РБС/ВТ/Гаврилов, Семен

Материал из Викитеки — свободной библиотеки
Перейти к навигации Перейти к поиску

Гаврилов, Семен
Русский биографический словарь А. А. Половцова
Brockhaus Lexikon.jpg Словник: Гааг — Гербель. Источник: т. 4 (1914): Гааг — Гербель, с. 22—24 ( скан · индекс )РБС/ВТ/Гаврилов, Семен в дореформенной орфографии
 Википроекты: Wikipedia-logo.png Википедия


Гаврилов, Семен, новгородец, торговый человек, позднее пожалованный званием гостя. Жил во второй половине XVII столетия. Первый раз имя его упоминается в 1658 г., когда царь жалует его "за многую службу и радение" изъятием из ведения местных судебных учреждений и берет его под свою собственную юрисдикцию с предоставлением ему и других льгот (право держать у себя питье всякое и без ограничения пользоваться огнем, свобода от постоя военных людей). Это был крупный капиталист, ведший большую торговлю со Швецией. Точно определить сумму его торгового оборота нельзя за неимением данных, но что он владел большими капиталами, с несомненностью вытекает из факта, до нас случайно дошедшего: один раз, в 1663 г., он закупил у казны в Великом Новгороде пеньки больше чем на 7000 руб. и отправился с товаром сам за границу, "а с иною пенькою и с товары" послал в Стокгольм своих людей. Вероятно, и второй транспорт пеньки был немал. Это крупный торговый деятель, способный своим положением и значением в заграничной торговле влиять на торговую политику русского правительства.

До нас дошла его челобитная царю Алексею Михайловичу, где "торговый человек" Семен Гаврилов, жалуясь царю на торговые стеснения, чинимые шведским правительством русским купцам, представителем которых он в данном случае являлся сам, указывает царю на необходимость его вмешательства в международные торговые отношения; царь должен позаботиться о предоставлении русским купцам права торговать в Швеции не только со шведами, но и с другими приезжающими туда иностранцами, права розничной торговли, права оставлять непроданный товар русским торговым агентам, жившим специально за границей; царь должен устранить мелочность шведского надзора за торговлей русских купцов и расширить право вывоза из-за границы иностранных денег. Здесь мы имеем дело не только с коммерческим дельцом, но и с политиком-специалистом по торговым сношениям с Западной Европой. Царь ценил своего торгового человека и не раз пользовался его услугами. В 70-х годах мы встречаем Г. уже в звании гостя, которому между прочим поручено большой важности дело — отыскание и обработка медной руды в Олонецком уезде, в Толвуйской волости.

К нему под начало поставлен иноземец Денис Юрьич в качестве плавильщика, и самому Г. даны широкие полномочия; местные власти должны исполнять все требования гостя Семена Гаврилова: "к тому рудокопному делу, на покупки и на всякие расходы денег и иных запасов и подвод под всякие запасы и целовальников и иных каких мастеровых людей и толмачей понадобится, и то ему велено давать в Великом Новгороде и на Олонце... без мотчания, чтоб у него тому рудокопному делу мешкоты и помешки ни за чем не было и во всем ему в том рудокопном деле чинить всякое вспомогательство..." Денег власти обязаны выдавать гостю Семену Гаврилову "сколько ему понадобится". Семен Гаврилов организовал здесь большое дело. Он назвал сюда людей, расчистил новую пашню, занял новые лесные угодья, накупил лошадей и т. д., одним словом, понял и выполнил свою задачу правильно, истратив на организацию дела 27000 руб. Смелая инициатива видна, между прочим, в одном его предприятии, несколько даже рискованном: не удовольствовавшись рабочими руками своих соотечественников, которыми он заселил край, или, вернее, не удовлетворившись степенью их годности к более квалифицированному труду, он замыслил добыть людей из-за рубежа "тайным обычаем" и отправил для этой цели специальных агентов в Швецию. Потом дело, уже созданное и поставленное на надлежащую высоту Гавриловым, царь передал в ведение двух иностранцев, Петра Марселиса и Еремея Фандергартена. В конце 80-х и в начале 90-х годов XVII столетия мы видим Г. с сыном Иваном живущим в Новгороде, на Торговой стороне, и пользующимся огромным влиянием в делах общественных новгородских. Мысль его работает по-прежнему смело, и вопросы государственной важности он не считает для себя чужими.

Когда говорят о промышленном населении Новгорода Великого как о целом сословии, начинают всегда с его предводителя: "Гость Семен Гаврилов да Иван Семенов и все новгородские посадские люди"; так выражаются современные акты. Не кто иной, как гость Семен Гаврилов задумал большую реформу, проект которой в обычной тогда форме челобитья представил он царю и патриарху.

Проект касался двух важных вопросов: 1) подсудности духовенства светским властям, 2) доходности казенной продажи питей. Г. стоит на чисто государственной точке зрения, пренебрегая всеми остальными соображениями, религиозного и церковного характера. Прежде всего — выгоды государства, и в жертву государству должны быть принесены все проявления общественной жизни; это взгляды представителя просвещенного абсолютизма.

Г. решительно стоит за подсудность духовенства светскому суду и с точки зрения казенных интересов считает антигосударственной мерой распоряжения Новгородского владыки о воспрещении духовенству не только ходить в кабаки, но и вообще покупать вино. С таким челобитьем-проектом "гость Семен Гаврилов и сын его Иван и Новгородцы посадские люди" отправили своего уполномоченного в Москву, где проект только напугал и смутил как светскую, так и духовную власть.

Под угрозой отлучения патриарх предлагает Семену Гаврилову отказаться от своего опасного образа мыслей. До конца своей жизни Г. не перестает быть государственником: в 1693 г. он, соблюдая казенные выгоды, указывает правительству на множество случаев в Новгороде незаконного избывания посадских платежей. В этом случае он нашел полную поддержку в правительстве двоецарствия, которое буквально действовало по указанию Гаврилова.

В 1696 г. смелый и неутомимый коммерческий и политический деятель неожиданно погиб; Новгородский воевода князь Борис Прозоровский доносил в Москву об этом событии в следующих выражениях: "В нынешнем 204 г. мая 22, в 6 часов дня на Торговой стороне при великом вихре и ветре учинился пожар... а гость Семен Гаврилов во время того пожару, с людьми своими, с шестью человеки, убираясь в полатах своих, сам сгорел".

Жалов. грам. новгородцу торговому человеку Семену Гаврилову 7166 г. (Чтения Общ. И. и Д. Р. при М. У., 1881 г., № 2). — Акты Истор., т. V, №№ 186, 226. — Доп. к Акт. Истор., т. IV, № 152; т. V, № 13; т. VI, № 24; т. XI, № 16; т. XII, №№ 43, 82.