РБС/ДО/Галаган, Игнатий Иванович

Материал из Викитеки — свободной библиотеки
< РБС
Перейти к навигации Перейти к поиску
Yat-round-icon1.jpg

Галаганъ, Игнатій Ивановичъ
Русскій биографическій словарь А. А. Половцова
Brockhaus Lexikon.jpg Словникъ: Гаагъ — Гербель. Источникъ: т. 4 (1914): Гаагъ — Гербель, с. 121—123 ( сканъ · индексъ )РБС/ДО/Галаган, Игнатий Иванович въ новой орѳографіи


[121] Галаганъ, Игнатій Ивановичъ, Прилуцкій полковникъ; сынъ бѣднаго казака мѣстечка Омельника, Кременчугскаго уѣзда. Молодость свою Г. провелъ на Запорожьи, гдѣ, несмотря на свою неграмотность, выдвинулся въ ряды старшины. Впервые имя его встрѣчается въ 1706 году, когда запорожцы, взволнованные суровой карой, постигшей ихъ товарищей, самовольно ушедшихъ изъ похода съ великорусскими войсками, послали его во главѣ посольства по этому поводу къ царю Петру въ Кіевъ; въ это время Г. уже называется атаманомъ. Посольство его не принесло, однако, результата, такъ какъ царя Г. въ Кіевѣ не засталъ. Въ томъ же 1706 г. Г., будучи уже полковникомъ на Запорожьи, начальствовалъ отрядомъ запорожцевъ, высланнымъ Сѣчью на помощь царю Петру противъ шведовъ. Эта служба дала возможность Г. стать замѣтнымъ человѣкомъ у Мазепы, который въ это время выдающихся людей изъ старшины старался привлечь на свою сторону. Поэтому Г. получилъ вскорѣ отъ гетмана урядъ полковника надъ однимъ изъ охочекомонныхъ полковъ, являвшихся главнымъ оплотомъ гетманской власти. По всей вѣроятности, Мазепа, давая Г. этотъ урядъ, расчитывалъ встрѣтить въ немъ поддержку при выполненіи своего замысла, и, повидимому, Г. первоначально сочувственно относился къ планамъ гетмана; по крайней мѣрѣ, когда Мазепа передался шведамъ, послѣдовалъ за нимъ и Г., но вскорѣ вернулся обратно. Существуетъ два противорѣчивыхъ свидѣтельства объ этомъ и о послѣдующихъ шагахъ Г.: по одному — онъ ушелъ отъ шведовъ, получивъ отъ самого Мазепы порученіе передать царю условія примиренія между ними, по другому — Г. былъ насильно и обманно уведенъ Мазепою за собою и самостоятельно убѣдился въ тщетѣ его замысловъ. Являясь къ царю съ повинной, Г. въ доказательство своей искренности привелъ къ нему шестьдесятъ взятыхъ имъ въ плѣнъ шведовъ. Дѣйствительно, съ этого момента Г. является усерднымъ и вѣрнымъ приверженцемъ царя и врагомъ не только шведовъ и Мазепы, но и своей Сѣчи. Царь Петръ оказалъ Г. прощеніе, а вскорѣ, въ виду удачныхъ партизанскихъ дѣйствій Г. надъ шведами, возстановилось къ нему и полное довѣріе со стороны царя. Г. со своими компанейцами перехватывалъ шведскихъ курьеровъ, разбивалъ непріятельскіе обозы, пересѣкалъ сообщеніе между непріятелемъ, отнялъ нѣсколько шведскихъ пушекъ и значительную казну, которую царь отдалъ ему въ вознагражденіе за его удачные «поиски» надъ шведами. Въ мартѣ 1709 г., т.-е. въ самое тревожное время, Г. получилъ урядъ Чигиринскаго полковничества. Назначеніе это состоялось несомнѣнно по указанію Петра В., который въ это время зорко слѣдилъ за всѣми дѣлами въ Малороссіи, въ томъ числѣ и за замѣщеніемъ полковничьихъ и другихъ высокихъ урядовъ и должностей, хотя въ универсалѣ новаго гетмана Скоропадскаго по этому поводу и сказано, что Г. выбранъ Чигиринскимъ полковникомъ по просьбѣ Чигиринскаго сотника Григорія съ товариствомъ, ходатайствовавшихъ, чтобы къ нимъ, въ виду смутнаго и тяжелаго времени, назначить полковникомъ «якаго подуфалого (т.-е. отважнаго) и въ войсковыхъ дѣлахъ искуснаго товарища». Изъ этого универсала видно, что Г. пользовался широкой извѣстностью храбраго и умѣлаго казака.

