ВЭ/ВТ/Иоанны, Князья и Государи русские

Материал из Викитеки — свободной библиотеки
Перейти к навигации Перейти к поиску

Иоанны, Князья и Государи русские
Военная энциклопедия (Сытин, 1911—1915)
Brockhaus Lexikon.jpg Словник: Инкерман — Кальмар-зунд. Источник: т. 11: Инкерман — Кальмар-зунд, с. 168—173 ( скан ) • Другие источники: ЕЭБЕ : ЕЭБЕ : МСР : МЭСБЕ : РБС : РБС : РБС : РБС : РБС : РБС : ЭСБЕ : ЭСБЕ : ЭСБЕ : ЭСБЕ : ЭСБЕ : ЭСБЕ : Britannica (11-th)ВЭ/ВТ/Иоанны, Князья и Государи русские в дореформенной орфографии


ИОАННЫ, Князья и Государи русские.

1) ИОАНН I Данилович Калита, вел. кн. владимирский и московский, род. в 1304 г., сын моск. кн. Даниила Александровича, внук Александра Невского, наследовал моск. княжество, после смерти брата Юрия, в 1325 г. Всё княжение И. прошло в ожесточ. борьбе его за великокн. владимир. стол с кн. Александром Михаиловичем Тверским, а также с Новгородом, помогавшим Александру. Пользуясь благоскл-стью ханов, И. успел достигнуть прекращения татар. наездов на Русь, сделать Москву первенствующею силою среди рус. княжеств и обеспечить великокняж. престол за своим потомством, чем по справедливости заслужил имя одного из первых "собирателей рус. земли". И. ум. 13 мрт. 1341 г.

2) ИОАНН II Иоаннович, вел. кн. владимирский и московский, 2-й сын Иоанна Калиты, род. в 1326 г., княжил с 1353 г., после своего брата Симеона Гордого, ум. 13 нбр. 1359 г. Отличаясь тих. и миролюбив. характером и не обладая сильн. и деят. умом, И. тем не менее настойчиво продолжал тверд. политику отца и брата и успешно поддерживал авторитет Москвы. Вел. княжение И. оставил своему сыну Дмитрию Донскому (см. это слово).

3) ИОАНН III Васильевич, вел. кн. всея Руси, старш. сын в. кн. Василия Васильевича (Темного), род. 22 янв. 1440 г.; вступил на вел. княжение после смерти отца 27 мрт. 1462 г. 43-летн. правление И. полно знаменат. событий: он объединил под своею властью всю с.-вост. Русь (за исключ. Рязани и Пскова), объявил себя независимым от Зол. орды, вступил в брак с визант. принцессой Софией Палеолог и первый начал борьбу с польско-литов. гос-твом за Зап. Русь; в делах внутр. упр-ния И. надо отметить издание судебника. Удел. владения своих братьев, а также князей верейск., тверск., ярослав. и ростовских, И. присоединил к Москве мирн. путем; только к Твери ему пришлось применить воен. силу: 2 похода 1485 г. были вполне удачны для И., но больш. боев при этом не произошло. Зато борьба с Новгородом, окончившаяся потерей последним самост-ности, потребовала уже гораздо больш. напряжения. Борьба Москвы с Новгородом началась еще со времен И. Калиты, но лишь при И. III получила свое разрешение. В 1471 г. новгородцы заключили договор с польск. кор. Казимиром о подчинении ему Новгорода. 23 мая И. послал В. Новгороду объявление войны и в июне двинулись отряды в Двин. землю и в Новгород; сам князь также находился при войске. 23 июня кн. Холмский имел первую и удачную для моск. рати стычку у Коростыня, на бер. Ильменя, а 14 июля одержал над новг-цами блестящ. победу при Шелони. 27 июля в Заволочье воеводы И. с 4-тыс. войском разбили 12-тыс. новгород. рать. 11 авг. б. заключен в Коростыне мирн. договор, по к-рому Новгород еще сохранил номинал. незав-сть от Москвы. В 1472 г. воевода кн. Ф. Пестрый воен. силою привел к повиновению Москве крупное новгород. владение, — Вел. Пермь. В 1477—78 гг. И. покончил с Новгородом: осенью 1477 г. б. предпринят туда поход, к-рый окончился без боев. В последующ. годы (1480, 1481, 1484, 1487) И. пришлось лишь неск. раз усмирить восстания новг-цев. Затем моск. войскам пришлось отдельно покорять важнейш. колонию Новгорода, — Вятку: в 1489 г. кн. Даниил Щеня и Григ. Морозов взяли г. Хлынов и усмирили оконч-но вятчан. Псков подпал под сильное влияние И., был ему вполне покорен, и моск. воеводы деят-но поддерживали псковичей в их столк-нии с Ливон. орденом (1480—83 гг.). Иоанн III Васильевич. (С портрета, находящегося в «Космографіи», изданной в Париже в 1575 г., и сделанного с современ. карандаш. наброска).
