РБС/ДО/Иосиф (Семашко)

Материал из Викитеки — свободной библиотеки
Перейти к навигации Перейти к поиску
Yat-round-icon1.jpg

Іосифъ (Сѣмашко)
Русскій биографическій словарь А. А. Половцова
Brockhaus Lexikon.jpg Словникъ: Ибакъ — Ключаревъ. Источникъ: т. 8 (1897): Ибакъ — Ключаревъ, с. 341—344 ( сканъ · индексъ )РБС/ДО/Иосиф (Семашко) въ новой орѳографіи
 Википроекты: Wikipedia-logo.png Википедія


[341] Іосифъ (Сѣмашко) митрополитъ, главный дѣятель по возсоединенію уніатовъ съ православною церковью, сынъ небогатаго дворянина, впослѣдствіи уніатскаго священника Іосифа Тимофеевича Сѣмашко, род. 25 декабря 1798 г. въ с. Павловскѣ, липовецкаго уѣзда, кіевской губерніи, умеръ 23 ноября 1868 г. Все дѣтство свое онъ провелъ среди простого православнаго малорусскаго населенія и съ раннихъ уже лѣтъ проникся его русскими и православными симпатіями. Послѣ первоначальнаго домашняго ученья у православнаго дьячка Бочковскаго, онъ въ сентябрѣ 1809 г. поступилъ въ Немировскую гимназію, въ которой и окончилъ курсъ въ 1816 г. первымъ ученикомъ. Въ августѣ того же года, при содѣйствіи своего родственника, Кирилла Сѣроцинскаго (впослѣдствіи уніатскаго епископа), посланъ на казенный счетъ въ главную духовную семинарію при Виленскомъ университетѣ. Во время четырехлѣтняго ученія въ этой польско-католической академіи, Сѣмашко не только не утратилъ своихъ русскихъ симпатій, чему отчасти способствовало либеральное вообще направленіе преподаванія въ семинаріи, но и вынесъ еще большее нерасположеніе ко всему польскому и католическому, еще болѣе разочаровался въ уніи, въ ея догматической и исторической правдѣ. По окончаніи, въ 1820 г., курса ученія со степенью магистра богословія, Сѣмашко возвратился въ свою луцкую епархію и луцкимъ епископомъ Яковомъ Мартусевичемъ посвященъ, безъ вступленія въ бракъ, но и безъ постриженія въ монашество, 6 октября 1820 г. въ санъ иподіакона, 20 декабря 1820 г. въ діакона, а 28 декабря 1821 г. въ санъ іерея. Еще въ санѣ иподіакона онъ былъ назначенъ инструкторомъ ставленнической семинаріи и засѣдателемъ Луцкой консисторіи (и консисторія и семинарія находились тогда въ м. Жидичинѣ, въ 5 верстахъ отъ Луцка) и благодаря своей усидчивости, знаніямъ и искусству излагать бумаги на русскомъ языкѣ вскорѣ сдѣлался въ консисторіи главнымъ дѣятелемъ. Когда состоялось правительственное распоряженіе о присылкѣ изъ уніатскихъ епархій въ Римско-католическую духовную коллегію въ Петербургѣ на новое трехлѣтіе лицъ, знакомыхъ съ русскимъ языкомъ и русскимъ законодательствомъ, Сѣмашко, еще 7 января 1822 г. возведенный въ санъ протопресвитра, назначенъ былъ Мартусевичемъ (20 іюня 1822 г.) для присутствованія въ уніатскомъ департаментѣ Коллегіи.

