РБС/ВТ/Иосиф (Семашко)

Материал из Викитеки — свободной библиотеки
Перейти к навигации Перейти к поиску

Иосиф (Семашко) митрополит, главный деятель по воссоединению униатов с православною церковью, сын небогатого дворянина, впоследствии униатского священника Иосифа Тимофеевича Семашко, род. 25 декабря 1798 г. в с. Павловске, липовецкого уезда, киевской губернии, умер 23 ноября 1868 г. Всё детство свое он провел среди простого православного малорусского населения и с ранних уже лет проникся его русскими и православными симпатиями. После первоначального домашнего ученья у православного дьячка Бочковского, он в сентябре 1809 г. поступил в Немировскую гимназию, в которой и окончил курс в 1816 г. первым учеником. В августе того же года, при содействии своего родственника, Кирилла Сероцинского (впоследствии униатского епископа), послан на казенный счет в главную духовную семинарию при Виленском университете. Во время четырехлетнего учения в этой польско-католической академии, Семашко не только не утратил своих русских симпатий, чему отчасти способствовало либеральное вообще направление преподавания в семинарии, но и вынес еще большее нерасположение ко всему польскому и католическому, еще более разочаровался в унии, в её догматической и исторической правде. По окончании, в 1820 г., курса учения со степенью магистра богословия, Семашко возвратился в свою луцкую епархию и луцким епископом Яковом Мартусевичем посвящен, без вступления в брак, но и без пострижения в монашество, 6 октября 1820 г. в сан иподиакона, 20 декабря 1820 г. в диакона, а 28 декабря 1821 г. в сан иерея. Еще в сане иподиакона он был назначен инструктором ставленнической семинарии и заседателем Луцкой консистории (и консистория и семинария находились тогда в м. Жидичине, в 5 верстах от Луцка) и благодаря своей усидчивости, знаниям и искусству излагать бумаги на русском языке вскоре сделался в консистории главным деятелем. Когда состоялось правительственное распоряжение о присылке из униатских епархий в Римско-католическую духовную коллегию в Петербурге на новое трехлетие лиц, знакомых с русским языком и русским законодательством, Семашко, еще 7 января 1822 г. возведенный в сан протопресвитра, назначен был Мартусевичем (20 июня 1822 г.) для присутствования в униатском департаменте Коллегии.

Семашко прибыл в Петербург в Коллегию в тот момент, когда только что начал обозначаться в правительственной нашей системе некоторый перелом по отношению к униатскому вопросу: 28 сентября 1822 г. князь Голицын предложил Коллегии позаботиться об учреждений духовных семинарий для образования белого униатского духовенства и об упразднении с этою целью излишних базилианских монастырей, а 16 октября 1822 г. обнародован был Высочайший указ о недопущении католиков в базилианский орден. Семашко вскоре по вступлении в Коллегию получил в ней руководящую роль и стал энергично отстаивать интересы униатской церкви, нередко по этому поводу входил в столкновение с прочими членами Коллегии, и даже с самим её прокурором. Благодаря его энергичному вмешательству дело о полоцком архиепископе Красовском, преданном суду Коллегии по интригам базилиан, окончилось не отрешением его от должности, а лишь перемещением на другую (луцкую) епархию, благодаря ему же получило, наконец, должное движение и дело о 20,000 совращенных в католичество униатах, двадцать лет остававшееся в Коллегии под-спудом. В течение первых пяти лет пребывания своего в Коллегии, причем 23 марта 1823 г. он возведен был в сан каноника, а 8 октября 1825 г. в сан прелата-схоласта луцкого кафедрального собора, Семашко основательно изучил всю историю стремлений и ходатайств перед правительством белого униатского духовенства в его борьбе с базилианскиии монахами; и мало-помалу выработал себе полный план действий по подготовке общего воссоединения униатов; по убеждениям своим он в Петербурге стал вполне православным и имел даже намерение лично присоединиться к православной церкви и постричься в монахи в Александро-невской лавре. В конце 1827 г. план Семашко, изложенный им в особой записке, через директора департамента Карташевского и министра Шишкова был представлен императору Николаю и получил полное его одобрение. В духе этой записки, по предложению правительства, Семашко составил затем от лица Коллегии подробный протокол о нуждах униатской церкви в России. Этот протокол 17 января 1828 г. и послужил поводом и основанием для знаменитого Высочайшего указа 22 апреля 1828 г., положившего начало преобразованию униатской церкви в видах постепенного её сближения с православною. На основании этого указа, при непосредственном участии Семашко, учреждена самостоятельная греко-униатская Духовная коллегия, сокращено число униатских епархий, преобразован состав униатских консисторий, базилиане поставлены под действительный