ПБЭ/ВТ/Александр Невский

Материал из Викитеки — свободной библиотеки
Перейти к навигации Перейти к поиску

Александр Невский
Православная богословская энциклопедия
Brockhaus Lexikon.jpg Словник: А — Архелая. Источник: т. 1: А — Архелая, стлб. 437—447 ( скан · индекс ) • Другие источники: БСЭ1 : ВЭ : МЭСБЕ : РБС : ЭЛ : ЭСБЕ : Britannica (11-th)ПБЭ/ВТ/Александр Невский в дореформенной орфографии


[437-438] АЛЕКСАНДР НЕВСКИЙ, св. великий князь владимирский, великий стоятель за землю Русскую и веру православную. Сын вел. кн. Ярослава Всеволодовича, внук св. Андрея Боголюбского и правнук Владимира Мономаха, св. А. Н. родился 30 мая 1220 г. и под влиянием своей благочестивой матери св. кн. Феодосии получил хорошее по тогдашнему воспитание, носившее глубокорелигиозный характер, так что был „от младых ногтей всякому делу благу научен“. Свою юность он большею частью провел в Новгороде, где, будучи в 1228 г. князем, ознакомился с печальными смутами неустроенного народоправства и в то же время подготовился к тем великим подвигам, какие ему предоставлено было совершить для блага Русской земли. К тому времени уже вполне определилось мировое положение России, как страны, которой предназначено было остаться навсегда могучей хранительницей православия от всё усиливавшихся посягательств римских пап подчинить весь христианский мир своей незаконной власти. Сами папы, стоя на вершине своего могущества, когда один из них мог даже горделиво сказать: „весь запад почитает нас за земного бога“, конечно очень желали подчинить себе и могуче выдвигавшийся на историческую сцену многочисленный русский народ. Некоторые славянские народы, как поляки и чехи, уже подчинились папству, крестоносцы завоевали Византию, произведя в ней всевозможные неистовства и теперь очередь оставалась за Россией. Но так как невозможно было надеяться на добровольное подчинение его, то папы не прочь были употребить и „мирской меч“. И вот по мановению из Рима объявлен был (буллою от 9 дек. 1237 г. на имя упсальского архиепископа) крестовый поход, имевший первою своею целью наказать возмутившихся против латинской пропаганды финнов но вместе и против русских. Папа Григорий IX всем участникам похода обещал прощение грехов, а павшим в бою — вечное блаженство. Под влиянием ревностной проповеди, собралось многочисленное войско, двинувшееся на кораблях в сопровождении „честных бискупов“ и множества духовенства с крестом вместо знамени и с пением свящ. гимнов. Во главе войска стоял знаменитый шведский вельможа Биргер, — опытный военачальник, под управлением которого крестоносный флот прошел в Неву, откуда предполагал, взявши Ладогу, прямо ударит на Новгород. Видя грозную опасность, молодой новгород. князь Александр „разгорелся сердцем“ и, собрав дружину и вознеся горячую молитву в соборе св. Софии, двинулся на встречу врагу. „Братие, обратился с краткою, но сильною речью к своей дружине: не в силе Бог, а в правде! Вспомним слова псалмопевца: сии во оружии и сии на конех, мы же во имя Господа нашего призовем... Не убоимся множества разных, яко с нами Бог“! 15 июля 1240 г. князь как орел налетел на беспечно остановившегося у устья Ижоры врага и нанес ему решительное поражение. Небесную помощь в этой славной битве Александр получил от свв. Бориса и [439-440] Глеба, явившихся ему накануне в ночном видении. „Римляне побеждены и посрамлены“, — радостно восклицали новгородцы, вполне понимая, с каким собственно врагом им пришлось иметь дело. И это был, действительно, первый славный отпор со стороны русских грозному завоевательному движению латинства на православно-русский восток, и виновник его справедливо получил титул Невского.

