ПБЭ/ДО/Александр Невский

Материал из Викитеки — свободной библиотеки
< ПБЭ

Перейти к навигации Перейти к поиску
Yat-round-icon1.jpg

[437-438] АЛЕКСАНДРЪ НЕВСКІЙ, св. великій князь владимірскій, великій стоятель за землю Русскую и вѣру православную. Сынъ вел. кн. Ярослава Всеволодовича, внукъ св. Андрея Боголюбскаго и правнукъ Владиміра Мономаха, св. А. Н. родился 30 мая 1220 г. и подъ вліяніемъ своей благочестивой матери св. кн. Ѳеодосіи получилъ хорошее по тогдашнему воспитаніе, носившее глубокорелигіозный характеръ, такъ что былъ „отъ младыхъ ногтей всякому дѣлу благу наученъ“. Свою юность онъ большею частью провелъ въ Новгородѣ, гдѣ, будучи въ 1228 г. княземъ, ознакомился съ печальными смутами неустроеннаго народоправства и въ то же время подготовился къ тѣмъ великимъ подвигамъ, какіе ему предоставлено было совершить для блага Русской земли. Къ тому времени уже вполнѣ опредѣлилось міровое положеніе Россіи, какъ страны, которой предназначено было остаться навсегда могучей хранительницей православія отъ все усиливавшихся посягательствъ римскихъ папъ подчинить весь христіанскій міръ своей незаконной власти. Сами папы, стоя на вершинѣ своего могущества, когда одинъ изъ нихъ могъ даже горделиво сказать: „весь западъ почитаетъ насъ за земного бога“, конечно очень желали подчинить себѣ и могуче выдвигавшійся на историческую сцену многочисленный русскій народъ. Нѣкоторые славянскіе народы, какъ поляки и чехи, уже подчинились папству, крестоносцы завоевали Византію, произведя въ ней всевозможныя неистовства и теперь очередь оставалась за Россіей. Но такъ какъ невозможно было надѣяться на добровольное подчиненіе его, то папы не прочь были употребить и „мірской мечъ“. И вотъ по мановенію изъ Рима объявленъ былъ (буллою отъ 9 дек. 1237 г. на имя упсальскаго архіепископа) крестовый походъ, имѣвшій первою своею цѣлію наказать возмутившихся противъ латинской пропаганды финновъ но вмѣстѣ и противъ русскихъ. Папа Григорій IX всѣмъ участникамъ похода обѣщалъ прощеніе грѣховъ, а павшимъ въ бою — вѣчное блаженство. Подъ вліяніемъ ревностной проповѣди, собралось многочисленное войско, двинувшееся на корабляхъ въ сопровожденіи „честныхъ бискуповъ“ и множества духовенства съ крестомъ вмѣсто знамени и съ пѣніемъ свящ. гимновъ. Во главѣ войска стоялъ знаменитый шведскій вельможа Биргеръ, — опытный военачальникъ, подъ управленіемъ котораго крестоносный флотъ прошелъ въ Неву, откуда предполагалъ, взявши Ладогу, прямо ударитъ на Новгородъ. Видя грозную опасность, молодой новгород. князь Александръ „разгорѣлся сердцемъ“ и, собравъ дружину и вознеся горячую молитву въ соборѣ св. Софіи, двинулся на встрѣчу врагу. „Братіе, обратился съ краткою, но сильною рѣчью къ своей дружинѣ: не въ силѣ Богъ, а въ правдѣ! Вспомнимъ слова псалмопѣвца: сіи во оружіи и сіи на конѣхъ, мы же во имя Господа нашего призовемъ... Не убоимся множества разныхъ, яко съ нами Богъ“! 15 іюля 1240 г. князь какъ орелъ налетѣлъ на безпечно остановившагося у устья Ижоры врага и нанесъ ему рѣшительное пораженіе. Небесную помощь въ этой славной битвѣ Александръ получилъ отъ свв. Бориса и [439-440] Глѣба, явившихся ему наканунѣ въ ночномъ видѣніи. „Римляне побѣждены и посрамлены“, — радостно восклицали новгородцы, вполнѣ понимая, съ какимъ собственно врагомъ имъ пришлось имѣть дѣло. И это былъ, дѣйствительно, первый славный отпоръ со стороны русскихъ грозному завоевательному движенію латинства на православно-русскій востокъ, и виновникъ его справедливо получилъ титулъ Невскаго.

