РБС/ВТ/Галаган, Игнатий Иванович

Материал из Викитеки — свободной библиотеки
Перейти к навигации Перейти к поиску

Галаган, Игнатий Иванович
Русский биографический словарь А. А. Половцова
Brockhaus Lexikon.jpg Словник: Гааг — Гербель. Источник: т. 4 (1914): Гааг — Гербель, с. 121—123 ( скан · индекс )РБС/ВТ/Галаган, Игнатий Иванович в дореформенной орфографии
 Википроекты: Wikipedia-logo.png Википедия


Галаган, Игнатий Иванович, Прилуцкий полковник; сын бедного казака местечка Омельника, Кременчугского уезда. Молодость свою Г. провел на Запорожьи, где, несмотря на свою неграмотность, выдвинулся в ряды старшины. Впервые имя его встречается в 1706 году, когда запорожцы, взволнованные суровой карой, постигшей их товарищей, самовольно ушедших из похода с великорусскими войсками, послали его во главе посольства по этому поводу к царю Петру в Киев; в это время Г. уже называется атаманом. Посольство его не принесло, однако, результата, так как царя Г. в Киеве не застал. В том же 1706 г. Г., будучи уже полковником на Запорожьи, начальствовал отрядом запорожцев, высланным Сечью на помощь царю Петру против шведов. Эта служба дала возможность Г. стать заметным человеком у Мазепы, который в это время выдающихся людей из старшины старался привлечь на свою сторону. Поэтому Г. получил вскоре от гетмана уряд полковника над одним из охочекомонных полков, являвшихся главным оплотом гетманской власти. По всей вероятности, Мазепа, давая Г. этот уряд, рассчитывал встретить в нём поддержку при выполнении своего замысла, и, по-видимому, Г. первоначально сочувственно относился к планам гетмана; по крайней мере, когда Мазепа передался шведам, последовал за ним и Г., но вскоре вернулся обратно. Существует два противоречивых свидетельства об этом и о последующих шагах Г.: по одному — он ушел от шведов, получив от самого Мазепы поручение передать царю условия примирения между ними, по другому — Г. был насильно и обманно уведен Мазепою за собою и самостоятельно убедился в тщете его замыслов. Являясь к царю с повинной, Г. в доказательство своей искренности привел к нему шестьдесят взятых им в плен шведов. Действительно, с этого момента Г. является усердным и верным приверженцем царя и врагом не только шведов и Мазепы, но и своей Сечи. Царь Петр оказал Г. прощение, а вскоре, в виду удачных партизанских действий Г. над шведами, восстановилось к нему и полное доверие со стороны царя. Г. со своими компанейцами перехватывал шведских курьеров, разбивал неприятельские обозы, пересекал сообщение между неприятелем, отнял несколько шведских пушек и значительную казну, которую царь отдал ему в вознаграждение за его удачные «поиски» над шведами. В марте 1709 г., т. е. в самое тревожное время, Г. получил уряд Чигиринского полковничества. Назначение это состоялось несомненно по указанию Петра В., который в это время зорко следил за всеми делами в Малороссии, в том числе и за замещением полковничьих и других высоких урядов и должностей, хотя в универсале нового гетмана Скоропадского по этому поводу и сказано, что Г. выбран Чигиринским полковником по просьбе Чигиринского сотника Григория с товариством, ходатайствовавших, чтобы к ним, в виду смутного и тяжелого времени, назначить полковником «якаго подуфалого (т. е. отважного) и в войсковых делах искусного товарища». Из этого универсала видно, что Г. пользовался широкой известностью храброго и умелого казака.

