РБС/ВТ/Гагарин, Афанасий Феодорович

Материал из Викитеки — свободной библиотеки
Перейти к навигации Перейти к поиску

[57]Гагарин, кн. Афанасий Феодорович. В 1573 г., на свадьбе «Арцымагнуса» с княжной Марьей Владимировной должен был идти за постелею невесты. В 1598 г. он был поддатней рынде к большому саадаку в походе царя Бориса Годунова в Серпухов. Затем ничего не известно о его службе до 1609 г., а в этом году и в следующем 1610 г. он находился на воеводстве на Кашире вместе с окольничим кн. Гр. Петр. Ромодановскимъ; в 1611 г. был там же с кн. Вас. Ив. Турениным; они посылали на Тулу приводить всяких людей к крестному целованию. В 1615 г. он был в Пскове товарищем воеводы при Фед. Леонт. Бутурлине. Считая необходимым усилить оборонительные средства Пскова на случай прихода шведов, царь послал туда еще третьего воеводу, боярина Вас. Петр. Морозова, и велел ему писаться в приговорах, наказах и всяких делах «с товарищи». Морозов и Бутурлин должны были остаться в Пскове, а Г. назначен быть в походных воеводах. Очевидно, что такое решение пришлось Г. не по сердцу, потому что в июле 1615 г. Бутурлин писал царю, что Г., «приезжая в избу, садитца у Государевых дел и с ним с Федором местничаетца, а кн. Офонасью Гагарину с ним быть мочно». Во избежание ссоры бояре приговорили писать в Псков по именам Морозову, Бутурлину и Г. и уведомили об этом грамотой Морозова. Г. писал царю, что ему нельзя быть меньше Бутурлина, и просил не выдавать Бутурлину без суда и без сыску. Выдержав четырехмесячную осаду от шведского короля Густава-Адольфа и отбив его от Пскова, все три псковских воеводы были взысканы царской милостью: государь прислал в Псков стольника кн. Татева с «жалованным словом, и о здоровье спрашивать, и с золотыми». Кн. Г. не захотел взять золотой после Бутурлина, и кн. Татев отвез этот золотой обратно в Москву, а Г. послал государю челобитную, что ему невместно быть «меньше» Бутурлина. В январе 1616 г. в Псков были назначены новые воеводы, прежние же отозваны в Москву. Кн. Г. продолжал просить у царя суда на Бутурлина, который, в свою очередь, просил обороны на Г. 7-го апреля [58]Морозов, Бутурлин и кн. Г. были у стола государева, и царь жаловал их за «псковское сиденье» кубками и шубами и велел боярам разобрать местничество кн. Г. с Бутурлиным. Кн. Г. сказал, что с самим Бутурлиным «быть ему мочно, а бьет челом на Федора для того, что иные Бутурлины худы»; при этом он привел «случаи» из прежней службы Бутурлиных, которые оказались ложны. Бояре приговорили Г-на обвинить и за бесчестие Бутурлиных посадить его в тюрьму.

В 1617—1618 гг. Г. был в Калуге товарищем воеводы кн. Дм. Мих. Пожарского; он был послан в Калугу раньше назначения туда Пожарского, так как в наказе кн. Пожарскому сказано, что кн. Г. «готов» в Калуге. 25 мая 1618 г. на место Г. послан в Калугу Ив. Ал. Колтовской, а в 1619 г. мы снова видим его в Калуге главным воеводой. В 1622 г. Г. был в Кремле объезжим головой для береженья от огня.

В 1623—24 гг. Г. был воеводой в Томске. В марте 1624 г. он и товарищ его по воеводству Семен Дивов принимали денежную и хлебную казну у прежних воевод города Томска, кн. Ивана Шаховского и Максима Радилова. Обнаружился недочет в деньгах (388 руб., 11 алт., 5 денег) и хлеба (1002 четверти ржи); подьячий Сергей Рукин хотел помочь прежним воеводам скрыть этот недочет, а потому велено «сыскать» о нем и «с приставом» прислать в Москву. Едва только кн. Г. успел освоиться со своей новой должностью, как впал в ту же погрешность, что и его предшественники, и староста томских посадских людей подал челобитную на него и на его товарища Дивова, что в 1624 г. кн. Г. «завладел» всем сбором «пятинного хлеба» с посадских земель — перевез его «к себе в житницы». По смерти кн. Г. его преемник Ос. Тим. Хлопов «доправил» на посадских людях «другой пятинный хлеб» за 1624 г. «Животы» (т. е. имущество) кн. Афанасия перешли к его вдове и к его брату, кн. Ивану, который жил в Томске лишь вследствие того, что кн. Афанасий был там воеводой. Челобитчики стали искать суда и расправы на этих двух наследниках кн. Г-на. По государеву приговору вдова была освобождена от уплаты 100 руб., которые присуждены были в пользу посадских людей, так как, по прежнему указу, подобные иски к умершим воеводам «не правят» на их семьях. Велено «доправить» с одного Дивова в пользу «челобитчиков».

У кн. Г-на были поместья в двух станах Зарайского уезда. В 1616 г. поместный оклад его был 1000 чети, а денежный 90 рублев.

Др. Рос. Вивл., т. III, 141, т. XIII, 100, 102. — Синб. Сб., стр. 134. — Разр. кн., т. I (см. указатель). — Дв. Разр., І, стр. 208—211, 217—219. — Акты Моск. госуд., I, стр. 143—144. — Новый Летописец, стр. 171. — Барсуков А. П., «Списки городовых воевод XVII столетия», 91, 183, 243. — Собр. Госуд. Гр. и Договор., III, стр. 156, 160, 163. — Чт. Моск. Общ. Ист. и Древн. Росс., 1900 г., III, стр. 166, 231. — Белокуров С. А., «Разрядные записи за Смутное время», М., 1907 г., стр. 18, 257.