Между тѣмъ движеніе западнаго латино-германскаго міра на востокъ обнаружилось съ другой стороны. Въ XIII вѣкѣ западное балтійское побережье сдѣлалось мѣстомъ усиленной пропаганды нѣмцевъ, которые силой принуждали къ крещенію населявшихъ его ливонцевъ. Для болѣе успѣшнаго обращенія ихъ основанъ былъ ливонскій орденъ Меченосцевъ (см. это слово); и, этотъ, полурелигіозный, полувоенный орденъ началъ вести успѣшную религіозную и полит. пропаганду среди мѣстнаго населенія. Такъ какъ оно успѣло уже подвергнуться вліянію со стороны русскихъ торговыхъ поселеній (Кукенойса и Герсина), то рыцари ордена не преминули разрушить эти очаги нежелательнаго имъ вліянія. И вотъ первымъ палъ Кукенойсъ, а затѣмъ и Герсинъ, причемъ душа всего этого движенія „добрый и вѣрный пастырь Альбертъ“ (епископъ ливонскій) предлагалъ разрушить тамъ православный храмъ и обобрать св. иконы и колокола. Гроза все ближе надвигалась. Взяты были „желѣзными людьми“ и Юрьевъ и, наконецъ, Псковъ. Папа ликовалъ и требовалъ дальнѣйшаго завоеванія. Между тѣмъ въ Новгородѣ была страшная неурядица, такъ что и доблестный князь его Александръ долженъ былъ удалиться изъ него (въ сузд. землю въ Переяславль). Но когда бѣда уже надвигалась на самый Новгородъ, новгородцы образумились и просили князя возвратиться къ нимъ и помочь имъ отразить врага. И доблестный князь, забывъ причиненную ему вольницей обиду, съ дружиной двинулся противъ торжествующаго врага. Прежде всего былъ освобожденъ Псковъ, а затѣмъ на Чудскомъ Озерѣ въ знаменитомъ „Ледовомъ побоищѣ“ (5 апр. 1242 г.) Александръ на голову разбилъ грознаго, закованнаго въ жел. латы непріятеля. Эта побѣда окончательно подорвала силы ливонскаго ордена и германо-латинскому міру положенъ былъ предѣлъ въ его движеніи на правосл.-русскій востокъ. Послѣ этого еще со стороны ливонской земли дѣлались набѣги на русскія области, особенно когда къ ливонскому ордену присоединился тевтонскій. Но достаточно было появиться Александру Невскому, чтобы опасность устранилась и съ этой стороны.

Но если тяжела и трудна была борьба съ германо-латинскимъ западомъ, то уже совсѣмъ невозможна была никакая борьба съ страшнымъ азіатскимъ врагомъ — монголами. Поэтому Александръ (съ 1252 г. вел. кн. владимірскій) въ отношеніи къ нимъ держался другой политики, стараясь покорностью отвращать отъ народа угрожавшія ему отъ татаръ бѣдствія, и въ этомъ отношеніи много сдѣлалъ для облегченія участи покореннаго варварами народа. Съ этою цѣлію онъ самъ четыре раза ѣздилъ въ орду и своею мудростію достигъ многихъ важныхъ для народа облегченій. И народъ высоко цѣнилъ эту его государственную мудрость, и горько оплакивалъ своего возлюбленнаго князя, когда онъ на обратномъ пути изъ орды занемогъ и скончался въ Городцѣ Волжскомъ 14 ноября 1263 г. Когда печальная вѣсть объ этомъ дошла до Владиміра, то митроп. Кириллъ объявилъ о ней народу въ трогательныхъ словахъ: „Чада моя милая, разумѣйте, яко зайде солнце Русской земли“, и весь народъ, задушаемый слезами, могъ только воскликнуть: „уже погибаемъ“! И, дѣйствительно, въ его лицѣ Русская земля лишилась великаго подвижника за вѣру и отечество, который, по словамъ лѣтописца, „много потрудился за землю Русскую, за Новгородъ и за Псковъ, за все великое княженіе отдавая животъ свой и за православную вѣру“. Церковь, истинная выразительница народной совѣсти, причла его къ лику святыхъ. [441-442] Нетлѣнныя мощи его, открытыя въ 1380 г., по волѣ импер. Петра I были торжественно перенесены (1724 г.) въ новооснованную имъ столицу, гдѣ и покоятся въ Александро-Невской Лаврѣ доселѣ въ богатѣйшей серебряной ракѣ, пожертвованной отъ благочестиваго усердія импер. Елизаветы Петровны.