Сѣмашко прибылъ въ Петербургъ въ Коллегію въ тотъ моментъ, когда только-что началъ обозначаться въ правительственной нашей системѣ нѣкоторый переломъ по отношенію къ уніатскому вопросу: 28 сентября 1822 г. князь Голицынъ предложилъ Коллегіи позаботиться объ учрежденій духовныхъ семинарій для образованія бѣлаго уніатскаго духовенства и объ упраздненіи съ этою цѣлью излишнихъ базиліанскихъ монастырей, а 16 октября 1822 г. обнародованъ былъ Высочайшій указъ о недопущеніи католиковъ въ базиліанскій орденъ. Сѣмашко вскорѣ по вступленіи въ Коллегію получилъ въ ней руководящую роль и сталъ энергично отстаивать интересы уніатской церкви, нерѣдко по этому поводу входилъ въ столкновеніе съ прочими членами Коллегіи, и даже съ самимъ ея прокуроромъ. Благодаря его энергичному вмѣшательству дѣло о полоцкомъ архіепископѣ Красовскомъ, преданномъ суду Коллегіи по интригамъ базиліанъ, окончилось не отрѣшеніемъ его отъ должности, а лишь перемѣщеніемъ на другую (луцкую) епархію, благодаря ему же получило, наконецъ, должное движеніе и дѣло о 20,000 совращенныхъ въ католичество уніатахъ, двадцать лѣтъ остававшееся въ Коллегіи подъ-спудомъ. Въ теченіе первыхъ пяти лѣтъ пребыванія своего [342]въ Коллегіи, причемъ 23 марта 1823 г. онъ возведенъ былъ въ санъ каноника, а 8 октября 1825 г. въ санъ прелата-схоласта луцкаго каѳедральнаго собора, Сѣмашко основательно изучилъ всю исторію стремленій и ходатайствъ передъ правительствомъ бѣлаго уніатскаго духовенства въ его борьбѣ съ базиліанскиии монахами; и мало по малу выработалъ себѣ полный планъ дѣйствій по подготовкѣ общаго возсоединенія уніатовъ; по убѣжденіямъ своимъ онъ въ Петербургѣ сталъ вполнѣ православнымъ и имѣлъ даже намѣреніе лично присоединиться къ православной церкви и постричься въ монахи въ Александро-невской лаврѣ. Въ концѣ 1827 г. планъ Сѣмашко, изложенный имъ въ особой запискѣ, черезъ директора департамента Карташевскаго и министра Шишкова былъ представленъ императору Николаю и получилъ полное его одобреніе. Въ духѣ этой записки, по предложенію правительства, Сѣмашко составилъ затѣмъ отъ лица Коллегіи подробный протоколъ о нуждахъ уніатской церкви въ Россіи. Этотъ протоколъ 17 января 1828 г. и послужилъ поводомъ и основаніемъ для знаменитаго Высочайшаго указа 22 апрѣля 1828 г., положившаго начало преобразованію уніатской церкви въ видахъ постепеннаго ея сближенія съ православною. На основаніи этого указа, при непосредственномъ участіи Сѣмашко, учреждена самостоятельная греко-уніатская Духовная коллегія, сокращено число уніатскихъ епархій, преобразованъ составъ уніатскихъ консисторій, базиліане поставлены подъ дѣйствительный контроль епархіальной власти, предложено католикамъ оставить базиліанскій орденъ, уничтоженъ сборъ десятины съ уніатскаго населенія въ пользу католическаго духовенства, прекращены посылки уніатовъ въ Виленскую главную семинарію, открыта для образованія бѣлаго духовенства литовской епархіи духовная семинарія въ Жировицахъ; въ этой семинаріи, а равно и въ Бѣлорусской (въ Полоцкѣ) введенъ — съ нѣкоторыми ограниченіями — тогдашній уставъ православныхъ духовныхъ училищъ и т. д. 4 августа 1829 г., въ Петербургѣ, въ костелѣ Св. Екатерины, Сѣмашко посвященъ былъ въ санъ епископа мстиславскаго, викарія бѣлорусской епархіи, причемъ назначенъ предсѣдателемъ бѣлорусской консисторіи, съ оставленіемъ и въ должности члена Коллегіи. Въ мартѣ 1830 г. онъ отправился для обозрѣнія уніатскихъ епархій и въ сентябрѣ того же года, по возвращеніи въ Петербургъ, представилъ въ Коллегію донесеніе о томъ, что недавнія преобразованія встрѣчены сочувственно уніатскимъ духовенствомъ, что въ частности обѣ семинаріи найдены имъ въ благопріятномъ для русскаго дѣла состояніи. Случившееся вскорѣ послѣ этого польское возстаніе 1831 г. побудило правительство закрыть нѣкоторые скомпрометтированные въ этомъ возстаніи базиліанскіе монастыри, а Почаевскую лавру передать въ православное вѣдомство. Послѣ кратковременной реакціи въ пользу полонизма, подъ вліяніемъ интригъ Жарскаго, уніатскій вопросъ сталъ опять подвигаться въ желательномъ для Сѣмашко направленіи: уничтожено было право ктиторства польскихъ помѣщиковъ-католиковъ надъ уніатскими церквами и закрыто опять много излишнихъ базиліанскихъ монастырей. 