Иоанн III Васильевич. (С портрета, находящегося в «Космографіи», изданной в Париже в 1575 г., и сделанного с современ. карандаш. наброска).
С ханом Зол. орды Ахматом I И., не желавший лично являться в орду и неаккуратно плативший ей "выходы" (дань), имел неск. столк-ний. В 1470 г. союзные с Москвой вятчане произвели внезап. нападение на орду, захватили самый Сарай и большую добычу, в то время как хан готовился поддержать против И. Новгород. Летом 1472 г. Ахмат, в свою очередь, произвел набег на моск. владения, но, встретив на бер. Оки сильную рус. рать, ушел в степь, ограничившись сожжением г. Алексина. Во время 2-го похода И. на Новгород (1477) хан вновь пытался поддержать последний, но опоздал: татар. полки пришли, когда И. уже покончил с Новгородом. Лет. 1480 г. Ахмат, в союзе с Казимиром Литовским, вновь пытался с многочисл. войском разгромить Москву, желая оконч-но подчинить себе И., но и этот поход татар окончился возвращением их в орду (см. Ахмат); неудача татар, в связи с скоро последовавшей смертью Ахмата (6 янв. 1481 г.) и действиями против Зол. орды верн. союзника И. Крым. хана Менгли-Гирея, разрушившими царство Сарайских ханов, привели к полн. освобождению с-вост. Руси от всякого подчинения татарам. Деят-сть И. в войне с Зол. ордою воен. историк Д. Ф. Масловский характеризует, как "выдающуюся", отмечая его искус. политику и уменье согласовать стратег. операции с полит. обстановкой, правильн. оценку оборонит. линии и образц. твердость воли гл-щего, не поддавшегося давлению обществ. мнения, требовавшего ненужного боя. Взятие в 1453 г. Константинополя турками, объединение Руси под власть Москвы и свержение татар. ига, — всё это доставило небывалые дотоле значение и блеск власти моск. государя; появляются мысли о Москве, как о "третьем Риме", и соврем-ки И. уже начинают, хотя еще и не офиц-но, именовать его "царем". С Литвой и Польшей И. вел ряд победонос. войн (1473, 1492—94, 1500—03), преследуя идейную цель — возвращение Руси её западных, отторгнутых Литвою, земель. Из воен. операций в эти войны необходимо отметить: сражение при реч. Ведроше под Дорогобужем (14 июля 1500 г.), где кн. Даниил Щеня в годовщину шелонской битвы на-голову разбил литовцев, взял в плен гетм. кн. Острожского, всю арт-рию и обоз; победу москвитян под Мстиславлем (1501), неудач. осаду русскими Смоленска (1502) и действия моск. воевод против ливон. рыцарей, поднятых Литвою против И. Войны с Литвою дали Москве ряд городов: Вязьму, Новосиль, Одоев, Белев, Воротынск, Бельск, Трубчевск, Чериков, Стародуб, Рыльск, Гомель, Любечь, Новгород-Северск и др., в общем — 19 гор. и 70 волостей. Эти войны повели за собою признание со стороны Польши и Литвы за моск. вел. князем титула "Государя всея Руси". На востоке воен. дела И. также б. удачны: он вел много войн с Казанью (1468, 1469, 1478, 1482, 1487, 1496, 1505), при чём подчинил ее рус. влиянию и по своему желанию возводил на престол и свергал с него казан. царей. Из рус. воевод казан. походов выделились своими воен. успехами: воев. Беззубцев, Иван Руно, выбранный войском в 1469 г. предвод-лем и произведший 21 мая этого года удачн. набег на Казань, братья И. Юрий и Андрей Большой, кн. Д. Холмский и нижегор. воевода Хабар Симский. И. поддерживал деят-но сношения с имп-ром Фридрихом III и Максимилианом, с папой, с знам. венг. королем Матвеем Корвином и друг. европ. государями. Состоя в союзе