РБС/ВТ/Августин (Виноградский)

Материал из Викитеки — свободной библиотеки
Перейти к навигации Перейти к поиску

Августин
Русский биографический словарь А. А. Половцова
Brockhaus Lexikon.jpg Словник: Аарон — Александр II. Источник: т. 1 (1896): Аарон — император Александр II, с. 23—28 ( скан · индекс ) • Другие источники: МЭСБЕ : ПБЭ : ЭСБЕРБС/ВТ/Августин (Виноградский) в дореформенной орфографии


Августин, до пострижения Алексей Васильевич Виноградский, архиепископ Московский, род. в Москве 6 марта 1766 г., умер там же 3 марта 1819 г. Сын священника церкви Св. Димитрия Солунского в Китай-городе на Ильинке. Мать он потерял, имея шесть лет от роду, а отца — имея восемь лет, после чего остался на попечении брата матери. Способности Алексея Виноградского сказались рано, еще в Перервинской семинарии, на быстром усвоении латыни, преподававшейся слепым иеромонахом Арсением, хорошо известным митрополиту Платону своим умением писать латинские стихи, легко дававшиеся и талантливому ученику его. Представление Платону устроило будущность Виноградского. Из класса риторики митрополит поместил его в Заиконоспасскую академию. Здесь Виноградский проходил курсы философии и богословия под руководством тоже известных ученых, затем иерархов — Афанасия (Иванова) и Аполлоса (Байбакова). Кончив курс академии, Алексей Виноградский назначен учителем, до вступления в должность ознакомившись по воле преосвященного Платона с системой преподавания в новом Главном народном училище (по плану Янковича) в Москве. После полугодового пребывания при училище Виноградскому дан аттестат (1786 г.) о выдержании экзамена по педагогике. 20 лет от роду, Виноградский приступил сначала к обучению в низшем классе по новой методе, заключавшейся в произношении за учителем сперва отдельных букв, потом слогов и целых слов. При этом ему позволено было слушать лекции профессоров в университете. В 1789 г. Виноградскому поручен риторический класс в семинарии. За это отблагодарил он владыку посланием 3 апреля, которое сам Платон перевел по-русски прозой, напечатав затем и латинскую оду, сочиненную Виноградским на убийство епископа Феодосийского Моисея Гумилевского (1795 г.). С этого времени митрополит стал давать Виноградскому темы для сочинения и вопросы для разбора, называя его «полемархом». Кроме того, через руки Платона проходили тогда и все проповеди Виноградского, принявшего монашество с именем Августина и в 1792 году назначенного префектом семинарии и преподавателем философии. В 1794 году Августин рукоположен в иеродьяконы и иеромонахи, в 1795 г. назначен ректором, а 21 ноября 1798 г. — архимандритом Можайского Лужецкого монастыря. После коронации Павла I при посещении императором Троице-Сергиевой лавры Августин приветствовал Его Величество речью и в высочайшем присутствии производил богословский диспут, как принято было тогда для всякого торжества. Платон при этом представил его государю, и как ректор Августин получил высочайшее благоволение за «замеченный во всем порядок». Присутствовал Августин и при священном короновании Александра I, а затем в своей аудитории речью приветствовал монарха, посетившего лавру и семинарию. Состоя с июля 1801 г. настоятелем московского Богоявленского монастыря, Августин продолжал жить в лавре при митрополите, в 1802 г. назначен цензором духовных книг, выходивших в Москве, а 25 декабря 1801 г. определен настоятелем Заиконоспасского монастыря и ректором духовной академии. В 1803 году Августин вызван в Петербург и наречен 6 февраля 1804 г. Св. синодом в епископы. Вскоре затем он уехал в Москву, чтобы заняться управлением епархии, так как Платону было разрешено предпринять, по обещанию, путешествие в Киев