая; третье, из мелких зерен как дресвяный камень соединенная; по-российски называется белый колчедан. Зеленая свинцовая руда имеет цвет бледный, равно как сапожный купорос, и состоит в продолговатых грановитых брусочках, которые промеж собою наперекось срослись; содержит ¾ свинцу. Белая того же металла руда состоит из угловатых брусочков, которые также между собою наперекось срослись; содержит ¾ свинцу. В архиепископстве Кельнском находят белую слоеватую свинцовую руду, камню шпату много подобную. Красная свинцовая руда имеет фигуру брусковую и слоеватую и серебра в себе ничего не содержит.

§ 33. Оловянные руды. Из оловянных руд за самую лучшую почитают кусковую. Сии куски оловянной руды бывают величины разной, угловаты, цветом черны; белые находятся очень редко. Черные имеют углы от большой части тупые и содержат в себе при олове пополам мышьяк. Белые полупрозрачны, содержат также мышьяк с оловом.21 От большой части находят олово в черных и серых камнях. Черные камни разнствуют от кусковой оловянной руды богатством и фигурою, затем что угловатой фигуры и такого обилия в рассуждении олова не имеют, как оная. Серая оловянная руда не что иное есть, как только малые черной оловянной руды крошки, которые в кварц или в другой какой-нибудь камень вросли. Олово во многих местах вымывают из песку в маленьких черных и серых камешках. Сего же металла содержит в себе признак камень, называемый гранат.

§ 34. Медные руды. Никаким минералом натура в земле так не украшается, как медными рудами, которые не токмо все лучшие цветы на себе имеют, но и светлостию чистому золоту иногда мало уступают. Желтый колчедан по виду тем только от золота разнится, что несколько бледнее, который содержит в себе немало металла, а прочее сера. Марказитом называют медную руду, которая имеет цвет желтый, бледный и состоит из кубичных и другой фигуры угловатых зерена, иногда вместе сросшихся, а иногда порознь лежащих. Сия руда содержит с медью серу и мышьяк и чем бледнее, тем меньше серы, а больше мышьяку. Темная медная руда цветом походит на затуснелый свинец и часто на поверхности вишнева; содержит при меди несколько железа. Помянутых медных руд поверхность нередко бывает разными цветами украшена, равно как голубиный зоб или павлинов хвост. Серая медная руда состоит из разных маленьких белых, бурых и зеленоватых камешков и крупных песчинок, которыя все части в один камень срослись. Таких руд много находится в Сибири, которые в содержании меди имеют разную пропорцию. Бывают и черные, зеленоватые и синеватые шиферы, которые немало меди в себе содержат. Знак в них присутствующия меди есть отменная тягость и цветы разные. Иногда красный и зеленоватый кварц медь в себе содержит. Зеленая медная руда есть трояка: первая — в больших камнях разной твердости, по виду много на ярь похожа и называется хризоколла; вторая — в кругленьких или продолговатых с горошину величиною камешках, которые в бурую медную руду вросли; третья — очень высокого зеленого цвету, состоит из иголчатых слойков, которые одними концами вместе срослись, а другими разошлись порознь. Синяя медная руда есть двояка: первая состоит из немалых камней, вторая — из малых камешков, которые в песчаный или какой-нибудь другой камень вросли.

§ 35. Железные руды. Кровавик камень есть твердая и темная, цветом несколько красноватая руда. В рассуждении поверхности бывает трояк: первый не имеет на оной никаких особливых примет, но, как бурый вап, гладок да притом, как камень, тверд. Второй имеет некоторые жилы, как дерево, и цветом почти черн. От окаменелого дерева, которое в железную руду претворилось, можно его тем отличить, что при жилках таких круглых слоев, как дерево, и при том находящейся темной вохры не имеет, что при окаменевшем и в железную руду претворившемся дереве почти завсегда видно. Третий род кровавика имеет на поверхности кругловатые выпуклины, чем он несколько густому виноградному грозду подобен, и ради того называется гроздовый кровавик. Зубцоватая железная руда цвет и светлость имеет почти, как железо, состоит из широких слоев, которые углами своими в одно место сошлись и тем подобие гребня имеют. Колчедан железный имеет цвет и светлость несколько бледнее, как тазовая медь, содержит в себе при малом числе железа серу и мышьяк, и чем цвет его к белости склоннее, тем больше мышьяку, а меньше серы в нем бывает, и, напротив того, чем желтяе, тем больше серы в себе содержит. Магнит камень также не что иное есть, как железная руда, однако ради своей удивительной силы, которую к себе железо тянет, несравненно превышает ценою оное железо, которое в себе содержит. Прочих железных руд здесь обстоятельно описать невозможно, понеже всякая глина, а особливо красная или желтая, в себе несколько железа содержит, и весь наш шар земной почти из железной руды состоит.

§ 36. Сурьмяная руда. Сурьму в земле находят двоякую: белую и красную, почти всегда чистую и редко с камнем или с землею смешанную. Белая цветом подобна свинцу и состоит из долгих иголок, которые промеж собой вдоль или наперекось срослись. Красная имеет цвет несколько к вишневому склонен, по виду как пушок или шерсть, и приросла к кварцу или гнейсу.

§ 37. Мышьяковая руда. Из руд, в которых мышьяк находят, за лучшие почитаются коболт и белый колчедан. Коболт содержит в себе около 2/3 мышьяку, а прочее все — земля; из некоторых ее родов краску, называемую голубец, делают. Цвет его желтоват и бледен, как белого колчедана, с невеликою светлостию, а иногда бур, сер или черн без светлости. Мышьяк находят в некоторых местах в разной пропорции с серою смешанный, цветом желт или красен. Висмутовая руда. Висмут также руду имеет, которая весьма мало светла и цветом красновата и вишнева. В сей руде с висмутом смешанная земля к составлению голубца угодна.

§ 38. Ртутные руды. Ртуть имеет следующие руды: первая состоит из камня или земли, по которым чистая ртуть маленькими и едва чувствительными шаричками разбрызгана; вторая — в киновари, которая не что иное есть, как только шесть или семь доль ртути с одною долею серы соединенные, что находят в чистых красных грудках, а иногда с каким-нибудь камнем или землею смешано. Серу и купорос достают из руд, в которых она с металлами соединилась. Квасцы вываривают из шиферных иловатых жирных земель и из некоторого каменного уголья.

§ 39. Заключение. Но все роды руд обстоятельно описать за невозможно и за ненадобно признаваю, потому что разнствие их иногда только в одной фигуре или цвете состоит, а не в самой вещи. Притом искусство показывает, что почти всякая земля свои особливые руды имеет, и в новосысканных рудниках новые руды находят, о чем наши российские, а особливо сибирские рудные места свидетельствуют. При осмотрении руд надобно примечать особливо их тягость и цвет, ибо они обыкновенно чем тяжелее и цветнее, тем и металла больше в себе содержат, хотя и не всегда. Притом случается, что камни, земли и руды простых металлов иногда имеют в себе мелко разбрызганные руды высоких, чего глазами усмотреть нельзя, но прибыльным стеклом и через пробирное искусство, которое в четвертой части сея книги показано, познать можно.

Конец первой части.

Часть вторая. О рудных местах и жилах и о прииске их[править]

Глава первая. О положении мест[править]

§ 40. Осторожность горных людей. Рудоискатели прежде, нежели руд и жил искать начинают, смотрят и рассуждают наперед положение и состояние всего места, причем следующие вещи примечают: 1) можно ли надеяться, что на нем постоянные и к добыче довольные руды содержатся; 2) есть ли тут же довольство материй и способов, которые к учреждению рудников и к выплавке металлов необходимо надобны; 3) не бывает ли обыкновенно на том месте какой-нибудь опасности от неприятеля, от наводнения, от ядовитого воздуха или от какого-нибудь иного противного случая. § 41. Положение мест. Положения мест разделяются на равные и гористые. Равные места бывают луга, пески, степи или болота. Сии места лежат по большей части при берегах и устьях широких рек, куда их речная быстрина своим стремлением навела, или в больших долинах, куда их дождем и ручьями с около лежащих гор намыло. И таким образом твердую и постоянную землю, в которой обыкновенно металлы родятся, сии наносные земли покрывают. Для того рудоискатели на таковых местах ничего не ищут. И хотя из сих, а особливо из песчаных плоскостей иногда несколько олова или золота вымывают, однако оное протекающие из гор ручьи с собою туда наводят, что не всегда надежно и постоянно бывает. § 42. Разделение гор. Горы разделяются на пологие и крутые, также на большие и малые горки и бугры. Пологими горами называются, которые вверх подымаются помалу, так что без утруждения люди и всякий скот на них всходить может. Таковые горы лежат в Саксонии около Фрейберга, кои на версте и больше едва с башнями равняются. Напротив того, крутые горы вдруг кверху встают, так что людям и скоту на них с трудом, а иногда и совсем взойти не можно. За большие горы почесть можно, которые длиною и шириною на несколько верст простираются, за малые — кои версты меньше. Буграми или холмами называются малые горки, на ровном месте порознь или на поверхности великой горы стоящие. § 43. В каких горах руд искать. Постоянные и надежные руды больше в горах бывают, которые велики и очень пологи. Напротив того, крутые мелкие горы и бугры хотя также руды в себе имеют, однако очень редко постоянные и надежные, но больше в мелкие слои или кучи разбиты; к тому же обыкновенно состоят из очень твердого камня, который пробивать трудно, мало имеют лесу к учреждению рудников и жжению уголья на выплавку металлов, и притом худые дороги и к перевозке руд и других вещей неспособные. При сем мало бывает на них ручьев и речек, которые бы постоянно течь и к перемывке руд и к движению мехов могли быть довольны, что все великую неспособность и препятство причиняет в трудах в рудном деле.

Глава вторая. О жилах[править]

§ 44. Жилы. Жилами называются сквозь горы проходящие щели, наполненные минеральными вещами, в первой части описанными, от материи самой горы отменными. Например, гора состоит из серого кремнистого камня, а щель имеет наполненную светлою свинцовою рудою. Сия щель называется жила свинцовой руды. Простираяся жилы в рассуждении своего положения, продолжения и величины весьма много разнятся, от чего себе и имена получают. Но прежде, нежели к разделению и описанию оных приступим, надобно для большей ясности описать разделение горизонта, что к познанию металлических жил надобно.

§ 45. Разность жил по горизонту. Горизонт разделяют рудоискатели на 24 равные части или на часы целых суток. Счисление начинают от полудни A (фиг. 1) и продолжают до полуночной или северной стороны B, где, двенадцатью окончав, снова первым начинают и продолжают опять до полудни. По сим часам разделяют и называют проходящие землею жилы, которые если лежат к части горизонта, что между 12 и 3 часами заключается, например CD и EF, называются встаючими. Те, которые тремя и шестью часами определены, как GH, IK, утренними проименованы; от 6 до 9 лежащие, как LM — поздыми; а от 9 до 12, как OP, — плоскими. Разность жил по вертикальной линеи. Притом в рассуждении вертикальной линеи между собою разнствуют, то есть имеют свое положение с горизонтом параллельно или перпендикулярно. Сии называются стоячими, а оные лежачими жилами. Стоячие еще разделяются на стамые, крутые и пологие. Стамые AB (фиг. 2) называются, кои с перпендикулом параллельны или от него меньше 10 градусов к горизонту наклонились, то есть крутизну больше 80 градусов имеют. За крутые почитаются, кои от 60 до 80 градусов круты, CD. Пологими называют, коих наклонение от 20 градусов до 60 к горизонту, EF, а которые положе 20 градусов лежат, те все лежачими жилами считаются, HH. Крутых, пологих и лежачих жил верхнюю сторону зовут навислою, а нижнюю — лежачею.

§ 46. Части жил. Хвостом жилы называют верхнюю часть, которая к поверхности земли простерлась. Такой хвост лежит к полдню, ежели на полуденной стороне лежачий, а на северной навислый бок жилы; к востоку, ежели навислая к западу, а лежачая к востоку положение имеет. С которой стороны с жилами слои опускаются, от той получают себе имя. Например, ежели жила лежит с полуденною линеею перпендикулярно и в горе находящиеся слои, опускаясь сверху вниз, с востока к западу склоняются, то называют ее восточною. Напротив того, ежели слои, вниз опускаясь, с запада к востоку склоняются, оную называют западною. Такое же рассуждение надлежит иметь и о прочих положениях жил. Главные называются, кои чрез целую гору беспрерывно простираются. Побочные жилы или щели и отпрыски слывут, что от главных отходят и к ним опять назад обращаются или в горе теряются и кончатся. Ежели главная жила от востока к западу идет, — протягивает хвост к полдню; ежели от запада к востоку простирается, то лежит ее хвост к северу; буде от полдня к северу, то наклонился хвост к востоку, а если от севера к полдню, то наклоняется хвостом к западу.

§ 47. Перемены жил. Однако сие положение жил не всегда постоянно одной стороны держится, но нередко ее переменяет. Итак, в рассуждении горизонтальной линеи часто жилы изгибаются и от своего главного часа, на горном компасе назначенного, отходят, что при литере O видно (фиг. 1, 2). Вниз опускаясь, жилы иногда наклоняются, иногда отклоняются, а иногда совсем перегибаются. Наклоняются, когда в глубине круче становятся, нежели у хвоста, как EF. Отклоняются, ежели в глубине положе становятся, нежели у хвоста, например в D. Некогда так перегибаются, что надвислая сторона в лежачую, а лежачая в надвислую переменится, как в MI. Сии перемены когда в жилах случаются, то говорят рудокопы, что жилы лежат не по мысли.

§ 48. Толщина жил. Толщиною бывают жилы весьма разны, так что иные на один перст, иные на аршин, а местами и на несколько сажен. Полуфутовые тогда почитаются уже от рудокопов за узкие, а которые полуфута шире, — за широкие. В Кремнице есть жилы шириною в 15, 18 и 20 сажен, для того там называют и те жилы узкими, которые меньше аршина. В рассуждении сего толщина жил бывает почти всегда непостоянна, ибо часто самые узкие жилы отворяются и весьма широки становятся, так что от одного пальца ширины на аршин и на сажень распространяются; и, напротив того, широкие жилы в узкие сжимаются, чему никакого общего правила назначить нельзя; только лишь то одно рудокопам весьма известно и везде примечено, что жилы, чем далее в глубину простираются, тем шире становятся, и дорогими металлами убожее.

§ 49. Пересечение жил. В рудных горах, где многие жилы вместе лежат, случается часто, что одна жила или и многие другую перерезывают. Сие бывает в рассуждении горизонтальной и вертикальной линеи. В первом случае (фиг. 1) — когда две неподалеку лежащие жилы в разные часы простираются, например жилы GHI и LM пересекаются взаимно в H. Такое пресечение жил бывает перпендикулярно в прямых углах или косо. В другом случае, когда две или многие жилы, неподалеку лежащие (фиг. 2), в глубину опускаясь, одна к другой склоняются и, сошедшись, себя взаимно пересекают, что показывают жилы АВ и EF. Иногда две жилы, склонившись, в одну совокупляются, например в рассуждении горизонта QGI и RI в G (фиг. 1); в рассуждении вертикальной линеи CL и KL в L (фиг. 2). Нередко жила, в две разделившись, опять в одну совокупляется, что так же в обоих случаях бывает, как в KS (фиг. 1) и MI (фиг. 2) видно. Часть горы, которая промеж совокупившимися жилами лежит, называется клин. В некоторых местах пересекающие жилы, дошедшие до главной АВ (фиг. 2), не на противной части боку ея продолжаться начинают, но несколько в сторону к тупому или к острому углу сдвинувшись, что в IF видно (фиг. 1). Иногда главную жилу CF щель TV пересекает и в сторону сбивает. Нередко случается, что жилы на мелкие отрасли расходятся, которые иногда опять совокупляются в одну жилу, а иногда совсем разбиваются, и таким образом вся жила уничтожается, как в P. Ежели многие жилы в одном месте себя взаимно пересекают, тут не можно распознать, где их лежачая, и где навислая сторона и в коем месте одна жила от другой разделяется. А когда в таком месте находящиеся углы обломались и с жильною материею так смешались, что без великого труда разбить можно, и то называется валуном или осыпью. Сии осыпи бывают шириною обыкновенно больше семи саженей и содержат в себе разные руды, а особливо колчедан.

§ 50. Длина и глубина жил. Что до длины и глубины жил надлежит, продолжаются главные очень далече и глубоко, так что не часто оных конца рудокопы достигают, разве когда они в мелкие щели разбиваются или поперечным камнем отгорожены бывают, или нечувствительно в тот же камень, из которого гора состоит, претворяются. Стамым и крутым жилам дна не находят, разве когда они, опустившись до лежачей жилы, кончатся, например, как жила MI (фиг. 2). С горою жилы бывают соединены посредственно или беспосредственно. Посредственное соединение состоит в минерале, который лежит между горою и жильною материею и от самой горы и от жильной материи разнствует и почти всегда в мягкой или сухой глине состоит, которая обыкновенно в себе несколько металла содержит. Беспосредственно соединенные жилы не имеют промеж горою и собою ничего, но с оною срослись.

§ 51. Пустые жилы. Есть еще жилы, которые в себе никакой руды не содержат, но только одни при рудах в земле находящиеся пустые камни, например кварц, шифер и прочие, и называются элементарными. Почти всякая жила имеет на самом хвосте несколько чернозему, который всю поверхность оного места покрывает. Некоторые на самом верху руду показывают почти без всякого прикрытия, однако сие весьма редко случается.

§ 52. Гнездовые и песчаные руды. Во многих местах бывают руды не в жилах, но гнездами в земном недре рассеяны; иные с землею смешаны, которая лежит на поверхности или с песком, что по речным берегам распространился. О сем всем ничего постоянного не примечено, для того нельзя никаких генеральных правил назначить.

Глава третья. О прииске жил[править]

§ 53. Признаки жил. Когда рудоискатель о каком-нибудь гористом месте, по его положению способом показанных в § 43 обстоятельств, рассудит, что в оном металлам или другим минералам быть можно, то ищет он ради большого обстоятельного уверения признаков, которые разделяются на общие и особливые. Общие признаки показывают, что в оных горах, в котором-нибудь месте, рудные жилы находятся, а особливые самое то место объявляют, где они лежат.

§ 54. Общие признаки. За общие признаки почитаются следующие: 1) ежели ручьи и родники, из гор протекающие, какой-нибудь распущенный минерал в себе имеют, что можно скоро по вкусу признать, а особливо ежели в их воду положенное железо скоро ржавеет; 2) когда при ручьях или речках, из промеж гор вытекающих, камни лежат, которые обыкновенно с рудами в жилах находятся и которые в § 21 и 27 описаны, то надобно верить, что в тех горах есть рудные жилы, причем надлежит примечать, что ежели тех камней углы остры и не обились, то можно заключить, что и сами жилы неподалеку, а напротив того, буде углы их тупы и обились, то жилы от того места, откуду их занесло, отстоят далече; 3) ежели лежащие на горах камни, будучи один о другой терты, дают сильный дух зажженной серы, то можно думать, что в той горе руды находятся; однако в сем случае надлежит прилежно смотреть, чтобы те камни в рассуждении материи с самою горою сходны, а не с иного места наносные были; 4) ежели земля очень красный, синий, желтый или зеленый цвет показывает, то надобно тут меди надеяться — где она синя или зелена, железа — где красна и желта; 5) буде гнездовая руда, в одной горе находящаяся, имеет при себе камень, из какого состоит другая близлежащая гора, то надобно в оной самых жил искать затем, что гнездовая руда не что иное есть, как только часть сильным трясением или наводнением разорванныя и в другие места занесенныя жилы; 6) на горах, в которых руды или другие минералы родятся, растущие дерева бывают обыкновенно нездоровы, то есть листы их бледны, а сами низки, кривлеваты, сувороваты, суковаты, гнилы и прежде совершенной старости своей подсыхают.