Между тем движение западного латино-германского мира на восток обнаружилось с другой стороны. В XIII веке западное балтийское побережье сделалось местом усиленной пропаганды немцев, которые силой принуждали к крещению населявших его ливонцев. Для более успешного обращения их основан был ливонский орден Меченосцев (см. это слово); и, этот, полурелигиозный, полувоенный орден начал вести успешную религиозную и полит. пропаганду среди местного населения. Так как оно успело уже подвергнуться влиянию со стороны русских торговых поселений (Кукенойса и Герсина), то рыцари ордена не преминули разрушить эти очаги нежелательного им влияния. И вот первым пал Кукенойс, а затем и Герсин, причем душа всего этого движения „добрый и верный пастырь Альберт“ (епископ ливонский) предлагал разрушить там православный храм и обобрать св. иконы и колокола. Гроза всё ближе надвигалась. Взяты были „железными людьми“ и Юрьев и, наконец, Псков. Папа ликовал и требовал дальнейшего завоевания. Между тем в Новгороде была страшная неурядица, так что и доблестный князь его Александр должен был удалиться из него (в сузд. землю в Переяславль). Но когда беда уже надвигалась на самый Новгород, новгородцы образумились и просили князя возвратиться к ним и помочь им отразить врага. И доблестный князь, забыв причиненную ему вольницей обиду, с дружиной двинулся против торжествующего врага. Прежде всего был освобожден Псков, а затем на Чудском Озере в знаменитом „Ледовом побоище“ (5 апр. 1242 г.) Александр на голову разбил грозного, закованного в жел. латы неприятеля. Эта победа окончательно подорвала силы ливонского ордена и германо-латинскому миру положен был предел в его движении на правосл.-русский восток. После этого еще со стороны ливонской земли делались набеги на русские области, особенно когда к ливонскому ордену присоединился тевтонский. Но достаточно было появиться Александру Невскому, чтобы опасность устранилась и с этой стороны.

Но если тяжела и трудна была борьба с германо-латинским западом, то уже совсем невозможна была никакая борьба с страшным азиатским врагом — монголами. Поэтому Александр (с 1252 г. вел. кн. владимирский) в отношении к ним держался другой политики, стараясь покорностью отвращать от народа угрожавшие ему от татар бедствия, и в этом отношении много сделал для облегчения участи покоренного варварами народа. С этою целию он сам четыре раза ездил в орду и своею мудростию достиг многих важных для народа облегчений. И народ высоко ценил эту его государственную мудрость, и горько оплакивал своего возлюбленного князя, когда он на обратном пути из орды занемог и скончался в Городце Волжском 14 ноября 1263 г. Когда печальная весть об этом дошла до Владимира, то митроп. Кирилл объявил о ней народу в трогательных словах: „Чада моя милая, разумейте, яко зайде солнце Русской земли“, и весь народ, задушаемый слезами, мог только воскликнуть: „уже погибаем“! И, действительно, в его лице Русская земля лишилась великого подвижника за веру и отечество, который, по словам летописца, „много потрудился за землю Русскую, за Новгород и за Псков, за всё великое княжение отдавая живот свой и за православную веру“. Церковь, истинная выразительница народной совести, причла его к лику святых. [441-442] Нетленные мощи его, открытые в 1380 г., по воле импер. Петра I были торжественно перенесены (1724 г.) в новооснованную им столицу, где и покоятся в Александро-Невской Лавре доселе в богатейшей серебряной раке, пожертвованной от благочестивого усердия импер. Елизаветы Петровны.

Литература: Кроме „Житий“ и „Сказаний“, о которых будет сказано ниже, см. в полном собрании русских летописей (изд. Строева 1820), а также дов. многочисленные исследования и жизнеописания, из которых можно отметить: „Жизнь и деятельность в. кн. Александра Невского в связи с событиями на Руси в XIII веке“, соч. Холодного, Тамбов, 1883; „Св. благов. в. кн. Алекс. Яр. Невский“, соч. М. Хитрова. Москва, 1893 г. (богато иллюстриров. с подробн. указ. литературы), в дух. и свет. журналах (напр. „Странник“ 1880 г. июнь—июль), в соответ. отделах Историй России Карамзина, Соловьева, Иловайского, Костомарова и др., в Историях Русской церкви Макария, Голубинского и др.

Александр св. Невский в Месяцеслове. — Краткое, но основанное на обширных и витиеватых редакциях его жития, церковное повествование о св. Алек. Невском находится в Сл.-рус. Прол., нами изданном (Памятн. древн.-рус. церк. учит. литер., вып. II, Спб. 1896 г., стр., 55—58) и мы приводим его здесь на слав. яз., так как всякий перевод лишил бы его той эпически-народной красоты изложения, которою оно отличается (всё же относящееся к знакомству и изучению церков. жит. св. Алекс. Невск. см. вслед за сим, в примеч.).