с Данией, он вел кратковрем. и безрезульт. войну с Швецией. В 1496 г. русские осаждали Выборг, но не смогли его взять; в 1497 г. они дошли до Тавастгуста, опустошив страну, нанеся ряд поражений шведам; кроме того, морем, из устья С. Двины, б. произведено удач. нападение на швед. берега. Шведы, со своей стороны, осадили и взяли Иван-Город. Война прекратилась без мирн. договора, когда датск. король занял швед. престол. В отношении устр-ва моск. вооруж. сил, И. III первый (1500) роздал бояр. детям поместья с обязат-вом нести воен. службу и, в случае войны, по первому требованию государя, являться в назнач. места с опред. числом вооруж. ратников и с запасом продовольствия. Он же положил начало инозем. войсков. частям в рус. войске, приняв в него мног. литов. и польск. пленников и нанимая друг. иноземцев. Разделением войск на полки и разряды (с 1471 г., к к-рому относится древнейш. разрядная книга, или расписание воевод) он дал воен. устр-ву Руси правил., строго опред. вид. Преемники его продолжали развитие воен. системы И., просуществовавшей до Петра В., в том же напр-нии. И. III ум. 27 окт. 1505 г. По сохранившимся отзывам соврем-ков, он был высок ростом, худощав, имел величавую осанку и красивую наружность, был человеком больш. ума, весьма суров, деятелен, оч. осторожен, лично совершил много походов. Резул-ты его деят-сти были весьма велики. Карамзин считает, что "Россия нынешняя есть создание И.", и что И., "как государь, стоит на высшей степени величия". Соловьев смотрит на И., как на "счастливого потомка целого ряда умных, трудолюбив., бережлив. предков", к-рый делал только то, к чему уже давно шли истор. события, и признает, что И. принадлежит честь за то, что он умел пользоваться своими средствами и счастл. обстоят-вами. Бестужев-Рюмин, Иловайский и Чечулин признают за И. III все права быть причисленным к числу велик. людей рус. народа, к-рыми он м. гордиться.

4) ИОАНН IV Васильевич Грозный, царь и великий князь всея Руси, старш. сын вел. кн. Василия III от 2-ой его супруги Елены, кн. Глинской, род. 25 авг. 1530 г., вступил на великокняж. престол по смерти отца 4 дкб. 1533 г. За малолетством И. сперва правила его мать при содействии бояр кн. И. Ф. Овчины-Телепнева-Оболенского и кн. В. И. Шуйского; после её смерти (1538) правление гос-твом перешло к боярск. думе, при чём в ней преобладали то кн. Шуйские, то кн. И. Ф. Бельский, то вновь Шуйские (1538—43). Свое правление бояре ознаменовали вопиющими злоупотреблениями; по словам соврем-ка, они "жили по своей воле, чинили всем великие насилия, и в рус. земле настали велик. мятеж и безгосударство" (П. Фрязин); о восп-нии маленьк. вел. князя никто не заботился; И. и его брат Юрий терпели нужду даже "во одеянии и во алкании"; материал. лишения сопровождались и морал. обидами: бояре обходились с ними дерзко, а в то же время в официал. обстановке "по чину" низко преклонялись пред государем-мальчиком, уча его тем двуличию и притворству; дурн. инстинктам И. они льстили, хваля жестокость его детск. забав. Умственно И. б. развит и весьма начитан, что следует приписать благотвор. влиянию митрополита Макария и окружавших его духовн. лиц; кн. И. М. Катырев-Ростовский называет И. "мужем чюдного рассуждения"; говорит, что он был "в науке книжного поучения доволен и многоречив зело". Иоанн IV Васильевич Грозный. (С современного портрета, гравированного в Нюрнберге Г. Вейгелем).