2 апрѣля 1832 г. Іосифъ Сѣмашко назначенъ былъ самостоятельнымъ литовскимъ епископомъ и съ этого времени подготовка литовской епархіи къ возсоединенію быстро пошла впередъ, подъ непосредственнымъ надзоромъ избраннаго имъ самимъ въ викаріи себѣ епископа Антонія (Зубко). Въ то же время Сѣмашко энергичною запискою, которую онъ 25 октября 1833 г. подалъ министру Внутреннихъ Дѣлъ графу Д. Н. Блудову, положилъ предѣлъ частнымъ присоединеніямъ уніатовъ къ православной церкви, столь вреднымъ для общаго возсоединенія, а на общемъ собраніи всѣхъ уніатскихъ епископовъ, въ Петербургѣ, 7 февраля 1834 г. предложилъ ввести въ уніатской церкви въ употребленіе служебники московской печати и заняться устройствомъ иконостасовъ; предложеніе это было принято. Въ 1834 г. онъ вторично обозрѣвалъ обѣ уніатскія епархіи, видѣлъ лично около 800 уніатскихъ священниковъ, снабдилъ ихъ много нужными указаніями относительно преобразованій въ устройствѣ и обрядахъ и утишилъ поднявшіеся было въ нѣкоторой части уніатскаго духовенства протесты противъ московскихъ служебниковъ. 26 мая 1835 г. Сѣмашко назначенъ былъ членомъ особаго секретнаго комитета, образованнаго для лучшаго направленія уніатскихъ дѣлъ; 19 декабря 1835 г., когда уніатскія духовно-учебныя заведенія подчинены были Коммиссіи духовныхъ училищъ, онъ [343]назначенъ членомъ ея. Въ 1835 и 1836 гг., когда опять стало обнаруживаться въ правительствѣ колебаніе по уніатскому вопросу, а частныя присоединенія уніатовъ, не смотря на особую инструкцію, выработанную секретнымъ комитетомъ для православныхъ архіереевъ западныхъ губерній, продолжали вредить общему дѣлу возсоединенія, Сѣмашко повторилъ еще ранѣе сдѣланную имъ угрозу, что лично перейдетъ въ православіе и оставитъ все дѣло объ уніатахъ, и достигъ того, что въ январѣ 1837 г. уніатская церковь была подчинена вѣдѣнію оберъ-прокурора Св. Синода. Въ томъ же 1837 г. Сѣмашко, во время новаго четырехъ-мѣсячнаго обозрѣнія обѣихъ уніатскихъ епархій, старался объ уничтоженіи еще остававшихся въ уніатскихъ церквахъ латинскихъ особенностей и бралъ уже отъ нѣкоторыхъ лицъ высшаго уніатскаго духовенства подписки о желаніи возсоединиться съ православною церковью. 2 марта 1838 г., по смерти митрополита Іосафата Булгака, онъ былъ назначенъ предсѣдателемъ Коллегіи, принялъ рядъ мѣръ противъ нежелавшихъ давать подписки на возсоединеніе уніатскихъ священниковъ, и своевременно прекратилъ волненія съ средѣ уніатскаго духовенства въ Бѣлостокской области и въ Бѣлоруссіи. 1 декабря 1832 г. онъ подалъ правительству записку о безотлагательномъ возсоединеніи уніатовъ, въ началѣ 1839 г. отправился въ Бѣлоруссію, и 12 февраля 1839 г., въ Полоцкѣ, вмѣстѣ съ прочими уніатскими епископами, онъ составилъ соборное постановленіе о желаніи уніатовъ возсоединиться съ православною церковью. Съ этимъ постановленіемъ, подкрѣпленнымъ подписями 1305 лицъ уніатскаго духовенства. Сѣмашко возвратился въ Петербургъ и 25 марта 1839 г. Св. Синодъ принялъ западно-русскую уніатскую церковь, въ лицѣ Сѣмашки, въ общеніе, причемъ Іосифъ возведенъ былъ въ санъ архіепископа, съ оставленіемъ и предсѣдателемъ Коллегіи, переименованной теперь въ бѣлорусско-литовскую. Вслѣдъ за тѣмъ онъ отправился въ Западную Россію и совершилъ тамъ рядъ торжественныхъ совмѣстныхъ богослуженій православнаго и возсоединеннаго духовенства. Въ 1840 г., по его предположеніямъ, произведено разграниченіе западно-русскихъ православныхъ епархій, причемъ онъ получилъ титулъ литовскаго и виленскаго архіепископа и священно-архимандрита виленскаго Троицкаго монастыря. Въ 1841, 1842 и 1843 гг., онъ навѣщалъ свою епархію, для личныхъ наблюденій за ходомъ дѣлъ временно въ ней; кромѣ того, въ 1841 г. (по болѣзни Зубко) завѣдывалъ минскою епархіей, въ 1842 г. совершилъ паломничество по русскимъ святымъ мѣстамъ, въ 1843 г. обозрѣвалъ минскую, полоцкую и могилевскую епархіи, такое же обозрѣніе повторилъ еще въ 1845 и 1849 г. Въ 1844 г. совсѣмъ уѣхалъ изъ Петербурга въ Жировицы, исходатайствовавъ предварительно, въ 1843 г. закрытіе бѣлорусско-литовской коллегіи и учрежденіе второго (ковенскаго) викаріатства въ литовской епархіи. Въ 1845 г. литовское епархіальное управленіе вмѣстѣ съ семинаріей переведено, по его предложенію, въ Вильну, куда окончательно и онъ самъ переселился, причемъ получилъ въ завѣдываніе виленскій Духовъ монастырь вмѣсто Троицкаго. Въ 1846 г. Сѣмашко совершилъ торжественный объѣздъ своей епархіи. 