на богомолье. По возвращении митрополита, уединившегося в своей Вифании, бремя управления делами лежало на Августине, хотя он по каждому вопросу испрашивал у владыки разрешение. Об этом сам Августин говорил прямо: «При Платоне я ничего сам собою не смел сделать, хотя бы и мог; за мое послушание и терпение Бог меня и наградил». Заключение этого отзыва не оставляет сомнения, что епископ Дмитровский считал для себя нелегкой обязанность управления. Одним из подобных случаев было произнесение по случаю Тильзитского мира в Успенском соборе торжественного «Слова», оставившего в умах жителей столицы, слышавших его, сильное впечатление. Об этом доложил государю главнокомандующий в Москве, поднесший и самое слово. Александр I выразил свое удовольствие оратору, послав ему драгоценную панагию. В 1809 году 6 декабря Александр I в первый раз после коронации посетил Москву (с зятем и сестрой Екатериной Павловной). Августин готовился к встрече августейших особ, но в день приезда их явился сам Платон и произнес торжественное слово, заканчивавшееся словами: «Ныне отпущаеши раба своего, Владыко, яко очи мои видеста спасение России». Удостоив личной беседы митрополита, Александр I, между прочим, спросил его, «доволен ли он своим викарием». «Совершенно доволен», — ответил старец. Когда преосвященный Арсений (Москвин) просил увольнения и Синод решил было сделать Августина епархиальным епископом Воронежским, Платон употребил все свое влияние, ходатайствуя, чтобы отменить это и дать его викарию «похоронить его кости». По смерти Арсения (5 мая 1810 г.) Платон просил о том же государя, получив через обер-прокурора ответ, «что в изъявление всегдашнего к нему благоволения своего император согласно с желанием его оставляет преосвященного Августина викарием Московским». Через год Платон заболел и тогда уже, по прошению, уволен от дел «до выздоровления». В оживленной переписке своей с Августином Платон тогда уже подписывался «послушником» его. Тем не менее ответ по важному делу — как, напр., сделанное от лица Наполеона епископом в Блуа Грегуаром предложение о сближении церкви французской с русской — принял на себя Платон. Это было как раз перед началом враждебных действий Наполеона, приблизившегося со своей армией к России. Августин, как патриот, проникнутый долгом одушевлять паству и подкреплять голосом веры малодушие, встретил государя речью на пороге южных врат Успенского собора (12 июля 1812 г.). Назвав монарха «исполином, исходящим на путь бессмертных подвигов и славы», он закончил речь свою ободрением: «Царю! Господь с тобою: Он гласом Своим повелит бури, и станет в тишину, и умолкнут волны воды потопные. — С нами Бог! разумейте языцы и покоряйтесь; яко с нами Бог!» Император Александр и сам оратор прослезились, и мгновенный порыв горячего чувства охватил народные толпы. Признательный Александр поручил Августину через графа Ростопчина сочинить «молитву об изгнании врагов», тогда же напечатанную с высочайшего одобрения и читанную при коленопреклонении во всех церквях московских. Перед отъездом из столицы Александр I прислал Августину орден Св. Александра Невского «за труды и рвение». Получив известие о приближении враждебных сил к Смоленску — в день чествования Смоленской иконы Богоматери (28 июля 1512 г.), — Августин произнес в Успенском соборе «Пастырское наставление народу», призывая его встать «на защищение алтарей», вооружиться «на спасение достояния своего», чтобы «мужеством» сокрушить «силы» врага. В Москве в это время с 14 июля открыл свои действия «Комитет для вооружения земского ополчения», уже выступившего из столицы 14 августа. При отправлении его Августин опять после молебного пения обратился с