РБС/ВТ/Барбот де-Марни, Николай Павлович

Материал из Викитеки — свободной библиотеки
Перейти к навигации Перейти к поиску

Барбот де-Марни, Николай Павлович, известный геолог. Род. в 1831 г.; ум. 4 апреля 1877 г., в Вене. Сын французского выходца, бедного горного офицера, уроженец Пермской губ., воспитанник СПб. горного института, Барбот-де-Марни тотчас по окончании последнего в 1852 г., со званием инженер-поручика и с малой золотой медалью, был командирован в Тульскую губ. для практического изучения каменноугольных формаций и здесь впервые начал геологические разыскания, под руководством известного геолога Пандера. В 1853 г. он был переведен на Урал, где и принял участие в обширной геологической экспедиции Гофмана и Гринвальда, имевшей целью геологическую съемку казенных горных округов. По окончании этих работ он перешел к геогностическим исследованиям в частных заводских округах и исследовал в 1854 г. округа Уфалейского, Сергинского и Катавского заводов, сообщив результаты своих работ в «Горном Журнале» за 1861 и 1862 гг. В 1860—1862 гг. Барбот-де-Марни был руководителем большой манычской экспедиции и получил золотую медаль за геологическо-географическое исследование калмыцкой степи от Императорского Географического общества, в «Записках» которого и была напечатана его работа. Командированный в 1862 г. за границу, он изучал выдающиеся геологические явления в Германии, Бельгии и Франции и собирал сведения о геологических музеях. По возвращении из заграницы, Барбот-де-Марни был приглашен в горный институт преподавателем геологии и геогнозии, а в 1866 г. сделан был профессором. С года назначения в горный институт он каждое лето совершал свои экскурсии по России и исследовал Галицию, Волынь, Подолию, губернии Херсонскую, Курскую, Харьковскую, Екатеринославскую, Киевскую, Рязанскую, Воронежскую, Симбирскую, Саратовскую, Тамбовскую, Астраханскую, Пермскую и часть Вологодской и Архангельской. Наиболее важные по результатам экскурсии — в 1864 г. в северные губернии, в 1874 г. в Арало-каспийскую низменность, в составе аму-дарьинской экспедиции Императорского Русского Географического общества, и в 1876 г. — на линии оренбургской железной дороги. «Геогностическое путешествие в северные губернии Европейской России» (напечатано в «Записках С.-Петербургского Минералогического общества», за 1868 г. и отд.) внесло крупные поправки в тогдашние сведения о строении пермской формации и ее фауне в России. В нем Барбот-де-Марни доказал триасовый возраст местных отложений, относимых до него, согласно Мурчисону, к пермской формации, вследствие чего явились существенные изменения и поправки в прежней геологической карте России на огромном протяжении ее северных и восточных пределов. Точно так же и геологические исследования его в аму-дарьинской области, показавшие, что из осадочных формации главное место здесь принадлежит меловой системе пластов, произвели переворот в господствовавшем до тех пор взгляде на геологию стран по Аму-Дарье, так как стало очевидным, что в новейшие третичные времена страны эти не были покрыты морем, а представляли сушу. При жизни Барбот-де-Марни успел напечатать только краткие отчеты об этой экспедиции и своих работах в «Трудах СПб. общества естествоиспытателей», в «Известиях Имп. Рус. Географического общества» и в «Neues Jahrbuch der Mineralogie» (1878); подробный же дневник его путешествия был издан СПб. обществом естествоиспытателей в 1889 г., под редакцией проф. А. А. Иностранцева и H. A. Андрусова, под заглавием: «Труды арало-каспийской экспедиции, вып. VI. Через Мангышлак и Усть-Урт в Туркестан. Дневник геологического путешествия». Немаловажны были результаты его исследований и на юге: они выяснили наши неогеновые формации и их отношения к осадкам венского третичного бассейна. В общем все результаты произведенных Барботом исследований сводятся к следующим трем выводам: 1) кремнистые брекчиевидные известняки, являющиеся в основании обнажений левого берега Волги выше г. Самары, относятся к каменноугольной, а не к пермской формации, как предполагали до сего; 2) к востоку от Самары, особенно в Алексеевской горе, является неизвестная до того мощная группа пресноводных отложений, и 3) красноцветная группа пород, слагающая Общий Сырт и заключающая каргалинские медные руды, принадлежит не к пермской системе, а к триасовой.

Учено-литературная деятельность Барбота-де-Марни началась очень рано. Еще студентом горного института он печатал в «Горном Журнале» и «Северной Пчеле» статьи об успехах геологических знаний. По окончании же института он постоянно печатался в «Записках СПб. Минералогического общества», в «Трудах СПб. общества естествоиспытателей» (куда вошли и «Геологические исследования, произведенные в 1870 г.» в Рязанской и Тульской губерниях и имеющие большой палеонтологический интерес), в изданиях Русского Географического общества, в немецких геологических изданиях; но более всего он поместил статей и заметок в «Горном Журнале». Барбот-де-Марни был почетным членом многих ученых обществ, почетным доктором геологии от с.-петербургского университета, и председателем отделения минералогии и геологии общества естествоиспытателей при с.-петербургском университете. Все его труды пользовались и пользуются большою известностью как в России, так и за границей.

Некрологи: в «Горном Журнале» (1877 г.), в «Известиях Императорского Общества Естествознания, Антропологии и Этнографии» (т. LXX), в «Голосе» (за 1877 г., № 98), и в «Известиях Географического Общества» (1877 г., отд. II, стр. 120). — Словарь Брокгауза и Ефрона. — П. П. Семенов, «История полувековой деятельности Императорского Русского Географического Общества», т. І и II (СПб., 1896 г.). — С. А. Венгеров, «Русские книги», вып. XII (СПб., 1897 г.). — Заметка К. Скальковского в «Новом Времени», 1898 г., № 8054, под заглавием: «Памяти Н. П. Барбота-де-Марни».