§ 55. Партикулярные признаки. Самое то место, в котором жилы лежат, объявить могут следующие признаки: 1) ежели какая-нибудь продолговатая, по горе лежащая логовина или борозда в таком месте лежит, где не можно подумать, чтобы ее водою промыло, то надобно тут поискать, буде гора сама общие признаки в себе находящихся руд показывает; 2) трава, над жилами растущая, бывает обыкновенно мельче и бледнее; 3) в осень или в какое-нибудь другое время лежащий по горам иней над жилами скорее пропадает, нежели на других местах той же горы; 4) роса скорее на той траве засыхает, которая растет над жилами.

§ 56. Наблюдение времени и места в прииске жил. Кроме сих признаков, надобно наблюдать обстоятельства времени и места. Что до времени надлежит, то лучше руд искать: 1) весной, когда растаявший снег землю после морозов рыхлую размывает и внутренние части ее открывает; 2) после великих дождей, которые почти те же действия производят, как в весне растаявший снег; 3) после сильных ветров, от которых нередко дерева опровержены бывают, под оных кореньем иногда верхняя часть или хвост жилы по случаю оказывается. В рассуждении места надежнее искать руд (как уже выше в § 44 показано) в пологих горах, а особливо в оных косогоре, нежели в долине, затем что в долинах всегда очень много наносной земли бывает, которая матерую и основательную, жилы в себе содержащую, толсто покрывает. Пологая сторона горы обыкновенно больше в себе жил, поверхности земли досягающих, имеет, нежели крутая. При искании жил не надлежит скоро от дела отставать, когда кто нескоро до руд дойдет, ежели многие признаки их на том месте показывают, ибо иногда случается, что не токмо тугая земля, но и твердый камень жилу покрывает.

§ 57. Ненарочный прииск жил. Нередко бывает, что жилы каким-нибудь слепым случаем без нарочного искания находятся, например через пахотные сельских людей работы, через копание колодезей или какие-нибудь другие действия, для коих землю разрывают или хотя мало разгребают. Таким ненарочным приключением сыскано богатое Раммельсбергское горное место в Германии во время немецкого императора Оттона первого. Сей государь, будучи в Гарцских лесах, забавлялся немалое время охотою и некогда послал своего охотника, называемого Раммеля, в тамошний лес для ловли диких зверей, за которыми он, гнавшись до горы, где ныне рудники учреждены в великом множестве, не мог за дичью ради трудности на коне следовать, для того привязав его к дереву, за зверьми пеш погнался. А когда к коню назад возвратился, то увидел, что он, господина своего с нетерпением ожидая, землю копытами разрыл и из ней выбил некоторые тяжелые и светлые камни. Сии камни взяв, Раммель привез и показал самому императору, который, чрез пробование удостоверившись, что они металл в себе содержат, велел учредить заводы на том месте. Оная гора и поныне именем помянутого егера Раммелсберг называется.

§ 58. Лукрециево мнение. Таким ненарочным случаем приписывает самое первое изобретение металлов древний римский стихотворец и философ Лукреций следующими стихами:

Железо, злато, медь, свинцова крепка сила
И тягость серебра тогда себя открыла,
Как сильный огнь в горах сжигал великий лес,
Или на те места ударил гром с небес,
Или против врагов народ, готовясь к бою,
Чтоб их огнем прогнать, в лесах дал волю зною,
Или чтоб тучность дать чрез пепел древ полям,
И чистый луг открыть для пажити скотам,
Или причина в том была еще иная,
Владела лесом там пожара власть, пылая.
С великим шумом огнь коренья древ палил,
Тогда в глубокий дол лились ручьи из жил,
Железо и свинец, и серебро топилось,
И с медью золото в пристойны рвы катилось.

§ 59. О рудоискательных вилках. К прииску рудных жил употребляют некоторые горные люди прут, наподобие вилок на два отростеля раздвоенный, который перстами наизворот берут. Сей прут ежели комлем к какому-нибудь месту повернется сам собою, то показывает будто там руду или металл, а особливо серебро или золото. Однако сему сколько надобно верить, всяк разумный человек рассудить может. Некоторые сие почитают за натуральное действие и приписывают металлам силу, которою будто бы они рудоискательный прутик к себе тянули. Но повседневное искусство и здравый разум учит, что такой притягающей силы в металлах быть нельзя, ибо помянутые вилки не у всякого человека и не на каждом месте к металлам и рудам наклоняются и, наклонившись, больше к ним не тянутся. Итак, ежели бы сие действие было вправде, то бы ненарушимые натуральные законы, не взирая ни на время, ни на человека, всегда сие и на всяком месте в действие производили. Сие подобно ребячьим часам, которые состоят в том, что привязанная к персту пуговица ниткою, над водою, в стакан влитою, качаясь, в край его бьет и тем часы показывает. Однако равно как настоящего часа не знающему пуговица того показать не может, так и способом развилистого прута руд ищущие никогда и не найдут, ежели тому вышепоказанных признаков прежде не приметят. Немало людей сие за волшебство признают и тех, что при искании жил вилки употребляют, чернокнижниками называют. По моему рассуждению, лучше на такие забобоны или, как прямо сказать, притворство не смотреть, но вышепоказанных признаков держаться, и ежели где один или многие купно окажутся, тут искать прилежно.

Глава четвертая. О надежде рудокопов[править]

§ 60. От чего надежду горные люди имеют. Когда рудокопы наверху лежащую землю сроюта и до жил, где руды лежат, докопаются, то находят и в земли признаки, по которым надежду получают или теряют о сыскании и прибыли от труда рудокопного. Сии признаки состоят в положении самых жил или в состоянии и роде минералов, кои в самых жилах или близ оных.

§ 61. Надежда от положения жил. По положению жил рассуждают, что простирающиеся от востока к западу или от запада к востоку лучше и богатее рудами обыкновенно бывают. Некоторые и те хвалят, что поперек оных лежат, то есть от полдня к северу простираются и висячую сторону имеют от запада, а лежачую от востока. Кои в другие часы лежат, те меньше богатых руд в себе содержат. Однако сие правило и примечание не всегда сбывается, но некогда и в противном состоянии сыскиваются богатые жилы. Притом примечено: 1) что главная жила без впадающих в нее щелей не очень надежна, затем что они к жилам хорошую материю для обогащения в них находящихся руд приводят; 2) когда две жилы в одну сойдутся, то бывает из них сложенная рудами высоких металлов обильнее, нежели каждая из одинаких; и, напротив того, ежели какая жила раздвоится — станет скуднее; 3) лежачие жилы, совокупившись со стоячими, оных портят; 4) одинакие жилы редко добрую руду в себе содержат, но ежели многие от себя взаимно неподалеку идут и одна с другою соединяются, пересекаются и разделяются, тогда в них лучшей руды надеяться можно; 5) от пустых щелей добрые жилы убожее становятся, а иногда совсем перерываются; 6) хотя некогда к вершине жилы руда не богата, однако нередко бывает, что в глубине, а особливо около 30 и 40 саженей, в богатую обращается, и часто под медною серебряные руды находят; 7) в Америке, в Перуанском королевстве, в месте, называемом Потози, нашли под оловянною рудою серебряную; 8) за худой знак почитают, когда жилы искривливаются или когда в горе находящихся камней слои противно самим жилам лежат и не в ту же сторону себя склоняют вниз, в которую идет сама жила.

§ 62. Надежда от жильных материй. Состояние и роды минералов, которые при жилах и в них самих находятся, обнадеживают горных людей следующими признаками: 1) когда медные и золотые жилы имеют в себе синие камни; 2) всякая жила главная содержит серу и желтоватую глину, которая дает свинец и несколько серебра; 3) висмут называют горные люди крышкою руд, и что указывает часто дорогу к серебряным, золотым и оловянным рудам; 4) также и колчедан показывает нередко золото, а особливо в том уверяет, что где он находится, тут сама главная жила; 5) шифер, песчаный и белый камень почти завсегда находятся при лежачих жилах; 6) сурьму часто находят с серебряною рудою; 7) желтый мышьяк почитают за признак близлежащего золота; 8) при коболте находят часто красную серебряную руду; 9) ежели вода, из щелей в жилы протекающая, с собою песок или глину приносит, из которой металл, а особливо золото и серебро вымыть можно, то почитается за добрый знак близлежащих тех самых металлов. Немало есть и других признаков, которыми рудокопы себя обнадеживают и тем в трудах утешаются. Однако, понеже оные не всегда правдивы, но часто обманывают, для того здесь не упоминаются.

Конец второй части.

Часть третья. О учреждении рудников[править]

Глава первая. О копании и укреплении рудников[править]

§ 63. Рудокопные инструменты. К приисканию руд и копанию рудников употребляют рудокопы следующие ручные инструменты. 1) Кирки, у которых один конец остер, а другой туп; острый наставляют в каменную гору, которую пробивать хотят, а в тупой бьют молотом. Делают их иногда совсем из стали, а иногда из железа, и только один острый конец стальной, куда стали против железа кладут одну пятнадцатую долю. Весом бывают обыкновенно около двух третей фунта. 2) Щельные кирки — вдвое долее, кои в щели вбивают и тем камни раскалывают. 3) Большой острый молоток — почти толь же долог, как щельные кирки, однако вдвое или втрое толще. Им выбивают дно горизонтальных штольнов; весом от 8 до 10 фунтов. 4) Клин железный — вбивать в большие щели и тем великие камня части от горы отламывать. 5) Железные пластины длиною и шириною по 6 дюймов, толщиною наверху 2, внизу 1½ дюйма. Кладут их в щели, и промеж оных для лучшей способности и большей легости железные клинья вбивают, чем твердые жилы или камни от горы отрывают. 6) Железные полосы — толь же долги и широки, однако много тонее, которые в подобных случаях употребляют. 7) Железный бурав длиною в два аршина, толщиною в диаметре в два дюйма, к концу о четырех гранях и с четвероугольною завостриною. Сим буравом пробивают в твердом камне диры, наполняют оные порохом и, запалив, великие части горы для облегчения работы отрывают. 8) Ручной молоток, которым бьют в тупой конец кирки, острый в камень наставив. 9) Разбивной молот употребляют для разбиванья жестоких камней. 10) Большой молот, весом больше двадцати фунтов, которым клин железный в щели вбивают и так большие камни от горы отрывают. При сем употребляют еще обыкновенные кирки, ломы и лопатки для копания, также лотки и коробы для подъему из неглубоких ям горной выбитой или разрытой материи, что всяк по своему изволению и по рассмотрению места сделать и употреблять может. Что до платья горных людей надлежит, носят черные суконные, крашенинные или байковые балахоны, которые для большей способности к работе везде широки сделаны, кроме того, что рукава у завоев узко застегиваются, дабы мокрота и грязь не проходила, длиною бывают по колено. На голове под шапкою носят кукули, чтобы грязь и земля в волосы не вбивалась. Назади кожаный задник, на котором иногда в пологие ямы скатываются. По коленам также повязывают кожаные наколенники.

§ 64. Как рудник копать. Описанными инструментами копают ямы по состоянию и положению жил следующим образом. Когда жила на верху горы найдется (фиг. 6), пробивают на том месте шахт, то есть глубокую яму FS, CD, перпендикулярную или к горизонту наклоненную по положению оной жилы KK. Шахт обыкновенно бывает шириною в одну сторону две сажени, в другую две трети сажени, а глубиною от восьми до четырнадцати сажен, по рассмотрению руд и воды, которая в шахты из горы, как в колодезь, обыкновенно выжимается. После того копают штольну, или горизонтальный ход NL, в одну или в обе стороны, который бывает вышиною для свободного рудокопам прохода одной сажени с четвертью, а шириною в половину. Копают их по два человека: один верхнюю, а другой нижнюю часть пробивает, и верхний несколько попереди, а нижний позади на поперечных брусьях, промеж стенами штольна утвержденных, сидит или без бруса, на коленах стоя, работает. Таких штольн и шахтов копают в одной жиле несколько, сколь много оной величина и богатство руд требует. Иногда шахты H опускают сверху на подведенные штольны, а иногда штольны приводят к выкопанным очень глубоко шахтам, как OE к FGа. Для большого сыскания руд опускают еще из штольнов шахты EGб в глубину; обыкновенно отступив несколько от верхнего шахта CD, чтобы под оным довольное место было для высыпки руд и камней из тележек, которыми издали штольном привозят для клажи в бадьи, коею их вверх выздымают. Матезий в книге, называемой Сарепта, сказывает, что в Богемии при Буттенберге шахты пятьсот и больше сажен глубиною были. Когда жила на подоле горы найдется, — прокапывают в ней с самого переду штольну NB и после как сверху к оной, так и из ней самой вниз, рассуждая по обстоятельствам, шахты копают, а особливо на местах, где главную жилу щели или другие посторонние жилы каким-нибудь образом пересекают, или сама главная жила на меньшие другие жилы или щели разделяется. Буде горизонтальная или лежачая жила мало либо ничего руды не имеет, — пробивают из ней вниз шахт в надежде, чтобы под нею сыскать лежачую жилу, что часто случается. Но хотя рудокопы рассуждают, что при некоторых посторонних жилах, отпрысках и щелях надежнее и прибыточнее шахты копать, нежели при других, однако само искусство очень часто показывает, что сии правила ненадежны, и там иногда мало или ничего руды не сыскивают, где бы по ним надеяться можно; и напротив тому, где по их рассуждению щели совсем ненадежны кажутся, богатые руды находят. Для того оные правила оставляю.

§ 65. Смены горных людей. Где довольная руда найдется, тут работают много людей, и тем выкапывают штольну в глубину и в даль, в одну или в обе стороны по отступам, так что на всяком из них сидит по одному работнику и каждый свой урок работает, на который он понедельно или посаженно подрядился, как в OEа изображено (фиг. 6). Оные отступы бывают обыкновенно длиною в две или в полторы, а вышиною в половину сажени и служат притом для способнейшего работников вмещения и для того, чтобы по ним мокрота в яму под шахт в Т стекала, откуду оную выливать можно. Рудокопы, в рудниках работающие, разделяют целые сутки на три смены, из коих каждая 7 часов; а прочие 3 часа оставляются на то, чтобы им отдыхать, выходить из ямы и в нее другим на их место входить можно было. Первая перемена начинается поутру в начале осьмого часа и продолжается до исхода второго пополудни; вторая начинается в начале четвертого часа пополудни и продолжается до конца десятого пополудни; третья от начала двенадцатого пополуночи до конца шестого пополуночи. Первую и вторую перемену называют денными, а последнюю ночною переменою. Над всеми работниками, которые в одном руднике работают, поставлен бывает штейгер, то есть староста или нарядчик. Звание его — смотреть строго на прилежание работников и на укрепление и постройку в рудниках, а особливо о том стараться, чтобы от главной жилы не отступить и тут прилежнее копать, где лучшие руды находятся. Ежели рудник очень велик и в нем работников много, придается ему унтер-штейгер, то есть помощник.

§ 66. Как шахты укреплять. На устье верхнего шахта строят небольшие будки для того, чтобы людям и скоту не упасть в толь глубокую яму, чтобы ее дождем не залило или не занесло снегом и чтоб работники, входя в рудник во время ветреной или мокрой погоды, свечу зажечь, а вышед из него, отдохнуть и свои инструменты спрятать и запереть могли. Ежели гора, в которой рудник учрежден, состоит из твердого камня, то не требует никакого подкрепления, как только перекладов и подпоров, на которых двери и лестницы утверждают. Если же состоит из рыхлого камня, который легко осыпаться и людей в яме умертвить или совсем завалить может, укрепляют шахты и штольны следующим образом. В шахтах по всем четырем углам на дне ставят столбы A (фиг. 5), которые связывают и распирают поперечными крепкими брусьями, неподалеку между собой отстоящими B, и за ними подле боков шахта вдоль закладывают крепкие доски или горбыли. Через поперечные брусья кладут перекладины С, к которым стоячие ж вдоль по шахту доски прибивают, и тем часть шахта, в котором лестница поставлена, от той, где бадьи с рудами подымаются и порожние опускаются, для того отделяют, чтобы в яму опускающимся людям и из ней выходящим от бадей вреда не учинилось; понеже случается, что когда работники поспешно нагруженную рудами бадью тянут, а порозжую опускают, тогда они, между собою столкнувшись или о бок ударившись, собой или уроненною рудою человека повредить могут. Шахты же можно укрепить и иным образом, то есть поставленные в углах столбы выпазить и в пазы поперечные доски или горбыли класть, или без столбов только сруб опустить. Лестницы, по которым в шахты опускаются и вон из них выходят, делают из жердей, длиною 12 аршинов, а шириною около ¾ аршина, о 24 ступенях. Прикрепляются к одному боку шахта железными крюками или скобами. В стамых шахтах делают иногда у всякой лестницы отступ и переменяют следующие лестницы от одного боку шахта к другому; при всякой отмене укрепляют маленькие лавочки, чтобы работник выходящий отдохнуть мог, а в покатых шахтах укрепляют их всегда на одной лежачей стороне жилы. У каждого шахта при выходе в самом верхнем брусу вышеписанного укрепления на той же стороне, где лестница, бывает вбита железная скоба, чтобы опускающемуся было сперва за что надежно рукой ухватиться. Обе половины шахта, которою лазят люди и которою руды вытягивают, покрываются особливо лежачею дверью для того, чтобы когда работники руду из шахта воротом тянут, на другой особливою дверью запертой половине стоять могли.

§ 67. Как штольны укреплять. Штольны укреплены бывают следующим образом. На дне штольны вырывают неглубокие ямы по обеим сторонам одну против другой, в которые ставят толстые столбы A (фиг. 5) почти толь же высоки, как штольна, и в них врубают на верхние концы толстые перекладины B. Столбы ставят в штольне друг от друга по три или по четыре шага, и как по верху, так и по бокам за ними горбыли прокладывают, чтобы сверху и с боков рыхлая гора не осыпалась. При обоих концах штольны приделывают в последних столбах дверцы с задвижкою или с замком. И чтоб сквозь штольну вода проходить могла, прокапывают на которой-нибудь стороне неширокий, однако глубокий канал и прикрывают доскою, для безопасного штольною ходу и чтоб руды тележкою без помешательства возить можно было. Ежели верхняя часть жилы, над штольною оставленная, рудою богата, — зачинают снова оную руду вверху выбивать и, оставя внизу столько места, чтобы человеку без нужды можно было пройти, вбивают в бока жилы поперек толстые бревенные отрубки, один от другого расстоянием близко одной сажени, а вдоль по оным кладут крепкие горбыли, на которые валят выбитые из верхней части пустые камни и тут совсем оставляют, чтобы того труда избыть, который бы работники на вывозку и подъем оных положить и тем хозяину убыток сделать принуждены были. Лежачие жилы одну сторону совсем внизу, а другую наверху имеют, и для того из них в ширину бесперерывно руду копать нельзя; но надлежит, по твердости жилы рассуждая, не выкопав всей рудной материи, вместо столбов оставлять, чтобы наверху лежащая тяжкая часть горы не обрушилась. Притом часто подбивают толстые бревенные отрубки, проложив внизу и вверху толстые доски, чтобы подставка верхним и нижним концом в гору не вдавилась. Для прочих малых обстоятельств, при укреплении рудников случающихся, всяк может, по состоянию места и твердости горы рассудив, сам средствия выдумать и произвесть в дело.

