РБС/ВТ/Барсов, Антон Алексеевич

Материал из Викитеки — свободной библиотеки
Перейти к навигации Перейти к поиску

Барсов
Русский биографический словарь А. А. Половцова
Brockhaus Lexikon.jpg Словник: Алексинский — Бестужев-Рюмин. Источник: т. 2 (1900): Алексинский — Бестужев-Рюмин, с. 514—516 ( скан · индекс ) • Другие источники: БСЭ1 : МЭСБЕ : НЭС : ЭСБЕРБС/ВТ/Барсов, Антон Алексеевич в дореформенной орфографии
 Википроекты: Wikipedia-logo.png Википедия Wikidata-logo.svg Данные


Барсов, Антон Алексеевич, профессор красноречия в московском университете, сын Алексея Кирилловича Барсова, род. в 1730 г., в Москве, ум. 21 декабря 1791 г. Восьми лет он отдан был в славяно-греко-латинскую академию и пробыл там до 1748 г., когда, по воле Императрицы Елисаветы Петровны, были потребованы из разных школ в Академию наук 30 юношей, наиболее способных и знающих латинский язык; в числе выбранных из славяно-греко-латинской академии находился и Барсов, учившийся тогда уже в школе философии и аттестованный перед академиком Тредьяковским, нарочно приезжавшим в Москву для выбора юношей, самым лучшим образом. С 1748 г. Барсов был студентом академического университета; замечательные способности его, основательная домашняя подготовка под руководством отца и познания, приобретенные им в славяно-греко-латинской академии, выдвинули его очень скоро, и на него было возложено обучение учеников гимназии. Все профессора, каждый по своей специальности, считали Барсова наилучшим из своих учеников. Тредьяковский называл его первым из первых между своими слушателями, составлявшими «образцовую роту мирных воинов на научном поприще». Проф. Рихман находил в нем гениальные математические способности. Ломоносов и другие академики, признав, что Барсов, преуспевая во всем, всего более интересуется словесными и философскими науками, советовали ему избрать специальностью философию и заниматься ею у академика Брауна, а словесные науки слушать у академика Фишера. В 1753 г. Барсов получил степень магистра с обязанностью читать лекции по математике в академическом университете, заниматься переводами ученых сочинений и кроме того не оставлять занятий по избранным им предметам. В 1755 г. Академия наук с сожалением отпустила лучшего своего магистра Барсова вместе с двумя его товарищами, в только что основанный московский университет, для занятия в нем кафедры математики. С этого времени дальнейшая судьба Барсова связана с историей московского университета, торжественное открытие которого 26 апреля 1755 г., Барсов приветствовал речью: «О пользе учреждения московского университета». Конференция ходатайствовала о назначении его ординарным профессором математики, но ходатайство это не было уважено, и в звание профессора он возведен лишь при переходе на новую кафедру: в 1761 г. Барсов был назначен ординарным профессором красноречия и занимал эту кафедру в течение 30 лет, до самой своей смерти. В лекциях своих Барсов не ограничивался сухим изложением теории словесности, но, считая истинною целью научного образования «соединение умственного развития с нравственным», он давал всестороннее объяснение разбираемых им писателей и обращал внимание на взаимную связь литературных произведений. Одною из его служебных обязанностей, как профессора красноречия, было произнесение речей на публичных собраниях университета во всех торжественных случаях. Речи его составлены все по одному образцу, по строжайшим правилам риторики, заключают в себе массу славянизмов и заимствований из церковных книг, которые он, подобно Ломоносову, считал неисчерпаемым источником для обогащения русского языка и слога, но несмотря на шаблонное построение речей, они не искажают истины в том, что касается самой сущности дела, имеют свое значение в истории русской литературы ХVIІІ столетия и вместе с тем служат материалом для истории русского языка.

