РБС/ВТ/Захаров, Иван Дмитриевич

Материал из Викитеки — свободной библиотеки
Перейти к навигации Перейти к поиску

Захаров, Иван Дмитриевич
Русский биографический словарь А. А. Половцова
Brockhaus Lexikon.jpg Словник: Жабокритский — Зяловский. Источник: т. 7 (1897): Жабокритский — Зяловский, с. 291—293 ( скан · индекс )РБС/ВТ/Захаров, Иван Дмитриевич в дореформенной орфографии
 Википроекты: Wikipedia-logo.png Википедия Wikidata-logo.svg Данные


Захаров, Иван Дмитриевич, воспитанник Академии Художеств, неклассный художник с 1849 г., автор любопытных "Путевых записок русского художника", изданных в 3-х томиках в 1854—1860 гг. В этих "Записках" русский художник описывает, как, не обладая средствами, он совершенно случайно в 1849 г. попадает в Константинополь с военным кораблем "Грозный" и здесь решается написать портрет с султана. "Но каким образом? — задает он такой вопрос в своих "Записках" — и продолжает: "многие иностранные художники несколько раз добивались этой чести, но всегда без успеха... словом, попасть к султану было невозможно. Плохо думаю, а честолюбие так и задевает за живое, и надежда не оставляет меня. Султан, как наместник пророка, обязан каждую пятницу совершать молитву в какой-нибудь мечети и выезд его в этом случае бывает всегда торжественный. Я это заметил и начал с того, что не пропускал ни одной пятницы, следил за церемонией, напрягал все свое воображение, чтобы заучить черты его лица. Чего не успевал высмотреть один раз, то дополнял в другой. Новоизобретенная операция эта продолжалась около месяца, и портрет мой благополучно приближался к окончанию. Взяло меня раздумье. Портрет то я написал, да что в том толку? Все-таки он написан больше на память, чем с натуры...". Но, несмотря на такое "раздумье", художник с этим портретом направился к великому визирю и, добившись свидания, получил разрешение присутствовать на каком-то особенном смотру, где на него обратил внимание сын султана и потребовал от него портрет. Портрет так понравился султану, что последний дал русскому художнику аудиенцию и поручил ему написать портрет и его детей. По написании этих портретов, частью миниатюрою, частью масляными красками, З. добился разрешения устроить во дворце султана выставку не только этих портретов, но и других картин и эскизов, сделанных им в Константинополе. Выставка была публичная, о ней были даны многочисленные отзывы в заграничной прессе того времени, как о первой художественной выставке в Константинополе. За свои работы З. получил от султана 25 тысяч пиастров и отправился на эти деньги путешествовать по Греции и Италии. В 1850 г. он возвратился в Петроград и в залах только что отстроенного Пассажа открыл выставку своих картин и эскизов. Это была первая выставка отдельного художника в Петрограде: до сих пор выставки устраивались только Академией Художеств. Выставка возбудила большой интерес. Между прочим, какой-то любитель художеств поместил в "Санкт-Петербургских Ведомостях" большое открытое письмо к художнику, прося его уменьшить плату за вход, которая была назначена в 1 р. серебром, сбор шел на благотворительные цели. Любитель художеств находил эту плату непомерно высокою и предполагал, что художник, щедро награжденный султаном, забыл цену деньгам. Окрыленный такими успехами, З. обратился в 1852 г. в Академию Художеств с двумя прошениями: в первом он просил о назначении ему в Академии мастерской для написания картины, изображающей "парад", ибо, будучи в Константинополе на аудиенции султана турецкого, обещал, по приезде в Петроград, написать эту картину; вместе с тем он ходатайствовал о выдаче ему пособия на исполнение указанной картины из сумм, назначаемых на ободрение художников; второе прошение, сопровождаемое написанным З. акварельным портретом, заключало в себе перечень исполненных как в России, так и за границею работ и просьбу "удостоить его звания академика". Но если фортуна улыбалась З. в Константинополе, то она отвернулась от него в Петрограде. Совет Академии Художеств определил: "объявить г. художнику Захарову, что он для получения звания академика должен просить установленным порядком программы; что же касается до отвода ему в Академии мастерской для производства картины, то Академия ни свободной мастерской для назначения ему, ни суммы для вспомоществования в подобных случаях не имеет". Как кажется, оскорбленный художник не пожелал просить программы на звание академика, оставшись неклассным художником, и обратился к литературе. Сперва в "Санкт-Петербургских Ведомостях" появилось несколько его фельетонов, посвященных заграничным воспоминаниям, а потом, в 1854 году, он выпустил и целую книжку, которая быстро разошлась. Успех этой первой книжки заставил художника продолжать свои писания, и он выпустил еще 2 части в 1855 и в 1860 годах. К книжкам он прикладывал иллюстрации-литографии из своего альбома, между ними портрет дочери султана. Путевые заметки художника любопытны; правда, они написаны довольно наивно, рассуждения художника по поводу общих вопросов вызывают улыбку, но достойны внимания прежде всего описание, как художник добился аудиенции у султана, а затем ряд подробностей турецкой жизни, картинки из быта греческих художников и т. д. После 1860 г. сведения о З. обрываются.

Петров, "Материалы к истории Академии Художеств", т. ІII, стр. 169 и сл. — "Северная Пчела" 1849 г., № 533; 1850 г., ст. 886, 915; 1853 г., № 24; 1854 г., стр. 929. — "Санкт-Петербургские Ведомости" 1850 г., стр. 775, 915; 1853 г., №№ 140, 171, 181.