РБС/ВТ/Александр Ярославич

Материал из Викитеки — свободной библиотеки
Перейти к навигации Перейти к поиску

Александр Ярославич
Русский биографический словарь А. А. Половцова
Brockhaus Lexikon.jpg Словник: Аарон — Александр II. Источник: т. 1 (1896): Аарон — император Александр II, с. 126—129 ( скан · индекс ) • Другие источники: БСЭ1 : ВЭ : МЭСБЕ : ПБЭ : ЭЛ : ЭСБЕ : Britannica (11-th)РБС/ВТ/Александр Ярославич в дореформенной орфографии


Александр Ярославич (Невский), великий князь Владимирский, святой, сын великого князя Ярослава Всеволодовича и супруги его Феодосии, род. около 1220 г., был великим князем с 1252 г., скончался 14 ноября 1263 г. В 1228 г. Ярослав, княживший в Новгороде, уехал, оставив там сыновей своих Феодора и Александра; удалившись оттуда в 1229 г., они снова вернулись в 1230 г. Конечно, в эти годы за них правили бояре; но с 1236 г., когда Ярослав занял Киев, Александр уже является самостоятельным князем; в 1239 г. Александр женился в Торжке на дочери полоцкого князя Брячислава-Александра; начатые в этом городе свадебные пиры продолжались в Новгороде; после ее кончины Александр женился на какой-то Вассе (Василисе), известной только по надписи на ее гробе во Владимирском Успенском монастыре. Татарское нашествие миновало Новгород; но у Новгорода нашлись другие враги, и борьбой с ними прославился Александр в это тяжелое для русской земли время. У шведов были постоянные ссоры с Новгородом за прибрежья финские; в 1240 г., может быть, пользуясь стесненным положением северо-восточной Руси, а может быть, под влиянием папских посланий, шведский король Эрих отправил свое ополчение на Неву. Со своей дружиной, с полками новгородскими и приставшими к нему ладожанами Александр, помолясь в соборе Софийском, вышел на противника и 15 июля 1240 г., встретясь с ним при впадении Ижоры в Неву, разбил его наголову и ранил самого начальника шведского войска Биргера: «взложи печать на лицо острым своим мечем», — говорит автор «Сказания». Битва Невская, в которой новгородцев пало мало, а враги были поражены, получила в глазах современников легендарную обстановку: рассказывали о том, как старейшине Ижорской земли Пелусию явились Борис и Глеб и заявили, что идут помогать сроднику своему Александру; рассказывали о невидимых силах, избивавших врагов, подобно тому, как избито было под Иерусалимом войско Сеннахерима; рассказывали о подвигах отдельных богатырей. Подвиг Александра был утешением в то скорбное время; но в Новгороде усилилась партия недовольных, и Александр принужден был уехать зимой того же года. Между тем немецкие рыцари, воспользовавшись изменой бояр, с Твердилой во главе заняли Псков и пустошили землю новгородскую. Когда по просьбе новгородцев великий князь Ярослав прислал к ним сына своего Андрея, то он не мог совладать с немцами; тогда Ярослав послал им Александра, который взял Копорье, перебил и полонил немцев и повесил изменников-чухон. Затем Александр, соединясь с суздальскими полками, взял Псков, захватил или перебил сидевших там немцев и двинулся на Ливонию (в апреле 1242 г.). Неприятель разбил передовой отряд; Александр отступил, чтобы найти выгодное место для битвы и стал на льду Чудского озера. Долго молился он перед битвой и, воздев руки к небу, говорил: «Суди, Боже, и рассуди прю мою от языка велеречивого». Немцы врезались в русские ряды клином («свиньей»); Александр, напав на них с боку, смешал их строй, разбил и гнал до поздней ночи. 400 рыцарей легло на поле битвы; лед озера покрыт был кровью. Сочинитель «Сказания» и здесь повествует о невидимой силе, избивавшей врагов (5 апреля 1242 г.). Слава Александра, по словам современника, распространилась до горы Араратской и Рима. Составитель «Сказания» повествует, что еще до Невской битвы приезжал в Новгород один рыцарь Андреяш, из «слуг Божиих» (вероятно, ливонский) и, возвратясь, говорил: «проходил многи страны и языки, не видех такого, ни в царях царя, ни в князех князя». После победы Александр возвратился в Псков, где духовенство встретило его с крестами. С немцами был заключен мир. В то время литовцы своими набегами начали тревожить Торонец; Александр явился на помощь и в несколько дней семь раз разбил разных князьков литовских. Когда в 1246 г. Ярослав умер в орде, во Владимире сел брат его Святослав; Александр, по сказанию, тогда был вызван к Батыю, который прислал ему сказать: «мне покорил Бог многие языки, ты ли один не хощеши покориться державе моей»; поговорив с ним, Батый будто сказал: «во истину поведаше ми, яко несть подобна ему князя». Сказание прибавляет, будто жены моавитские (татарки) пугали Александром своих детей. По другим известиям, Александр и раньше бывал в орде. Трудно определить, в эту ли поездку или, как предполагают (Иловайский), в другую. Александр и брат его Андрей должны были отправиться к великому хану в Монголию, откуда вывезли ярлыки на великое княжение: Александр — на Киевское и Андрей — на Владимирское. Александр в Киев не поехал, а жил в Переяславле или Новгороде. Между тем Андрей, женясь