„Сей убо бысть благоверный и христолюбивый князь, великий Александр, сын Ярославль, внук великому князю Всеволоду, сыну Владимирову, просветившего российскую землю святым крещением. Измлада же благочестивый князь Александр Христа возлюбив, и Пречистую Богородицу, и вся Святыя. По велику же убо чтяше и иерейский чин, яко слуги Божии, и иноков зело любляше, тако же и нищыя миловаше, и от всякия неправды отгребаяся. Сиротам и вдовицам заступник и беспомощным помощник. Не изыде бо из дому его никто же тощ и тщама недрома. И тако ему живущу в великом Нове-граде и от Бога порученную ему власть добре правящу. Посем же приидоша от западных стран человецы нецыи, иже нарицают себе слуги Божия, видети возраст блаженного Александра. Видевше же святаго возраст и красоту лица его, и велми почудившеся, и шедше поведаше кралю своему части римския, Нестору Велгелу о красоте его и возрасте. Слышав же краль от них мужество святаго князя Александра, и подивися. Посем собрав краль силу многонародну, и наполни корабли многи воины своими, и прииде на реку Неву, и ста на устии тоя реки, Ижеры, хотя пленити и Ладогу, и великий Нов-град, и всю землю славенскую. И гордяся, посла послы своя к святому князю Александру, глаголя: „аще хощеши противитися со мною, то уже есмь зде пленяя землю твою“. Святый же князь Александр со архиепископом вниде в соборную церковь святыя Софии, и со слезами помолився Господу Богу, и Пречистей Богородице, и святым Страстотерпцем Борису и Глебу, пад на землю. И по молитве востав, пойде мале дружине, не сождався с силою бранною. Тако же и отцу его Ярославу не бе ведомо таково нахождение схизматиков (вероотступников). К тому же Александр не успе послати и во Владимир ко отцу, точию Бога в помощь призвав, и святых мученик Бориса и Глеба. И прииде на реку Неву, идеже схизматики стояху, иулиа месяца, в 16 день неделный. Бе же некто Александра князя един от воевод земли ижерские, именем Филипп, благоговеин сый и бояся Бога; сему убо поручена была стража нощная. И виде силу ратных, и шед хотя поведати святому князю Александру, идеже стояше. И прииде близ моря, уже восходящу солнцу, и виде насад (судно) един, и посреде насада стояща святая мученика Бориса и Глеба во одеждах червленых, и руце своя держаща на раму, гребцы [443-444] же седяху аки мглою одеяни. И рече Борис: „брате Глебе, пойдем вскоре, да поможема сроднику нашему, великому князю Александру, на неистовые немцы“. Страж же той поведа вся сия, яже виде, святому князю Александру. Князь же прослави Бога и святую мученику Бориса и Глеба. И в шестый час дне сступися со схизматики римляны, и Божиею помощию, и Пречистые Богородицы, и пособием Христову мученику Бориса и Глеба, избиено бысть схизматик многое множество, и отступника краля блаженный сам уязви мечем в лице. И тако избавлен бысть великий Нов-град от лукавых немец; и не единою избави великий Нов-град от плена лукавых немец. И посем тии же лукавии немцы собравшеся на богохранимый град Псков: и многи люди избивше псковския, и Псков прияша, и наместники своя посадиша. И паки блаженный князь Александр, и с братом своим князем Андреем, пояста с собою низовцы, и обыдоста своими людьми вси пути псковския, и избиста лукавых немец многое множество, а инех окованных посласта в великий Нов-град. И тако великий князь Александр избави град Псков от плена лукавых, помощию Святыя Троицы и молитвами Пресвятыя Богородицы. И землю их шед плени, и пожже, и многих неистовых мечем погуби. И не сие токмо храбрство великаго князя Александра над лукавыми немцы, но и от многих язык избавляше российскую землю от плена при животе своем. Посем же в то время безбожный царь Батый многи земли поплени; и прииде на российскую землю, и грады многи взя и пожже Владимир, и Ростов и прочыя, попущением Божиим, грех ради наших. И ту избиена быста Всеволожя князя приснопамятная, Юрий и Василко от безбожнаго Батыя. В то же время пострада Христа ради князь Михаил Черниговский и с болярином своим Феодором. А инии князи российския