напутственным словом к ратникам, и, когда ряды их проходили мимо его, он, окропляя их, произносил: «Господь сил с вами, Господь поборет по вас!» Видя, что у дружин нет знамен, Августин взял из приходской церкви Спаса две хоругви — одну с изображением Николая Чудотворца, а другую Воскресения Христова — и, отдавая их ополчению, сказал: «Вот вам знамена; защищая их, защитите церковь!» Распоряжение об отдаче Москвы французам без боя явилось слишком поздно для того, чтобы внушать народу мысль о спасительности этой меры для перевеса нашего оружия. Все ожидали сражения под столицей, в Москву прибыл Платон (28 августа). Августину при заботах о принятии мер к охранению от врага всего, что было дорого русскому сердцу в храмах и обителях столицы, пришлось уговаривать митрополита удалиться в свою Вифанию. Только простившись с ним, преосвященный вполне отдался долгу охранителя имущества и как церковный администратор, несмотря на всевозможные препятствия, успешно выполнил задачу свою, убрав ризницы и дав средства выехать духовенству. В воскресенье 1 сентября 1812 г., совершив церковное моление «о лете Господнем приятном» после литургии в Успенском соборе, Августин пробыл на Саввинском подворье до вечера и только в полночь, получив указание ехать на Владимир, с иконами Владимирской и Иверской Божией Матери отправился из города перед рассветом при зареве огней военных станов со стороны смоленской дороги. К вечеру 2 сентября вступил в Москву Наполеон. Живя в Муроме, Августин получил от Ростопчина весть об очищении французами Москвы 11 октября. 20 октября, отслужив обедню в Муромском соборе, преосвященный 31 числа прибыл в с. Черкизово, уведомив о том главнокомандующего. В Москве еще не было приготовлено место для его жительства, и в Сретенский монастырь преосвященный переехал лишь через неделю (7 ноября). В Михаилов день (8 ноября), совершив молебствие, Августин проник ночью в Кремль с небольшой свитой, ожидая тягостного впечатления поруганной святыни. Преосвященный и бывшие с ним не могли удержаться от рыданий при первом взгляде на разрушения в Успенском соборе. Не легче было прочувствовать и то, что сделали враги в других храмах. Воссозданием всех их в приличном благолепии и занялся преосвященный. Перенеся с крестным ходом на прежние места бывшие с ним святые иконы, преосвященный получил от императрицы Марии Феодоровны поручение облегчить положение жителей столицы, потерявших имущество, раздачей пособий. С благотворительности и началась пастырская деятельность Августина. Указом 28 декабря 1812 г. ему высочайше повелено продолжать управление епархией и преподаны средства для возобновления храмов и духовных училищ, на что училищная комиссия пожертвовала 3 500 000 рублей. 1 декабря 1812 г. Августин освятил Покровский собор и с ним Китай-город после молебствия с водосвятием на Лобном месте, произнеся при этом слова: «Вседействующая благодать Божия кроплением воды сея освящает древний благочестивый град сей Богоненавистным в нем пребыванием врага нечестивого, врага Бога и человеков оскверненный, во имя Отца и Сына и Св. Духа». После водоосвящения крестный ход прошел по Китай-городу тремя направлениями. Сам Августин шел по Ильинке до Ильинских ворот. Все три ветви крестного хода, обойдя вокруг стен, сошлись у Варварских ворот и оттуда направились к Кремлю. Таким же образом освящен 12 декабря Белый город. 