Литература: Кромѣ „Житій“ и „Сказаній“, о которыхъ будетъ сказано ниже, см. въ полномъ собраніи русскихъ лѣтописей (изд. Строева 1820), а также дов. многочисленныя изслѣдованія и жизнеописанія, изъ которыхъ можно отмѣтить: „Жизнь и дѣятельность в. кн. Александра Невскаго въ связи съ событіями на Руси въ XIII вѣкѣ“, соч. Холоднаго, Тамбовъ, 1883; „Св. благов. в. кн. Алекс. Яр. Невскій“, соч. М. Хитрова. Москва, 1893 г. (богато иллюстриров. съ подробн. указ. литературы), въ дух. и свѣт. журналахъ (напр. „Странникъ“ 1880 г. іюнь—іюль), въ соотвѣт. отдѣлахъ Исторій Россіи Карамзина, Соловьева, Иловайскаго, Костомарова и др., въ Исторіяхъ Русской церкви Макарія, Голубинскаго и др.

Александръ св. Невскій въ Мѣсяцесловѣ. — Краткое, но основанное на обширныхъ и витіеватыхъ редакціяхъ его житія, церковное повѣствованіе о св. Алек. Невскомъ находится въ Сл.-рус. Прол., нами изданномъ (Памятн. древн.-рус. церк. учит. литер., вып. II, Спб. 1896 г., стр., 55—58) и мы приводимъ его здѣсь на слав. яз., такъ какъ всякій переводъ лишилъ бы его той эпически-народной красоты изложенія, которою оно отличается (все же относящееся къ знакомству и изученію церков. жит. св. Алекс. Невск. см. вслѣдъ за симъ, въ примѣч.).

„Сей убо бысть благовѣрный и христолюбивый князь, великій Александръ, сынъ Ярославль, внукъ великому князю Всеволоду, сыну Владимірову, просвѣтившаго россійскую землю святымъ крещеніемъ. Измлада же благочестивый князь Александръ Христа возлюбивъ, и Пречистую Богородицу, и вся Святыя. По велику же убо чтяше и іерейскій чинъ, яко слуги Божіи, и иноковъ зѣло любляше, тако же и нищыя миловаше, и отъ всякія неправды отгребаяся. Сиротамъ и вдовицамъ заступникъ и безпомощнымъ помощникъ. Не изыде бо изъ дому его никто же тощъ и тщама нѣдрома. И тако ему живущу въ великомъ Новѣ-градѣ и отъ Бога порученную ему власть добрѣ правящу. Посемъ же пріидоша отъ западныхъ странъ человѣцы нѣцыи, иже нарицаютъ себѣ слуги Божія, видѣти возрастъ блаженнаго Александра. Видѣвше же святаго возрастъ и красоту лица его, и велми почудившеся, и шедше повѣдаше кралю своему части римскія, Нестору Велгелу о красотѣ его и возрастѣ. Слышавъ же краль отъ нихъ мужество святаго князя Александра, и подивися. Посемъ собравъ краль силу многонародну, и наполни корабли многи воины своими, и пріиде на рѣку Неву, и ста на устіи тоя рѣки, Ижеры, хотя плѣнити и Ладогу, и великій Новъ-градъ, и всю землю славенскую. И гордяся, посла послы своя къ святому князю Александру, глаголя: „аще хощеши противитися со мною, то уже есмь здѣ плѣняя землю твою“. Святый-же князь Александръ со архіепископомъ вниде въ соборную церковь святыя Софіи, и со слезами помолився Господу Богу, и Пречистѣй Богородицѣ, и святымъ Страстотерпцѣмъ Борису и Глѣбу, падъ на землю. И по молитвѣ воставъ, пойде малѣ дружинѣ, не сождався съ силою бранною. Тако же и отцу его Ярославу не бѣ вѣдомо таково нахожденіе схизматиковъ (вѣроотступниковъ). Къ тому же Александръ не успѣ послати и во Владиміръ ко отцу, точію Бога въ помощь призвавъ, и святыхъ мученикъ Бориса и Глѣба. И пріиде на рѣку Неву, идѣже схизматики стояху, іуліа мѣсяца, въ 16 день недѣлный. Бѣ же нѣкто Александра