контроль епархиальной власти, предложено католикам оставить базилианский орден, уничтожен сбор десятины с униатского населения в пользу католического духовенства, прекращены посылки униатов в Виленскую главную семинарию, открыта для образования белого духовенства литовской епархии духовная семинария в Жировицах; в этой семинарии, а равно и в Белорусской (в Полоцке) введен — с некоторыми ограничениями — тогдашний устав православных духовных училищ и т. д. 4 августа 1829 г., в Петербурге, в костеле Св. Екатерины, Семашко посвящен был в сан епископа мстиславского, викария белорусской епархии, причем назначен председателем белорусской консистории, с оставлением и в должности члена Коллегии. В марте 1830 г. он отправился для обозрения униатских епархий и в сентябре того же года, по возвращении в Петербург, представил в Коллегию донесение о том, что недавние преобразования встречены сочувственно униатским духовенством, что в частности обе семинарии найдены им в благоприятном для русского дела состоянии. Случившееся вскоре после этого польское восстание 1831 г. побудило правительство закрыть некоторые скомпрометированные в этом восстании базилианские монастыри, а Почаевскую лавру передать в православное ведомство. После кратковременной реакции в пользу полонизма, под влиянием интриг Жарского, униатский вопрос стал опять подвигаться в желательном для Семашко направлении: уничтожено было право ктиторства польских помещиков-католиков над униатскими церквами и закрыто опять много излишних базилианских монастырей. 2 апреля 1832 г. Иосиф Семашко назначен был самостоятельным литовским епископом и с этого времени подготовка литовской епархии к воссоединению быстро пошла вперед, под непосредственным надзором избранного им самим в викарии себе епископа Антония (Зубко). В то же время Семашко энергичною запискою, которую он 25 октября 1833 г. подал министру Внутренних Дел графу Д. Н. Блудову, положил предел частным присоединениям униатов к православной церкви, столь вредным для общего воссоединения, а на общем собрании всех униатских епископов, в Петербурге, 7 февраля 1834 г. предложил ввести в униатской церкви в употребление служебники московской печати и заняться устройством иконостасов; предложение это было принято. В 1834 г. он вторично обозревал обе униатские епархии, видел лично около 800 униатских священников, снабдил их много нужными указаниями относительно преобразований в устройстве и обрядах и утишил поднявшиеся было в некоторой части униатского духовенства протесты против московских служебников. 26 мая 1835 г. Семашко назначен был членом особого секретного комитета, образованного для лучшего направления униатских дел; 19 декабря 1835 г., когда униатские духовно-учебные заведения подчинены были Комиссии духовных училищ, он назначен членом её. В 1835 и 1836 гг., когда опять стало обнаруживаться в правительстве колебание по униатскому вопросу, а частные присоединения униатов, не смотря на особую инструкцию, выработанную секретным комитетом для православных архиереев западных губерний, продолжали вредить общему делу воссоединения, Семашко повторил еще ранее сделанную им угрозу, что лично перейдет в православие и оставит всё дело об униатах, и достиг того, что в январе 1837 г. униатская церковь была подчинена ведению обер-прокурора Св. Синода. В том же 1837 г. Семашко, во время нового четырех-месячного обозрения обеих униатских епархий, старался об уничтожении еще остававшихся в униатских церквах латинских особенностей и брал уже от некоторых лиц высшего униатского духовенства подписки о желании воссоединиться с православною церковью. 2 марта 1838 г., по смерти митрополита Иосафата Булгака, он был назначен председателем Коллегии, принял ряд мер против нежелавших давать подписки на воссоединение униатских священников, и своевременно прекратил волнения с среде униатского духовенства в Белостокской области и в Белоруссии. 1 декабря 1832 г. он подал правительству записку о безотлагательном воссоединении униатов, в начале 1839 г. отправился в Белоруссию, и 12 февраля 1839 г., в Полоцке, вместе с прочими униатскими епископами, он составил соборное постановление о желании униатов воссоединиться с православною церковью. С этим постановлением, подкрепленным подписями 1305 лиц униатского духовенства. Семашко возвратился в Петербург и 25 марта 1839 г. Св. Синод принял западно-русскую униатскую церковь, в лице Семашки, в общение, причем Иосиф возведен был в сан архиепископа, с оставлением и председателем Коллегии, переименованной теперь в белорусско-литовскую. Вслед за тем он отправился в Западную Россию и совершил там ряд торжественных совместных богослужений православного и воссоединенного духовенства. В 1840 г., по его предположениям, произведено разграничение западно-русских православных епархий, причем он