Приношение Монархине (Державин)

Материал из Викитеки — свободной библиотеки
Перейти к навигации Перейти к поиску

Приношение Монархине
автор Гавриил Романович Державин (1743—1816)
См. Стихотворения 1795. Дата создания: 1795. Источник: Сочинения Державина с объяснительными примечаниями Я. Грота. — СПб.: Изд. Имп. Академии наук, 1864. — Т. 1. Стихотворения. Часть I. — С. 715—717.
 Википроекты: Wikidata-logo.svg Данные


Приношение Монархине

Что смелая рука Поэзии писала,
Как Бога, истину, Фелицу во плоти
И добродетели твои изображала,
Дерзаю к твоему престолу принести,
Не по достоинству изящнейшего слога,
Но по усердию к тебе души моей.
Как жертву чистую, возжженную для Бога,
Прими с небесною улыбкою твоей,
Прими и освяти твоим благоволеньем,
И Музе будь моей подпорой и щитом,
Как мне была и есть ты от клевет спасеньем.
12 Да веселясь она и с бодрственным челом
Пойдет сквозь тму времен и станет средь потомков,
Суда их не страшась, твои хвалы вещать;
И алчный червь когда, меж гробовых обломков,
16 Оставший будет прах костей моих глодать:
Забудется во мне последний род Багрима[1],
Мой вросший в землю дом никто не посетит;
Но лира коль моя в пыли где будет зрима
20 И древних струн ея где голос прозвенит,
Под именем твоим громка она пребудет[2];
Ты славою, — твоим я эхом буду жить.
Героев и певцов вселенна не забудет;
24 В могиле буду я, но буду говорить[3].

1795

Комментарий Я. Грота

Это Приношение, или, как мы теперь говорим, Посвящение в первый раз помещено было в начале рукописи стихотворений Державина, поднесенной им государыне 6 ноября 1795 года и составляющей ныне собственность императорской публичной библиотеки (см. наше Предисловие в этом томе). Вместо заглавия, там над ним надписано: Монархиня! Потом это посвящение в таком же виде напечатано в главе изданий: 1798 и 1808 г. Название Приношение монархине в первый раз дано этим стихам в оглавлении издания 1798.

Картинка (Олен.) при этом стихотворении «изображает киргизского мурзу, посвящающего свою лиру Фелице. Богоподобная царевна взирает на него с высоты эфирной, левою рукой опираясь на полсвета, заключающиеся в ея царстве; в правой имеет руль правления; под ея стопами орел раздирает ехидну, означающую ненависть и злобу» (Об. Д.). В рукописи, поднесенной Екатерине, эта картинка помещена, в виде фронтисписа, тотчас после заглавного листа.

  1. Забудется во мне последний род Багрима.

    Державин производил свой род от мурзы Багрима, выехавшего из Золотой Орды при Василии Темном, и, любя все необычайное, пользовался иногда в своих стихах этим происхождением, чтобы придать им более оригинальный колорит. Оттуда название мурзы, которое он принял в Фелице и других одах, сообщив им некоторые черты восточного быта. Ср. выше, стр. 133, прим. 3 к Фелице.

  2. Под именем твоим громка она пребудет и проч.

    Это в другой форме та же мысль, которою кончается Видение Мурзы (см. выше стр. 168): «Тобой бессмертен буду сам». Первоначально подобная идея выражена была Капнистом в конце французской его оды на кучук-кайнарджиский мир (1774 г.), напечатанной в С-петербургском Вестнике за август 1780 (ч. VI, стр. 137)

    Mais en chantant ce nom sublime,
    J’ai toujours un droit légitime
    Pour faire connaître le mien.

    В бумагах Державина нашелся русский подстрочный перевод этой оды, писанный попеременно то его рукой, то рукой самого Капниста. Выписываем оттуда это место, помещая в скобках первоначальные, после зачеркнутые выражения:

    Но, воспев великость сего имени,
    Позволь мне право то иметь
    (Я должною мне участью считаю),
    Чтоб имя и мое (тобой) известно свету было.

  3. В могиле буду я, но буду говорить.

    В первоначальной рукописи было после этого еще два стиха:

    Ты истинной хвалы в царях была достойна.
    Воспомнит о тебе, как о Траяне, свет:

    и затем следовали, в заключенье, слова Тацита, составившие после сущность эпиграфа к 1-му тому издания 1808 года: «О времен (sic) редкого благополучия, когда не воспрещалось мыслить и, что мыслишь, говорить свободно.»