Глава вторая. О подъемных машинах[править]

§ 68. Первая машина. Когда рудокопы руду или еще поверхнюю землю копать начинают, употребляют для подъему земли и камней лоток или широкую лопату, пока еще можно оную материю руками до верху поднять или лопатой выбросить. А когда уже для большей глубины того учинить нельзя, употребляют к тому из толстых ветвей сплетенный короб, привязав его за уши веревкою, чтобы положенную в него руду, землю или камни вытянуть можно было. После того как жила добрые признаки покажет, укрепив яму несколько вверху, употребляют лежачий ворот (фиг. 2), который имеет вал N на подставках или ножках Q, утвержденных на пялах, около устья ямы положенных, RS. Пяла по углам сплочены и к земле прикреплены долгими кольями или сваями. Около вала обвивается веревка, у которой на обоих концах по бадье привязаны. И когда клюками OP два человека вертят, — опускается одна бадья порозжая вниз, а другая с рудою вверх поднимается, а опущенную пустую бадью опять внизу шахта стоящий человек наполняет, и так нет ни единой минуты, чтобы руда не поднималась, затем что во время подъему и опуску прочих двух третью наполняют и тотчас вместо опущенной пустой с рудою прицепляют.

§ 69. Вторая машина. Другой ворот, которым из шахта большей глубины руды подымают (фиг. 4), от вышеписанного тем разнится, что на валу немалое колесо утверждено, которое своим устремлением движению вала больше дает силы и работникам труд облегчает; да на одном конце вместо клюки два рычага накрест просунуты, которыми сильнее ворочать можно.

Третья машина. Употребляют еще к тому же и сложенный ворот, составленный из стоячего валу A (фиг. 3) и лежачего B. Стоячий ворочают два человека просунутым в диру рычагом C, а лежачий вертится от шестерни D, за которую пальцы колеса захватывают. Около лежачего вала обвивается веревка, у коей каждого конца также по бадье привязаны, которые попеременно вверх и вниз ходят. Около стоячего вала на полу пробиты поперечные бруски d для того, чтоб работникам ногами в них можно было упираться.

§ 70. Четвертая машина. Из самых глубоких ям подымают руду и камни особливыми большими машинами (фиг. 9), которые движутся лошадьми или водою. Лошадьми движимую машину строят следующим образом. К земле или к мосту прикрепляют твердую и широкую плаху А с толстою железною полосою, на которой в средине круглое гнездо. В него ставят высокий ворот BC нижним концом, укрепленным железною спицею, по величине гнезда выточенною, а верхний конец ворота укрепляют вверху завостроватого сарая DE. Под верхом сего ворота наделана шестерня F, около которой цепь обходит; концы ее протянуты сквозь железные колесца GH, на концах по великой и твердой бадье привешены. На нижней части ворота от полу вышиною близко в пояс просунут толстый и долгий брус IK. К концам его лошадей припрягают, по рассуждению тягости бадей одну, две, три или четыре, которые в ту и другую сторону ворот обращают и бадьи, как выше упомянуто, подымают и опускают.

§ 71. Пятая машина. Водою движимая машина состоит из колеса AB с ящиками (фиг. 11), в которые вода, из жолобов C и D вливаясь, колесо вертит. Перья32 на колесе разделены в два ряда, так что в одни с той, а в другие с другой стороны воду вливать надлежит; и, следовательно, если вода из жолоба C на ряд перья EF литься станет, то будет колесо на правую руку обращаться, и, напротив того, когда вода из жолоба D на ряд перья GH течет, тогда должно колесу вертеться на левую сторону. На валу укреплена шестерня К, около которой цепь ходит и на обеих концах по бадье имеет. Движение колеса управляет работник, который наверху в будке L сидит, следующим образом. Жолобы, которыми вода из канала на колесо течет, положены на пол оной будки, и концы их проведены сквозь стену, так что их задвижками М и N запереть и отпереть, то есть оные задвижки рычагами P и Q задвинуть и выдвинуть можно. Итак, когда работник рычагом задвижку M поднимает, то проливается вода жолобом D на часть колеса GH и его обращает на левую руку, что дотоле продолжается, пока бадья из шахта выйдет. А после того кричит работник, бадью испражняющий, управляющему наверху машину, чтобы он жолоб D запер, а сам одерживает бадью железным крюком, захватив за кольцо цепное. Пока он из бадьи руду выкладывает, в ту пору внизу шахта находящиеся работники другою половиною цепи опущенную бадью нагружают или прежде нагруженную прицепляют. После того правящий машину работник поднимает рычагом Q задвижку N и выпускает воду жолобом С на часть колеса EF, отчего оно на правую руку обращаться станет, и порозжая бадья книзу, а нагруженная кверху пойдет; и так переменяя движение колеса, можно одну бадью подымать, а другую опускать — и тем бесперерывно продолжать работу. А как поднятую с рудами бадью можно скорее, опрокинув, опорознить, нежели внизу порозную рудою укладно нагрузить, — для того должно всегда внизу иметь третью бадью, как выше показано, которую тем временем, когда порозная к ним опускается, а накладенная рудами подымается, нагрузив и после порозную опущенную с крюка сняв, на оный положить; а потом снятую между тем рудами накладывать, чем работа много скорее происходить может. Хотя Георгий Агрикола в шестой книге своея «Металлургии» представил сию машину для черпанья из рудников воды, однако я рассудил, что ею способнее руды подымать, нежели воду, для того что к черпанью воды другие машины много угоднее, которые в следующей главе обстоятельно описаны. Много есть еще и других машин, к сей работе угодных, однако для краткости оставляю, понеже они от вышепоказанных мало разнятся.

§ 72. Бадьи и тележки. Бадьи делают величиною по рассуждению глубины шахта и тягости материй, обыкновенно вышиною и шириною в аршин и больше. Около толстых дубовых досок, из которых бадья состоит, обводят по верхнему и по нижнему утору железные обручи, которые к доскам прикреплены железными ж полосами. Из тех железных полос у двух уши, в которые железная дуга вкреплена, дно бадьи обито тремя железными же полосами. К нижней части шахта, куда бадьи опускаются, возят руды из ближних штольн на обыкновенных тележках, какие при строениях для кирпичей и земли употребляют, а из дальных штольн возят в немалых крепких четвероугольных продолговатых и железными полосами обитых ящиках, которые ходят на четырех ко дну подделанных толстых колесах. В передний бок вбито кольцо, за что б, привязав веревку, тянуть можно было. От устья верхнего шахта отвозят поднятую руду на подобных тележках, также и на больших телегах в сараи, крупные дикие камни употребляют на всякую постройку, а землю и мелочь круг ямы валят в кучи.

Глава третья. О машинах, которыми из рудников воду выливают[править]

§ 73. Первая машина. Воду, что в рудники из стен горы выжимается или из каменных щелей вытекает, выливают насосами и ящиками. Насосы делают простые или составные. Простые употребляют, когда шахт неглубок, а где воды очень много стекается, тут ставят по два простых насосов (фиг. 10). В средине оных укрепляют лежачий ворот A на столбах BCDE, сквозь ворот проходит поперечный брус FG. На концах его прикреплены шесты H, I, которые из насосов поршнями воду подымают. Итак, когда привешенною чуркою K работник палку L туда и сюда качает, обращает ворот в ту и другую сторону, шесты в бадьях двигает и тем воду из шахта выливает. Движение можно произвести и другим образом, например концы бруса пропустить далее и к ним приделать очапы, на которые бы два человека ногами ступали и оный брус двигали.

§ 74. Вторая машина. Сложенные насосы33 употребляют в ямах, которые глубже тридцати футов, для того что в большей глубине одинакие насосы недействительны. Итак, верхний конец нижнего насоса A (фиг. 13) прикрепляют к корыту B, чтобы из него в корыто вода вытекала. В то ж корыто ставят другой насос C, таким же образом к другому корыту D верхним устьем прикрепленный. И так толь много насосов ставят, сколько глубина шахта требует, а из верхнего насоса вытекает вода жолобом S поверх земли или в штольне. Шесты, которые из насосов воду тянут, движутся все одною клюкою железною E, утвержденною в вал F колеса G, которое вода вкруг обращает. Оная клюка вдета в железную петлю H, железным засовом примкнутую к очапу I. В развилинах оного очапа ходит дуга KL, у которой короткий конец K имеет крюк, вклепанный в петлю, набитую на конец шеста верхнего первого насоса; а долгий конец оной дуги L примкнут железным засовом к очапу M и к дуге N так же, как петля H; засовы сквозь очапы и дуги так просунуты, что все члены всея машины на оных обращаться могут. Итак, когда E движением колеса G обращается кверху, то подымается машина способом очапов I, M, O и дуг K, N также и шесты всех бадей и воду в приделанные корыта выливает, а опустившись, шесты в бадьи впускает, воду на поршни вбирает и, опять поднявшись, оную выливает. Поршень состоит из деревянного круга, к нижнему развиловатому концу шеста прикрепленного, и из язычка, которым при подъеме поршня дира закрывается, чтобы вода не вытекала, и из подобного круга, в нижнем отверстии насоса вставленного крепко. Шесты и очапы бывают из твердого дерева и в нужных местах обиты железными полосами.

§ 75. Третья машина. Если устье шахта будет на горе или в каком другом дальном месте от текущей воды (фиг. 12), которою колесо обращать должно, и шестов бадейных не можно к клюке беспосредственно укрепить ради дальнего расстояния, — для того ставят от колеса, водою движимого, к устью шахта следующую махину, кою зовут шатунами. Чрез все оное расстояние вбивают в землю по два бруса вместе ab, пару от пары в расстоянии до трех сажен. Промеж верхними концами каждой пары брусов ab вкрепляют засовами по очапу cd, которые промеж столбами на засовах обращаться могут, а верхние и нижние концы имеют сквозь их развилины пропущенные жерди gg, гвоздьми сколоченные и на засовах обращающиеся. Крайних шестов концы имеют по железному наконечнику с петлями, в которые заклепаны крюки hh. Верхних шестов концы прикреплены к брусу, сквозь ворот K пропущенному, mm. Итак, когда колесо NO от воды вкруг вертится, двигает клюкою связанные шесты gg туда и сюда, которые наверху сквозь ворот пропущенный брус mm качают и тем шесты из бадей тянут, в бадьи назад суют и воду сим движением выливают.

§ 76. Четвертая машина. К сложенным насосам можно причесть и те (фиг. 14), где вместо шестов и поршней продолговатыми шарами воду кверху тянут. Составляются следующим видом. Над устьем шахта надлежит поставить вьюшку или шестерню AB, такую же укрепить и в яме, в которую на дне шахта вода стекается. Около оных вьюшек обвесть цепь или канат с надетыми на него шарами aa в четверть аршина друг от друга отстоящими. Сии шары когда снизу сквозь бадью C вверх проходят, тогда, опираясь о бока бадьи, воде, которую кверху подымают, вниз назад протечь не дают. И так оную верхним концом бадьи вон выливают и, обратившись вниз по внешней стороне, паки действие свое возобновляют. Вьюшка вертеться может силою воды или ветреной мельницы, что по рассуждению обстоятельств учредить можно.

§ 77. Пятая машина. Ящики, которыми из рудников воду выливают, ходят почти около таких же вьюшек, как и вышепомянутые шары; однако тем разнствуют, что вместо одной сквозь шары продетой веревки или цепи, прицеплены ящики краями к двум крепким цепям, которые также около двух вьюшек вверх с водой, а вниз порозжие ходят и, под нижнею вьюшкою обернувшись, опять воду зачерпывают и кверху поднимают. Вместо ящиков могут употреблены быть крепкие ведра, железными обручами обитые.

Глава четвертая. О машинах, которыми из ям худой воздух выгоняют и вместо его чистый впускают[править]

§ 78. О воздухе в рудниках. В глубоких рудниках, которые во многие стороны под землею далече проведены и мало шахтов, к самой поверхности земли прокопанных, имеют, собирается обыкновенно пар, человеческому здравию вредительный. Происходит от жирного каменного масла, от серы и мышьяка и во время копания и разбивания горы с тяжелою каменною и земляною пылью34 по штольнам расходится и в них труждающихся людей грудь ядом своим повреждает. Сие приметили также рудокопы по тяжелому запаху, который в рудниках бродит, дух занимает, свечи гасит, а особливо оказывается сей летучий яд тем, что в рудниках иногда загорается.35 Для переменения сего воздуха употребляют следующие машины.

§ 79. Первая машина. Над устьем шахта перекладывают два бруса AB, CD (фиг. 5) накрест, и на них ставят таким же образом широкие доски EF, с крышкою L, которые доски от всех сторон веющий ветр собою и крышкою удерживают и книзу в шахт отбивают, чем в руднике стоящий воздух растворяется и вредительные пары течением своим сквозь другой шахт выводит.

Вторая машина. В некоторых местах ставят обращающиеся около шеста rа бочки М (фиг. 5) с крылом N, из которой в шахт пропущена труба. На боку оной бочки сделано окно р, б которое всегда способом крыла к ветру оборачивается и оный сквозь себя и трубу в шахт вводит. Обе сии машины только тогда воздух из рудников выводить могут, когда ветр веет, а в тихую погоду бывают недействительны.

Третья машина. Для таких случаев полезнее употреблять большие мехи, которые при устье шахта или штольна надлежит так поставить, чтобы их железные трубки в долгие деревянные трубы, в конце дальнего штольна пропущенные, утверждены были. Движение мехов можно произвести очапами, в валу утвержденными, и тягостию великих камней на верхнюю доску мехов наложенными.

§ 80. Четвертая машина. В сем случае небесполезною почитаю машину, о которой славный французский физик и математик Мариотт[4] упоминает, хотя оной я нигде при горных местах в употреблении не видал, ни в металлургических книгах описанной. Сия машина в рудниках тем быть может способнее других, что, во-первых, оную сделать не мудро и не трудно; второе, что она к своему действию людей не требует; третие, что тою же водою, которая другие машины движет, воздух в рудниках переменять можно. Сие учинено быть должно следующим образом. Под водою, которая с колеса какой-нибудь машины, например водоливной, стекает, поставить в неглубокой яме или логовине, где вода стекается, ящик AB (фиг. 7) с крышкою С, без дна, длиною, шириною и вышиною в сажень или побольше, так чтобы он всегда на поларшина в воде стоял, а на нижних краях под водою небольшие диры aaа имел, которыми бы вода из него вытекала, а воздух бы не выходил. На крышке надобно четыреугольную или круглую диру в том самом месте, на которое вода с колеса падает, прорезать, шириною в четверть аршина или больше, как количество падающей воды потребует. В ту ж диру надлежит поставить большую воронку D. Все оного ящика щели и спои надобно выконопатить и засмолить, чтобы воздух из него выходить не мог, кроме на боку B над водою нарочно прорезанной диры E, из которой в рудник труба F пропущена. Итак, когда падающая вода с колеса M в воронку падает и в ящик дирою протекает, — захватывает с собой снаружи воздух и стремлением своим в ящик втягивает, откуда он только в трубу F и ею в рудник проходить будет. Дира, из воронки в ящик прорезанная, для того бывает велика, чтобы впадающая вода не так, как бы в обыкновенной воронке вместе стекалась, но, в великие капли и брызги разбившись, проходила и между ними воздух движением в ящик гонила. Впадающая вода дирами aa из ящика в яму выливается, и оттуда, куда отведена, стекает.

§ 81. Вольное движение воздуха в рудниках. В рудниках, которые имеют два шахта, к поверхности земли так прокопанных, чтобы один на горе, а другой под горою имел свое устье, то есть чтобы одно было выше, нежели другое, то проходит воздух и без всяких машин сам собою, и сие движение воздуха имеет порядочные повороты. В теплые вешние и летние дни входит воздух в устье высокого шахта и прошед штольною, устьем нижнего шахта выходит и таким образом беспрестанно обращается. А напротив того в холодные осенние и зимние дни входит воздух в устье нижнего шахта и устьем высокого выходит. А когда весною и осенью стужа с теплотою борется, и погода то тепла, то студена бывает, тогда чрез две недели (может быть в иных местах и долее) течение воздуха в оных рудниках переменяется часто, и то в высокий шахт входит, а нижним выходит, то в нижний опускается, а верхним поднимается. Сие вольное воздуха движение уже в давных летах примечено искусным металлургом и доктором медицины Георгием Агриколою[5].

Глава пятая. О измерении рудников[править]

§ 82. Для чего рудники мерить надлежит. Нередко случается при рудных делах нужда в геометрии, особливо когда в глухом руднике, у которого только один шахт, воздух серный и нездоровый сопрется, то надобно к проведенной внизу штольне сверху прокопать другой шахт; и чтобы в оный шахт уметить, то есть то место наверху земли сыскать, от которого бы к горизонту перпендикулярный, то есть стамый шахт к концу штольны выкопать, для того надобно по геометрическим правилам оный рудник внутри вымерить и меру на поверхность горы вынесть. Второе, когда рудами изобильная жила лежит в горе, в которой двое поместщиков или хозяев, или больше, участники, и каждый против своего участия хочет в оной жиле иметь долю, тогда надлежит показать и в штольнах предел против межи, которая на поверхности земли оные участия разделяет, что без геометрии учинено быть не может. Для того намерился я здесь самые нужные и необходимые геометрические правила и инструменты купно с их употреблением вкратце предложить, только ради тех, которым геометрии инде научиться не случилось. В сем предложении все математические доказательства оставляю и только покажу самых к сему нужных задач решение.

§ 83. Основание измерения рудников. Все сюда принадлежащее искусство полагаю в подобном сложении прямых линей, оставив употребительные в рудниках для измерения способы. Угол составляют две линеи, концами соединенные одна с другою, много или мало к другой наклоненные. По величине их наклонения считается величина угла (фиг. 16), которую измеривают полукругом ABCD, разделенным на 180 градусов. Угол, которого линеи растворены на 90 градусов, называется прямым, меньший оного — острым, а больший — тупым. Ломаная линея есть EGFH, которая состоит из двух или многих линей, EG, FG, FH, углами соединенных.

§ 84. Правила. Ломаная линея подобна другой ломаной линее (фиг. 16), когда обе состоят из равного числа линей, тем же порядком расположенных пропорционально и равные углы имеющих. Например, ломаная линея EH подобна другой ломаной линеи eh, для того что как угол G 80 градусов, так и угол g 80 градусов имеет и прочие друг другу по порядку равны. Линея EG втрое больше линеи eg, также и прочие. Из сих определений происходят следующие правила: 1) когда от одного конца двух подобных ломаных линей проведены будут прямые линеи EH и eh к другому их концу, то будут они иметь между собою ту же пропорцию, как оные ломаные линеи имеют между собою; например, когда одна из ломаных впятеро больше другой, то и прямая оной линея другой прямой линеи впятеро больше; 2) углы их наклонения равную меру имеют, то есть равное число градусов содержат, и сами линеи в одну сторону параллельно простираются.

