РБС/ВТ/Иакинф (Бичурин)

Материал из Викитеки — свободной библиотеки
Перейти к: навигация, поиск

Иакинф
Русский биографический словарь А. А. Половцова
Brockhaus Lexikon.jpg Словник: Ибак — Ключарев. Источник: т. 8 (1897): Ибак — Ключарев, с. 153—155 (индекс) • Другие источники: БСЭ1 : МЭСБЕ : НЭС : ЭСБЕ  РБС/ВТ/Иакинф (Бичурин) в дореформенной орфографии


Иакинф (Никита Яковлевич Бичурин), архимандрит, известный синолог, сын дьячка села Бичурина Казанской губернии, Чебоксарского уезда, род. 29 августа 1777 г., умер 11 мая 1853 г. Учение начал в училище нотного пения в г. Свияжске; в 1785 г. поступил в семинарию, причем и получил свою фамилию; здесь он своими способностями обратил на себя внимание казанского преосвященного Амвросия (Подобедова), и в 1799 г. по окончании курса занял в той же семинарии, которая была уже преобразована в Академию, должность учителя грамматики; в 1800 г. он постригся в монахи и был сделан учителем высшего красноречия. В 1802 г. в звании архимандрита он был назначен в Вознесенский монастырь в Иркутске и получил вместе с тем должность ректора семинарии; но, отличаясь всегда слишком энергичным, решительным характером, он здесь своею строгостию и горячностию произвел волнение среди семинаристов и после этого был переведен в Тобольскую семинарию преподавателем риторики с запрещением совершать священнодействие. В 1805 г. отправлялась в Китай на смену прежней восьмой новая, девятая, духовная миссия на десятилетний срок. Начальник ее, избранный в Петербурге, архимандрит Аполлос, доехав до Иркутска, пожелал остаться в этом городе. Тогда Св. Синод определил начальником миссии архимандрита Иакинфа, который с радостью согласился на это назначение; он стремился в неведомые ему страны с целию изучить их. 18 июля 1807 года миссия выехала из Иркутска. С первого же дня после переезда русской границы Иакинф начал дневник своего путешествия и собирал сведения о стране и народе, на второй же день по прибытии в Пекин (миссия достигла Пекина 10 января 1808 г.) принялся за изучение китайского языка; он предпочел этот язык монгольскому и маньчжурскому потому, что основная литература для изучения северо-восточной Азии — китайская. Архимандрит Иакинф учился по-китайски теоретически и практически. Соединяя с необыкновенною способностью к изучению языков и замечательное трудолюбие, отец Иакинф настолько усвоил китайский язык, что впоследствии объяснялся на нем, как самый образованный китаец. Во время пребывания в Китае он начал составлять словарь, в который вошло 12000 иероглифов, сделал много переводов на русский язык из китайских сочинений, исторических и географических; кроме того, он близко сошелся с католическими миссионерами, которые познакомили его с трудами иезуитов по изучению Китая. Переводя мноо с китайского языка, он перевел и на китайский с русского, литургию, краткую священную историю и изложение православной веры. Но вскоре Иакинф и вся миссия очутились в критическом положении. Деньги на содержание миссии высылались обыкновенно на 5 лет; но в 1812 г. правительство было так занято борьбою с Наполеоном, что деньги не были высланы. Существовать на средства китайского правительства, которое отпускало на миссию в год 855 руб. 50 коп. сер. на наши деньги, не было возможности; пришлось занимать деньги у китайских ростовщиков за высокие проценты; наконец дело дошло до заклада церковной утвари; при таких обстоятельствах естественно возникли в образе жизни членов миссии беспорядки и разные нежелательные явления. О миссии вспомнили, когда предстояло снаряжать на смену ей новую; но и это снаряжение затянулось. Десятая миссия прибыла в Пекин 1 декабря 1821 г., и только 15 мая 1822 г. Иакинф выехал из Пекина с своей миссией, проведя там, вместо положенных 10 лет, 14 лет и 4 месяца. В Петербург отец Иакинф явился с таким богатым запасом сведений о прошлом и настоящем Китая, какого не имели члены прежних миссий; этими знаниями он готов был делиться со всяким, как об этом свидетельствует превосходное сочинение о Китае Тимковского, который широко воспользовался эрудицией отца Иакинфа; кроме того, Иакинф привез с собою большое собрание переводов с китайского, частию оконченных, частию только начатых. Но в Петербурге он был предан духовному суду за расстройство миссии, был признан виновным, лишен сана архимандрита и сослан на заточение в Валаамский монастырь, где и оставался в забвении около 4 лет. Там он находил утешение в работе: исправлял прежние труды, доканчивал начатые. Случайно посетил Валаамский монастырь барон П. Л. Шиллинг-фон-Канштадт и заметил в одной келье монаха, который что-то усердно писал. Барон заинтересовался им и, узнав, что это Иакинф, бывший начальник русской миссии в Китае, стал хлопотать о перемещении его в Петербург. В 1826 году отец Иакинф был определен