Иоанн IV Васильевич Грозный. (С современного портрета, гравированного в Нюрнберге Г. Вейгелем).
По замечанию историков, "морал. воспитание Грозного не соответствовало умств. образованию: душа Грозного была ниже его ума" (С. Ф. Платонов). В конце 1543 г. подросший И. впервые проявил свою власть: казнил "боярского первосоветчика" кн. А. М. Шуйского и разослал в ссылку его приверженцев; после этого правление перешло к родств-кам И., Глинским, но дела шли не лучше: вел. кн. продолжал предаваться груб. развлечениям вперемежку с "богомольями" по монастырям, к к-рым был весьма склонен, а новые правители заботились только о своих интересах и стремились к мести своим предшеств-кам. Однако, скоро молод. И. выступил на самостоят. политич. поприще. 16 янв. 1547 г. он первый из рус. государей "венчался на царство" и принял титул "Царя всея Руси"; в фвр. того же г. он женился на Анастасии Романовне Захарьиной, а в июне, после. больш. пожара в Москве, сопровождавшегося круп. народ. бунтом, при к-ром пострадали кн. Глинские, вступил в личное упр-ние гос-твом. Во время усмирения бунта с молод. царем произошел замечат. нравств. переворот, отчасти под влиянием Благовещенского попа Сильвестра, явившегося к И. с крестом, и угрожавшего ему гневом Божиим за пренебрежение к своим царск. обяз-стям. С этого-времени начинается лучший период царст-ния И. Сильвестр и его единомышл-ки ("избранная рада", по выражению кн. Курбского) окружили царя, и до 1560 г. он, правя согласно с этими советниками и находясь под умиротворяющим влиянием своей супруги, успел провести ряд серьез. реформ и совершить неск. весьма важн. завоеваний на востоке. Начало внутр. реформ относится к 1550—51 гг., когда в Москве б. созван торжеств. "собор" духовенства и боярства по делам церковным и земским. На этом соборе б. исправлен "Судебник" Иоанна III (1550) и составлен "Стоглав", — сборник церковн. постановлений (1551). Далее следовало преобразование областн. упр-ния, к-рое сводилось к замене воевод-кормленщиков органами местн. самоупр-ния (выборные "губные старосты", "земские старосты", "излюбленные головы", "земские судьи"). К этому же периоду относятся и меры, направленные к лучшей орг-зации служил. класса (см. ниже). Внеш. политика этой эпохи чрезвычайно удачна, равно как и предпринятые И. воен. операции. Многочисл. Казанские походы (1541, 1546, 1547, 1549—50, 1551, 1552 гг.) закончились покорением, при личн. участии Царя, Казани (см. это слово) и всего Казан. царства. В 1553—56 гг. б. завоевана Астрахань (см. это слово). Оч. энергично и успешно продолжалась борьба и с Крымом, (1552, 1555, 1556, 1558, 1559 гг., — см. Крымские походы). "Избранная рада" усиленно советовала Царю напрячь силы для окончат. сокрушения Крыма, но И. понимал невозм-сть довести до конца это предприятие, т. к., с одной стороны, моск. владения отделялись от крым. земель обширной незаселен. степной полосой, крайне затруднявшей воен. действия; с другой — за спиной хана стояла могуществ. Турция, под покров-ство к-рой отдался хан. Царь задумал другую войну, — на западе, желая овладеть Балт. побережьем, чтобы иметь возм-сть завязать непосредств. сношения с З. Европой. Первонач-но он вел успеш. войну со Швецией (1555—57), закончившуюся перемирием на 40 л., и затем начал Ливон. войну (1558, см. это слово), к-рая в первое время также была победоносна. В 1553 г. И. удалось через Белое море завести торг. и политич. сношения с Англией. К этому же году относится начало охлаждения И. к Сильвестру, Адашевым и проч. членам их партии, к-рая во время тяжкой болезни И. не б. склонна целовать крест сыну И. Дмитрию (старшему), а желала выдвинуть в преемники