на дочери Даниила Галицкого, задумал отложиться от татар или, по крайней мере, ему приписывали этот замысел. В то время как Александр был в орде у хана Сартака, сына Батыева (в 1252 г.), против Андрея выслан был царевич Неврай, разбил его, и Андрей бежал в Швецию. Александр сел во Владимире. События эти толкуются разно: Карамзин полагает, что татары хотели наказать Андрея за какое-то ослушание; Беляев, повторяя мысль Щербатова, приписывает дело интриге Святослава; Соловьев заподозривает Александра; Иловайский заподозривает известие Татищева о том, будто Александр спорил с Андреем о Владимире еще в орде. Положение Александра было тяжелое, но он сумел охранить русскую землю, насколько было возможно. Сев на княжение, он продолжал дело отца своего: собирал жителей, возобновлял города. Первое затруднение встретил он в Новгороде, где посадил сына своего Василия; недовольные Василием новгородцы призвали к себе Ярослава Ярославича Тверского (в 1255 г.). Воспользовавшись спором сторон на новгородском вече, Александр успел примирить с собой Новгород и в 1256 г. защитил его от ожидаемого нападения шведов, которые уже выстроили крепость на Нарове; узнав о походе Александра, они ушли. Александр опустошил часть Финляндии, несмотря на то, что часть новгородцев, испугавшись холодов, ушла, а оставшиеся переносили много лишений. Новые затруднения ожидали Александра: от великого хана получено было повеление об обложении России данью; дело это сарайский хан Берке, брат Батыя, поручил родственнику своему Улавчею. Александр ездил для переговоров и к Улавчею, появившемуся в Нижнем, и в орду, но численников татарских пришлось все-таки принять (1257). Сопротивление этому делу встретилось, прежде всего, в Новгороде: сам князь Василий стал на сторону ослушников и, услыхав о приближении отца, ушел в Псков. Александр вывел ослушника из Новгорода и переказнил зачинщиков (1258). Ему стоило великих усилий уговорить татар ограничиться на первый раз дарами и уладиться с новгородцами, которые, впрочем, настояли на том, что дань они будут передавать великому князю; это действительно оказалось необходимым, когда появились численники и начались столкновения с ними (1259). В Новгороде Александр заключил договор с Ганзой о торговле и посадил там сына своего Димитрия. В 1262 г. наехали на Русь разные среднеазиатские купцы, которым в орде отдали на откуп русскую дань и которые всеми способами притесняли народ, а недоимщиков уводили с собой в рабство. Владимирцы, суздальцы, ростовцы вышли из терпения, собрали вече и избили притеснителей; в Ярославле убили какого-то отступника Зосиму, который ругался над христианством. Неминучая беда ждала русскую землю; Александр поехал в орду, чтобы отвратить эту беду; современники говорят, что была и другая причина поездки: хан требовал вспомогательной рати, Александр сознавал трудность собрать ее. Уезжая, Александр приказал сыну Димитрию идти на Ливонию. Димитрий взял Дерпт. Хана Александр нашел в Сарае; любопытно, что еще в 1261 г. учреждена была епархия Сарская (Сарайская) — так татары были веротерпимы. Александр с помощью даров достиг своих целей, но возвращался в 1263 г. уже совсем больной; он доехал только до Городца (Нижегородской губернии Балахнинского уезда), где принял монашество с именем Алексея и скончался. Когда, умирая, он видел около себя плачущих, то сказал: «удалитесь и не сокрушайте души моей жалостью». Когда митрополит Кирилл узнал во Владимире о преставлении великого князя, он сказал: «зайде солнце земли русской». Все слышавшие об этом событии говорили: «погибаем». Гроб его привезли во Владимир; все жители вышли на встречу в Боголюбово. «Бысть же плач велий и кричание и туга, яко несть такова бывала».Так нужен был Александр, ясно понимавший, что сопротивляться было не время, что лучшее спасение было в благоразумии и уступчивости, что более можно было выиграть политикой, умевший ладить с татарами и тем спасший русскую землю. Похоронен он был в Рождественском монастыре. В 1380 г. мощи Александра найдены нетленными и положены в раке поверх земли; при митрополите Макарии собраны сведения о чудесах его, составлена ему служба и он торжественно признан святым; 30 августа 1824 года мощи его перенесены в С.-Петербург, где и покоятся в Александро-Невской лавре. Замечательно, что папа искал войти с Александром в сношения. Сохранилась папская грамота, в которой папа лживо уверяет, будто Ярослав принял католицизм, но получил от Александра ответ: «мы знаем историю веры с начала мира; к чему же нам новые проповедники?» После Александра осталось три сына: Димитрий, Андрей и Даниил.

Кроме известий в сборниках Лаврент., Новгородских и др. об Александре имеется «Сказание», вошедшее в разные сборники, в «Полное собр. русск. лет.», т. V, и распространенное в «Степенной книге». Во всех историях России тоже находятся сведения. Отдельные биографии: Беляева во «Временнике», IV, и высокопреосвящ. Филарета в «Русских святых», т. III; Ключевский, «Древнерусские жития святых», 65, 238, 251, 258, 312.