1 февраля 1813 г. открыт запертый до того Кремль — освящением Архангельского собора, меньше других пострадавшего. В день освящения собора в Чудовом монастыре (12 февраля) Августин раздал в помощь наиболее пострадавшим пособие, присланное из Петербурга, от частного общества благотворителей. Март месяц 1813 г. был началом возобновления деятельности в Москве: 3 числа открыты конторы Св. синода, а 31-го — Заиконоспасская духовная академия. Перемещение священнослужителей церквей, закрытых в столице, на места в села началось уже с февраля. Это, впрочем, было временной мерой. В 1816 г. все раньше состоявшие при церквах в Москве перемещены туда вновь. Самым поздним по трудности восстановления было открытие Успенского собора, в котором вновь расписаны стены. Освящение собора совершилось 30 августа. 11 октября, в годовщину оставления столицы французами, совершен общий крестный ход духовенством всех столичных храмов, а 13 октября Августин освятил помещение медицинского факультета в Московском университете. Открытие каждого из этих учреждений сопровождалось теплой речью Августина. Но среди трудов своих Августин уже страдал тем недугом, от которого умер 53 лет от роду. Возведение Августина в архиепископы последовало, как сказано в высочайшей грамоте на этот сан, «за оказанные услуги во время вторжения неприятеля в Москву и за успешное приведение духовной части в порядок». Заботами преосвященного начала новую деятельность и Московская духовная академия, получившая новый устав. При управлении Августина по обету Александра I совершена также торжественная закладка на Воробьевых горах храма Спасителя. Августину выпал жребий преподать и первое причащение Св. Тайн будущему императору Александру II, родившемуся в Москве 17 апреля 1818 года. По причащении великого князя Александра Николаевича Августин получил письмо от его августейшего родителя с изъявлением обета: «во имя Александра Невского воздвигнуть придел в церкви Нового Иерусалима». Будущий преемник Александра I просил преосвященного «быть помощником и руководцем в исполнении сего обета». Августин выполнил поручение, сделав нужные распоряжения, но освящал придел его преемник, митрополит Серафим. Августин не был митрополитом, но, оставаясь архиепископом, в день открытия памятника Минину и Пожарскому (18 февраля 1818 г.) наименован «московским иерархом». «Это наш коренной московский архиерей!» — говорили москвичи. При получении известия, что его утвердила воля государя на кафедре родного города, Августин произнес слова апостола: «Благодатию Божиею есмь, еже есмь». В 1818 г. он чувствовал себя слабым и скоро утомлялся от движения. В начале 1819 г. врачи уже не находили надежды, и 3 марта Августин соборовался, сам читая молитвы, всех благословил и начал было читать отходную, как вдруг голос прервался и умирающий поник головой. Преосвященный Лаврентий дочитал молитву уже над умершим архипастырем. 8 марта совершили чин отпевания; для погребения тело Августина перевезли в Троице-Сергиеву лавру. Библиотеку свою завещал он Московской духовной академии. Писал Августин до архиерейства немало, но изданы в разное время лишь его латинские стихи, речи и проповеди. В руках учеников остались его рукописные курсы «Богословия» и «Толкования нескольких посланий апостолов», которые он не раз собирал, предполагая напечатать, но не напечатал, отвлекаемый епархиальными делами. Статья Августина «О псалмах» вошла во 2-е издание сочинения митрополита Амвросия «Краткое руководство к чтению книг Ветхого и Нового Завета». Августин часто импровизировал речи, всегда производившие сильное впечатление на слушателей при мастерском произношении; сочинял он очень быстро, накануне диктуя секретарю прямо части проповеди, кроме приступа, который всегда писал сам перед уходом в церковь. Голос у него был звучный и громкий. Вспыльчивый от природы, он скоро смягчался, оказывая снисхождение даже и виновным, но прямодушие его иногда наживало ему врагов. Жизнь вел он простую и полную благотворительности.