на службу в Министерство Иностранных Дел переводчиком китайского языка и помещен на жительство в Александро-Невской лавре. С этого времени начинается его неутомимая литературная деятельность, изумлявшая не только русский, но даже и иностранный ученый мир. Клапрот прямо высказал, что отец Иакинф один сделал столько, сколько может сделать только целое ученое общество. Действительно, он писал о современном Китае в журналах, печатал книги об этой стране, публиковал переводы китайских сочинений, как о самом Китае, так и соседних странах: о Монголии, Джунгарии, Тибете. Он в полном смысле слова положил у нас начало изучению Китайской империи и ее вассальных земель, возбудил интерес в обществе к крайнему Востоку, показал, какую важность имеет для изучения Средней Азии богатейшая китайская литература и проложил путь для работ другим синологам. К этому надо прибавить, что труды Иакинфа доселе почти не устарели и ни один исследователь прошлого Средней и Северо-восточной Азии не может обойтись без них. Масса новых сведений, внесенных в науку отцом Иакинфом, и отличное знание многих вопросов вполне искупают те недостатки, от которых его труды не свободны, которые, к тому же, были до известной степени общими всем ученым работам того времени. Иакинфа справедливо обвиняли за отсутствие критики, за излишнюю доверчивость к свидетельству китайцев, за малое знакомство с европейской литературой; комментарий его часто слаб, а иногда и вовсе неверен. По-видимому, он сознавал справедливость обращенных к нему упреков и быть может поэтому избегал полемики. Еще важнее другие недочеты в работах отца Иакинфа. Он, вследствие увлечения и неверного представления о местопребывании некоторых народов, составил монгольскую теорию о происхождении кочевых народов Средней Азии и видел монголов там, где их вовсе не было. Переводы отца Иакинфа, сделанные всегда прекрасным русским языком, во многих случаях представляют сокращение китайского оригинала, иногда трудные места переданы у него наугад, без соответствующих оговорок, иногда встречаются важные пропуски, которые затемняют связь событий. От всех этих недостатков не свободен и самый капитальный труд отца Иакинфа, один из последних его трудов: «Собрание сведений о народах Средней Азии»; труд этот составлен по поручению Академии Наук, по ее же программе и потребовал 4 года усидчивых занятий. Академия Наук вообще очень сочувственно относилась к работам отца Иакинфа, награждала выдающиеся из них премиями и избрала его в 1828 г. в свои члены-корреспонденты; в 1831 г. он был избран членом Парижского азиатского общества, В 1829—1830 гг. Иакинф, по поручению Азиатского департамента, совершил, вместе с бароном Шиллингом поездку за Байкал; в 1835 г. он был командирован в Кяхту для открытия и устройства там училища китайского языка. Отел Иакинф дожил до почтенной старости и неутомимо работал почти до самой смерти; ему принадлежат, кроме множества статей, следующие труды, вышедшие отдельными книгами: «Ответы на вопросы о Китае»; «Описание Тибета в нынешнем его состоянии» — в сокращении переведено на французский язык Клапротом; «Записки о Монголии», переведены на французский и немецкий языки (1828 г.); «Описание Чжуньгарии и Восточного Туркестана», «Сань-цзы-цзинь или Троесловие»; «Описание Пекина» — переведено на французский и немецкий языки; «История первых четырех ханов из дома Чингисова» (1829); «История Тибета и Хухэнора» (1833); «Историческое обозрение Ойратов или Калмыков» (1834); «Китайская грамматика» (1835); «Китай, его жители, нравы, обычаи, просвещение» (1840); «Статистическое описание Китайской империи» (1842); «Земледелие в Китае» (1844); «Китай в гражданском и нравственном его состоянии» (1848); «Собрание сведений о народах, обитавших в Средней Азии в древнейшие времена» (1851); в рукописи остаются его работы: словарь китайского языка по русскому алфавиту, небольшой китайский словарь по предметам и переводы: географического описания Китая в 18 томах, истории Китая, сокращения монгольских уложений и нескольких китайских сочинений о Тибете. В 1830 г. по возвращении в Петербург он подал в Синод прошение, чтобы ему разрешено было сложить с себя монашеский сан, потому что он не может хранить монашеских обетов. Синод согласился на его просьбу, но решение это не было утверждено Государем.

Автобиографическая записка отца Иакинфа в «Ученых записках» Академии Наук, III, 665—672; статья Н. Щукина в Журн. Мин. Нар. Просвещ., ч. 95, 111—126; статьи Адоратского в «Православ. Собеседнике», 1886, №№ 2, 3, 5, 7 и 8; «Петерб. Ведомости», 1853, № 130; Никитенко, «Записки и дневник», III, 37—38; статья H. Моллер в «Рус. Старине», 1888, август, 271—304, сентябрь, 525—500; «О. Иакинф Бичурин», Каз., 1886; архив Св. Синода, дела 1802 г., № 219, 1803, № 183, 1809, № 152 и 1831, № 837.