князя единъ отъ воеводъ земли ижерскія, именемъ Филиппъ, благоговѣинъ сый и бояся Бога; сему убо поручена была стража нощная. И видѣ силу ратныхъ, и шедъ хотя повѣдати святому князю Александру, идѣже стояше. И пріиде близъ моря, уже восходящу солнцу, и видѣ насадъ (судно) единъ, и посредѣ насада стояща святая мученика Бориса и Глѣба во одеждахъ червленыхъ, и руцѣ своя держаща на раму, гребцы [443-444] же сѣдяху аки мглою одѣяни. И рече Борисъ: „брате Глѣбе, пойдемъ вскорѣ, да поможема сроднику нашему, великому князю Александру, на неистовыя нѣмцы“. Стражъ же той повѣда вся сія, яже видѣ, святому князю Александру. Князь же прослави Бога и святую мученику Бориса и Глѣба. И въ шестый часъ дне сступися со схизматики римляны, и Божіею помощію, и Пречистыя Богородицы, и пособіемъ Христову мученику Бориса и Глѣба, избіено бысть схизматикъ многое множество, и отступника краля блаженный самъ уязви мечемъ въ лице. И тако избавленъ бысть великій Новъ-градъ отъ лукавыхъ нѣмецъ; и не единою избави великій Новъ-градъ отъ плѣна лукавыхъ нѣмецъ. И посемъ тіи же лукавіи нѣмцы собравшеся на богохранимый градъ Псковъ: и многи люди избивше псковскія, и Псковъ пріяша, и намѣстники своя посадиша. И паки блаженный князь Александръ, и съ братомъ своимъ княземъ Андреемъ, пояста съ собою низовцы, и обыдоста своими людьми вси пути псковскія, и избиста лукавыхъ нѣмецъ многое множество, а инѣхъ окованныхъ посласта въ великій Новъ-градъ. И тако великій князь Александръ избави градъ Псковъ отъ плѣна лукавыхъ, помощію Святыя Троицы и молитвами Пресвятыя Богородицы. И землю ихъ шедъ плѣни, и пожже, и многихъ неистовыхъ мечемъ погуби. И не сіе токмо храбрство великаго князя Александра надъ лукавыми нѣмцы, но и отъ многихъ языкъ избавляше россійскую землю отъ плѣна при животѣ своемъ. Посемъ же въ то время безбожный царь Батый многи земли поплѣни; и пріиде на россійскую землю, и грады многи взя и пожже Владиміръ, и Ростовъ и прочыя, попущеніемъ Божіимъ, грѣхъ ради нашихъ. И ту избіена быста Всеволожя князя приснопамятная, Юрій и Василко отъ безбожнаго Батыя. Въ то же время пострада Христа ради князь Михаилъ Черниговскій и съ боляриномъ своимъ Ѳеодоромъ. А иніи князи россійскія земли мнози, чести ради и славы свѣта сего, волю безбожнаго царя сотвориша и страха ради мучителева оставишя вѣру христіанскую, и поклонишася солнцу, и кусту, и инымъ идоломъ ихъ. И паки окаянный царь Батый, еще не насытился бяше крови христіанскія, посылаетъ посланники своя во градъ Суждаль къ святому великому князю Александру, глаголя: „мнѣ покоришася мнози царства и языцы, а ты ли единъ не хощеши покоритимися? Аще хощеши соблюсти землю свою, пришедъ поклонимися, якоже и прочіи князи россійскія поклонишася мнѣ, и власти своя пріяша, и честь велію отъ мене; слышахъ бо тя храбра суща и велика возрастомъ“. Святый же, слышавъ сія отъ посланныхъ, печаленъ бяше, велми боля душею, и недоумѣвашеся что о семъ сотворити. И шедъ святый повѣда епископу Кириллу мысль свою. Епископъ же, поучивъ святаго на мнози, глаголя: „брашно и питіе да не внидетъ во уста твоя, и не остави Бога, сотворшаго тя, ни сотвори тако, якоже иніи сотвориша, но постражи за