получил титул литовского и виленского архиепископа и священно-архимандрита виленского Троицкого монастыря. В 1841, 1842 и 1843 гг., он навещал свою епархию, для личных наблюдений за ходом дел временно в ней; кроме того, в 1841 г. (по болезни Зубко) заведовал минскою епархией, в 1842 г. совершил паломничество по русским святым местам, в 1843 г. обозревал минскую, полоцкую и могилевскую епархии, такое же обозрение повторил еще в 1845 и 1849 г. В 1844 г. совсем уехал из Петербурга в Жировицы, исходатайствовав предварительно, в 1843 г. закрытие белорусско-литовской коллегии и учреждение второго (ковенского) викариатства в литовской епархии. В 1845 г. литовское епархиальное управление вместе с семинарией переведено, по его предложению, в Вильну, куда окончательно и он сам переселился, причем получил в заведование виленский Духов монастырь вместо Троицкого. В 1846 г. Семашко совершил торжественный объезд своей епархии. 1 апреля 1847 г. он возведен был в звание члена Св. Синода. В 1848 г. ему пришлось вступить в борьбу с местными представителями высшей гражданской власти, которые давали веру разным клеветам на присоединившееся духовенство; так началась его долгая и упорная борьба с виленским генерал-губернатором Бибиковым, слишком поддававшимся влиянию местного польского общества; неоднократно Семашко жаловался на него в Петербург, а в 1855 г. написал обер-прокурору Св. Синода знаменитое письмо о необходимости усиления православно-русского элемента в западно-русском чиновничестве, в виду возможности нового польского мятежа. 30 марта 1852 г. Семашко возведен был в сан митрополита. В 1857 г. участвовал в Москве в коронации императора Александра II. С вновь назначенным генерал-губернатором Назимовым у него сначала установились добрые отношения. Когда в 1857 г. Назимов возбудил дело о большем благолепии православных храмов в литовской епархии, Иосиф настоял, чтобы обязанность строить церкви была возложена не на крестьян, а на их владельцев, а в казенных имениях на правительство. Когда в том же году обнародован был Высочайший указ 20 ноября об улучшении быта помещичьих крестьян в западных губерниях, Иосиф принял через духовенство все меры к сохранению в народе тишины и порядка. В том же году он восстал против предположения учебного начальства ввести в приходские школы изучение польского и жмудского языков. С 1859 г., когда латино-польская пропаганда, особенно усилилась в западном крае, Иосиф, помимо разных частных столкновений из-за неё с Назимовым, послал 26 февраля 1859 г. через обер-прокурора Св. Синода особую записку Государю о гибельных плодах примирительной политики относительно поляков в западной России и о необходимости открыто заявить, что правительство не имеет в виду никаких изменений в своей политике относительно Польши; за эту записку он получил Высочайшую благодарность. Особенно испортились его отношения с Назимовым с того времени, когда в «Колоколе» было напечатано его вышеупомянутое секретное письмо к обер прокурору 1855 г., так как в сообщении его он заподозрил самого Назимова. В ноябре 1859 г. Семашко прибыл, для присутствования в Синоде, в Петербург, и пробыл тут до мая следующего года. В 1860 г. предписал духовенству открыть церковно-приходские школы; тогда же их открыто было 222; в 1861 г. открыл в Вильне женское училище духовного ведомства. Когда в том же 1861 г. начались в Вильне польские манифестации, он обнародовал подробное наставление своему духовенству на случай открытого мятежа. С назначением в мае 1863 г. М. Н. Муравьева виленским генерал-губернатором деятельность его на пользу православной церкви и духовенства опять могла проявляться в самых широких размерах Прежде всего оказана была помощь священникам и их семействам, пострадавшим от польских повстанцев; затем, на отпущенные из казны средства, а также на контрибуционные деньги началась постройка новых и реставрация старых церквей; улучшено материальное положение православного духовенства. Тогда же началось сильное движение католиков к переходу к православие, особенно усилившееся в 1865 и 1866 гг. Митрополит Иосиф в эти годы был уже обессилен физическими недугами и прямого, непосредственного участия во многих делах не мог принимать, чем отчасти и объясняются некоторые шероховатости в деле присоединения католиков в генерал-губернаторство Кауфмана; но общее направление всех этих дел принадлежало ему. Митрополит Иосиф скончался 23 ноября 1868 г. и погребен в пещерной церкви виленского Духова монастыря. Кроме всех русских орденов, он имел Высочайше пожалованный ему 27 марта 1866 г. посох, осыпанный драгоценными камнями.

«Записки митр. Иосифа», изд. Академией Наук; Иванов, «Высокопреосвященный Иосиф Семашко», 1889; Коялович, «Иосиф, митр. Литовский», — «Христ. Чтение», 1868—1869 гг.; Киприанович. «Жизнь Иосифа Семашко», 1893.