РБС/ВТ/Иоанн Данилович Калита I

Материал из Викитеки — свободной библиотеки
Перейти к навигации Перейти к поиску

Иоанн Данилович Калита I
Русский биографический словарь А. А. Половцова
Brockhaus Lexikon.jpg Словник: Ибак — Ключарев. Источник: т. 8 (1897): Ибак — Ключарев, с. 190—192 ( скан · индекс ) • Другие источники: ВЭ : МЭСБЕ : ЭСБЕ : Britannica (11-th)РБС/ВТ/Иоанн Данилович Калита I в дореформенной орфографии


Иоанн Данилович Калита I, вел. кн. владимиро-московский, сын князя московского Даниила Александровича, род. в 1304 г., умер 31 марта 1341 г., наследовал Московское княжество в 1325 г., после брата своего Юрия.

При жизни Юрия Иоанн не играл, конечно, большой роли, исполняя только поручения брата, начавшего ожесточенную борьбу с Тверью за первенство. В 1304 г., отправляясь в Орду для решения своего спора с Михаилом тверским, Юрий оставил Иоанна блюсти Москву. Тверские бояре захватили в Костроме другого брата Юриева, Бориса и готовились овладеть Переяславлем, но Иоанн Данилович, узнав об этом, встретил тверичей и разбил их наголову. В 1305 г. Юрий возвратился без великокняжеского ярлыка, но борьба с Тверью продолжалась; об участии в ней Иоанна Даниловича мы ничего не знаем, хотя оно и несомненно; в 1320 г. он участвовал в походе брата, тогда уже великого князя, на Иоанна Ярославича, кн. рязанского, и в том же году уехал в Орду, где прожил более года; конечно, он действовал там против тверского князя, который получил в Орде ярлык на великое княжение. Калита возвратился из Орды в 1322 г. с послом Ахмылом, который, вероятно, послан был ханом, привести в порядок дела на Руси, но только «много пакости сотвори по Низовской земле», разграбил Ярославль и ушел обратно в Орду. В конце 1325 г. умер Юрий, а в 1326 г. Иоанн уже отправился в Орду. В 1327 г., после избиения в Твери посла татарского Шевкала, с его свитою, Калита, неизвестно, по собственному ли почину, или по требованию хана, опять отправился в Орду, откуда возвратился с пятью темниками, т. е., следов., с довольно значительным татарским войском; с этим войском, при помощи Александра Васильевича, князя суздальского, он взял Тверь, Кашин и опустошил тверскую новоторжскую волость; Александр Михайлович, князь тверской, бежал с братьями из Твери еще до прихода татар. После этого Калита уже чувствует себя как бы великим князем: он смело посылает в Новгород своих наместников и опять отправляется (1328 г.) в Орду и вместе с ним и как бы под его покровительством — брат бежавшего Александра, Константин. Иоанн Данилович объявлен был великим князем, а Константин — тверским. Вместе с тем хан приказал представить в Орду и князя Александра. Посольства в Псков, куда скрылся Александр от Калиты и от Новгорода, были безуспешны. 26 марта 1329 г. Иоанн Данилович сам, в сопровождении многих князей, приехал в Новгород, чтобы отсюда действовать на Псков и против принятого псковичами Александра. Из Новгорода князья двинулись на Псков, дошли до Опоки и остановились. Калита как бы давал время одуматься и Пскову, и князю Александру; наконец, Иоанн уговорил митрополита Феогноста наложить отлучение от церкви на князя Александра и на весь Псков. Эта мера подействовала: Александр ушел в Литву, Иоанн Данилович заключил с псковичами мир «по старине, по отчине и по дедине», а митрополит снял свое отлучение.

В 1331 г. Иоанн вместе с Константином тверским ездил зачем-то в Орду; эти частые поездки в Орду истощали великокняжескую казну, и вот, после последней поездки, Иоанн требует от новгородцев так называемого «закамского» серебра (в одной из летописей оно названо «закаменским» — т. е. зауральским). Новгородцы отказали, и Калита отнял у Новгорода волости Торжок и Бежецк. Новгородцы, однако, не решились ничего предпринимать против такого насилия, а Калита, в начале 1333 г., со всеми суздальскими и рязанскими князьями, опять пришел в Торжок, вывел из Новгорода своих наместников и начал опустошать новгородские волости. Послы от Новгорода напрасно просили великого князя в Новгород на стол, он не принял их челобитья и уехал. Новое новгородское посольство нашло его в Переяславле, предлагало ему 500 рублей с тем, чтобы он возвратил взятые им новгородские волости, но опять безуспешно. Только съездив в Орду, Калита принял послов и сам 16 февраля 1334 г. приехал в Новгород; к примирению склонил князя, по-видимому, митрополит Феогност: во время отсутствия Калиты к митрополиту приезжал новгородский владыка, вероятно, с просьбой примирить великого князя с Новгородом. Но есть и другое объяснение происшедшей перемены: кажется в 1335 г. великий князь с новгородцами и со всею Низовскою землею намеревался идти на Псков, так как во Пскове в это время снова занимал стол князь Александр тверской, возвратившийся из Литвы. Уезжая после этого пребывания из Новгорода, великий князь в Торжке узнал, что Литва воюет новоторжскую волость, и немедленно послал против Литовцев свои рати, которые сожгли несколько городов. Согласие Иоанна с Новгородом скоро было нарушено: в 1336 г. Калита ездил в Орду, в 1337 г. послал рать свою за Волок на Двину, во владения Новгорода, вероятно, за данью, так как казна великого князя от поездок в Орду истощилась. Поход, впрочем, был неудачен.