Христа, яко добрый воинъ Христовъ“. Святый же епископу вся сія обѣщася сотворити отъ всего сердца своего. Епископъ же давъ святому Тѣла и Крове Христовы спутника ему быти, и отпусти его съ миромъ, и прирече: „Господь да укрѣпитъ тя“. Таже прочее дошедъ блаженный князь Александръ безбожнаго царя Батыя, и въ томъ часѣ возвѣстиша царю о блаженнѣмъ. Царь же повелѣ привести предъ ся святаго. Волхвы же восхотѣша вести святаго сквозѣ огнь, якоже обычай бяше въ нихъ и поклонитися солнцу и огню. Святый же рече волхвомъ: „не подобаетъ ми, христіанину сущу, кланятися твари, кромѣ Бога; но поклоняюся Святѣй Троицѣ, Отцу и Сыну, и Святому Духу, иже сотвори небо, и землю, море, и вся яже въ нихъ суть“. Волхвы же, яко поругани отъ святаго, шедше возвѣстиша царю Батыю. Посемъ же царь повелѣ святаго съ честію привести предъ ся, не нудима кланятися солнцу и идоломъ, красоты ради лица его. Приведену же ему бывшу предъ царя, святый же ста предъ царемъ и поклонися ему, глаголя: „царю, тебѣ поклонюся, понеже Богъ почти [445-446] тебе царствомъ, а твари не поклонюся: та бо человѣка ради сотворена бысть, но поклоняюся единому Богу, Ему же служю и чту И“. Царь же ничтоже сотвори святому зла, но видѣвъ блаженнаго красоту лица, и величество тѣла, и храбрость, и похваливъ предъ всѣми святаго, и честь велію воздавъ ему. Посемъ убо посла святаго съ братомъ его Андремъ къ Кановичемъ во орду. Безбожный же царь Батый въ то время иде съ силою многою на болгары, и тамо убіенъ бысть отъ краля Владислава злый. Посемъ же святый пріиде изъ орды отъ Кановичь во отечество свое, во Владиміръ, и церкве многи воздвиже, и христіанъ распуженыхъ во отечество свое собра. И посемъ святый посла сына своего Димитріа на западныя страны, противу иноплеменныхъ; и вся полки своя святый посла съ сыномъ своимъ. Сынъ же святаго шедъ взя нѣмецкій градъ Юріевъ и возвратися къ Нову-граду съ плѣномъ многимъ. А святый князь Александръ отиде къ Беркалю во орду, и тамо пребысть 6 мѣсяцъ и въ болѣзнь тѣлесную впаде. Царь же отпусти святаго; и дошедшу ему Городца, и болма изнемогаше. И ту пострижеся во иноческій чинъ и въ схиму, съ великою вѣрою; и наречено бысть имя святаго Алексій. И всѣхъ ту, игумена и братію, и своихъ цѣловавъ, прости. И причастися Тѣла и Крове Владычни, Господа нашего Іисуса Христа; и всѣхъ благословивъ. И крестнымъ знаменіемъ знаменався, и воздѣвъ руцѣ горѣ и молитву сотвори. И предаде священную свою душу Господеви, въ лѣто 6771 (1263), мѣсяца ноемвріа, въ 14 день. Совершается же память святаго, того же мѣсяца, въ 23 день, понеже въ той день принесено бысть тѣло его во градъ Владиміръ, въ свое отечество. И ту надгробными пѣснми проводивше святаго. И нача митрополитъ прощальную грамоту въ руцѣ влагати святому предъ всѣми. Святый же самъ, яко живъ, разгнувъ руку свою и пріятъ грамоту у митрополита и паки согнувъ ю самъ святый. И вси предстоящіи прославиша Бога о семъ чудеси. И положено бысть честное святаго тѣло въ монастырѣ Рождества Пречистыя Богородицы, во архимандритіи велицѣй. И отъ того времени начаша отъ гроба святаго многа исцѣленія простиратися съ вѣрою приходящымъ. Богу нашему слава, нынѣ и присно, и во вѣки вѣковъ».