царя двоюрод. его брата, кн. Владимира Андреевича Старицкого. Стремления партии Сильвестра, состоявшей, по-видимому, гл. обр., из потомков удельн. князей, т. наз. "княжат", закрепить свое влияние и вести собств. политику, противоположную самовласт. наклонностям моск. "самодержцев"; оппозиция завоеват. планам царя на западе, настойч. попытки направить его деят-сть на борьбу с Крымом, смерть царицы Анастасии (1560 г.), умевшей мирить царя с его советниками, — всё это вызвало окончат. разрыв царя с "радою". Сильвестр и Адашев б. сосланы, начались репрессии, ознаменовавшие 2-й период царст-ния Грозного. Сперва эти репрессии еще не доходили до кровав. казней. Гонение получило решит. и жест. характер только в связи с "изменою" бояр, как И. называл попытки их "отъезда" в Литву, опиравшиеся на старое обычное право бояр и князей "отъезжать" на службу к иному князю. Характер оппозиции бояр и княжат, несомненно мечтавших об ограничении царск. власти в свою пользу, привел Грозного к решимости уничтожить крут. мерами значение боярства. Совокупность мер И., направленных против родов. аристократии, известна под именем опричины. Суть опричины заключалась в том, что Грозный применил к тер-рии стар. удельн. княж-в, где находились вотчины служил. князей-бояр, тот порядок, к-рый обык-но применялся Москвою в завоеван. землях: вывод оттуда важн. и опасн. для центр. прав-ства представ-лей местн. населения и переселение туда жителей из корен. моск. областей. В 1565 г. И. отобрал "1.000 голов" дворян, названных опричниками, к-рым б. даны поместья в городах "поиманных во опришнину". Число опричников впоследствии всё увеличивалось, и опричнина под конец царст-ния захватила почти ½ гос-тва, разорив все удел. гнезда и разорвав связь "княженецких родов" с их удел. землями. "Княжата" б. выброшены на окраины гос-тва, оставшиеся в старом порядке упр-ния и носившие название "земщины". После учреждения опричнины, разделившей моск. гос-тво на две враждеб. части, следуют годы мрачн. террора, к-рыми царь думал достигнуть всё той же цели — усиления своей власти и искоренения боярск. оппозиции. Бесчисл. свирепые казни и истязания бояр, дикие разгромы целых городов и уездов с избиением почти всех их жителей (Новгород, Тверь), убийство царем в припадке раздражит-сти сына-наследника престола, вел. кн. Иоанна Иоанновича, чудовищные оргии во дворце с опричниками и т. п., многочисл. браки (до 8) и конкубинаты — всё это свидетельствует о полной потере царем душевн. равновесия. Парал-но шли и воен. неудачи, крайне ослабившие гос-тво: борьба за Ливонию привела к истощению боев. средств и необходимости гордому царю склониться перед волею победонос. Батория, продиктовавшего Запольский мир 1582 г. (см. это слово). Столь же печален был и мир след. года со Швецией (1583). Русские б. надолго отодвинуты от Балт. моря. В 1571 и 1572 гг. хан Крымский совершил на моск. владения разрушит. набеги, при чём едва не сжег самую Москву. Единств. светлым событием конца царст-ния И. является завоевание Ермаком (см. это слово) Сибирского царства (1582). 18 мрт. 1584 г. И. внезапно скончался. Большой специал. интерес представляет собою воен. орг-зации Грозного и произведенная им реорг-зация войска. В отношении глав. части моск. вооруж. сил — служилых людей — И. продолжал политику своего деда и почти удвоил их число. На протяжении 60—70 вер. кругом Москвы отборным дворянам и детям боярским б. розданы поместья с обязат-вом нести службу, и, т. обр., лучшие вооруж. силы б. сосредоточены ок. Москвы. Затем И. уравнял всех помещиков землями сообразно их службе и определил число ратников, к-рое кажд. помещик б. обязан выставлять на свой