Кроме должности профессора, на Барсова было возлагаемо много посторонних обязанностей и поручений: он был инспектором студентов, издателем «Московских Ведомостей», цензором книг, печатавшихся в университетской типографии. По мысли И. И. Бецкого он сочинил «генеральный план» московского воспитательного дома, утвержденный в 1763 г.; по поручению комиссии 1767 г., собранной для сочинения нового уложения, Барсов написал проект «о дворянстве»; для занятий Екатерины II русскою историею, он, по поручению Шувалова (вместе с Чеботаревым) доставлял материалы, составленные частью из дословных выписок из летописей, а частью из пересказа их. Разные литературные общества избирали Барсова своим членом, и в трудах каждого из них он принимал деятельное участие; при учреждении в 1771 г. при московском университете «Вольного Российского Собрания», он был избран бессменным его секретарем и под его редакцией в течение 9 лет (1774—1783) издавался орган этого общества «Опыт трудов Вольного Российского Собрания при Имп. Московском Университете». В 1783 г. Барсов избран в члены Российской академии, как один из самых замечательных представителей русской литературы и науки. В 1789 г. основалось в Москве «Общество любителей учености», и Барсов, избран его председателем. Наконец, латинское общество в Иене избрало его своим почетным членом. Несмотря на огромное количество занятий по службе и по различным ученым поручениям, Барсов, благодаря своей неутомимой деятельности и энергии, находил время заниматься самым любимым своим предметом — русской грамматикой, над которой он работал с увлечением; его «Краткие правила российской грамматики» с 1771 по 1802 г. выдержали 10 изданий. Самым главным и замечательным трудом Барсова была «Обстоятельная российская грамматика», составленная им для народных училищ по поручению особой комиссии. Труд этот остался неизданным, не сохранилось даже и рукописи, представленной автором в Академию, а известен он лишь только по спискам, да и то не совсем полным, хранящимся в архиве московского университета и в публичной библиотеке. Барсов потратил на это сочинение много труда, он писал его с 1783 по 1785 г., но комиссия о народных училищах не признала удобным внести эту грамматику в народных училищах, вероятно, вследствие массы подробностей, непригодных для низшей школы, а также за некоторые нововведения в орфографии. Тем не менее, в грамматике своей Барсов является достойным последователем и продолжателем Ломоносова и кроме основательного знакомства с европейскою филологическою литературою, обнаружил глубокое понимание родного языка.

Похоронен Барсов на кладбище Андрониева монастыря в Москве. По отзывам современников, Барсов, как человек ученый, деятельный и энергичный, пользовался всеобщей любовью и глубоким уважением. Карамзин говорил, что он возвращался от Барсова всегда с «обилием мыслей», а по словам кн. В. М. Долгорукова, «таких мужей, каков был Барсов, во всяком царстве и веке немного, и он в сословии ученых был отлично уважаем».

Речи Барсова были изданы им в Москве 1788 г. особой книгой под названием: «Собрание речей, говоренных в Имп. московском университете при разных торжественных случаях красноречия публичным и ординарным профессором Антоном Барсовым». Сюда вошли 9 речей, произнесенных им с 1755 по 1786 г., но не помещена «речь говоренная в московском университете 6 сентября 1760 г.»; она напечатана у Сухомлинова в Истории Российской акад., т. IV. Из других сочинений Барсова известны: 1) Краткая латинская грамматика, сочиненная Целларием, исправл. Гесснером, перев. с нем. 1762, 1771 и 1789. 2) De brachygraphia, рукопись. 3) Азбука церковная и гражданская, с краткими примечаниями о правописании М., 1768. 4) Собрание 4291 древних русских пословиц M., 1770. Положительных известий о принадлежности этой книги Барсову нигде нет. 5) Ответ на письмо англоманово (Опыт трудов вольного российского собрания, ч. II, 1775). 6) Политические наставления барона Бильфельда. Перевод с франц., М., 1775. 7) Свод бытий российских (Московский Журн., 1702, ч. VII). 8) Речи на латинском языке. Рукопись. 9) Собственноручные записки шесть томов — рукопись. В «Опыте трудов вольного российского собрания», Барсов сообщил три исторических памятника: а) Описание свадьбы вел. князя Василия Ивановича, b) Отпуск великой княжны Елены Ивановны в супружество за великого князя Александра Литовского, c) Разряд свадьбы князя Ивана Дмитр. Бельского.

Словари: Толя, Березина, Плюшара, Геннади, Старчевского, Клюшникова, митр. Евгения, Бантыша-Каменского (изд. 1836 г.), Андреевского, Венгерова. — «Биографический Словарь Московск. профес.», І, 50. — «Речи Московского Университета», т. І, (1819 г.). — Долгоруков, «Капище моего сердца» («Чт. Общества Ист. и Др. Рос.», 1873 г., № 2). — "Русская Старина, 1874 г., т. XI. — Губерти, «Матер. для рус. библиографии», вып. І, 1878. — Сухомлинов, «История Российской Академии», т. IV.