§ 85. Инструменты. Для употребления сих правил в измерении рудников следующие инструменты надобны. 1) Висячий компас (фиг. 15), которого круг разделить надлежит не токмо на 24 часа и всякий час на 15 градусов, но и градусы на половины и четверти. Чем оный компас больше и части его мельче разделены, тем точнее меру показать может. Через точку, где игла стоит, на которой помянутый компасный круг вертится, надобно на дне ставка́ провесть прямую линею AB так, чтобы она компас на два равные полукружия разделяла. В стены ставка над оною линеею надлежит поставить по маленькой и тонкой иголке aa, чтобы они над самим краем круга были и градусы бы показывали. Ставок утвердить надлежит в медной обечейке CEDF с пеньками С и D, которые к линеи AB стоят с боков перпендикулярно. Против средины компаса к обечейке прикрепить в E и F две ручки EG и FH, против линеи AB перпендикулярно, для того чтобы на протянутой косо верви компас висел горизонтально.

§ 86. Второй инструмент квадрант состоит из четверти круга ABC (фиг. 8), на 90 градусов и на их четверти разделенного; на одном боку утверждены равные две ручки rr. От угла C навешена гиря F на тонкой шелковой нитке. При сем надлежит иметь тонкую вервь, триаршинную сажень и нарочные гвозди железные, чтобы в стены рудников вколачивать и вервь привязывать можно было.

Третий инструмент есть масштаб или уменьшенная мера, длиною с фут, разделенная на 10 уменьшенных саженей, сажень на три аршина, аршин на 16 вершков (фиг. 17). Литера a — сажени, bc, eh, dg — аршины; пресекающие их линеи, означенные числами 4, 8, 12, 16, значат четверти и вершки. При сем надлежит еще иметь линеал, циркул, таблицу деревянную ровную36 или стол, на чем бы бумагу ровно растянуть можно было, также и показанный в § 83 полукруг для измерения разных углов. Показанными инструментами можно решить задачи во всех обстоятельствах, в рудниках случающихся, из которых нужнейшие здесь предлагаются.

§ 87. Задача первая. Когда будет штольна горизонтальна, а шахт перпендикулярен (фиг. 18), однако штольна от прямой линеи в стороны отходит, а надобно на поверхности земли узнать место, с которого к концу штольны стамый шахт прокопать должно, то надлежит поступать следующим образом. Пускай будет искривившаяся в стороны горизонтальная штольна AB, в которой прямою линеею верви протянуть нельзя; для того надлежит вервь, за вбитые в стену штольны гвозди abcd привязав, разделить в четыре части и потом, навесив компас на вервь ab, записать градус, в который она лежит, купно с длиною верви части ab. Таким же образом и прочих частей верви bc и cd градус и длину вымерять от угла до угла и записать надлежит. А потом, вышед из рудника, надобно разостлать на ровном столе или таблице большой лист бумаги, как выше упомянуто, и, взяв с уменьшенного масштаба сажени и прочие части, снесть на оную бумагу линеи с их углами g и h. И напоследи от конца линеи k к концу l провесть прямую линею kl, и оную масштабною ж мерою вымерять; сия мера будет прямое расстояние конца штольны А от устья шахта В. Итак, буде поверхность земли горизонтальна, то можно по оной мере в тот градус, в который прямая линея hl на бумаге лежала, по компасу вервь протянуть, и по ней столько саженей и частей ее отмерить, сколько она по масштабу на бумаге имела конец меры будет самое то место, где шахт перпендикулярно или стамо к концу штольны A копать надлежит.

§ 88. Задача вторая. Однако когда штольна не совсем горизонтальна или поверхность земли гориста, то надобно также оных наклонение и перегибы, навесив на вервь квадрант с отвесом, примечать по градусам и купно с длиною верви записывать. Пускай будет под горою AB (фиг. 21) штольна EFHG, в которую один шахт DE сверху проведен, а требуется узнать место, в котором бы к концу штольны G стамый шахт прокопать. И понеже поверхность земли гориста, и штольна сама то кверху, то книзу склоняется, хотя в стороны и не изгибается, от чего в шахте вервь протянуть прямо нельзя, того ради надлежит оную в изгибах F и H ко вбитым гвоздям привязать, и каждой части наклонение навешенным квадрантом, а длину саженью смерить. Подобным образом и на поверхности земли, вбив колья на вершинах гор A и B и в долине C по ним развязанную вервь вытянуть в ту же сторону, в которую штольна лежит по компасу, толь далече, как довольно быть покажется; длину частей DA, AC вымерить, а последней CB не вымеривать, но только оной наклонение квадрантом приметить. И после длину частей верви с их наклонениями на бумагу вынесть по масштабу, где ломаная линея efhg будет подобна протянутой верви EFHG. Линею cb провесть толь далече на бумаге, чтобы она была длиною против штольны или и далее. После того надлежит провести к горизонту перпендикулярную линею gb от конца штольны кверху и где она линею bc пересечет, от того места смерить по масштабу от с до b, которое расстояние, саженями по верви отмеренное от C, покажет самое то место в B, где стамый шахт копать надлежит; gb, снятая по масштабу линея, покажет глубину оного шахта, который прокопан будет от B к G в саженях.

§ 89. Задача третья. Крутых и пологих шахтов наклонение от перпендикула вымерить можно квадрантом (фиг. 8), навесив его на вервь AB (фиг. 19) и смерив оную саженью. А после, снесши наклонение на бумагу, провести надлежит линеи, с отвесом параллельные, с каждого конца шахта, da и bc. Потом смерить масштабом расстояние db (фиг. 19), которое будет мера, сколько шахта нижний конец A отклонился от верхнего B. Рудники, которые как в рассуждении глубины, так и ширины склоняются, надлежит через оба помянутые способы совокупно вымеривать, то есть на каждой протянутой части верви компас и квадрант навешивать и как вертикальное, так и горизонтальное склонение замечать, и после купно с длиною вервей по масштабу на бумагу сносить два раза, первое ради горизонтального, а второе ради вертикального склонения.

§ 90. Проблема четвертая. Что ж надлежит до второго главного случая, то есть до сыскания термина37 в штольне участникам той горы, в которой жила лежит (фиг. 20), то производить должно измерение тем же образом, только лишь обратным. Пусть будет рудник DEFGHIL, в двух шахтах DEF и GH и в двух штольнах FG и HL состоящий, на поверхности земли межа А; надобно сыскать в штольне HL пункт или предел, который участникам оную против их межи разделяет. Тогда надлежит поступать как и прежде, то есть протянуть вервь от термина А к устью шахта, привязав ее в BCD, по рассуждению долов и гор к кольям. Так же и в шахтах и штольнах поступая, провесть надлежит вервь, привязав в DEFGHL. После того, измерив склонение и наклонение частей верви, вынесть чертеж на бумагу, как изображается в abcdefhl, по уменьшенному масштабу. От литеры а, которая на поверхности земли в A межу значит, провести к горизонту перпендикулярную линею ai, которая пересечет линею hl в i; от сего места надлежит масштабом смерить до литеры h, которая мера будет значить то, сколько подлинных саженей надлежит в штольне HL отмерить одному участнику, начиная от H. Сей пример служит в рудниках, не имеющих в стороны наклонения, которое, по § 85, компасом измерено быть может, а в тех рудниках, которые во все стороны склоняются, надлежит углы вымеривать компасом и квадрантом, и все измерение на бумагу выносить два раза.

§ 91. Заключение. По сим правилам можно во всяких случаях и обстоятельствах рудники вымеривать тому, кто положенные правила вкратце выразумеет. Особливых задач показывать нет нужды, для того что почти каждый особливые обстоятельства имеет. В предложении сих правил не поступал я по обыкновенным горных землемеров установлениям, для того что правила их весьма долги и скучных выкладок полны и логаритмических таблиц требуют, что видно в Фохтовой горной геометрии,38 которая в десть напечатана. Я последовал в сем больше Георгию Агриколе, которого правила о горной геометрии только десять полулистов заняли; однако здесь еще некоторые обстоятельства и инструменты переменены, а иные отставлены, для того что излишны показались.

Конец третьей части.

Часть четвертая. О пробовании руд и металлов[править]

Глава первая. О печах, посуде и инструментах, к пробованию надлежащих[править]

§ 92. Пробирная печь. К пробирному искусству надобно необходимо три печи. Первая, обыкновенно называемая пробирная печь ABCDE (фиг. 22), которая быть должна в длину и ширину около трех четвертей аршина (хотя иногда ради способности и укромности дорожной и много меньше сделать можно), а в вышину четвертью ширины больше. Например, буде она длиною и шириною 12 вершков, то должна вышиною быть 15. Нижняя часть ABED сложена из равных четырех железных листов, из которых каждый вышиною 7½, шириною 12 вершков; а от нижней части до верху C надобно, чтобы печь у́же сходилась, так чтобы четыре верхние листы BC и DC были внизу шириною по 12, а вверху по 6 вершков. На переднем нижнем листе надлежит прорезать два устья F и G шириною в 4, а вышиною в 2 вершка, одно от другого расстоянием в 1½ вершках, да по вершку внизу и вверху оставить. К верхнему и нижнему устью приделать дверцы железные, с обеих сторон сдвижные. На прочих трех исподних боках внизу сделать по маленькому окошечку с задвижными дверцами и на всех верхних боках в средине прорезать по круглой дирке в вершок шириною, m, n. Поперек оной печи в боковые стены утвердить два железных прута в дюйм толщиною, так чтобы передний был порогу верхнего устья на лежачий перст пониже и от передней бы стены отстоял на вершок, а другой от задней стены (несколько повыше) отстоял бы на два вершка. Стены печные и прутья надлежит вымазать на то приготовленною глиною, о которой смотри в § 105, и чтобы глина к стенам печи крепче пристала, для того надобно стене быть шероховатой, как и поперечным прутьям, на которые положить подик или обожженную глиняную доску, толщиною в палец, так чтобы она до порожку верхнего устья вплоть доткнулась, от боков посторонних и от заднего на два вершка отстояла. На подик поставить муфель или бездонную печку FHа, у которой на задней стене дира, а на боках по две прорезано. Сия муфель должна быть длиною и шириною против вышеупомянутого подика и на нем так поставлена, чтобы устье F с верхним устьем пробирной печи соединилось. Таким образом утвержденную печь надлежит поставить на каменном очаге вышиною близ полуторых аршин, который вместо дна самой печи служит, а верх пол остается, чтобы в печь уголья накладывать можно было.

§ 94б. Пробирный горн. Вторая печь плавильная RS (фиг. 23). Обыкновенно бывает четырехугольная в том же очаге, на котором пробирная стоит, и выкладена длиною и шириною в поларшина, вышиною в 3 четверти. От дна расстоянием на четверть и выше утверждена железная решетка или поперечные прутья, на которые кладут четырехугольный кирпич для ставленья плавильных горшков. Сбоку под решетку наставлен мех с очапом для произведения сильнейшего огня.

Дестиллирная печь. Третья печь дестиллирная AB (фиг. 22), в которой крепкие водки и другие летучие материи перегоняют. Имеет фигуру четыреугольную и железную решетку. На одном боку оставлено устье D, которым и дрова под реторту подкладывать, а на другом дира B оставлена, в которую горло реторты R выходит. Уголье насыпают полым верхом A. Все три печи должны быть поставлены на очаге под кожухом, в особливой на то учрежденной хоромине, при которой надлежит быть каморке ради сохранения некоторых инструментов и для выкладки и записки проб и проч.

§ 95. Разные инструменты. Инструменты при печах иметь надобно следующие: 1) двои или трои ручные мехи, 2) обыкновенные клещи, 3) трои или четверы щипцы с прямыми концами, 4) щипцы с кривыми концами, 5) щипцы, у которых одна половина на конце с развилиной g (фиг. 24), 6) маленький железный крючок, 7) большую железную ложку для плавления свинцу, 8) таганец h с тремя ножками и двумя обечайками, из которых нижняя у́же, 9) медная четвероугольная полоса с девятью или двенадцатью ямками, в которые пробы выливать, и с руковяткою l. Вески. В каморке быть должны: 1) трои вески (фиг. 25): одни большие, на которых можно до трех или до пяти фунтов взвесить; вторые — маленькие пробирные, на которых только два или три золотника взвесить можно; а третьи толь чувствительны, чтоб только золотник удержали. Другие и третьи вески должны быть в поставце со стеклянными окончинами для свету повешены так, чтобы их снурочком, через колесца протянутым, поднять и опустить можно было.

На конце снурка привязана свинцовая плоскодонная гиря, чтобы она своею тягостию поднятые вески удерживала. Третьи вески должны быть толь чувствительны, чтобы они от посредственной песчинки склонились, что от того бывает, когда коромысельце их тонко и легко, а притом долго, также чашечки и снурки очень тонки и легки. В чашечках других и третьих весков должно быть по весьма легкой равновесной другой чашечке, в которые руды и металлы класть надлежит.

§ 96. Уменьшенный вес.39 На описанных весках развешивают руды и металлы к пробе против уменьшенного весу, где вместо пуда можно взять золотник и разделить на 40 частей, и оные употреблять вместо фунтов. Сии уменьшенные фунты разделить на половины, четверти и осьмушки фунта и на золотники, на половины и четверти золотника. И когда против сих гирек отвешенная руда даст известную часть металла, то надобно заключить, что и в большом прямом весу самого количества той руды столько же металла содержится: например серебряной руды умаленный пуд чрез пробу дал 40 уменьшенных золотников серебра. Следовательно, и прямой пуд оной руды содержит в себе серебра столько же золотников. Сей уменьшенный развес делают из меди или серебра, мелкие частицы вырезывают из тонких медных листков и из шумихи. Серебряный развес чище и постояннее. Для всех гирек надобно сделать ящички p (фиг. 24) и в них для каждой особливое четыреугольное или круглое гнездышко, из которых вынимают их и кладут на вески остроконечными маленькими щипцами.

§ 97. Проба на оселке. Пробы, против которых серебро на оселках пробуют, состоят из палочек, на кольцо дирками надетых ха (фиг. 24), в которых смешана медь с серебром по пропорции; например, в 18 пробе серебра 18, меди 78 золотников; в 72 пробе 72 зол. серебра, 24 меди. Они могут быть сделаны по лотам или по золотникам. Пробирные мастера употребляют их только ради того, чтобы узнать можно было, сколь много надобно приложить свинцу в пробирную печь к серебру, по разному с медью смешению: ибо серебро, в котором меди больше, требует также больше и свинцу, что из следующей таблицы видно.

< Д О Б А В И Т Ь Т А Б Л И Ц У >

§ 98. Посуда. Посуда, которую при печах иметь надлежит, есть следующая (фиг. 24). Тигели или плавильные круглые и треугольные горшки tt, пробирные плошки40 п, капели, или пепельные круглые толстодонные горшечки r, стеклянные и глиняные реторты разной величины s, реципиенты или подставные сткляницы, изложница q. В каморке быть должно иготи железной и медной (фиг. 24), чашке железной круглодонной с пестом, стклянкам разной величины для содержания разных материалов, к пробованию нужных, к чему надобен особливый шкап.


Глава вторая. О заготовлении разных материй, к пробованию нужных[править]

§ 99. Как крепкую водку гнать. Для отделения золота от серебра надобно пробирному мастеру иметь чистую крепкую водку, которую ради предосторожности должен он сам делать следующим образом: 1) взять чистой селитры, в крупных шестигранных кусках состоящей; 2) вдвое того купороса сапожного докрасна сожечь, с селитрою вместе стереть и обе смешанные материи в глиняную реторту, приготовленною на то, глиною обмазанную и высушенную, положить так, чтобы треть ея полна была; 3) реторту поставить в дестиллирную печь, подставив под заднюю ее сторону кирпич так, чтобы около всей оной реторты уголья класть льзя было (фиг. 22), а к горлу реторты приставить стеклянный реципиент R, в котором бы в четверть весом против всей материи, в реторту положенной, воды было; 4) спой (или соединение горла с реципиентом) мокрым пузырем обвить и глиной обмазать и потом сверху печь кирпичами закрыть и только небольшую диру оставить, чтобы внизу подложенный дверцами огонь исподволь разгорался; 5) после того как огонь будет разводиться сильнее, открыть больше для умножения жару; 6) как исподняя сторона реторты начнет раскаливаться и в реципиенте красноватый пар появится, тогда надлежит реторту вкруг угольем осыпать, сняв сверху кирпичи, и в полном жару толь долго держать, пока красный пар из реторты в реципиент переходить перестанет; 7) наконец надлежит печь совсем закрыть, чтобы огонь помалу загас, и реципиент с крепкою водкою прочь отнять.

§ 100. Как оную чистить. Перегоненную крепкую водку надлежит чистить, чтобы в ней купоросного спирта не было, что можно так учинить. Взять самого чистого серебра два или три золотника и, расковав в тонкую бляшку, разрезать ножницами в узкие куски. Потом оных немного положить в крепкую водку, от чего она будет бела и мутна, которой мутности дать устояться, и после чистую водку в другое судно бережно слить, и чистого серебра вторично несколько положить и опять дать устояться; и таким образом серебро помалу дотоле в оную водку класть, пока она от того мутиться и белый порошек на дно опускать перестанет, что есть известный знак ея чистоты. После того надлежит ее из стеклянной реторты в дестиллирной печи легким огнем перегнать, подложив под дно реторты плошку с песком, чтобы она от крутого жару не раскололась.

§ 101. Как оную пробовать. Крепкая водка иногда удается через меру сильна, а иногда слаба, что обое к пробованию неспособно. Для того надлежит ее прежде пробовать следующим образом. Возьми 8 гран самого чистого золота и самого чистого серебра 24 грана, и к тому 2½ золотника свинцу; отожги на капелле, как в § 107 будет показано; оставшееся на оной зерно расколоти в тонкую бляшку и свей в трубочку, положи в крепкую водку, которую пробовать хочешь, чтобы смесь в ней распустилась. Если трубочка от водки цела не останется, но разорвется, то показывает, что водка через меру крепка; и для того надобно ее чистой водой развести. Буде же она цела останется и ровно 8 гран потянет, то значит, что надлежащую силу к пробованию имеет. А когда тяжеле восьми гран будет, то значит, что водка слаба. Для чего надлежит легким огнем излишнюю воду из ней прогнать.

§ 102. Флусы. Возьми 1 фунт селитры да два фунта винного камня, сотри мелко вместе, положи в горшок и прикрой, оставив небольшую скважину, чтобы раскаленным железным прутом можно было смешанную материю зажечь, которая от того с четверть часа, вспыхиваючи, горит и в уголь претворяется. Сей уголь надлежит истереть и в другой раз таким же образом раскаленным железом еще зажечь, буде станет гореть; а буде не зажжется, то должно признать, что она и с одного раза была готова. Сия сожженная и истертая в порошок материя называется черный флус. Белый флус составляют из двух частей селитры и из одной части винного камня, стерши вместе без жжения. Употребление сих флусов в следующей главе показано будет.