счет; вооружение ратников и самих помещиков и кто из них д. б. являться конным, кто пешим. С каждых 100 или 200 четв. (50 и 100 дес. приблиз-но) доброй земли помещик обязывался давать одного пеш. ратника, вооруженного луком, бердышом и рогатиной, и одного конного — с 1 (а в дальний поход и с 2) лош. и с запасом продовольствия на целое лето. Ратники с городов и сел брались, примерно, по 1 ч. с трех белых, нетяглых, дворов, и по 1 ч. с пяти черн., тяглых, дворов. С Новгорода и Пскова людей брали по сохам, отсюда — посошные люди. И. IV назначил затем всем войскам во время похода денеж. жалованье. Грозному же принадлежат первые попытки образования пост. войска. Так. войском явились стрельцы (см. это слово[ВТ 1]). Впервые они выступают в Казан. походе. Кроме стрелец. пехоты б. образованы и арт. части: пушкари, затинщики, гранатчики и т. п. Мобилизацией вооруж. сил ведал разряд. О числ-сти и составе рус. войск при И. IV имеются данные, относящиеся к Литовскому походу 1578 г. Всего было 39,681 ч. (рус. и черкес. князей — 212; бояр и детей боярских из моск. обл. — 9.200; служил. людей новгородских и юрьевских — 1.109; татар и мордвы — 6.461; стрельцов москов. — 2.000; стрельцов и казаков городовых — 13.119, посошн. людей — 7.580). Инозем. путешеств-к по России того времени Кл. Адамс говорит, что Грозный всего под знаменами м. выставить до 90 т. ч., а под Казань, будто бы, выставил до 150 т. ч. и 150 ор., что мало вероятно. Больш-во моск. армии б. вооружено луками и саблями, воины б. выносливы и стойки, особенно в обороне кр-стей, кав-рия весьма подвижна, дисциплина слаба. К числу интерес. воен. мер Грозного относится энергично и по спец. плану произведенное оборудование обороны южн. гр-цы моск. гос-тва постройкой ряда укрепл. линий по верховьям Оки и Дона, по р. Быстр. Сосне, по верхн. Сейму, по Осколу и Сев. Донцу. Весь юг Моск. гос-ва представлял собою во времена И., по выражению С. Ф. Платонова, как бы "один, хорошо орг-зованный воен. округ". Планомерность и согласованность мер обороны были резул-том "общего совета", — съезда знатоков южн. окраины, созванного в Москве в 1571 г. и работавшего под рук-ством бояр М. И. Воротынского и Н. Р. Юрьева. Этим советом и б. выработан план обороны и порядок несения полев. сторожев. службы (Акты Моск. гос-тва, т. I). К эпохе И. Грозного относится и начало казачества (см. Донское казачье войско), сыгравшего столь видную роль в воен. истории России. Из друг. воен. мероприятий Грозного надо еще отметить ограничение принципа местничества в ратн. деле (1551). В летописи наружность И. описывается в след. выражениях: "Царь Иван образом нелепым, очи имея серы, нос протягновен и покляп, возрастом велик бяше, сухо тело имея, плеща высоки, груди широки, мышца толстые". — Сложный характер И. IV является всё еще загадочным для историков; точно также не одинаковой является оценка его госуд. деят-сти. Карамзин полагал, что И. пережил глубокий внутр. перелом и падение: "Характер И. героя добродетели в юности, неистового кровопийцы в летах мужества и старости, есть загадка для ума". Когда впоследствии б. выяснено пристрастие отзывов о Грозном как со стороны моск. официал. летописцев, так и иноземцев, учтя это одностороннее освещение источников, историки пытались избавиться от него и дать цельн. характеристику царя. Стремившиеся к психолог. харак-стике И. рисовали его или с чертами идеализации, как передовую, непонятую соврем-ками, личность (Кавелин), или как человека малоумного (Костомаров) и даже душевно-больного, неврастеника (психиатр Ковалевский). Более тонкие харак-стики б. даны Самариным, подчеркнувшим несоответствие умств. сил Грозного