земли мнози, чести ради и славы света сего, волю безбожнаго царя сотвориша и страха ради мучителева оставишя веру христианскую, и поклонишася солнцу, и кусту, и иным идолом их. И паки окаянный царь Батый, еще не насытился бяше крови христианския, посылает посланники своя во град Суждаль к святому великому князю Александру, глаголя: „мне покоришася мнози царства и языцы, а ты ли един не хощеши покоритимися? Аще хощеши соблюсти землю свою, пришед поклонимися, якоже и прочии князи российския поклонишася мне, и власти своя прияша, и честь велию от мене; слышах бо тя храбра суща и велика возрастом“. Святый же, слышав сия от посланных, печален бяше, велми боля душею, и недоумевашеся что о сем сотворити. И шед святый поведа епископу Кириллу мысль свою. Епископ же, поучив святаго на мнози, глаголя: „брашно и питие да не внидет во уста твоя, и не остави Бога, сотворшаго тя, ни сотвори тако, якоже инии сотвориша, но постражи за Христа, яко добрый воин Христов“. Святый же епископу вся сия обещася сотворити от всего сердца своего. Епископ же дав святому Тела и Крове Христовы спутника ему быти, и отпусти его с миром, и прирече: „Господь да укрепит тя“. Таже прочее дошед блаженный князь Александр безбожнаго царя Батыя, и в том часе возвестиша царю о блаженнем. Царь же повеле привести пред ся святого. Волхвы же восхотеша вести святого сквозе огнь, якоже обычай бяше в них и поклонитися солнцу и огню. Святый же рече волхвом: „не подобает ми, христианину сущу, кланятися твари, кроме Бога; но поклоняюся Святей Троице, Отцу и Сыну, и Святому Духу, иже сотвори небо, и землю, море, и вся яже в них суть“. Волхвы же, яко поругани от святаго, шедше возвестиша царю Батыю. Посем же царь повеле святаго с честию привести пред ся, не нудима кланятися солнцу и идолом, красоты ради лица его. Приведену же ему бывшу пред царя, святый же ста пред царем и поклонися ему, глаголя: „царю, тебе поклонюся, понеже Бог почти [445-446] тебе царством, а твари не поклонюся: та бо человека ради сотворена бысть, но поклоняюся единому Богу, Ему же служю и чту И“. Царь же ничтоже сотвори святому зла, но видев блаженнаго красоту лица, и величество тела, и храбрость, и похвалив пред всеми святаго, и честь велию воздав ему. Посем убо посла святаго с братом его Андрем к Кановичем во орду. Безбожный же царь Батый в то время иде с силою многою на болгары, и тамо убиен бысть от краля Владислава злый. Посем же святый прииде из орды от Кановичь во отечество свое, во Владимир, и церкве многи воздвиже, и христиан распуженых во отечество свое собра. И посем святый посла сына своего Димитриа на западныя страны, противу иноплеменных; и вся полки своя святый посла с сыном своим. Сын же святаго шед взя немецкий град Юриев и возвратися к Нову-граду с пленом многим. А святый князь Александр отиде к Беркалю во орду, и тамо пребысть 6 месяц и в болезнь телесную впаде. Царь же отпусти святаго; и дошедшу ему Городца, и болма изнемогаше. И ту пострижеся во иноческий чин и в схиму, с великою верою; и наречено бысть имя святаго Алексий. И всех ту, игумена и братию, и своих целовав, прости. И причастися Тела и Крове Владычни, Господа нашего Иисуса Христа; и всех благословив. И крестным знамением знаменався, и воздев руце горе и молитву сотвори. И предаде священную свою душу Господеви, в лето 6771 (1263), месяца ноемвриа, в 14 день. Совершается же память святаго, того же месяца, в 23 день, понеже в той день принесено бысть тело его во град Владимир, в свое отечество. И ту надгробными песнми проводивше святаго. И нача митрополит прощальную грамоту в руце влагати святому пред всеми. Святый же сам, яко жив, разгнув руку свою и прият грамоту у митрополита и паки согнув ю сам святый. И вси предстоящии прославиша Бога о сем чудеси. И положено бысть честное святаго тело в монастыре Рождества Пречистыя Богородицы, во архимандритии велицей. И от того времени начаша от гроба святаго многа исцеления простиратися с верою приходящым. Богу нашему слава, ныне и присно, и во веки веков».

