Принц и ласточка (Уайльд; Сахаров)/1908 (ВТ:Ё)

Материал из Викитеки — свободной библиотеки
Перейти к навигации Перейти к поиску

Принц и ласточка
автор Оскар Уайльд (1854—1900), пер. Ив П Сахаров
Язык оригинала: английский. Название в оригинале: The Happy Prince, 1888. — Из сборника «Замечательные рассказы и сказки». Опубл.: 1908. Источник: Commons-logo.svg Оскар Уайльд. Замечательные рассказы и сказки. — М.: 1908.

Редакции


Принц и ласточка

То, о чём здесь будет рассказано, происходило очень давно.

Король Англии имел прекрасного сына-наследника, которого прозвали «Счастливым Принцем». И действительно Принц был счастлив, потому что его все любили, потому что его никогда не посещали скука и горе.

Но счастье не вечно. Короля постигло неожиданное горе: его любимец-наследник скончался… Смерть «Счастливого Принца» поразила всех.

Городское управление и представители народа постановили воздвигнуть «Счастливому Принцу» памятник-статую. Решено было украсить эту статую драгоценными камнями и золотом.

Прошёл год. «Счастливому Принцу» был поставлен на городской площади памятник. Статуя «Счастливого Принца» стояла на высокой колонне. Плащ Принца был покрыт тончайшими листочками золота; глаза были сделаны из синего сапфира и сияли как звёзды; а рукоятка меча была украшена алым рубином.

— Должно быть, это единственный счастливец на свете, которого я знаю, — прошептал однажды горемыка-бедняк, оглядывая прекрасную статую.

— Да, Принц красив как ангел, — говорили выходящие из собора дети-школьники.


Но вот уже много лет прошло с тех пор, как поставили памятник «Счастливому Принцу».

Однажды осенью над городом пролетала ласточка.

Её подруги давно уже улетели на юг в Египет. Ласточка же не отправилась с ними: ей не хотелось расставаться с нежной зелёной тростинкой (стеблем тростника). Она познакомилась с ней как-то весной. В погоне за жёлтым мотыльком она налетела на неё и пленилась её стройностью.

После знакомства с тростинкой ласточка почти не отлетала от неё. Порхая над водой вокруг тростинки, ласточка задевала воду своими крылышками и разбрасывала по сторонам серебрившиеся на солнце брызги. И почти всё лето она забавляла этим тростинку. Тростинке нравилось это и она приветливо кивала ласточке.

Когда подруги улетели, ласточка почувствовала одиночество и охладела к тростинке.

«Напрасно я привязалась к ней, — думала ласточка, — она и разговаривать-то не умеет; кроме того, она приветливо кивает головкой не только мне, но и каждому случайному ветерку».

Ласточка задумалась и решила улететь на юг.

— Послушайте, — спросила она в последний раз у тростинки, — согласны вы отправиться со мною в путь?

Тростинка покачала головой.

Тогда ласточка сердито проговорила:

— Если вы так привязаны к дому и готовы променять его на нашу дружбу, то прощайте: между нами всё кончено… Я улетаю в Египет к пирамидам[1].

С этими словами ласточка вспорхнула и полетела на юг.


Целый день она летела и только к ночи стала думать о ночлеге. В это время она пролетала над городом, посредине которого высилась статуя «Счастливого Принца». Ласточка заметила её и тотчас же опустилась к подножию «Счастливого Принца».

— Да здесь чудное местечко! А какой простор!.. Конечно, я здесь и отдохну, — воскликнула она.

Осмотревшись кругом, ласточка заметила блестевшее золото на застёжках ног принца и подумала:

«Вот это славно! У меня будет золотая спальня…»

Ласточка хотела уж свернуть голову под крылышко и забыться, как вдруг на неё упала капля.

— Это удивительно! — вскричала ласточка, оглядевшись. — Небо чистое, блещут звёзды, а откуда-то идёт дождь!..

На ласточку упала ещё капля.

— Очевидно, статуя не защитит меня от дождя, — сказала ласточка. — Надо поискать убежища где-нибудь в другом месте, под крышей.