Став в Чигирине полковником, Г. принимал деятельное участие в освобождении Малороссии от шведов, но особенно отличился в мае 1709 г. при взятии Сечи. Последняя безуспешно осаждалась полковником Яковлевым, и только прибытие Г. с компанейцами и приданными к нему от князя Волконского драгунами решило её участь: Сечь, расположение которой было отлично известно Г., была взята и разорена, а запорожцы — частью взяты в плен, частью — казнены с ужасной свирепостью. Петр Великий придавал огромное значение этому событию и отпраздновал со стрельбою уничтожение этого «проклятого места, которое корень злу и надежда неприятелю было», а в письме к Апраксину поздравлял его с «выкоренением последнего корня Мазепина». За службы свои Г., по царскому указу, получил четыре села в Чигиринском уезде: Боровицу, Худяки, Шабельники и Вороновку. 31 августа 1709 г. князь Д. М. Голицын выдал Г. на эти села указ, а затем они утверждены были за Г. универсалом гетмана Скоропадского, который прибавил к ним 15 июля 1710 г. еще с. Липовое в Лубенском полку. Однако, по Прутскому договору, весь правый берег Днепра был отдан Польше, и Г. должен был отказаться от своих маетностей, но взамен их гетман дал ему 24 июня 1711 г. в Лубенском же полку местечко Веремеевку. Вместо уряда Чигиринского полковничества, который также упразднился по тому же договору, Г., в конце марта 1714 года, получил в свое ведение полк Прилуцкий; еще перед этим он получил (14 марта 1714 г.) новую царскую милость — грамоту на имения. По всей вероятности и в данном случае назначение Г. состоялось по указанию самого царя, который ценил в Г. его преданность себе и воинские его заслуги: ибо для того, чтобы дать бывшему Чигиринскому полковнику этот уряд, был восстановлен для его предместника Ивана Носа уряд второго генерального судьи, а сам Г., как человек для прилучан чужой, не мог, конечно, быть ими избран полковником. Известие об определении Г. Прилуцким полковником взволновало всех полчан, так как во всей Малороссии Г. был известен, как человек крутой и самовластный. Поэтому прилучане немедленно же обратились к гетману и стольнику Протасьеву с просьбой, чтобы Г., как «не их полку родимец и никаких там грунтов не имеет, обид и налогов им, полчанам, не чинил». Просьба эта признана была гетманом уважительной, и он вручил Г. вместе с полковничьими клейнодами (т. е. знаками полковничьей власти) и особые, единственные в своем роде и любопытные, «пункты» для руководства в управлении полком и, главным образом, для ограничения его произвола. Однако пункты эти, в виду слабости тогдашней гетманской власти, оказались бессильными сдержать Г., который самовластно, почти без участия полковой старшины, правил полком и менял своих помощников без ведома гетмана и по своему усмотрению. Полчане жаловались на Г. гетману, но последний был почти бессилен ему противодействовать. За двадцатипятилетнее управление Прилуцким полком Г. нажил большое состояние: в ноябре 1716 г. он получил с. Сокиренцы, в 1723 г. царскую грамоту на имения; кроме того, ему принадлежало несколько сел, которыми он владел «на уряд», т. е. по чину полковника, или пользуясь своей властью; всего в его ведении было около 800 дворов.

Из дальнейших событий из жизни Г. известно следующее. В 1722 году он ходил в Дербентский поход и в 1732 г. — командовал 20.000 казаков и 10.000 крестьян, высланных на постройку украинской линии по р. Орели. Затем в 1733 году Г. командовал в Польском походе при князе А. И. Шаховском казацким отрядом, который был послан «для разорения маетностей партизантов или конфедератов короля Станеслава, и имели с ляхами баталию, и победили их»; по свидетельству летописца, Г. и в этом походе «мужественно показался». В 1735 году Г. содержал по линии команду над казаками, отправленными туда «для обережения границ». Все эти поручения свидетельствуют о том, что Г. продолжал сохранять значение опытного и искусного военачальника; значение его видно и из того, что в 1728 году он был выставлен Малороссийской Коллегией кандидатом в генеральные обозные.

9 ноября 1739 г., Г., по докладу правителя Малороссии А. И. Румянцова, был уволен за старостью от уряда Прилуцкого полковничества с назначением на его место сына Григория Г. (род. 1716, † 1777). Последние годы своей жизни Г. провел в Прилуччине, занимаясь хозяйством, и в 1748 г. скончался в Прилуке; погребен он там же, в построенной им Преображенской церкви. Портреты Г., его жены Елены Антоновны (рожд. Тадрины) и сына их Григория находятся в Музее украинских древностей В. В. Тарновского Черниговского губернского земства. Известный Григорий Павлович Г., основатель Коллегии Павла Галагана в Киеве, приходился ему пра-правнуком.

А. М. Лазаревский, Описание старой Малороссии, т. III, полк Прилуцкий, Киев, 1902, по указателю; Собрание сочинений Н.И.Костомарова, издание 1905 г., т. XVI, стр. 554, 653, 682, 725, 728, 729, 734; С. М. Соловьев, История России с древнейших времен, кн. III, стр. 1541, 1546; кн. IV, стр. 33, 58, 286, 292, 1107; Н. Маркевич, История Малороссии, т. II, стр. 389, 499, 500, 504, 569, 587, 610, 612; Д. Бантыш-Каменский, История Малой России, стр. 403, 408.; В. Л. Модзалевский, Малороссийский Родословник, т. I, Киев 1908; Сборник летописей, относящихся к истории южной и западной Руси, Киев 1888 г, стр. 61; «Киевская старина» 1883 г., октябрь, стр. 461; «Чтения в историческом Обществе Нестора-Летописца», кн. XI, отд. 3-е, стр. 150, 152, 192; «Русский Архив» 1875 г., I, стр. 319, 324; 1880 г., I, стр. 175, 182; 25-летие Коллегии Павла Галагана, стр. 5.; «Летопись Самовидца», стр. 307, 316—317.