Песнь о построении церкви на Марьиной горе (Прешерн; Корш)

Материал из Викитеки — свободной библиотеки

Перейти к навигации Перейти к поиску

Песнь о построении церкви на Марьиной гор
автор Франце Прешерн (1800—1849), пер. Ф. Корш (1843—1915)
Оригинал: словен. Od zidanja cerkve na Šmarni gori. — Из сборника «Стихотворения Франца Преширна со словенского и немецкого подлинников». Источник: Commons-logo.svg Сканы, размещённые на Викискладе Песнь о построении церкви на Марьиной горе (Прешерн; Корш) в дореформенной орфографии


[209]

Песнь о построении церкви на Марьиной горе[1].
I.

Девушка.
Я шла и сбилася с пути;
Вперёд, назад — куда идти?
Тебя, пустынник, Бог послал,
Чтобы ты путь мне показал,
Мне путь на верх горы крутой,
Где в замке барин молодой,
Где барин, верно, нездоров,
Когда уж мой забыл он кров,
Хоть я из всех им избрана
И стать женой его должна.

Пустынник.
О дочь моя, о дочь моя!
Тебя бы здесь оставил я:
Смотри, как вечер тень сгустил,
А ты уж выбилась из сил.


[210]

Девушка.
О нет, спасибо за приют!
Ничто мне ночь, ничто мне труд.
Покой ко мне и сон нейдёт,
Нейдёт от горя и забот.

Пустынник.
Войди ко мне со мною в дом.
По высям гор рокочет гром.
Как грозен мрачных вид небес,
И как зловеще стонет лес!

Девушка.
О нет, спасибо за приют!
И гром и вихри пусть ревут:
Ах, злейший вихрь, еще страшней,
Ревёт теперь в душе моей.

Пустынник.
Прими, девица, мой совет:
Тебе идти расчёта нет:
Пока достигнем мы ворот,
Привратник, верно, спать уйдёт.

Девушка.
О нет, спасибо за приют!
Пускай все слуги спать уйдут:
Кого впускала я не раз,
Велит впустить меня тотчас.


[211]

Пустынник.
Останься, дочь: твой молодец —
Знай, не страдалец он, а лжец;
Нет, он на стук не встанет твой:
Он сладко с новой спит женой.

Девушка.
О, будь ты проклят, девства тать!
Уже семь месяцев я мать.
Ты вспомнишь, барин молодой,
Что грех узнала я с тобой.

Такие вымолвив слова,
Она упала, не жива;
Явился мальчик вдруг на свет,
Но до него ей дела нет.

II.

Средь роз, на травке шелково́й
Могилу роет муж святой.
Шёл мимо барин полевать,
Могилу видит, сына, мать.
Чтоб старику замазать рот,
Червонцев горсть ему даёт:
„Что есть со мной", сказал он, „на!
Лишь не узнала бы жена".


[212]

Пустынник.
О господин, плохой успех
Доставит плата вам за грех.
Лишь на обедни дайте вклад
И в пользу бесприютных чад,
Чтоб из чистилища скорей
Открылся в небо доступ ей.
Сынка, рождённого на свет,
Должны мы здесь растить семь лет;
Когда семь лет пройдёт, я с ним,
Я с ним отправлюсь в школу в Рим.

III.

Беда, изменник молодой!
Тебя гнетёт проступок твой;
Неправд каратель и обид,
Жестоко Бог тебя казнит:
Жена потомства не дарит,
И вечно мыслью ты томим,
Что зáмок свой отдашь чужим.

Чрез двадцать лет пришёл домой
Из Рима старец тот святой;
Священник юный с ним идёт;
То был любви греховной плод.

Хворает барин, сил уж нет;
Пустынник дал ему совет:

[213]

„Скорбите вы, что кров родной
И ваше всё возьмет чужой.
Марии дом бы вам отдать
И Ей во славу храм создать,
Чтоб сын за вас молился там,
Чтоб богомольцы шли в тот храм",

Марии дом решил он дать
И Ей во славу храм создать;
В нём сын его молитвы пел
За лучший матери удел.

Где встарь был замок, ныне там
Марии Девы горный храм.




Примечания переводчика

  1. Марьина гора (точнее: Святомарьинская — Smarna gora) есть одинокий холм верстах в 10 на север от Любляны, с церковью Богоматери на вершине. Туда люблянцы отправляются не только на богомолье, но и для загородной прогулки.