со слабостью его воли, и Ждановым, к-рый считал И. умным и талантливым, но "неудавшимся", а потому болезненно раздраженным человеком. Другие отзывы имели в виду определить политич. способности Грозного и понять его госуд. значение (Соловьев, Бестужев-Рюмин, Белов, Платонов). Из совокупности мнений этих последних ясно, что И. был круп. дельцом, понимавшим политич. обстановку и способным на широк. постановку правительств. задач, энергичным и талантливым. Ключевский указал, что И. смутно, но совершенно верно, понимал свою истор. задачу — стать демократич. государем, но, будучи человеком психически нездоровым, преувеличивал встретившиеся на этом пути опасности и часто видел их не там, где следовало. Любопытна харак-стика И., данная иностр. историком Валишевским, написавшим о И. целую книгу ("Jean le Terrible", есть в рус. перев.). И., по его мнению, "натура энергическая до тирании" и "одновременно робкая до трусости". Он "горд до безумия" и, однако, способен "поступаться своим достоинством до низости". Он "натура импульсивная", и чтобы правильно к ней отнестись, нужно подходить к Грозному вместе с изучением его истор. среды и с параллел. изучением сходн. с ним истор. деятелей, напр., Людовика XI во Франции. Полит. деят-сть И. Валишевский ставит чрезвычайно высоко. Физически храбр И. не был, но, пока не сделался больным, не оставался бездеят-ным в случае войны: он не раз выступал с полками к бер. Оки для защиты своих владений от хищников, неск. раз сам водил свои войска и за пределы гос-тва; если можно сомневаться, насколько велико было его участие во взятии Казани, то Полоцк и Венден б. взяты под его непосредств. наблюдением. — Царст-ние Грозного принадлежит к знаменател. эпохам рус. истории: окончат. преобразование отдел. княж-в и областей в единое царство, расширение гр-ц его на в., введение земск. самоупр-ния, устр-во воен. сил, пост. стремление к зап. цивилизации — вот его характер. черты. Но резкая социально-политич. деят-сть царя, в связи с эксцессами его жестокости, в то же время посеяла те семена смуты, к-рые столь ярко проявились в последующ. эпоху "разрухи Моск. гос-тва". (Кроме общих истор. сочинений по рус. истории, см. Кн. Н. С. Голицын, Рус. воен. история, Спб., 1878).

5) ИОАНН V Алексеевич, царь и вел. кн. всея Руси, сын царя Алексея Михайловича, род. в 1666 г.; с 1682 г. до своей смерти (29 янв. 1696 г.) царствовал вместе со своим братом Петром Алексеевичем. В дела правления И. будучи болезнен. и малоразвитым, не мешался, пребывая всё время "в молитве и тверд. посте". К Петру I относился "со всекрайнею братнею любовью", о чём м. судить по сохранившейся дружеск. переписке братьев.

6) ИОАНН VI Антонович, имп-р всероссийский, сын пр. Антона-Ульриха Брауншвейг-Люнебургского и Анны Леопольдовны, — дочери герц. Карла-Леопольда Мекленбургского и Екатерины Иоанновны (дочери царя Иоанна V Алексеевича); род. 2 авг. 1740 г., был имп-ром с 17 окт. того же года до ночи на 26 нбр. 1741 г. За его малолетством правили регенты: сперва герц. Бирон, затем мать его. По свержении с престола Имп-цы Елисаветою Петровною, И. б. в ссылке, первонач-но вместе с матерью и отцом, в Риге, Динамюнде, Раненбурге и Холмогорах, хотя помещался отдельно от них, а с 1756 г. — в заключении в Шлиссельбург. кр-сти до самой смерти, в ночь на 5 июля 1764 г., когда б. уб. при попытке пор. Мировича вновь провозгласить его имп-ром. И. не получил почти никакого образования; кажется, не умел даже читать, но знал, что он — принц и государь. Послед. годы жизни И. б. сильно расстроен нервами и даже психически ненормален.

Примечания редакторов Викитеки

  1. Указанной статьи нет в данном издании.