Ласточка развернула крылья и хотела лететь дальше, но в это время на неё упала третья капля. Ласточка невольно подняла головку и увидала лицо «Счастливого Принца». Его глаза были наполнены слезами, а по его щекам струились капли. Лучи месяца освещали его лицо и оно так было грустно и в то же время прекрасно, что сердце ласточки дрогнуло от жалости.

— Ты кто? — спросила она.

— «Счастливый Принц».

— «Счастливый», а горько плачешь и меня всю вымочил… Расскажи же, что за причина твоих слёз? — спросила опять ласточка.

— Когда я имел сердце человека и жил во дворце, то не имел понятия о слезах, — начал Принц. — Мне не приходилось знакомиться с горем, так как ему не дозволяют проникать во дворец. Днём я гулял в саду и играл, а вечером танцевал в роскошном зале. Крепкая высокая стена отделяла наш сад и дворец от городских домов и я не знал да и не старался узнать, что происходит за ней. Мне было хорошо и я думал, что и всюду так же прекрасно. Все звали меня «Счастливым Принцем» и я на самом деле был счастлив, если счастьем считают только свои личные удовольствия. И вот, не зная горя, я умер. Очутившись теперь так высоко, я вижу всю нищету, все бедствия моего города, и моё даже свинцовое сердце не может удержаться от слёз. Вон посмотри, например, туда, на маленькую улицу, где стоит бедный, плохонький домик. У окна я вижу сидящую за столом женщину. Она — золотошвейка и вышивает затейливый узор на платье придворной дамы. Взгляни на её бледное, усталое лицо, взгляни на её исколотые иглой пальцы, взгляни, наконец, на её ребёнка, который болен и мечется в жару на кроватке; он просит апельсинов, а мать может ему дать только простой воды, больше у неё ничего нет, — вот почему ребёнок и плачет беспрестанно. Быстрокрылая ласточка, выклюй из моего меча рубин и отнеси его в эту бедную семью. Я сделал бы это и сам, да не могу шевельнуться: я весь прикреплён к пьедесталу[2].

— Мне некогда, — отвечала ласточка, — мои друзья ждут меня в Египте. Они теперь порхают по берегам Нила и наслаждаются ароматом цветов. Скоро они направятся к гробнице великого фараона. Ты никогда не видал этой гробницы? Она очень любопытна. Раскрашенная снаружи, она красива и внутри. Сам фараон лежит обвёрнутым в тонкие ткани. Тело его уснащено ароматными травами и, несмотря на то, что прошли тысячелетия, оно до сих пор ещё сохранило свой вид, только как-то поблёкло. На шее у фараона длинная цепь из бледно-зелёной яшмы…

— Ласточка, ласточка, — сказал Принц, — будь моей посланницей, останься только на одну ночь! О, если бы ты знала, как страдает от жажды ребёнок и как печальна его мать…

— Я как-то недолюбливаю мальчиков. Прошлое лето я жила близ мельницы. Дети мельника — два мальчика — постоянно кидали в меня камнями. Правда, они ни разу не попали в меня, потому что как я, так и мои предки издавна славились ловкостью полёта, но всё же это — непочтение ко мне со стороны мальчиков.

Ласточка взглянула на «Счастливого Принца». Он так грустно смотрел, что ласточка сразу пожалела его.

— Хоть здесь и очень холодно, — сказала она, — но я останусь с тобой на одну ночь и исполню то, что ты желаешь.

— О, милая птичка, как я благодарен тебе! — сказал Принц.

Ласточка выклевала красный рубин из меча и, держа его в клюве, полетела к бедному домику. Достигнув его, она влетела в полуотворённую форточку комнаты золотошвейки и огляделась. Мальчик бредил и метался в жару на своей постельке, а мать так и заснула за работой, склонив голову на руки. Видно, что её уложила так непосильная работа. Ласточка осторожно положила рубин на стол и стала виться над кроваткой ребёнка, навевая прохладу на его горящий лобик.

— Как прохладно, как хорошо стало; теперь мне должно быть лучше, — сказал мальчик и забылся сладким сном.

Ласточка прилетела обратно к «Счастливому Принцу» и поведала ему обо всём.