§ 103. Материалы. Свинец дробят таким образом: растопи сего металла в легком жару в большой железной ложке или уполовнике фунт или два. Отлей немного на лоток, мелом отбеленный, и тряси от низу кверху часто, но чтоб свинец из лотка не выскакивал. Чрез такое трясенье разбивается он в мелкие дробинки; и, сим способом весь расплавленный металл раздробив, надлежит сквозь жестяное решето просеять и для употребления к месту положить. Стекло из свинцу делать надлежит следующим образом: возьми свинцу сколько хочешь, положи в пробирную печь в пробирной плошке и дай расплыться так, чтобы он раскалился; потом жар производи непостоянный, то есть так, чтобы он был то сильняе, то меньше. Итак, продолжив сие действие через час, вынь плошку и материю вылей на выливную доску в ямку, и как она простынет, отбей вкруг желтое стекло от оставшегося свинцу и изотри в порошок, а к оставшему приложив еще нового свинцу, сколько в плошку войдет, поставь опять в пробирную печь и поступай как и прежде, пока стекла довольно иметь будешь.

§ 104. Как капели делать. К деланию капелей возьми просеянного сквозь сито чистого пеплу, в котором бы размельченного уголья не было, довольное число; положи в лохань или корыто, налей в него воды горячей и выполощи, смутив несколько раз лопатою. Потом дай устояться и щелок слей. На оставшийся пепел налей еще горячей воды и по вышеозначенному учини четыре или пять раз, пока слитая вода будет чиста без вкусу. Вымытый пепел высуши. После того возьми овечьих или телячьих костей и сожги так, чтобы они белы и ломки стали, изотри в порошок. Напоследи возьми выполосканного пепла 3/4, да жженых костей 1/4 и 1/40 измельченной сухой глины, смешай хорошенько все вместе и намочи всю сию материю водою или полпивом так, чтобы ее можно было в комы рукою сжимать. Таким образом приготовленный пепел высыпав на высокую и толстую колоду, наполняй им капельную форму f (фиг. 24) туго с верхушкой и, набойник z сверху наставив, бей деревянным молотом пять или шесть разов изо всей силы. И так набитую форму посыпь сверху щепотью жженых тертых костей и, наставив в старое место набойник, ударь раза два легонько, чтоб насыпанный порошок пристал. После того дно формы прижми к лежащему на колоде пеплу, наложив пальцы на края, чтобы капели не повредить, через что она из верхней стороны формы выйдет цела. Сим способом сделанные капели надлежит сперва на печи в вольной теплоте высушить, а после внизу пробирной печи на углях отжечь и исподволь простудить.

§ 105. Глина к обмазке. К обмазыванию пробирной печи мешают глину с шерстью, с лошадиным навозом, с железною окалиною и с солью; которая обмазка когда высохнет и на ней щели появятся, — надлежит замазать тою же приготовленною глиною. Иные к сему употребляют глину, смешанную с малым числом поташа и толченого стекла. При сих материалах надлежит пробирному мастеру иметь сурьму, соль, толченое стекло, толченую пену, которая на поверхности расплавленного стекла в стеклянных фабричных печах садится, буру, мелкий белый песок, поташ, жженый и толченый кварц, которых необходимо нужное употребление в следующих главах сея части показано будет.

Глава третья. О пробовании золотых и серебряных руд[править]

§ 106. Проба серебряных руд. Возьми серебряной руды сколько надобно и разотри в железной чашке мелко, отвесь на пробирных весках один пуд по уменьшенному весу. Потом возьми чистого дробленого свинцу 8, 12, 14 или 16 раз весом больше против руды самой, которую пропорцию по твердости руды брать надлежит, ибо неплавкие руды требуют свинцу больше, нежели плавкие. С половиною оного смешай всю отвешенную руду, положи в пробирную плошку и сверху достальным свинцом посыпь. Плошку поставь в пробирную печь, которая довольно разведенным огнем уже раскалилась, и сперва содержи с полчетверти часа в мерном жару. А как плошка с материею зачнет раскаливаться, содержи ее в большем жару, чтобы вся красна была толь долго, пока свинец с рудою соединится и поверхность материи всей гладка и светла будет. После того жару несколько убавь и сию перемену огня продолжай дотоле, пока свинец, переменившись в стекло, станет чрез край плошки переходить. Тогда, выняв ее из печи, вылей материю в ямку на медную доску l (фиг. 24), и как материя прохолодится, тогда отбей в железной чашке свинцовое стекло от целого свинцу и в оном прилежно смотри, чтобы зернышек целого свинцу не осталось. Жар в печи прибавливают, присыпав уголья и отворив посторонние дверцы внизу. Сим образом можно одним разом в разных плошках многие пробы со свинцом делать.

§ 107. То же. Потом отожженные на уголье в нижней печной части капели, или пепельные горшечки, поставь рядом в пробирную печь, и как они раскалятся, то положи на них оставшийся свинец из каждого горшечка порознь, дай крепкий жар, чтобы он растопился, после того жару несколько убавь, приставив к ним сзади клещами из глины сделанные и обожженные плоские маленькие кирпичики; и как оными, так и прикладывая в устье перед капели горячее уголье, управляй огонь, чтобы пробы излишнего жару не терпели или, напротив того, не захолонули, но умеренно плавились. А когда капели излишний свинец в себя втянут, тогда жару прибавь, отняв прочь кирпичики и приложив горячий уголь к капелям, в том жару содержи их толь долго, пока на пробах станут разные цветы ходить и напоследи чистое серебро останется, которое надлежит бережно из печи вынять и, сняв с капели щипцами, проволочною щеткою то место очистить, которым оно на капели лежало, а напоследи на пробирных весках по уменьшенным развесам осторожно взвесить, и сколько золотников и четвертей оно потянет, столь много золотников и четвертей руда в пуде серебра содержит.

§ 108. Проба разных материй на серебро. Мутные воды, в которых распущенной серебряной руды надеяться можно, пробуют, прежде выварив оную в горшке досуха, и оставшуюся сухую материю со свинцом в плошках и на капелях отжигают. К пробе оловянных руд на серебро прикладывают в плошки несколько свинцового стекла. А когда самое олово ради серебра пробовать хотят, то, разбив его в тонкие бляшки и мелкие куски, разрезывают и, отвесив один пуд, на огне в пепел сожигают, с которым поступают равно, как с серебряными рудами. К пробе железа на серебро берут железных опилков пуд, трут с одним лотом серы, и в пробирной плошке отжегши, растирают и, смешав с 20 долями свинцу, сперва в большой плошке плавят, и оставшийся свинец на большой капели от серебра отделяют. С медью, в которой серебро есть, так поступают, как с серебряными рудами, приложив свинцу показанное число в § 106.

§ 109. Проба серебра для золота. Ежели в серебре, которое от подлых металлов очищено, есть золото, пробуют оное на золото в крепкой водке. Отвесив один пуд, разбивают в тонкие бляшки и, ножницами оные разрезав в мелкие стружки, свивают в колечка. Потом, влив крепкую водку в стеклянный сосудец h (фиг. 24), кладут в нее серебро и над горячим угольем в нарочитую теплоту ставят, отчего серебро в крепкой водке распускается, а золото черными клочками на дно падает, и как серебро все в водке растравится, тогда водку бережно сливают и, золото выняв, чистой водой обмывают, в мерном жару отжигают дожелта, на пробирных весках взвешивают; и сколько золотников по уменьшенному весу оное потянет, столько золотников золота в одном пуде серебра быть должно. Если золота в серебре излишно много, то есть против серебра больше одной четверти, тогда крепкая водка серебра вытравить уже не может и для того надобно к тому еще чистого серебра приплавить, в котором золота нет, чтобы серебра в сем смешении по последней мере три четверти против золота было. Золотые руды, в которых ничего серебра нет, пробуют равно, как серебряные, что в § 106, 107 показано. К неплавким золотым и серебряным рудам, которые со свинцом в плошке пробирной долго не соединяются (что особливо в тех примечено, которые в себе бленду, вольфрам и ширл имеют), прикладывают свинцовое стекло.

Глава четвертая. О пробовании простых металлов[править]

§ 110. Проба медных руд для черной меди. Когда кто хочет пробовать медную руду, тот возьми оной два лота, изотри и положи в плошку пробирную, которая внутри мелом натерта, чтобы руда к ней не пристала; поставь в самое устье пробирной печи и жги в вольном жару толь долго, пока из руды дым итти и серой пахнуть перестанет. Потом вынь из печи вон, и как руда сама собою прохолодится, изотри оную мелко и осторожно, чтобы ничего не утратилось. Потом еще таким же образом, как прежде, в другой раз пережги. Выняв из печи, изотри, раздели сию пережженную руду на две равные части на весках; одну часть оставь к другому пробованию, а другую смешай с двумя лотами черного флуса, в § 102 описанного. И буде руда не плавка, то прибавь к тому ½ лота стеклянной пены и ¼ лота буры. Положи в пробирный горшок, посыпь сверху солью и покрой крышкой; потом поставь его в горн и дай сперва легкий жар, чтобы проба помалу раскалилась. Напоследи раздуй сильный огонь мехами и оный продолжай, пока поверхность материи вся бела и равна будет, без черных пятен. Тогда вынь горшок из горна и поколоти в крышку, чтобы тяжелая материя на дно села. И как горшок прохолодится, тогда, разбив его бережно, вынь со дна зерно черной меди, которое свесив на пробирных весках, узнаешь содержание ея в оной руде. Для большего удостоверения, с другою половиною руды надлежит так же поступить в особливом горшке.

§ 111. Проба в черной меди начисто. Для пробы черной меди на чистую, отвесь оной фунт, приложи к тому четвертую долю чистого свинцу, заверти все в маленькую бумажку. Положи в пробирную плошку, которая уже прежде того в пробирной печи в сильном жару раскалена и угольем вкруг обложена так, чтобы только материя сквозь уголья в нем видна была. В нижнюю часть печи дай сильный жар ручными мехами толь долго, пока медь со свинцом сплавится и ходить станет, что усмотрев, в мехи дуть перестань и ожидай, пока по меди белая перепонка переходить начнет. Тогда наблюдай прилежно, как медь остановится, сбежавшись на средину горшечка зерном, что усмотрев, вынимай из печи весьма скоро и, положа в воду с горшечком, прохолоди. Потом выняв, отбей от ней огарки бережно и отведай молотом, довольно ли она мягка и в изломе имеет ли хорошей меди цвет. Чего ежели не будет, должно еще пробу в другой и третий раз сделать. Чистую медь, от огарков отделенную и проволочной щеткой очищенную, свесь на пробирных весках и тягость ея вычти из положенной в пробирную печь черной меди, остатка возьми десятую часть, также и приложенного к тому свинцу и сложи с весом чистой меди. Сия сумма будет равна весу чистой меди, которая в черной меди была. Например, черной меди было 96 золотников, чистой меди после пробы вышло 45 золотников.

Черной меди 96, чистая проба меди 45, остаток 51, десятая доля свинцу, к меди приложенного 21/2, десятая доля остатку 5, чистая медная проба 45, сумма или все содержание чистой меди в черной 522/5.

Десятую долю свинцу ради того к чистой меди причитают, понеже он в пробе столько с собою меди сожигает, сколько в плавке в больших печах не теряется. Угару десятая доля к той же сумме придается для того, что он обыкновенно свинец с медью смешанный бывает и подобно как нарочно приложенной меди в пробовании пожирает.

§ 112. Проба свинцовых руд. Свинцовую руду пробуют равно так, как медную, что в § 110 показано. То есть сперва, отвесив один пуд, пережигают и потом в плавильном горшке с черным флусом плавят. Или возьми перетертой и пережженной свинцовой руды один пуд, смешай с двумя пудами черного флуса, заверти в бумажку и положи щипцами в плавильную печь в пробирный горшок, что все перед тем разведенным огнем довольно раскалено. Оклади вкруг угольем и огонь раздувай сильно мехами, пока поверхность материи ясна и совсем гладка будет. Тогда, выняв горшок и прохолодив, отбей бережно свинцовое зерно, щеткою вычисти и на пробирных весках взвесь, что покажет содержание свинцу в руде пробованной.

§ 113. Проба оловянных руд. Оловянные руды пробуют с белым флусом. Некоторые в сей пробе мешают белый флус с черным пополам. Сего металла руды можно пробовать, как серебряные, на капели со свинцом, прежде отжегши оные в пробирной плошке, чтобы мышьяк силою огня из них был прогнан. Но хотя олово на капели от свинцу порошком остается и с оным купно в капель не уходит, однако надлежит при такой пробе очень легкий огонь иметь, ибо если кто сей пробе такой жар даст, какого серебряные руды требуют, то все олово со свинцом сгорит и в капель войдет. И ради того сего способа почти никогда не употребляют, понеже и в самом легком жару олову трата чинится и проба меньше показывает, нежели чрез плавление в больших печах олова из руд выходит.

§ 114. Проба железных руд. К пробе железной руды берут два пуда, пережигают и разделяют на две равные части и к каждой прикладывают вдвое черного флуса, в половину против руды буры, в половину ж поташа и одну четверть тертого уголья, что все, смешав прилежно, всыпают в плавильный горшок и покрывают солью. Поставив в горн, огонь разводят помалу и после целый час в сильном жару содержат, пока поверхность материи светла и гладка будет и светлые искры над ней ходить станут. Тогда, выняв горшок, в воде охолаживают, и железное зерно из огарков бережно молотком выбивают. Некоторые покушались толченые и жженые железные руды пробовать магнитом, то есть железные частицы им из рудного порошку вытягивать; однако сия проба очень неверна, для того что перегорелых железных частиц магнит к себе не тянет, и, напротив того, поднять может иногда такую железную частицу, к которой зернышко пустого камня пристало, чего усмотреть никак не можно.

Глава пятая. О пробе полуметаллов и некоторых других минералов[править]

§ 115. Проба ртутных, киноварных, висмутовых и сурьмяных руд. Ртутные, киноварные и сурьмяные руды пробуют в двух небольших горшках, поваренным подобных, из которых у верхнего несколько небольших дирок на дне проверчено. Возьми серной, ртутной или киноварной руды, которую пробовать хочешь, измельчи в куски с простой орех величиною и положи в горшок, у которого дно с дирами. Другой горшок, водою налив до половины, зарой в землю до самого верху, поставь на него горшок с рудами и покрой крышкою, щели между горшками и крышкою замажь глиною накрепко. Сверху насыпь уголья и огонь разведи мерный. Уголье по сторонам загороди кирпичами, чтобы не рассыпалось. И так продолжай огонь часа с два, пока вся сурьма, ртуть или киноварь в нижний горшок из руд в воду выйдет. Серу пробуют через перегонку из реторты в подставленный с водою реципиент. С висмутовою рудою поступают равно, как со свинцовою. Однако чрез плавление в валовой работе той пропорции висмута выплавить не можно, которую проба показывает.

§ 116. Проба купоросных и квасцовых руд. К пробе на купорос отвесь руды один уменьшенный пуд, который состоит из 40 прямых золотников, что фунты значат. Раскали на огне докрасна и в воду высыпь и сие повтори другой и третий раз, пока она станет толь ломка, что и руками искрошить можно. Потом, измельчив в порошок, в теплой воде промой, дай чрез долгое время устояться или процеди сквозь неклеенную бумагу, либо чистое полотно. Процеженную воду вывари до перепонки в горшке, вылей в деревянный чистый сосуд и поставь в холодное место, положив на поверхность об один край тонкие лучинки, к которым купорос в хрусталики ссядется. Оные бережно выбрав, оставшуюся воду опять до перепонки вывари и попрежнему в холод поставь и так дотоле поступай, пока вся вода ссядется в купорос, которого уменьшенный вес покажет золотниками фунты, то есть сколько прямых фунтов купоросу из пуда выйдет. Если хочешь квасцовую руду пробовать, то возьми оной 4 фунта, пережги и промой водою, которую вывари с четвертою долею урины, чтобы одна четверть всего уварилась. И как материя несколько простынет и на дно мутная осядет, тогда чистое слей сверху и, опять выварив, вылей в деревянный сосуд, доставь в холодное место, пока желтоватый порошок на дно сядет. Воду выварив, поставь в холод, пока квасцы в хрусталики ссядутся.

Конец четвертой части.

Часть пятая. О отделении металлов и минералов из руд[править]

Глава первая. О приуготовлении руд к плавлению[править]

§ 117. Состояние руд. Руды к плавлению приуготовляются чрез разбор, толчение, промывку и обжигание. Ибо самая большая часть руд имеет в себе либо много пустых горных камней, либо серы и мышьяку, или и обоего совокупно, из которых первые металл во время плавления в себя втягивают и в огарки купно с собою сожигают, а сера и мышьяк много доброго металла в сильном плавильном огне с собою уносят на воздух. Помянутых посторонних материй особливо толстые жилы имеют в себе великое множество. И хотя пустые камни и в самых рудниках рудокопы отделяют и там оставляют, однако так очистить внутрь оных нельзя, чтобы после без излишней траты дров и ущербу добрых металлов те руды плавить можно было.

§ 118. Разбор руд. Итак, чтобы плавление не убыточно было, для того, подняв руды из рудников, разбивают великим молотом в меньшие куски и пустое каменье около устья шахтов с мелочью оставляют, а добрые отвозят в разборную избу. Работники, которые к разбиванию крупных руд приставлены, надевают на ноги толстые кожаные или и берестяные штиблеты, чтобы иверни, которые от руд отпрядывают, ног и берцов не повредили. В разборной избе поставлен долгий стол или широкая скамья, которая с боков и сзади огорожена узкими досками и поперек на несколько частей такими же досками перегорожена, на которой принесенные руды от шахта разбирают, убогие рудою и пустые камни молотом отбивают, бросают в лотки и после в толчеи относят, а добрые кладут в ушат к отжиганию или плавлению. К сей работе употребляют рудокопы жен своих и детей. Самые богатые серебряные руды — мягкую, красную и белую — разбивают молотом на камне сами надзиратели и к плавке особливо сохраняют.

§ 119. Как руды толочь. Твердую и убогую руду толкут в толчеях, которые много подобны хлебным толчеям. Число пестов бывает по рассуждению силы ветра или воды, которых можно иногда убавить, отслонив в сторону, чтобы пальцы вала за оных не захватывали. Длиною бывают обыкновенно в шесть аршин, в четверть аршина шириною, из сухого кленового дерева на четыре грани вытесаны. На нижнем конце насажены железные четвероугольные наконечники, весом около полуторых пудов. Корыто делают из весьма толстого дерева, дно покрывают два дюйма толстою железною полосою, також и бока толстыми железными полосами отбивают, чтобы жестокие руды самого корыта скоро не разбили. Вал толщину имеет двух футов о двенадцати гранях, в которые пальцы особливо укреплены, чтобы не все песты вдруг поднимались. У корыта один конец только проволочною частою решеткою загорожен, чтоб мелкая руда высыпалась, а крупная для большего измельчения в корыте оставалась. В некоторых местах пущают в корыто из малого жолоба воду, чтобы она купно с толченьем руды перемывала.

§ 120. Как руды просевать. Толченую руду просевают сквозь четыреугольные решета длиною в 5, а шириною в 3 фута, из досок сложенные, из железной проволоки сплетенные, сквозь которые куски руды, как крупа мелкие, пройти могут. Один конец бывает у них обыкновенно выше привязан к перекладине, на козлах укрепленной, а другой конец пол, чтобы крупные куски, которые сквозь не проходят, долой скатывались. Некоторые употребляют решета, подобные носилкам (фиг. 27), и на них положенную руду встряхивают. Иные имеют круглые решета величиною с обыкновенные (фиг. 26), сложены из дощечек, как лохань, железною проволокою подплетены и с железными ушками, за которые бы надежно держать и встряхивать можно было. Такими решетами просеянную мелкую руду после перемывают, а крупные куски, которые на них остаются и сквозь дирки не проходят, относят в толчею для вящего измельчения. Золотую, а иногда и оловянную руду, толченую и просеянную, мелют жерновами, к чему делают мельницы, подобные хлебным.