В росписи русских книг Смирдина (1828 г.) поименованы 6 проповедей преосвящ. Августина (Виноградского) под № 457, 485, 529, 581, 582 и 591, а именно: 1) «Пастырское наставление», произнесенное 28 июля 1812 г. и напеч. в 1814 г.; оно было издано и во французском переводе. 2) Речь, говоренная при возвращении ему хоругви, бывшей при московском ополчении, изд. 1813 г. 3) Слово, произнесенное 25 декабря 1813 г. и изд. 1814 г. 4) Слово, произнесенное в Успен. соборе 12 апр. 1814 г. по случаю победы при г. Лаоне и взятия Реймса. 5) Слово перед начатием молебствия по случаю покорения французской столицы, произнесенное 23 апреля 1814 г., и 6) Слово, произнесенное в моск. Сретенском монастыре 26 августа 1813 г., в годовщину Бородинской битвы, при совершении поминовения по воинам. В составе сочинений Августина, издан. в одном томе в 1856 г., вошли еще краткие речи, которые выше не упомянуты, а именно: «При наречении во епископа», 1804 г., «На заключение мира с Францией в Тильзите», 1807 г., «На дни коронования Александра I, произнесенные в 1809 и 1811 г. При погребениях: князя Павла Мих. Дашкова (1807 г.) и графа Ивана Андр. Остермана. В 1811 г. Августин произнес слова при окроплении священных одежд, принесенных императором в дар Успенскому собору, а в 1812 г. — при освящении храма в Александровском училище и при встрече Александра I перед входом Е. И. В. в Успенский собор. В 1815 г. Августин произнес речь, тоже напечатанную, при открытии Библейского общества в Москве, а в 1817 г. — при торжественной закладке храма Спасителя. Существуют и переводы ее на французский и немецкий языки, как и речи на взятие Парижа (на франц. яз.). В двух лучших словарях (Экциклопед. лекс. Плюшара и Энцикл. сл., изд. русск. учен. и литер.) статьи Ф. Ф. Сидонского не выдвигают главного подвига Августина, его патриотических заслуг по воссозданию московских храмов после разрушения французами. Письма пр. Августина к митрополиту Платону, напечатанные в «Православном обозрении», 1869 г. (№ 5—9) и 1870 г. (№ 6, 8 и 10), представляют много данных для характеристики пишущего как человека сердечного. Преосв. Филарет в «Обзоре дух. литературы» (стр. 423—4) дает отзыв о таланте Августина тоже недостаточно характерный, как и отзыв Венгерова в его «Критико-биографическом словаре», стр. 39—42. Характеристика Августина очень враждебная, но, скорее всего, составленная по слухам, помещена в «3аписках» Ростопчина о 1812 годе. В «Русск. стар.», т. 64, стр. 657, и у А. Н. Попова на стр. 16 «Москва в 1812 году». «Очерки жизни московского архиепископа Августина» с прилож. и порт. И. С. Москва, 1841. 8° — собственно третья работа Снегирева: 1-я — по поручению Московск. общ. любителей слов. читана 1823 года; 2-я — напеч. в 1839 г. и, наконец, 3-я переделка напечатана в 1848 г., 8°, 130 стр., с прилож. Слова и речи преосв. Авг. с 1801 по 1817 г. (3—104 стр.). К тексту 1841 г. есть прибавки независимо от переделок и новых примечаний из бумаг Витберга. Изменения (перед изд. 1841 г.), заключ. в напечатании Ростопчинских афиш. При книге Снегирева, в отд. «Слова и речи», произв. Августином, напечатаны: 1) Речь (Александру I) 25 сент. 1801, 2) Речь 5 февр. 1804 г. (при наречении в епископы), 3) Слово на мир с Франц. 1807, 4) и 5) Слово в день коронации. 15 сент. 1809 г. и 1810 г., 6) Речь 20 апреля 1813 г., 7) Речь 2 июня 1813 г., 8) Тоже 15 авг. 1813 г., 9) Слово 30 августа 1813 г. (при освящении Успенского собора), 10) Слово 23 апр. 1814 г., 11) Слово 21 июня 1814 г., 12) Слово 25 декабря 1814 г., 13) Речь в Библейском обществе (1815), 14) Речь 15 августа 1816 г., 15) Речь 1 окт. 1817 г., 16) Речь 12 октября 1817 г. (при закладке на Воробьевых горах храма Спасителя) и 17) Молитва об изгнании неприятелей (стр. 91—93). В 1856 году «Сочинения Августина, архиепископа Московского и Коломенского» изданы Кораблевым и Сиряковым с портретом преосвященного. В числе источников следует указать: прил. к книге Орлова «Историч. опис. москов. Троицк. церкви» в Троицкой (ул.), стр. 77—92. «Ист. Москов. епарх. упр.» Розанова и «История Моск. дух. акад.» С. Смирнова, 1, 4, 7, 10, 97, 310.