В 1338 г., князь Александр, прощенный ханом, возвратился из Орды на тверской стол; Иоанну, следовательно, угрожала со стороны его опасность; опасность угрожала ему и с другой стороны: среди удельных князей росло недовольство им, за то, что он слишком явно распоряжался в уделах суздальской земли: в Ростове боярин его Василий Кочева вмешивался во внутренние дела города, обирал жителей и т. п.; даже зять его, князь Василий Давидович ярославский, был против него. Ввиду этих затруднений Калита в 1339 г., отправив в Новгород младшего сына своего Андрея, сам с старшими, Симеоном и Иоанном, отправился в Орду. Там он, конечно, не жалел казны своей и он и дети его были в Орде в чести, и в том же году «думою его», т. е. по его наветам, хан Узбек позвал в Орду всех князей. Поехал туда, между прочим, и зять Калиты, Василий ярославский, но Иоанн Данилович, вследствие каких-то своих соображений, выслал 500 человек, чтобы перехватить его; однако Василий ускользнул от погони.

Когда Калита возвратился из Орды, новгородцы прислали к нему с послами выход; но великий князь через тех же послов требовал еще «запроса царева, чего у него царь запрошал». Новгородцы отказали, говоря, что «того не бывало от начала миру». Калита, однако, ничего не предпринял против них; его заботили дела в Орде; осенью 1339 г. он снова послал туда детей своих: Симеона, Иоанна и Андрея, и 22 октября того же года в Орде убиты были князь Александр тверской и боярин его Феодор. В Твери оставались теперь совершенно безопасные для Иоанна князья Константин и Василий. Калита по смерти Александра приказал снять колокол с главного тверского храма св. Спаса и отправить его в Москву. Это имело символическое значение верховенства московского князя над тверским. После смерти Александра дети Калиты отпущены были из Орды «с любовию». Таким образом великий князь обеспечил себя от всяких опасностей как со стороны Орды, так и со стороны Твери и опять обратился на Новгород, но опять неожиданно отвлечен был в сторону Орды: в 1340 г. он снова туда поехал: хан посылал войска свои на смоленского князя Иоанна Александровича; к ним должны были присоединиться с своими ратями и все северно-русские князья. — В стремлении своем сделать Москву первенствующею в политическом отношении силою, Иоанн Данилович постарался сделать ее таковою же и в церковном: вследствие его убеждений митрополит Петр переселился из Владимира в Москву и здесь 4 августа 1326 г. заложил на место деревянного каменный соборный храм Успения Пресвятой Богородицы.

Иоанн Данилович был женат дважды; от первого брака с Еленой, происхождение которой неизвестно, он имел сыновей: Симеона, Даниила, Иоанна и Андрея, и дочерей: Феотинию, Марию, Евдокию и Феодосию; от второго брака с Ульяной, имя отца которой также не известно, он имел одну только дочь.

«Наста насилование много, сиречь княжение великое московское досталось князю великому Ивану Данилович», говорит летописец; но затем, в летописи же читаем: «и бысть оттоле тишина велика по всей Русской земле на 40 лет и пересташа татарове воевати Русскую землю»; кроме того летописец замечает, что Калита «исправи землю русскую от татей». Имея в виду деятельность Калиты, надо признать более вероятным толкование его прозвища, данное К. Н. Бестужевым-Рюминым: конечно правдоподобнее, что прозвищем «калита», т. е. «мешок с деньгами», народ обозначил его бережливость, скопидомство, накопление богатств, а вовсе не хотел отметить факт частой и обильной раздачи милостыни нищим, для чего якобы этот князь всегда имел с собою мешок денег. Калита был, вероятно, властолюбив не менее чем его брат, но более сдержан, осторожнее шел к намеченной цели, умел пользоваться обстоятельствами, избирал средства хотя и медленно, но верно ведущие к цели, и достиг первенства между князьями, упрочил его за своим родом и наметил программу и характер действий для своих преемников почти на 200 лет.

Полн. собр. рус. лет. по указателю; в Никон. лет. — годы 1304, 1314, 1327, 1329, 1332, 1333, 1338, 1340; в Тверск. (Пол. собр. р. лет., т. XV) — 1329, 1332; Степ. кн. I, 406; «Опис. рук. Румянц. муз.», 509; Общие сочинения по истории России: Татищева, кн. Щербатова, Карамзина, Соловьева, Бестужева-Рюмина; Вешняков, «О причинах возвыш. моск. княж.».