Настоящее пролож. чтеніе о св. Алек. Нев. составлено по древнѣйшему его житію, написанному современникомъ св. Алекс. (ХПІ в.), который о нѣкоторыхъ событіяхъ передавалъ со словъ самого князя и лицъ, находившихся при немъ, и сохранилось въ рукоп. XV в. (изд. архим. Леонидомъ въ «Памятн. древ. письмен.» 1882 г.). Позднѣйшія житія его (XVI—XVII в.) извѣстны въ четырехъ редакціяхъ (одна изъ нихъ, болѣе подробная, помѣщена въ Степен. Кн. М. 1775 стр. 355 и сл.), изъ которыхъ по времени послѣдняя (см. Похвальное Слово св. Ал. Нев., — Макар. Чт.-Мин. 23 нояб., — Новгор. Соф. Собор. № 1355 л. 20 и сл., — XVI в.) — самая обширная, риторически-витіеватая (Петерб. дух. Акад. библ. № 273, — списокъ XVIII в., присланный изъ Владиміра въ Петербургъ въ 1772 г.), написанная по порученію патр. Іова, вологод. архіеп. Іоною Думинымъ. Всѣ эти редакціи житія св. Алек. Нев. составлены послѣ собора 1547 г., на которомъ онъ былъ канонизованъ. Въ Похвальномъ Словѣ ему, помѣщенномъ въ Макар. Чт.-Мин., находится такое знаменательное и важное заявленіе: „Многымъ убо лѣтомъ мимошедшимъ и никто же исписа опасно (намѣренно, нарочито), иже вспомяновеніе сотвори о блаженныхъ и приснопамятныхъ отцѣхъ, просіявшихъ въ странахъ русскіа земли, ихъ же прослави Богъ въ послѣдняя времена... Егда же достигшу лѣтъ, въ няже скипетры рус. царства держащу благочестивому царю, вел. князю Ивану Вас. всея Руссіи — и сему же вложи Богъ въ сердце мысль благоу, еже прославити угодника Божія, непобѣдимаго воина, втораго Коньстантина, новаго Владиміра, крестившаго русскую землю, предивнаго чюдотворца, велик. кн. Александра. Правящю же престолъ русскіа митрополіа преосвящ. Макарію, митроп. всеа Руссіи, и повелѣніемь [447-448] Самодержца оному о семъ подвигшуся вседушевнѣ съ всѣмъ священнымъ соборомъ. И изыскавше извѣстно, съ всяцѣмъ испытаніемъ о чюдесѣхъ, бываемыхъ отъ честныя его ракы“ (Іосифъ, подроб. опис. Вел. Ч.-Мин., стр. 199; Новг. Соф. Собор. № 1355 л. 20 об. и сл.). — Св. Алек. Нев. мѣстно былъ чтимъ, вѣроятно, съ самой минуты его погребенія (Голубинскій, Ист. канон. свят., 41), когда, также нужно думать, появилось и его древнѣйшее указ. житіе (см. наши „Памятн.“, вып. II, стр. 188). Указанное древнѣйшее сказаніе современника о жизни и подвигахъ Вел. кн. Алек. Яросл. (оно внесено и въ Лавр. Лѣт.), по словамъ арх. Леонида, издавшаго это сказаніе — живо рисуетъ намъ поэтическій образъ сего излюбленнаго русскаго князя, представляя его такимъ, какимъ онъ отразился въ умахъ его современниковъ по своей дѣятельности и душевнымъ свойствамъ“ (указ. изд. стр. 3, — наши „Памятиики“, вып. II, 188). Память св. Ал. Нев. 30 авг. — день перенесенія его мощей въ Спб., въ Алек.-Нев. лав., и 23 нояб. — день конч. его. На слав. яз. новое изложеніе его житія (разныхъ редакц,) — въ Чт.-Мин. св. Дим. Рост. (подъ 30 авг., а подъ 23 ноябр. краткое сказаніе), на рус. яз. лучшее — у Муравьева, Жит. рус. свят. Спб. 1860 г., ноябр. стр. 250—313, — граф. М. Толстого, Разск. изъ русск. истор., изд. 5-е, стр. 85 и сл., М. Хитрова, св. благовѣр. вел. кн. Алек. Яросл. Невск., М. 1893 г. — Для изученія жит. св. Ал. Нев. см., кромѣ Ключевск., Жит. р. св. — у Барсукова, Источ. рус. Агіогр., s. v.i можно прибавить къ этому только что появившійся II т. Ист. рус. церк. проф. Голубинскаго (1-я пол.), стр. 81 и слѣд. (о сношеніяхъ рус. кн. съ римск. папами).