§ 121. Перемывки руд. Таким образом толченые и просеянные руды перемывают в воде следующими способами. Первое, положив руду в частые круглые проволочные решета, полощут в бочке, водою наполненной, а что руды на оных останется, то прочь откладывают особливо и после в толчеи для измельчения относят. И когда в бочку довольно руды намоют, вынимают гвоздь и излишнюю воду выпускают, а руду на скамью выкладывают. И сей труд несколько раз повторяют по рассуждению доброты оной руды. Второе, к вымыванию делают широкие из досок составленные жолобы, с одной или со многими поперечными перегородками (фиг. 28), несколько покато поставленные. Над верхним концом имеют они жолоб, из которого вода течет, а у нижнего выкопан канал и досками обложен, чтоб вода оным из сарая вытекала. Толченую руду кладут в верхнюю перегородку, которая других глубже сделана, и мешают лопатами или железными скребками, от чего она перемывается и в другие ящики садится, а излишняя вода с илом в канал стекает. За первою перегородкою руда садится всегда богатее, а в прочих чем от верху далее, тем убожее.

§ 122. Перемывки руд на холсте. Третье, перемывают руды на таких же жолобах, только одну главную высокую перегородку наверху имеющих, а вместо других по дну жолоба постилают толстую холстину, на которую мелкая руда садится, а пустой ил в каналы водою сносит. По совершении перемывки, как уже холст рудою наполнится, выполаскивают его в бочках, водою наполненных. Некоторые делают у таких жолобов дно вкладное, чтобы его поднять и на край поставить можно было, холстину к ним накрепко гвоздьми прибивают. Итак, когда руды довольно на них насядет, поставив на край, из ведер выполаскивают водою над поставленным внизу корытом (фиг. 27, 28). Сию перемывку дотоле продолжают, пока довольно к плавке руды перемытой накопят. Есть еще и иные перемывки способы, однако оные, как не очень нужные, ради краткости оставляю.

§ 123. Перемывка золотой руды. К перемывке золотой руды строят мельницы (фиг. 29), которые оную купно мелют, перемывают и золото ртутью отделяют. Всю сию машину движет водяное колесо A, на которого валу B укреплено другое малое колесо N, что за шестерню M побочными своими зубами захватывает и ею жернов K обращает, под который толченая золотая руда сыплется. Из ящика Fа, в котором жернов ходит, высыпается золотая руда жолобом H в лохань O и со стороны в нее же жолобом вода втекает на влитую на дно ртуть. К верхним ее уторам прикреплена толстая доска P с дирою, в которой ходит долгий шест с небольшою шестернею I, которую обращает колесо X. Верхний конец шеста ходит в дире, на грядке проверченной, а нижний конец шеста имеет дощаные крылья, которыми руда с водою и ртутью приведена бывает в движение и тем легкую материю в воде отмывает, а золото со ртутью соединяет. Из сей лохани вытекает мутная вода, еще несколько золотой руды в себе имеющая, в другую ниже того поставленную лохань T, которая также ртуть и подобную первой меленку имеет. Таких лоханей ставят по три и по четыре, из которых последней вода с пустым илом в канал вытекает. Ртуть, выняв из лоханей, прожимают сквозь крепкие лосиные мешки, сквозь которые ртуть проходит, а золото в них остается. И понеже оно тогда в себе несколько ртути имеет, то, положив его в реторты и к ним подставив реципиенты с водою и подложив огонь не очень сильный, ртуть перегоняют. А оставшееся в ретортах золото переплавливают и чистят, что в следующей главе показано будет. Прожатая ртуть несколько золота в себе имеет; для того употребляют оную к извлечению золота из других руд. Перегнанная ртуть от золота бывает не столь сильна, как свежая, и ради того надлежит оную в воде, в которой соль распущена, вымыть и высушить, от чего она прежнюю свою силу получает.

§ 124. Описание обжигальных печей. Очень твердые и толченью противящиеся руды, также которые неплавки и имеют в себе много бленды, кремня и других грубых материй или со многою серою и мышьяком соединены, те надлежит пережигать. Твердые пережигают прежде толченья, а с серою и с мышьяком смешанные мягкие после. Некоторые богатые руды только отжигания либо перемывки, а иногда и ни одного из них не требуют, но беспосредственно плавлены бывают. Отжигательные печи имеют три стены, вышины, длины и ширины разной, по рассуждению количества руд, однако обыкновенно длиною 8, 9 и 10 футов, шириною внизу 4, а вверху 6 футов. Иные бывают как вверху, так и внизу равны, однако первые больше хвалят, для того что они скорее в себе огонь разводят и руда не может долго вниз обрушиться к переду. Где передней стены нет, должна быть печь у́же. В противном случае напереди лежащая руда недовольно отжигается. Вышина печи бывает неодинака, в один и в два аршина или и выше. Обыкновенно употребляют на то крепкие кирпичи или камни, от руд отбитые. А иные вместо того ямы в земле вырывают, дно покрывают изгаринами, для того чтобы влажность, которая из земли выступает, огню не препятствовала. Дно должно быть несколько к переду покато.

§ 125. Как руды отжигать (фиг. 30). На дно печи кладут толстые дрова поперек, полено от полена расстоянием на пядень, а на них в три или четыре слоя тех же дров вдоль и опять поперек, вышиною в фут или в два, по рассуждению количества руд. Наверх накладывают руды круглою или четыреугольною кучею, так чтобы крупные руд куски были внизу, мелкие в средине, а самые мелкие наверху, и покрывают всю кучу перемытою, мокроватою рудяною мелочью, в полпядени толщиною. В средину кучи промеж кусков насыпают также мелочь, для того чтобы в ней жар через меру не усилился, ибо он в средине всегда сильнее действует. Вся куча от низу до верху вышиною бывает в два аршина и больше. Однако в одну кучу больше 12000 пуд не кладут, для того что в излишно многой руде огонь безмерно силен становится, так что и руды расплавить может, чему при отжигании быть не должно. Больше серы в себе имеющие руд штуки кладут ближе к дровам, а в которых серы меньше, те далее. Подле боков печи подкладывают головни или твердые угли, также и под самую середину, чтобы дрова удобнее загорелись. При сем надобно остерегаться, чтобы мелочь промеж дров не всыпалась и чрез то бы им гореть не воспрепятствовала. В некоторых местах кладут нижние штуки руд на дрова несколько подобно сводам, чтобы после того, как дрова сгорят, а руды в куче от собственной своей серы недовольно разгорятся, еще новых дров подложить можно было. Промеж боков печи и промеж складенных в кучу руд втыкают до дна печи четыре долгие полена или рычага, для того чтобы познать можно было, равно ли куча по всем сторонам разгорается. Ибо когда на одной стороне рычаг совсем подгорит, а на другой почти цел останется, то значит, что на оной стороне жар сильнее, нежели на сей, и для того должно на жаркую сторону мелочи толще нагресть, а с холодной оную снять. Крупные и твердые куски руд иногда водой поливают, чтобы рыхлее и ломчае становились. Сей огонь продолжается в собственной сере руд месяц, а иногда два и долее, хотя дрова под кучею и в одни сутки сгорят. Силу огня по густости серного дыму рассудить можно. Во время отжигания расседаются наверху кучи щели, которые новой мелочью засыпать надлежит.

§ 126. То же. Когда куча прохолодится или нарочно погашена будет, то разбивают оную кирками и ломами, и куски, которые довольно отожжены, особливо откладывают от тех, которые не довольно выгорели. Признак довольно пережженной руды есть синий цвет, а особливо когда на поверхности куски несколько сплылись, а которые красны, те надлежит еще отжигать, что примечено особливо в медных и железных рудах, которые почти всегда довольного отжигания требуют. В сем вторичном отжигании в меньших кучах таким же образом, как в первом случае, поступают. Отобранную недовольно пережженную руду в третий, в четвертый, а иногда и в пятый раз жгут. Промеж железными рудами кладут твердое уголье слоями и кучи по верху мелким и́звестным камнем в пядень толщиною покрывают, который, таким образом будучи пережжен и после к отожженной железной руде примешан, оную к плавлению удобнейшею делает. Которые железные руды оный белый камень от натуры в себе имеют, те постороннего не требуют. Сей огонь продолжается в железных рудах день, два или три, а иногда и целую неделю. И хотя некоторые из них серы в себе не имеют, однако помянутого огня требуют, для того чтобы их плавить легче было. В Швеции и в других местах железные руды жгут обыкновенно однажды. Свинцовых руд отжигательные печи должны иметь дно к переду очень покато, чтобы растопившаяся материя отекла к устью. Дрова кладут не в низ, но на верх кучи.

§ 127. Как серу собирать. Во время отжигания руд выходящую из них серу сбирают следующими образы: 1) на верху куч первого отжигания делают несколько ям в пядень и больше шириною и глубиною и, как силою огня сера из руд выжмется и в оные ямы сберется, тогда черпают оную железным уполовником в горшки или в другую какую посуду; 2) над печьми делают невысокий сарай с крепкою сплоченною крышкою, у которой одна сторона выше другой; под сею крышкою на высокой стене ставят на полку лохани или корыта с водою, в которые пар, из руд выходящий, собирается и в серу сседается; 3) для нарочного отделения многой серы из колчедана делают печи особливые с частыми железными решетками, на которые руду накладывают и сверху угольем покрывают; под решетку ставят горшки с водой, в которые от горящего наверху уголья растопившаяся сера из рук собирается. Для лучшего нарочного собирания серы, 4) делают печи ABC (фиг. 31) о пяти устьях, из которых три H, I, K наверху, да два L, M внизу, из верхних боковые H и K ширее середнего. Под у середней печи кирпичный, а у посторонних H и K вместо пода сделаны железные решетки, на которые кладут серой изобильные руды и железными дверцами, к устьям приделанными, крепко запирают и глиной замазывают. В средней печи немалый огонь разводят, а в две нижние части L и M ставят горшки с водою. И так от жару, в средней верхней печи разведенного, руды в побочных печах пережигаются и серу вниз сквозь решетку в подставленные с водою горшки прогоняют.

Глава вторая. О выплавке металлов из руд в слиток[править]

§ 128. Плавильные печи. Из разных руд, между собою смешанных, а особливо золотой, серебряной, медной и свинцовой (железную и оловянную еще в рудах отделяют, для того что они в плавке помянутым рудам противны), выплавливают сперва смешанный металл слитками в нарочно к тому особливых печах, которые делают следующим образом (фиг. 32). Прежде на средине плавильного сарая взводят долгую и высокую кирпичную стену, вышиною в две сажени, толщиною в полтретья фута, а длиною по числу печей. К сей стене приделывают четыре или шесть, а иногда и осьмь печей. Они обыкновенно бывают внутри от побочных стен шириною 5 пяденей, а от передней стены до задней больше шести. Передняя стена толщиною в кирпич, вышиною 5 футов, побочные — выше 6 футов, а толщиною близ аршина. Их складывают иногда из мягковатых горных камней, которые щелей не имеют, для того что очень твердые и щелеватые от сильного жару трескаются. Между каждыми двумя печьми двери бывают в аршин шириною, чтобы плавильщикам проходить можно было, и каждые две печи имеют над собою кожух кирпичный с трубою. Печь от печи отстоят 6 футов, чтобы плавильщиков жаром от работы не отбивало. Однако мера печей не по всем местам равна, но очень много по разным рудным заводам разнствует. На передней стене внизу оставляют четыреугольную скважину шириною три, а вышиною полторы пядени, ради того чтобы после выпуску металлов круглую диру выше и ниже по натуре руд сделать, также и после плавки в оную вставленные кирпичи без повреждения всей передней стены выломать и уголья с огарками вынять можно было. На задней толстой стене оставляют также диру насупротив передней несколько повыше, шириною в три пядени и близ аршина вышиною, в которую трубы меховые вкладывают. Печь везде гладко глиной обмазывают. Прежде, нежели печи бывают основаны, подводят под них ямы или каналы глубиною в один или в два аршина, шириною в три пядени, кирпичами выкладенные и со сводами, для того чтобы влажность из земли в печи жаром не выжималась и плавлению не препятствовала, которая из оных каналов узкими проточинами вытекает или сквозь железные трубки, по сторонам печей под полом выведенными, паром выходит. Каналы покрыты бывают в одном или в двух местах камнем, так чтобы оный снять и их вычистить можно было.

§ 129. То же. Внутри печи внизу на своды подведенного канала набивают толченые огарки, с сухим песком смешанные, а сверх того кладут глину, с одной третью толченого уголья смешанную и легко смоченную, и набивают из того под круглыми деревянными пестами или шаром очень туго. Сей под должен быть несколько вогнут ямою и к передней стене покат для неплавких руд, а для плавких весьма полог или и совсем ровен и горизонтален, ниже формы или для мехов сделанной на задней стене диры обыкновенно на аршин и больше. На низу передней стены оставленную четыреугольную диру закладывают кирпичьями и глиною замазывают, оставив вплоть подле пода, а иногда и повыше, по состоянию руд, круглую диру, шириною в два или три дюйма, которую мусорой вымазывают, то есть помянутою глиною с толченым угольем смешанною, около деревянной с пядень долгой чурки. Перед сею дирою, ниже на три перста или больше, приделывают яму из глины с толченым угольем смешанной шириной близ аршина, глубиною в полторы пядени, чтобы в нее до трех пуд расплавленного металла вместилось, убивают круглыми толстыми деревянными пестами или шаром. Подле сего на полу плавильного сарая выкладывают кирпичом и глиной обмазывают круглый приямок пониже верхней ямы шириною в 3/4 аршина, глубиною в пядень, в которой из верхней ямы дира проверчена, подобная той, которая на передней стене печи сделана. Некоторые печи так делают, что поду половина за переднюю стену вон выходит и обе половины как внутренную, так и внешную, дира, сквозь стену сделанная, сообщает. Обе сии ямы должно прежде плавления угольем отжечь, чтоб в них ничего влажности не было, для того что от ней металлы очень сильно прыскают и тем плавильщикам вредить могут.

§ 130. Мехи. За высокою стеною, при которой печи построены, ставят великие мехи (фиг. 33), по два против каждой печи. Они бывают обыкновенно длиною близ сажени, задний их конец имеет поперек два аршина, а передний один. Обе половины как нижняя, так и верхняя сплочены из двух широких и толстых досок нарвами, которых узкие концы прикреплены железными полосами к четыреугольному брусу, шириною ширине оных концов равному, то есть в аршин, а длиною в полторы или две сажени. На сем брусе проверчена круглая дира и вкреплена медная трубка шириною в три дюйма, а длиною в аршин и больше. Между обеими досками прикреплены к концам помянутого бруса две обоймы три дюйма толстые. Обоймы толь же велики, сколь сами доски широки. К сим обоймам, равно как и краям обеих досок, прибивают толстую бычачью кожу гвоздьми с долгими поперечными шляпами так, чтобы они вдоль по ремню, поверх кожи к тем же краям досок и обойм прибитому, вдоль лежали. Язычок с продушиною, чем воздух захватывать, делают на нижней или на верхней доске и обивают края диры или язычок сукном или мягкою кожею. Задний конец верхней доски имеет крепкий палец или руковятку (фиг. 34). В некоторых местах делают мехи совсем из дерева без кожи. Они состоят из двух деревянных ящиков, из которых нижний недвижим, а верхний движется книзу и кверху, так что нижний в него входит. Промеж ними должны быть весьма малые щели, чтобы воздух не выходил, и только лишь бы свободно нижний внутрь верхнего входить мог.

§ 131. Оных движение. В движение приводят мехи водяным колесом, где на вале сделаны толстые пальцы, которые захватывают за брус, под мехами вдоль по них лежачий и в столбах так утвержденный, чтобы его конец кверху и книзу двигаться мог. Сей конец бруса прицеплен петлями и крюками железными к пальцу, который соединен с верхнею доскою мехов. Над мехами поставлены быки с перецепленными очапами, которые одним концом с пальцами меха цепьми или крюками связаны, а на другом их конце навешен тяжелый камень, или в ящик, на нем сделанный, камни накладены. Итак, когда вал пальцем захватит за брус, то склоняет его книзу и тем мех сжимает. А потом, когда конец бруса пройдет и с него скочит, тогда навешенный камень перецепляет тягостию своею другой конец очапа и тем мех разжимает. В окне, которое в задней высокой стене сделано, вкладена кирпичом и глиною вмазана медная труба, называемая форма, которая к мехам раструбистее, а внутрь печи у́же. В сию трубу вложены трубы мехов. И когда плавкие руды плавят, то опускают оную ниже, а ради неплавких руд выше поднимают, для того что первых под ниже, а у последних выше бывает.

§ 132. Как плавить. В учрежденных таким образом печах выплавливают из руд металлы, а особливо золото, серебро, свинец и медь в слиток четыреми образы. Первым плавят богатые золотые и серебряные руды, вторым средние, третьим убогие, а четвертым те руды, которые медью и свинцом изобильны, а золота и серебра имеют весьма мало или и совсем ничего оных не содержат. В первом случае должна дира передней печной стены быть долгое время заткнута. А в прочих трех случаях всегда пола стоять, чтобы расплавленные металлы из печи беспрестанно текли, о которых всех подробну предложу. Когда богатые руды первым образом плавить хотят, начинают работу в первом часу поутру и наполненную печь угольем разводят, положив горячий уголь сквозь форму промеж трубками и мехами, и исподволь огонь в печи раздувают. Чтобы мехи тихо дули, то надлежит на водяное колесо не всю воду из жолоба пустить. И если перед тем минувшего дня в оной печи руды были плавлены, то нагревается печь много скоряе, нежели когда бы она долго холодна прежде стояла. После того накладывают старые оплавки или огарки, которые, растопившись, из печи дирою в яму, перед печью сделанную, или в гнездо выплывают; и когда сие учинится, то затыкают диру мусорою, а огарки из гнезда вон вынимают крюком железным и кладут к стороне. И буде богатые руды серебром и золотом плавить надлежит, то кладут поверх уголья сто фунтов свинцу, а если они не очень богаты, то половину. На свинец бросают головни, чтобы он растаял. После того по мере руд накладывают рудяных огарков, из которых золото или серебро не все начисто выплавлено и которые обыкновенно во время плавки над сплавленными металлами под пустыми огарками стоят в средине. На сии огарки сыплют два лотка руд, смешав их с глетою, т. е. со свинцом, в стекло сплавленным, о котором в § 136 показано будет, и с флусами, да сверх того столько же уголья, и все сие покрывают огарками прежде плавленных руд. И таким образом когда печь наполнена будет материею, тогда раздувают огонь в ней исподтиха. Руд и огарков не надлежит накладывать много к задней стене, чтобы они трубок у мехов не закрыли и тем бы воздуху из них не заперли проходу и уголья раздувать не мешали. Плавильщик должен верхнее уголье водой легко поливать, чтобы мелкая руда на них садилась и с пламенем и воздухом вон из печи не вылетала. Перед печью в гнездо кладут также свинец, который как от жару сквозь печь проходящего довольно расплавится, оттыкают диру передней печной стены, выбив глину из оной железным острым ломом. Сею дирою вытекает вся расплавленная материя в гнездо, и расплавленные металлы соединяются со свинцом расплавленным. Огарки плавают поверху, а металлы, от них отделившись, соединяются на дно. Плавильщик, выпустив всю материю из печи, диру опять затыкает мусорою, огарки сверху металлов сгребает железным крюком долой и кладет их по сортам, то есть, верхние, в которых металла весьма мало, средние, в которых побольше, а нижние, в которых всегда немало дорогого металла остается, в особливые кучи, к которым в другой плавке надлежит по мере свинцу класть, то есть к тем, что металла больше в себе имеют, а в которых оного меньше, то и свинцу меньше класть надлежит. Которые огарки, будучи выняты из гнезда, меньше пахнут, в тех меньше и металла осталось, а которые ничего не пахнут, в тех и металла ничего нет.