— И веришь ли, — закончила она, — мне стало так тепло и легко, что я не боюсь и стужи.

— Когда сделаешь доброе дело, — ответил ей Принц, — всегда станет как-то легче…

Ласточка задумалась и заснула.

На следующий день ласточка искала корму и вернулась к «Счастливому Принцу» только вечером.

— Сейчас я отправляюсь в путь, — сказала она Принцу. — Может быть, у тебя будет какое-нибудь поручение в Египет?

— Милая ласточка, — сказал Принц, — я хотел бы попросить тебя остаться ещё на одну ночь…

— О, нет, меня ожидают в Египте, — ответила ласточка. — Завтра мои друзья направятся к островам Нила. В зарослях этих островов обитают бегемоты. В этом месте собираются из пустыни львы на водопой. Их зелёные глаза горят как изумруды, а их рёв наводит страх на всё живое. Однако мы не боимся их…

— Ласточка, ласточка, — грустно произнёс Принц, — вон в отдалении я вижу в том домике юношу. Он нагнулся над столом и лихорадочно пишет. У него славное, задумчивое лицо. Он целый день ничего не ел, но неустанно пишет, хотя руки его и окоченели от холода. Если он к завтрашнему дню не кончит пьесу для директора театра, то опять будет голодать.

— Ну, хорошо, я останусь ещё на ночь, — сказала добрая ласточка. — Ещё рубин ему снести?

— К сожалению, я не имею ещё рубина, — ответил Принц. — У меня из драгоценных камней остались только глаза. Они — из дорогих сапфиров. Тебе придётся выклевать один глаз и снести этому милому юноше. Он продаст камень, достанет себе дров и пищи и спокойно окончит пьесу.

Ласточка не хотела было выклёвывать глаз принца, но принц так умолял её, что она исполнила его просьбу. С этим прекрасным камнем она прилетела к дому, где жил юноша. В крыше было отверстие, и ласточка без труда проникла в комнату юноши. Он сидел, охвативши голову руками, и не слыхал шелеста крыльев. Когда юноша очнулся, то увидел близ себя на столе прекрасный сапфир.

— Это наверное от кого-нибудь из моих почитателей! — воскликнул он.—Как это вовремя. Теперь я покойно кончу мою пьесу.

Осчастливив юношу, ласточка полетела обратно. Ей так же хорошо спалось в эту ночь, как и в предыдущую.

Следующий день ласточка пробыла в гавани и, возвратившись вечером к Принцу, сказала ему:

— Я должна распрощаться с тобой…

— Ласточка, милая ласточка, побудь со мной ещё ночку!

— Ведь зима уже; скоро выпадет холодный снег и начнутся морозы, — отвечала ласточка. — Мне придётся замёрзнуть здесь, тогда как в Египте тепло и мои друзья уже устроили себе гнёзда. Нет, дорогой Принц, я должна улететь, но ты не печалься: я не забуду тебя и, как только наступит весна, я вернусь и принесу тебе два камня, которых ты лишился. Они будут прекраснее отданных тобою.

— Подожди, милая птичка, — сказал Принц. — Вон в саду на дорожке стоит девочка; она продаёт спички. Взгляни: она уронила нечаянно лоток в канаву, и весь товар испортился. Если она придёт теперь домой без спичек и без денег, отец накажет её. И вот она стоит и плачет. Холодный ветер пронизывает её, но она не замечает этого, хотя голова её не покрыта, а сама девочка стоит босой. Выклюй, пожалуйста, другой мой глаз и отнеси его ей; по крайней мере, она избавится от гнева и побоев отца.

— Пусть будет по-твоему: я проведу с тобой ещё одну ночь, — сказала ласточка, — но мне тяжело вырывать твой последний глаз: ведь тогда ты будешь совсем слепым.

— Маленькая ласточка, — ответил Принц, — я прошу тебя сделать по-моему; вспомни о несчастье девочки!

Ласточка исполнила его просьбу и полетела с сапфиром к девочке. Пролетая мимо неё, она вложила ей в руку драгоценный камень и полетела обратно.

— Вот так стёклышко; какое красивое! — воскликнула девочка, и, улыбаясь сквозь слёзы, она побежала к дому.