Ставъ въ Чигиринѣ полковникомъ, Г. принималъ дѣятельное участіе въ освобожденіи Малороссіи отъ шведовъ, но особенно отличился въ маѣ 1709 г. при взятіи Сѣчи. Послѣдняя безуспѣшно осаждалась полковникомъ [122] Яковлевымъ, и только прибытіе Г. съ компанейцами и приданными къ нему отъ князя Волконскаго драгунами рѣшило ея участь: Сѣчь, расположеніе которой было отлично извѣстно Г., была взята и разорена, а запорожцы — частью взяты въ плѣнъ, частью — казнены съ ужасной свирѣпостью. Петръ Великій придавалъ огромное значеніе этому событію и отпраздновалъ со стрѣльбою уничтоженіе этого «проклятаго мѣста, которое корень злу и надежда непріятелю было», а въ письмѣ къ Апраксину поздравлялъ его съ «выкорененіемъ послѣдняго корня Мазепина». За службы свои Г., по царскому указу, получилъ четыре села въ Чигиринскомъ уѣздѣ: Боровицу, Худяки, Шабельники и Вороновку. 31 августа 1709 г. князь Д. М. Голицынъ выдалъ Г. на эти села указъ, а затѣмъ они утверждены были за Г. универсаломъ гетмана Скоропадскаго, который прибавилъ къ нимъ 15 іюля 1710 г. еще с. Липовое въ Лубенскомъ полку. Однако, по Прутскому договору, весь правый берегъ Днѣпра былъ отданъ Польшѣ, и Г. долженъ былъ отказаться отъ своихъ маетностей, но взамѣнъ ихъ гетманъ далъ ему 24 іюня 1711 г. въ Лубенскомъ же полку мѣстечко Веремѣевку. Вмѣсто уряда Чигиринскаго полковничества, который также упразднился по тому же договору, Г., въ концѣ марта 1714 года, получилъ въ свое вѣдѣніе полкъ Прилуцкій; еще передъ этимъ онъ получилъ (14 марта 1714 г.) новую царскую милость — грамоту на имѣнія. По всей вѣроятности и въ данномъ случаѣ назначеніе Г. состоялось по указанію самого царя, который цѣнилъ въ Г. его преданность себѣ и воинскія его заслуги: ибо для того, чтобы дать бывшему Чигиринскому полковнику этотъ урядъ, былъ возстановленъ для его предмѣстника Ивана Носа урядъ второго генеральнаго судьи, а самъ Г., какъ человѣкъ для прилучанъ чужой, не могъ, конечно, быть ими избранъ полковникомъ. Извѣстіе объ опредѣленіи Г. Прилуцкимъ полковникомъ взволновало всѣхъ полчанъ, такъ какъ во всей Малороссіи Г. былъ извѣстенъ, какъ человѣкъ крутой и самовластный. Поэтому прилучане немедленно же обратились къ гетману и стольнику Протасьеву съ просьбой, чтобы Г., какъ «не ихъ полку родимецъ и никакихъ тамъ грунтовъ не имѣетъ, обидъ и налоговъ имъ, полчанамъ, не чинилъ». Просьба эта признана была гетманомъ уважительной, и онъ вручилъ Г. вмѣстѣ съ полковничьими клейнодами (т.-е. знаками полковничьей власти) и особые, единственные въ своемъ родѣ и любопытные, «пункты» для руководства въ управленіи полкомъ и, главнымъ образомъ, для ограниченія его произвола. Однако пункты эти, въ виду слабости тогдашней гетманской власти, оказались безсильными сдержать Г., который самовластно, почти безъ участія полковой старшины, правилъ полкомъ и мѣнялъ своихъ помощниковъ безъ вѣдома гетмана и по своему усмотрѣнію. Полчане жаловались на Г. гетману, но послѣдній былъ почти безсиленъ ему противодѣйствовать. За двадцатипятилѣтнее управленіе Прилуцкимъ полкомъ Г. нажилъ большое состояніе: въ ноябрѣ 1716 г. онъ получилъ с. Сокиренцы, въ 1723 г. царскую грамоту на имѣнія; кромѣ того, ему принадлежало нѣсколько селъ, которыми онъ владѣлъ «на урядъ», т.-е. по чину полковника, или пользуясь своей властью; всего въ его вѣдѣніи было около 800 дворовъ.