§ 133. То же. Свинец с золотом и серебром оставляет плавильщик в гнезде, а печь опять наполняет вышепоказанным образом огарками, рудами, свинцом и угольем и, плавив с четверть часа, снова диру отпирает, расплавленную материю в гнездо выпускает и огарки сверху снимает, а металлы оставляет, и всю сию работу столько раз повторяет, пока известное число металлу наплавит и урочное его время пройдет, которая работа кончится в осьмь часов, буде руды богаты, а когда оне несколько убожее, то надобно к тому времени больше. Самые богатые руды и восьми часов к плавке не требуют. Когда урочная руда вся переплавлена будет, то бросает плавильщик в печь целый лоток глеты, чтобы оставшийся металл в углах и щелях печных с нею соединился и вон выплыл. После того как последние огарки сняты будут, тогда черпает он свинец, с серебром и золотом смешанный, железным уполовником из гнезда в чугунные горшки, внутри глиною вымазанные и высушенные, которые бывают шириною в три пядени, а глубиною в три дюйма. Как сии слитки прохолонут, весят их на крепких обитых железом весах. Нижнюю часть передней стены, которая особливо для диры сделана, выламывают и из ней выгребают уголье, и оставшиеся по стенам и по углам огарки выскребают железными скребками. Сей способ к плавке богатых золотых и серебряных руд употребляют особливо в Венгрии и в Богемии. Он тем прибыточен, что запертый свинец в печи золото и серебро из руд в себя втягивает, чего через прочие три способа учинить почти невозможно.

§ 134. Другой способ плавления. Золотые и серебряные убогие руды плавят, оставив диру передней стены всегда полу, чтобы расплавленная материя беспрестанно из печи в гнездо вытекала. Дира должна быть у́же той, которую первая и четвертая печь иметь должна. Она проведена бывает тайно с печной подошвы в самое гнездо. И когда из печи в него материя натечет, тогда снимают с ней огарки железным крюком, а расплавленный металл выпущают в побочный приямок и черпают железными уполовниками в железные чашки, а огарки, прохолодив водою, снова в печь кладут, чтобы из них и последний металл отделился. К сей плавке руд свинцу не прикладывают, но только плавкий колчедан, мягкие флусы, глету и другие плавкие материи по рассуждению свойства руд. Средней доброты золотые и серебряные руды плавят в тех печах, которых под или подошва с гнездом одну вышину имеет и соединены сквозь переднюю стену проходящею дирою, сквозь которую протекает растопленная материя во внешнюю половину подошвы, с которой огарки снимают, а сплавленные металлы, как и прежде, в побочный приямок выпущают. В сем плавлении прибавляют к рудам с другими плавкими материями несколько свинцу. Медную руду, со свинцовою смешанную, которая мало в себе высоких металлов содержит или и ничего не имеет, плавят почти в таких же печах, которые, однако, прежних больше, чтобы вдруг можно довольное число металла выплавить, что дешевле станет, нежели когда бы их в малых печах плавить. Сии печи имеют при себе также гнезда и приямки, и плавка почти тем же образом происходит, как при первой из сих трех печей, и только тем разнствует, что она через три дни бесперерывно продолжается. Дира на передней стене сделана нетайно и несколько пошире. Свинцу не прикладывают, но другие неплавленные флусы, песок, светлую свинцовую руду или белый колчедан, известь и проч. Прежде, нежели из гнезда сплавленные металлы в нижний приямок выпускают, вкладывают в него железный крюк, чтобы он в металле застыл, за который после рычагом зацепляют и слиток вынимают.

§ 135. Примечания и обстоятельства при плавке. Но понеже в разных местах разные руды бывают и с разными горными минералами в различной пропорции смешанные, того ради как всех смешений оных описать, так и правил особливых определить для всех отнюдь нельзя. Искусные плавильщики сперва сысканную руду разными образы с разными материями чрез плавление пробуют и который способ больше металла подаст без излишней траты, тот и употребляют. Чрез сие познают, которые руды плавки, которые в огне тверды и ему долго противятся, и каких материй в помощь себе требуют, где надлежит мехи поднять или опустить и сильно или слабо дуть. Если в одном боку печи огонь сильнее горит, в тот руд больше кладут, чтобы жар везде был равен. Плавкие руды кладут к передней, а неплавкие к задней стене, чтобы они скоро дирою в гнездо не вытекли, недовольно расплавившись. Плавчее всех руд серебряные, а особливо мягкая красная, белая и роговая или прозрачная, которых плавят без пережигания. Им последует свинцовая светлая, белая, красная и зеленая руда. Медные руды — лазоревая, зеленая и шиферная — великого жару к плавлению не требуют, также и кварц. Но напротив того желтый колчедан, коболт или мышьячная руда, бленда, дресва, волфрам, висмут, марказит или угловатый колчедан, железные руды, слюда безмерно огню противятся. И если они и с плавкими соединены будут, делают их также неплавкими, для чего к ним разные самородные и деланные флусы или плавкие материи прикладывают. От такого сложения некоторых флусов и особливого рода руд садится по бокам печей промеж кирпичами некоторая твердая, камню подобная, серая желтоватая материя, которую галмеем называют, для того что она самородному галмею почти во всем подобна. И те же свойства в делании тазовой меди показывает, то есть дает ей цвет желтый. Подобным образом находят в таких же печах между кирпичьями полуметалл цинк, в первой части, в § 11, описанный. Сей полуметалл в земле родится или нет, о том еще весьма сомнительно. Помянутые материи находят и собирают особливо при гарцких горных местах.

Глава третья. О отделении металлов из особливых руд[править]

§ 136. Отделение золотых руд. В некоторых горных местах жилы бывают, которые в себе только руды одного металла содержат и для того требуют особливого плавления. Золото хотя почти самородно находится, однако часто в толь мелких кусках и зернышках с песком смешано или в камень вросло, что только оные чрез микроскоп усмотреть можно. И для того требует особливых способов, которыми бы его отделить от песку или камней. Из оных лучше всех три способа. В первом употребляют ртуть, во втором крепкие водки, а третий способ есть плавление. Первый, понеже больше к перемывке руд надлежит, и для того он в первой главе части сея показан. Во втором способе употребительную крепкую водку составляют из чистой крепкой простой водки, которая в четвертой части показана, и из чистой соли. Возьми помянутой крепкой водки сколько надобно и приложи к ней четвертую долю против оной весом чистой соли и сложенную сию материю перегони из реторты в реципиент легким огнем, которую перегонку дотоль продолжай, пока пар из реторты в реципиент выходить перестанет. Перегоненная таким образом крепкая водка будет несколько желта и может в себе золото распущать. И ради того всыпают в нее мелко измолотую или истолченную золотую руду в стеклянных сосудах и ставят оные на песок, в плоский горшок всыпанный, под горшок подкладывают уголье и огонь разводят, чтобы водка согрелась, а не кипела. Над таким огнем держат руду в оной водке, пока маленькие пузыри от руды кверху вставать перестанут. Потом, водку слив с той руды, на другую и на третью наливают, пока она золотом насытится. Сию водку вливают в реторту и перегоняют для употребления впредь, а оставшееся золото под видом желтой ломкой материи плавят, смешав с поташом или с черным флусом в плавильных горшках, в которых на дне золото стапливается, а едкая материя, от крепкой водки оставшаяся, в поташ и черный флус уходит. Третьим способом, то есть плавлением, отделяют золото от песку или от камня в больших плавильных горшках, соединив с разными флусами. Однако надежнее и дешевле всех золото отделять ртутью, для того что она в сем действии почти вся цела без урону остается и, кроме уголья, в сей работе ничего утратить нельзя.

§ 137. Как золото чистить сурьмою. Выплавленное золото из руд почти всегда имеет в себе малое число или некоторый след других металлов, а особливо серебра или меди, и для того чистят его сурьмою или цементом. К очищению золота берут сурьмы чистой против него вдвое или втрое и в раскаленном плавильном горшке в горн ставят. Потом кладут золото, которое прежде в тонкие бляшки куют и в мелкие куски режут. Подождав с полчетверти часа, плавильный горшок из горна вынимают и золото, с сурьмою сплавленное, в медный, толстый, остродонный сосуд m (фиг. 24)а выливают, который перед тем должно нагреть и в внутри свечным салом вымазать. И как в нем золото с сурьмою застынет, тогда надлежит его опрокинуть и в дно молотком ударить, чтобы влитая материя из него выпала, которая к острому своему концу твердую часть сурьмы, или регулус, имеет, а верхняя широкая сторона — серу с отделенною от золота материею, которую молотом легко отбить можно от твердой части. К сей с золотом смешанной материи прикладывают еще сурьмы равную долю и сплавливают второй раз и в сосуд m выливают, серу отбивают, и сие плавление два раза или три повторяют. Потом регулус с золотом плавят в плоском плавильном горшке и сверху на материю беспрестанно мехами легко дуют, пока регулус весь по воздуху разойдется, а золото чисто в горшке останется. Сим образом вычищенное золото никакого следу в себе других металлов не имеет, ибо сурьма все металлы и минералы, кроме золота, по воздуху с собою развевает. Однако сим способом много золота вдруг чистить нельзя, для того что сурьма и самые плавильные горшки проедает и часть золота с собою на воздух уносит, если в немалом числе и в сильном огне плавлено будет, и для того лучше золото в немалом числе вдруг цементом чистить.

§ 138. Как золото чистить цементом. Сие производится следующим образом. Возьми добела сожженного сапожного купоросу сколько надобно, вдвое против того соли и вдвое против соли тертого, мягкого и не очень песчаного кирпича, например, купоросу полфунта, соли фунт, кирпича два фунта, смешай прилежно все вместе и смочи легко уриною или крепким уксусом, и так цемент будет готов. Иные прикладывают еще к тому немного селитры, яри и нашатыря. Золото разбей в весьма тонкие бляшки. Потом возьми плоский горшок и насыпь в него цементу в лежачий перст толщиною и на него наклади золота, наперед несколько отожженного и уриною помоченного, одну бляшку подле другой в один ряд и посыпь их цементом в перст толщиною; и так переменяя слои золота и цементу, горшок наклади полон, закрой крышкою и глиною замажь, чтобы спирты из него не выходили. Поставь все в цементирную печь, которая бывает внизу в аршин длиною и шириною, а наверху несколько у́же, вышиною в три или в полчетверти аршина. Нижняя широкая часть имеет два устья A и B (фиг. 35), одно выше, а другое ниже, между которыми внутренняя часть разделена железными прутьями, так чтобы из верхней половины вниз пепел и мелкое уголье падать могло. На отступах по всем четырем сторонам сделаны продушины DD и наверху узенькая в перст шириною E. Сверху вся печь крышкою покрывается. В сию печь, после того когда горшок с цементом и золотом на железные прутья поставлен будет, кладут сверху горячее уголье, потом холодным угольем всю печь до верху наполняют и как верх, так и верхнее устье A закрывают. Когда уголье в печи разгорится, то содержат его в равномерном жару целые сутки. Жар управляют продушинами, ибо когда он излишно силен будет, затыкают две или три, а когда слаб, то и все отворяют. Жар должен быть таков, чтобы золото не растопилось и чтобы горшок от огня только темно краснел. По прошествии суток печь прохолоди, золото из цементу вынь и, отварив в урине, водою вымой и, ежели оно не довольно чисто выгорело, положи еще другой раз в оную печь с цементом и тем же образом поступай, пока совсем чисто будет.

§ 139. Как серебро от руд отделять. Серебряные руды плавят обыкновенно с приложением других металлов, с которыми они в слиток сплываются, о чем довольно предложено в § 133, 134. В некоторых местах отделяют серебро от руд ртутью, как золото, который способ и в Америке, в королевстве Перуанском, в провинции, называемой Потози, употребляют. Однако таким образом, равно как и крепкими водками, способнее много самородное серебро, в песку и камнях мелко рассеянное, отделять, нежели от руд, в которых сера или мышьяк с серебром смешаны, ибо ртуть того серебра принять не может, которое серу или мышьяк в себе имеет. А крепкая водка хотя тогда почти и все серебро разъедает и в себя вбирает, когда сера и мышьяк выжжены, однако очень много оной в сей работе пропадает, и для того сие отделение серебра от руд очень убыточно.

§ 140. Как свинцовые и оловянные руды плавить. Свинцовые руды плавят в обыкновенных плавильных печах третьим манером, где дира передней стены всегда отперта. Некоторые плавят свинцовые руды в особливых печах, которые только две поперечные стенки имеют вышиною в аршин, длиною в два или в полтретья, а расстоянием одна стена от другой в один аршин, промеж которыми сделан под из глины, с толченым угольем смешанной, к переду покат. Между передними концами стен сделана круглая неглубокая яма шириною почти такова же, как расстояние стен. Чрез оный край поперек кладут сперва сырые толстые дрова, а наверх сухие, на них сыплют выжженную свинцовую руду, сперва крупную, а потом мелкую, и в дровах огонь разводят, от которого свинец из руды выплывает, сквозь дрова на покатый под падает и по нем в яму стекается, из которой его железным уполовником в железные чашки или ящики черпают, что прежде глиною обмазаны и высушены. Олово надлежит плавить в такой же печи, как свинец и серебро, у которой подошва сделана из толченого уголья, с одною четвертью глины смешанного. Руда должна быть не очень измельчена и легко отожжена. В печь не прикладывают к ней никаких металловых минералов, но только жирные флусы, с которыми оную плавят крутым огнем.

§ 141. Как черную медь или чугун из руд плавить. После обжигания (которого мягкие шиферные руды иногда не требуют, но только те, которые серу и мышьяк имеют) медную руду плавят в печах, в § 132 описанных, перед которых передней стеной сделано гнездо с побочным приямком, и к ним примешивают третью долю старых медных огарков. Печь сперва наполняют угольем, а на оное накладывают лоток огарков, а на огарки столько же руды, что все равною ж мерою углей покрывают, и таким образом огарки, руды, уголья всыпают в печь беспрестанно. И как гнездо материею наполнится, тогда, сняв сверху огарки, расплавленную медь выпускают в побочный приямок, а когда она жидка быть перестанет, тогда заливают ее водою, чтобы совсем простыла. При чем надлежит опасаться, чтоб в медь, как она еще жидкость свою в твердость не переменила, воды не влить. Потом погашенную медь из приямка залитым во оную железным крюком поднимают. И понеже она тогда еще очень нечиста, но много странной железистой или другой горной материи имеет, и для того разбивают сии круглые слитки молотами на мелкие части величиною в яйцо и отжигают три, а иногда четыре, пять и шесть раз в печах, вне плавильни построенных, длиною в 8, шириною 6, а вышиною 4 фута, о трех стенах. На дно кладут дрова, и оные угольем посыпают, а сверху накладывают разбитую черную медь, и так в жжении содержат неделю; после прохоложенную материю мельче разбивают и снова пережигают, пока из камней черная медь местами вытекать станет. И так пережженную плавят в такой же печи, как и прежде, у которой только приямок побочный несколько побольше. К сему плавлению прикладывают несколько старых огарков, однако много меньше, нежели при первом плавлении. Но и после сего огня еще медь не совсем чиста, но черна и ломка выходит и требует еще последней вычистки, которая следующим образом происходит.

§ 142. Как черную медь начисто плавить. По отделении серебра от черной меди (что в следующей главе показано будет), чистят оную в особливых круглых горнах A (фиг. 36), глубиною полтора аршина, шириною два. Мехи так надлежит направить, чтобы они в средину горна дули. Материя к сему горну составляется из углей и глины пополам, который после того как пестами крепко будет убит, обмазывают жидко разведенною глиною и сверху тонко мелким песком покрывают. Потом, высушив сей горн, насыпают в него два или три лотка немалых уголья и в них жар разводят. На сей жар накладывают от 18 до 20 пуд черной меди и оную кругом крупным угольем окладывают и потом мехами огонь исподтиха разводят. Если форма несколько огарками заляжет, прочищают ее между трубками мехов железным рожном. После того как медь расплавится, то излишняя материя перво сядет по краям кругом и напоследи вся сгорит. Три часа или меньше погодя, пробуют, совсем ли медь чиста, железным прутом, к которому прильнувшая медь, буде цвет имеет хороший и притом очень гибка и не скоро ломается, то значит, что она готова. Итак, дуть мехами перестают, угли отбирают и всю пыль мехами отдувают; между тем последняя часть свинцу дымом выходит, и медь сверху несколько затвердеет, что железным рожном снимают, как круг, пока между тем другой слой застынет, который также оным железом поднимают. И таким образом всю медь круглыми слоями до дна выбирают и каждый слой холодят водою. Показанное дело требует около пяти часов времени на один раз. То же производят иногда в обыкновенных плавильных печах и черпают из приямка вычищенную медь в продолговатые чугунные ящики. Во время сего действия угорает из черной меди от 2 до 4 фунтов из пуда, пока она совсем чиста будет.

§ 143. Домна. Железную руду плавят в особливых великих печах (фиг. 37), кои домнами называют, на сухом и высоком месте построенных, под которых фундаментом сделана так же как и у других печей, глубокая яма со сводами, из которой в стороны каналы узкие и глубокие мокроту выпускают или оная сквозь трубки паром выходит. Лучше всего сию печь построить на крупной песчаной земле или на великой куче старых огарков, что никакой влажности не допущает, чтобы она к печи приближилась и огню воспящала. Каждая печи стена состоит из трех рядов. Первый и самый внутренний A (фиг. 37) из таких камней, которые сильный огонь без повреждения долго выдержать могут. Второй, которым первый беспосредственно окружен, состоять должен из диких камней. Третий и самый внешний из разных камней, из глины и огарков, около которого обведены толстые деревянные брусья для крепости. Внутренняя часть печи кругла, а внешняя на четыре угла. Стена толщиною в сажень, вышиною в три сажени и больше. Внутренняя оной полость вверху три, в средине четыре, внизу два аршина. Подошва под сею печью должна быть ради великой тягости тверда, и внутри все щели между кирпичьями глиной, с песком смешанной, замазаны. Полость а — вверху и внизу у́же, а в средине ширее, — которую выделывают около лествицы N, у коей один бок aa выгнулся, а другой bb прям, в самой средине печи к вороту укреплен, чтобы кривой вкруг ходить мог и стоящему на ней человеку всю внутренность равнять и обмазывать по выгибу способно было. На своды подведенной ямы под печь на железный лист, которым она покрыта и глиной обмазана, насыпают сухого песку, толщиною в фут, а шириною во всю печь, чтобы он тягость и жар чрез несколько недель содержать мог. Сырых и только лишь из горы высеченных камней к сему делу не употребляют, но оны прежде сушат на воздухе и солнце долгое время. На сем фундаментальном камне делают самый горн продолговатый четыреугольный, тремя песчаными или твердыми известны́ми камнями окруженный, длиною 3½ фута, шириною 1½, вышиною ¾ фута, чтобы близ ста пуд плавленного чугуну вместиться могло. Спои все между стенами и фундаментом вымазывают крепко глиною, с песком смешанною. Сей ящик, чтобы был со стеною печи равен, для того накладывают на него еще стену ddб вышиною в три аршина, чтобы вся внутренность печи была равна. Средина горна не совсем прямо бывает под срединою верхнего устья, но так чтобы со средины пущенная вервь на край ящика нижним концом падала. Вместо четвертой стены горна ставят напереди толстый камень вышиною ½, длиною 1¼ фута, прочих стен для того ниже, чтобы огарки сверху чугуна сплыть могли. В самом низу оставлена на нем дира C в ладонь шириною, сквозь которую чугун выпускают и которую прежде запирают глиною, с песком смешанною, а верхнее продолговатое окно закладывают железною плитою. Мехи, которые при сей печи употребляются, бывают из деревянных досок сплоченные как в § 130 показано, длиною в две сажени, шириною в два аршина назади, а напереди в один аршин, которых движение от водяного колеса, вал с пальцами D обращающего, зависит.