Вернувшись к Принцу, ласточка сказала:

— Теперь я волей-неволей должна остаться с тобой навсегда, потому что ты ослеп.

— О, нет, добрая ласточка, тебе надо скорей лететь в Египет.

— Я останусь с тобой навсегда, — снова повторила ласточка, прижимаясь к его ногам и засыпая.

На следующий день ласточка не отлетала от Принца. Она сидела у него на плече и рассказывала о том, что ей приходилось видеть в чужих странах. Ласточка говорила о розовых ибисах, вылавливающих золотых нильских рыбок; о караванах верблюдов, за которыми медленно следуют купцы; о чёрном короле Лунных гор, который молится куску хрусталя; о громадной змее, спящей на пальмовом дереве и сливающейся по цвету с его листьями, и о крошечных людях-пигмеях, которые плавают по озеру на лодках из широких листьев дерева.

— Добрая ласточка, — сказал Принц, — твои интересные рассказы всё-таки не так поражают меня, как людские страдания. Нищета и голод — великое горе. Не облетишь ли ты, милая ласточка, этот город и не расскажешь ли мне о том, что ты увидишь?

Ласточка с радостью согласилась и полетела. Раньше она никогда не наблюдала так, как теперь. И вот она увидела богатые дома, в которых веселились в роскоши богачи, между тем как нищие сидели голодными и оборванными у их ворот. Ласточка полетела по грязным переулкам и сквозь тусклые стёкла ветхих, низеньких домов увидела бледные и жёлтые лица голодных и больных детей. Пролетая мостом, она заметила около его арки двух дрожащих мальчуганов в лохмотьях, которые лёжа пытались согреть друг друга. «Теперь поесть бы!» — сказал один из них. «Марш отсюда!» — закричал на них полицейский, и мальчуганы испуганно бросились дальше, шлёпая по грязи.

Прилетев обратно, ласточка обо всём виденном рассказала Принцу.

Принц задумался, потом сказал:

— Меня покрыли тонкими листками золота; от времени они отстали и еле-еле держатся. Я буду очень благодарен тебе, если ты будешь снимать с меня листок за листком и раздавать их нуждающимся беднякам. Ведь почти все люди думают, что золото делает их счастливыми.

Ласточка стала снимать со «Счастливого Принца» листок за листком. Каждый листок она относила какому-нибудь бедняку или несчастному семейству. Наблюдая за ними, она замечала, что после этого много детских щёчек порозовело да и дети были веселее. «У нас есть теперь хлебушко!» — «А у нас есть молоко!» сообщали они друг другу.

Вскоре выпал снег и ударил мороз. Улицы покрылись серебристой пеленой; с карнизов крыш спускались ледяные хрустальные кинжалики; появились шубы; мальчики, одетые в красное, резво катались на коньках.

Плохо пришлось маленькой птичке. Но она не бросила Принца, хотя он и был теперь слепым, ободранным, серым. С трудом добывала теперь ласточка пищу. Когда она украдкой клевала крошки близ булочной, на неё смотрели как на диковинку. А ласточка хлопала крылышками, стараясь согреться. Но вот она почувствовала, что близок час её смерти. Еле взлетев в последний раз на плечо Принца, она прошептала:

— Милый Принц, прощай!

— Прощай, милая ласточка, ты теперь всё сделала для меня, и я рад, что ты наконец-то улетаешь в Египет; но я боюсь, что ты очень долго была здесь… Поцелуй меня на прощанье. Я так тебя полюбил…

— Я отлетаю не в Египет, — тихо произнесла ласточка, — а в Царство Смерти… Но мне сейчас хорошо и не холодно, только клонит ко сну. А ты знаешь, говорят, что Сон и Смерть — родные брат с сестрой. Не правда ли?

Проговорив это, ласточка поцеловала «Счастливого Принца» в губы и упала мёртвой к его ногам.

В этот миг внутри статуи послышался странный треск, как будто свинцовое сердце Принца раскололось надвое…

Примечания[править]

  1. Пирамиды — постройки над гробницами египетских царей (фараонов).
  2. Пьедестал — основание, на котором стоит статуя.