Настоящее пролож. чтение о св. Алек. Нев. составлено по древнейшему его житию, написанному современником св. Алекс. (ХПИ в.), который о некоторых событиях передавал со слов самого князя и лиц, находившихся при нём, и сохранилось в рукоп. XV в. (изд. архим. Леонидом в «Памятн. древ. письмен.» 1882 г.). Позднейшие жития его (XVI—XVII в.) известны в четырех редакциях (одна из них, более подробная, помещена в Степен. Кн. М. 1775 стр. 355 и сл.), из которых по времени последняя (см. Похвальное Слово св. Ал. Нев., — Макар. Чт.-Мин. 23 нояб., — Новгор. Соф. Собор. № 1355 л. 20 и сл., — XVI в.) — самая обширная, риторически-витиеватая (Петерб. дух. Акад. библ. № 273, — список XVIII в., присланный из Владимира в Петербург в 1772 г.), написанная по поручению патр. Иова, вологод. архиеп. Ионою Думиным. Все эти редакции жития св. Алек. Нев. составлены после собора 1547 г., на котором он был канонизован. В Похвальном Слове ему, помещенном в Макар. Чт.-Мин., находится такое знаменательное и важное заявление: „Многым убо летом мимошедшим и никто же исписа опасно (намеренно, нарочито), иже вспомяновение сотвори о блаженных и приснопамятных отцех, просиявших в странах русскиа земли, их же прослави Бог в последняя времена... Егда же достигшу лет, в няже скипетры рус. царства держащу благочестивому царю, вел. князю Ивану Вас. всея Руссии — и сему же вложи Бог в сердце мысль благоу, еже прославити угодника Божия, непобедимаго воина, втораго Коньстантина, новаго Владимира, крестившаго русскую землю, предивнаго чюдотворца, велик. кн. Александра. Правящю же престол русскиа митрополиа преосвящ. Макарию, митроп. всеа Руссии, и повелениемь [447-448] Самодержца оному о сем подвигшуся вседушевне с всем священным собором. И изыскавше известно, с всяцем испытанием о чюдесех, бываемых от честныя его ракы“ (Иосиф, подроб. опис. Вел. Ч.-Мин., стр. 199; Новг. Соф. Собор. № 1355 л. 20 об. и сл.). — Св. Алек. Нев. местно был чтим, вероятно, с самой минуты его погребения (Голубинский, Ист. канон. свят., 41), когда, также нужно думать, появилось и его древнейшее указ. житие (см. наши „Памятн.“, вып. II, стр. 188). Указанное древнейшее сказание современника о жизни и подвигах Вел. кн. Алек. Яросл. (оно внесено и в Лавр. Лет.), по словам арх. Леонида, издавшего это сказание — живо рисует нам поэтический образ сего излюбленного русского князя, представляя его таким, каким он отразился в умах его современников по своей деятельности и душевным свойствам“ (указ. изд. стр. 3, — наши „Памятиики“, вып. II, 188). Память св. Ал. Нев. 30 авг. — день перенесения его мощей в Спб., в Алек.-Нев. лав., и 23 нояб. — день конч. его. На слав. яз. новое изложение его жития (разных редакц,) — в Чт.-Мин. св. Дим. Рост. (под 30 авг., а под 23 ноябр. краткое сказание), на рус. яз. лучшее — у Муравьева, Жит. рус. свят. Спб. 1860 г., ноябр. стр. 250—313, — граф. М. Толстого, Расск. из русск. истор., изд. 5-е, стр. 85 и сл., М. Хитрова, св. благовер. вел. кн. Алек. Яросл. Невск., М. 1893 г. — Для изучения жит. св. Ал. Нев. см., кроме Ключевск., Жит. р. св. — у Барсукова, Источ. рус. Агиогр., s. v.i можно прибавить к этому только что появившийся II т. Ист. рус. церк. проф. Голубинского (1-я пол.), стр. 81 и след. (о сношениях рус. кн. с римск. папами).