§ 144. Как из железных руд чугун плавить. В построенную таким образом домну кладут на дно, стоя к стенам, толстые головни и зажигают, для того чтоб печь просушить, который огонь чрез несколько дней продолжают. Потом насыпают сию печь полну уголья и сверху досками или железными листами покрывают, оставив малую продушину, чтобы уголье тихо горело, которое в таком глухом жару оставляют на неделю или на две, пока печь довольно просохнет. Потом ее открывают и сперва 12 часов мехами не дуют, в которые часы огонь сам собою исподволи разводится. После того воду на колесо пускают, мехи в движение приводят и тем огонь сильный раздувают, от которого печь 10 или 14 дней разгорается. После отворения печи в первый день накладывают на уголье четыре или пять лотков руды, в который лоток руды входит 40 или 50 фунтов. На оную руду насыпают великий короб уголья, который на телеге стоит и кверху печи по взъезду взвезен быть может. Во второй день 7 или 8 лотков руды накладывают, прочее досыпав угольем. В третий 9 или 10, в четвертый 11 или 12, в пятый 14 или 15 лотков и так далее, пока печь совсем разгорится и руды в ней довольно будет. В первые дни плавленья, пока печь не довольно разгорелась, кладут руду на средину от стен далее, а как уже печь довольный жар примет, тогда сыплют как по сторонам, так и по самой средине печи. С рудою мешают одну треть или больше извести по рассуждению оной. По состоянию руд надобно уголья по пропорции класть, что искусный плавильщик умерить может опытами. Причем надлежит рассуждать состояние самой печи и уголья, и если руды разных сортов будут, то должно их так между собою мешать, чтобы доброе железо выходило, что больше и удобнее самим искусством познать, нежели правилами предписать можно. Когда руды мало, а уголья в печь излишно положено будет, тогда показываются на вынятом соке или огарках некоторые искры, рыбьей чешуе или мелкой слюде подобные, и для того руды надлежит в то время прибавить; то же значит белизна и излишняя жидкость, которая в огарках показывается. Ежели у формы огарки и чугун не очень жидок, но несколько сседается, то надобно уголья прибавить, чтобы жар был больше. То же значит, когда огарки на себе вид некоторой ржавчины показывают. Когда пламень из верху печи светел и завостроват выходит, то показывает, что чугун от прочей материи хорошо отделяется, а если пламень красен с искрами и дымом, то значит оному противное. Дироватые и черноватые огарки показывают доброе плавление.

§ 145. Как чугун из домны выпускать. Когда ящик до формы железною материею наполнится и сок или огарки хотят в форму влиться, тогда надлежит чугун выпускать. Но прежде, нежели сие учинено будет, мешают чугун в ящике железным толстым ломом и пригарь со дна, из углов и сторон отбивают, коя ради своей легости на поверхность сама сплывает и купно с прочими огарками сверху снимается. Они разнствуют от чугуна тем, что имеют цвет разженный белый, а он краснее. И так отделенный из руд чугун выпускают нижнею дирою C, выбив из ней с песком смешанную глину ломом и молотками, откуду он подобно быстрому ручью вытекает в долгие к тому из песку сделанные востродонные каналы, которых ширина больше пядени, а глубина в четыре дюйма. По верху выпущенного чугуну посыпают тонко песком или пеплом горячим, чтобы он исподволи простыл. На те места, по которым его ломать после надобно, бросают мокрый песок, от которого они кропки становятся и удобно ломаются. Таким же образом снова наполняют ящик отделенным от руд чугуном, вон выпускают в каналы и труд сей дотоле продолжают, пока печь служит. Между тем на другом месте новую строят.

§ 146. Печь, в которой чугун в железо переделывают.51 Отделенный от руд чугун переделывают в железо в особливых печах четыреугольных (фиг. 38), которые имеют по разным горным местам разную величину. Обыкновенно бывают они длиною 4, шириною 4½ аршина и состоят из двух стен CC и из кожуха с трубою B. Вместо двух прочих стен поставлен железный прут или каменный столб H под углом кожуха B. В поду сея печи (который также убит и над каналом поставлен или на сухом месте) делают горн или ящик длиною в аршин, шириною несколько поменьше, глубиною в один фут, которого дно и три стены из чугунных в три дюйма толстых плит состоит, а вместо четвертой стены служит кирпичная стена самой печи, в которой форма для мехов сделана. На верхнем краю передней стены оставлена дира для выпущания соку или огарков. Форму вмазывают в заднюю стену не по самой средине, но несколько к стороне ближе, а от диры подале, так поклонно, чтобы ветр из мехов в передний конец дна помянутого горна упирался. Трубки мехов от формы должны отстоять полфута.

§ 147. В приготовленный и вычищенный горн накладывают третью долю глубины его старыми огарками, сверх оной насыпают другую треть горна толченым угольем, смешанным с железною мелочью, мусорою и с пеплом. На сии подсланные материи кладут чугун, который чистить должно, от формы 4 или 5 дюймов, так чтобы ветр из ней на нижнюю его часть устремлялся, и закрывают его довольным числом уголья, так чтобы чугуну нигде не видно было, потом приводят мехи в движение водяным колесом и огонь раздувают. И как чугун с конца отает, то подвигают его ближе к форме, чтобы никогда от ней боле пяти дюймов не отстоял. Между тем надлежит смотреть, чтобы форма огарками или соком не заплыла и ветру бы не препятствовала, что из-за стены сквозь трубки мехов железным крюком вычищают. Чугун всеми боками поворачивают к форме великими клещами или рычагами и угольем прикладывают, пока он весь мягок станет. Тогда на великой наковальне куют тяжкими молотами. Сок выжимается, и железные частицы плотнее сжимаются.

§ 148. Сталь. Во время сей переделки плавают по верху чугуна части стали цветом от прочего отличные, то есть несколько беляе, которые снимают и особливо сохраняют. Всякое железо сталь от себя в огне отделяет, однако не одной доброты. Как чугун станет застывать, тогда оттыкают диру, на боку сделанную и глиною, с песком смешанною, запертую, сок выпускают, а огарки сверху сгребают. Простуженную совсем крицу вынимают из горна ломами и, обернув нижнею стороною кверху, подсыпают под нее угольную мелочь с железиною, осыпают вкруг угольем, огонь разводят, мехами сильно дуют, крицу поворачивают всеми сторонами к форме, чтобы она вкруг равно размягчалась. И так сей труд подобно первому продолжают, пока чугун совсем расплывется и опять кипеть, как вода, станет; потом как застынет, тогда поднимают из горна еще раскаленный ломами и рычагами и, свалив на пол, огарки и железину обивают, а горбы молотом равняют. Вскоре кладут на великую наковальну под тяжелый молот, который движется водяным колесом, и расковывают крицу тонее, чтобы свободнее рассекать было. В тот же час, как еще железо горячо, наставливают на него железный клин под молот и рассекают на пять или на шесть частей. Клин часто в воде мочат, чтобы он не раскалился и не стал мягок. Сии части напоследи растягивают в долгие полосы и прутья.

Глава четвертая. О разделении слитых металлов[править]

§ 149. Как золото и серебро от свинцу отделять. Во второй главе, в § 132, показанные слитки, в которых разные металлы, а особливо золото, серебро, медь и свинец соединены, разделяются на составляющие их металлы следующими образы. Ежели свинец с серебром или купно и с золотом слит будет, надлежит слиток плавить на пепельном поду в круглой печи ABC (фиг. 34), которая имеет свод круглый и два устья B и C. Устье B шириною в 2 аршина, а вышиною в 1, против которого на другой стороне сделано такое же устье вышиною близ аршина, а шириною в половину. Под от земли отстоит на полтора аршина вышиною. Печь бывает близ двух сажен, под убивают толстыми округленными пестами из пеплу, который сквозь мелкое решето просеян и два или три раза в горячей воде выполоскан и выварен, — к самой средине несколько полого. В средине оставляют круглую пологую яму шириною с фут и больше, глубиною на два перста, чисто и ровно выглаженную. Когда сей пепловый под просохнет, тогда накладывают на него свинец, с которым серебро или золото смешано, одну свинку подле другой рядом, иногда до ста пуд и больше. Насыпают сверху уголья и огонь мехами разводят, которых трубки с боку печи приведены особливо, и над ними повешены железные кружки с железными же прутьями, которые в стену над трубками мехов воткнуты для того, чтобы когда мехи отворяются и воздух в себя тянут, тогда бы пламя из печи в трубки броситься и мехов повредить не могло. На уголье кладут, сквозь два друг против друга сделанные большие устья, долгие бревна, которые от уголья и дутья мехов разгораются, пламенем свинец плавят и в пепел и стекло сожигают, которую материю сквозь меньшее побочное устье C железным крюком снимают. А бревна, пока еще совсем не перегорят и в свинец не упадут, вынимают из печи вон и вместо их просовывают другие целые. Когда уже свинец отчасти желтоватыми огарками сверху снят будет, а прочий в пепельный под вберется и серебро с малым оного числом в яме на средине останется, — тогда смотрят прилежно, когда начнут на нем разные цветы показываться и некоторая белая перепонка с краю на край переходить, что усмотрев, обжидают, пока серебро густо будет и ходить перестанет. В то мгновение наставливают к серебру сквозь меньшее устье жолоб и льют на него воду, и так с ним печь прохлаждают и в мехи дуть перестают. Сие серебро, выняв, относят к вычистке, а под выламывают и свинец из него в обыкновенных плавильных печах отделяют или купно с пепелом при плавлении прочих руд вместо флусов, как и желтые огарки, употребляют.

§ 150. Как серебро начисто отжигать. Серебро начисто отжигают на малых пепельных подах, в железных обечейках убитых, разной величины по количеству серебра. Оная железная обечейка, или ободок, бывает шириною в четыре перста лежачих, толщиною в один перст, вверху несколько пошире, нежели внизу. В сии ободки набивают вымытый два или три раза пепел молотом, к средине логовинкой, которую железным ядром равняют, сверху жженою, измельченною костью тонко посыпают и оную тем же ядром к пепелу придавливают. Приготовленную сию большую капель, исподволи высушив, ставят на печи под круглые муфели и угольем осыпают. Огонь ручными мехами разводят и, чтобы угли не рассыпались, окладывают вкруг кирпичами. А как муфель раскалится, тогда вынимают из-под оной уголье и вместо оного на под разбитое в малые куски серебро кладут и, обложив довольно вкруг угольем, разводят огонь еще сильнее, оставив малую скважину, сквозь которую, отложив один уголь, серебро видеть можно, которое, как бело и густо после плавки станет, вливают на него по маленькому желобку воду и, тем простудив, совсем чистое вынимают. Капели плавят с серебряными рудами, в плавильных печах, для того что в них несколько серебра уходит.

§ 151. Как золото от серебра отделять. Буде в серебре через пробу столько золота показано, что оное труды и издержь заплатит и прибыли принести может, отделяют его от серебра крепкою водкою таким же способом, как в четвертой части показано, § 109. Буде золота в серебре больше четвертой части, тогда прибавляют к нему чистого серебра столько, чтобы золота одна пятая доля была против оного, что все разбивают в тонкие листы и разрезывают ножницами в мелкие стружки, которые в колечка свертывают и в крепкую водку, в стеклянные узкогорлые сосуды влитую, в плоские горшки, песком насыпанные, ставят, под которые уголье подгребают. И так в теплой крепкой водке серебро вытравливается и по ней расходится, а золото черными клочками на дне остается, с которого крепкую водку с серебром в другой сосуд сливают и едкую материю, от водки на нем оставшуюся, чистой теплой водой бережно смывают и напоследи отделенное сие золото плавят и чистят, как в § 137 показано. В слитую крепкую водку кладут медь, которая серебро от ней отделяет, что надлежит с каким-нибудь флусом, а особливо с черным переплавить. Водку напоследи снова перегоняют из реторты в реципиент, приложив несколько селитры, от чего она снова прежнюю свою силу получает. Оставшуюся в реторте материю можно отжечь на большой капели со свинцом и серебро отделить.

§ 152. Как серебро от меди отделять. Черную медь, которая серебро в себе имеет, плавят со свинцом в плавильных печах, которого прикладывают на всякий лот по 18 фунтов, например: когда центнер меди имеет в себе серебра 7 лотов, то надобно приложить свинцу 126 фунтов. Свинец должен быть без знатного количества серебра, чтобы он довольно силы имел серебро из меди в себя вытянуть. Ибо когда свинец серебро в себе имеет, тогда надобно также свинцу прибавить, отчего слиток будет чрез меру мягок, и медь, купно со свинцом и серебром растаяв, поплывет на под печи и вместо того, чтобы от них отделиться, опять вместе стопится. Печи для сего отделения строят из твердых кирпичей или песчаных камней, на которых сперва делают две толстые стены AB (фиг. 39) длиною в сажень, вышиною в аршин, задние их концы соединяются кирпичною стеною C, которая их аршином выше, расстояние между продольными стенами оставляют шириною с пядень. На края оных, которые к полому месту покаты, положены толстые чугунные плиты DD. Под E убит из мусоры. Вся печь, а особливо под должен быть к переду покат. На чугунные плиты ставят ребром слитки, из ямы плавильной печи взятые FF,а между которыми кладут толстые головни, чтобы один слиток о другой не оперся. Потом насыпают между ними и по краям уголья довольно, также и сверху и разводят толь мерный жар, чтобы свинец с серебром, из меди отделившись, вытекал на под и по нем в яму H, перед печью сделанную и угольем горячим наполненную, из которой черпают его железным уполовником в чугунные чашки или ящики, и потом на пепельном поду в печи, § 149 описанной, серебро от него отделяют, а медь, на плитах оставшуюся, для большей вычистки относят в особливую нарочно к тому сделанную печь.

§ 153. Машина, чем слитки на печь поднимать. Слитки поднимают на помянутую печь воротом A (фиг. 41), в которой укреплены горизонтально два бруса BB, между ними ходят два железных колеса CG на болтах, чрез которые цепь перетянута. На одном ее конце укреплены крепкие щипцы D, а другой обвивается около вьюшки E. И так, зацепив щипцами слиток, поднимают вьюшкой столько, коль печь высока, и, поворотив ворот, надводят оный над печь и ставят на ребро к задней стене, как выше показано. От колеса G укреплены еще два колеса LM расстоянием как от него, так и друг от друга по ½ аршина, для того чтобы цепь короче взять и на средину и на концы печи слитки взносить можно было.

§ 154. Как свинец из меди начисто выжигать. Медь, которая от свинцу и серебра наверху печи на чугунных плитах остается, имеет в себе еще несколько свинцу. Для того выжигают оный в особливых печах ABC (фиг. 42), в которых вместо поду выведено несколько рядов dd вдоль печи в один кирпич вышиною с аршин. На сии ряды кладут помянутую медь над пустым местом, между кирпичными рядами оставленным, которых расстояние с пядень. Вниз кладут сухие долгие дрова и огонь разводят, который бы последний свинец из меди вытопил, а устье крепкою железною заслонкою E закрывают, которая на очапу F ходит. Огонь в сей печи продолжают 10 или 12 часов и, напоследи ее прохолодив, свинец из промеж кирпичных рядов выгребают и серебро купно с другим свинцом отделяют, а медь потом в гармахарской (чистоплавильной) в § 142 описанной печи начисто плавят. Серебра остается в меди всегда около золотника, в пуде, что проба показывает, однако оного никоим образом совсем отделить нельзя.

Глава пятая. О отделении полуметаллов и других минералов[править]

§ 155. Как полуметаллы и минералы из руд отделять. Как серу от руд отделять, показано в главе первой. То же можно учинить и глиняными большими ретортами. Толчеными и перемытыми рудами наполняют их до половины или несколько больше, ставят в долгие печи чрез краи горлами и подставливают глиняные же реципиенты с водою. В печи на дне огонь разводят и серу тем из реторт вон гонят. На верху реторт проверчены дирки и глиною заткнуты. Они к тому служат, чтобы узнать, вся ли сера из руды вышла, ибо когда глиняная затычка будет вынята и дым серный больше из реторты не пойдет, то значит, что серы больше в руде нет. Таким же образом мышьяк и ртуть из руд перегоняют. При отделении мышьяка надлежит примечать, что о его разных родах в первой части, § 8, показано.

§ 156. Висмут плавят из руд в чугунных чашках на таком месте, где свободно ветр веет. Поперек ветра кладут долгие сухие дрова и зажигают, а на подветерную сторону ставят чашки с рудою, от которого пламени висмут на дно чашки стекается, а горная дикая материя, отделившись, как огарки, поверху плавает, что легко снять можно. Долго висмуту в огне держать не надобно, для того что от сильного жару много оного сгорает.

§ 157. Купорос варят из желтого колчедана, в котором сера с медью или с железом смешана. Прежде его на огне отжигают, а потом на несколько недель на вольный воздух под дождь и солнце рассыпают. И когда рыхл и ржав будет, то, размельчив, вымывают его в чистой воде, которая, как довольно устоится, сливают в чугунные котлы или великие глиняные корчаги, излишнюю воду вываривают, пока наверху перепонка появится, после того выливают в плоские широкие чаны, в которых палочки наставлены. И так в холодном месте садится купорос около палочек и на дно хрусталиками. Оставшуюся воду сцеживают и, с другим цельным купоросным щелоком смешав, опять вываривают, и так беспрестанно труд сей продолжают. Таким же образом можно купорос вываривать из купоросистых ключей и ручьев, которые из рудников вытекают.

§ 158. Подобно квасцовую руду водою вымывают, потом в глиняных корчагах до перепонки квасцовый щелок с уриною вываривают, по чанам разливают и так с ним поступают, как в § 116 о пробе показано.

§ 159. Варение селитры больше к пороховым заводам, нежели к рудным делам надлежит. Также и соловаренные заводы от оных совсем особливы; того ради о варении обоих сих материалов писать ради краткости оставляю.

Конец пятой части и Краткого руководства к металлургии.

Продолжение



  1. Кривогорлом горшке
  2. Сие писано в 1742 году, после иначе оказалось.
  3. В трактате о золоте.
  4. В трактате о движении воды и других жидких материй.
  5. О рудных делах, книга 5.