Изъ дальнѣйшихъ событій изъ жизни Г. извѣстно слѣдующее. Въ 1722 году онъ ходилъ въ Дербентскій походъ и въ 1732 г. — командовалъ 20.000 казаковъ и 10.000 крестьянъ, высланныхъ на постройку украинской линіи по р. Орели. Затѣмъ въ 1733 году Г. командовалъ въ Польскомъ походѣ при князѣ А. И. Шаховскомъ казацкимъ отрядомъ, который былъ посланъ «для разоренія маетностей партизантовъ или конфедератовъ короля Станѣслава, и имѣли съ ляхами баталію, и побѣдили ихъ»; по свидѣтельству лѣтописца, Г. и въ этомъ походѣ «мужественно показался». Въ 1735 году Г. содержалъ по линіи команду надъ казаками, отправленными туда «для обереженія границъ». Всѣ эти порученія свидѣтельствуютъ о томъ, что Г. продолжалъ сохранять значеніе опытнаго и искуснаго военачальника; значеніе его видно и изъ того, что въ 1728 году онъ былъ выставленъ Малороссійской Коллегіей кандидатомъ въ генеральные обозные. [123]

9 ноября 1739 г., Г., по докладу правителя Малороссіи А. И. Румянцова, былъ уволенъ за старостью отъ уряда Прилуцкаго полковничества съ назначеніемъ на его мѣсто сына Григорія Г. (род. 1716, † 1777). Послѣдніе годы своей жизни Г. провелъ въ Прилуччинѣ, занимаясь хозяйствомъ, и въ 1748 г. скончался въ Прилукѣ; погребенъ онъ тамъ же, въ построенной имъ Преображенской церкви. Портреты Г., его жены Елены Антоновны (рожд. Тадрины) и сына ихъ Григорія находятся въ Музеѣ украинскихъ древностей В. В. Тарновскаго Черниговскаго губернскаго земства. Извѣстный Григорій Павловичъ Г., основатель Коллегіи Павла Галагана въ Кіевѣ, приходился ему пра-правнукомъ.

А. М. Лазаревскій, Описаніе старой Малороссіи, т. III, полкъ Прилуцкій, Кіевъ, 1902, по указателю; Собраніе сочиненій Н.И.Костомарова, изданіе 1905 г., т. XVI, стр. 554, 653, 682, 725, 728, 729, 734; С. М. Соловьевъ, Исторія Россіи съ древнѣйшихъ временъ, кн. III, стр. 1541, 1546; кн. IV, стр. 33, 58, 286, 292, 1107; Н. Маркевичъ, Исторія Малороссіи, т. II, стр. 389, 499, 500, 504, 569, 587, 610, 612; Д. Бантышъ-Каменскій, Исторія Малой Россіи, стр. 403, 408.; В. Л. Модзалевскій, Малороссійскій Родословникъ, т. I, Кіевъ 1908; Сборникъ лѣтописей, относящихся къ исторіи южной и западной Руси, Кіевъ 1888 г, стр. 61; «Кіевская старина» 1883 г., октябрь, стр. 461; «Чтенія въ историческомъ Обществѣ Нестора-Лѣтописца», кн. XI, отд. 3-е, стр. 150, 152, 192; «Русскій Архивъ» 1875 г., I, стр. 319, 324; 1880 г., I, стр. 175, 182; 25-лѣтіе Коллегіи Павла Галагана, стр. 5.; «Лѣтопись Самовидца», стр. 307, 316—317.