1 апрѣля 1847 г. онъ возведенъ былъ въ званіе члена Св. Синода. Въ 1848 г. ему пришлось вступить въ борьбу съ мѣстными представителями высшей гражданской власти, которые давали вѣру разнымъ клеветамъ на присоединившееся духовенство; такъ началась его долгая и упорная борьба съ виленскимъ генералъ-губернаторомъ Бибиковымъ, слишкомъ поддававшимся вліянію мѣстнаго польскаго общества; неоднократно Сѣмашко жаловался на него въ Петербургъ, а въ 1855 г. написалъ оберъ-прокурору Св. Синода знаменитое письмо о необходимости усиленія православно-русскаго элемента въ западно-русскомъ чиновничествѣ, въ виду возможности новаго польскаго мятежа. 30 марта 1852 г. Сѣмашко возведенъ былъ въ санъ митрополита. Въ 1857 г. участвовалъ въ Москвѣ въ коронаціи императора Александра II. Съ вновь назначеннымъ генералъ-губернаторомъ Назимовымъ у него сначала установились добрыя отношенія. Когда въ 1857 г. Назимовъ возбудилъ дѣло о большемъ благолѣпіи православныхъ храмовъ въ литовской епархіи, Іосифъ настоялъ, чтобы обязанность строить церкви была возложена не на крестьянъ, а на ихъ владѣльцевъ, а въ казенныхъ имѣніяхъ на правительство. Когда въ томъ же году обнародованъ былъ Высочайшій указъ 20 ноября объ улучшеніи быта помѣщичьихъ крестьянъ въ западныхъ [344] губерніяхъ, Іосифъ принялъ черезъ духовенство всѣ мѣры къ сохраненію въ народѣ тишины и порядка. Въ томъ же году онъ возсталъ противъ предположенія учебнаго начальства ввести въ приходскія школы изученіе польскаго и жмудскаго языковъ. Съ 1859 г., когда латино-польская пропаганда, особенно усилилась въ западномъ краѣ, Іосифъ, помимо разныхъ частныхъ столкновеній изъ-за нея съ Назимовымъ, послалъ 26 февраля 1859 г. черезъ оберъ-прокурора Св. Синода особую записку Государю о гибельныхъ плодахъ примирительной политики относительно поляковъ въ западной Россіи и о необходимости открыто заявить, что правительство не имѣетъ въ виду никакихъ измѣненій въ своей политикѣ относительно Польши; за эту записку онъ получилъ Высочайшую благодарность. Особенно испортились его отношенія съ Назимовымъ съ того времени, когда въ «Колоколѣ» было напечатано его вышеупомянутое секретное письмо къ оберъ прокурору 1855 г., такъ какъ въ сообщеніи его онъ заподозрилъ самого Назимова. Въ ноябрѣ 1859 г. Сѣмашко прибылъ, для присутствованія въ Синодѣ, въ Петербургъ, и пробылъ тутъ до мая слѣдующаго года. Въ 1860 г. предписалъ духовенству открыть церковно-приходскія школы; тогда же ихъ открыто было 222; въ 1861 г. открылъ въ Вильнѣ женское училище духовнаго вѣдомства. Когда въ томъ же 1861 г. начались въ Вильнѣ польскія манифестаціи, онъ обнародовалъ подробное наставленіе своему духовенству на случай открытаго мятежа. Съ назначеніемъ въ маѣ 1863 г. М. Н. Муравьева виленскимъ генералъ-губернаторомъ дѣятельность его на пользу православной церкви и духовенства опять могла проявляться въ самыхъ широкихъ размѣрахъ Прежде всего оказана была помощь священникамъ и ихъ семействамъ, пострадавшимъ отъ польскихъ повстанцевъ; затѣмъ, на отпущенныя изъ казны средства, а также на контрибуціонныя деньги началась постройка новыхъ и реставрація старыхъ церквей; улучшено матеріальное положеніе православнаго духовенства. Тогда же началось сильное движеніе католиковъ къ переходу къ православіе, особенно усилившееся въ 1865 и 1866 гг. Митрополитъ Іосифъ въ эти годы былъ уже обезсиленъ физическими недугами и прямого, непосредственнаго участія во многихъ дѣлахъ не могъ принимать, чѣмъ отчасти и объясняются нѣкоторыя шероховатости въ дѣлѣ присоединенія католиковъ въ генералъ-губернаторство Кауфмана; но общее направленіе всѣхъ этихъ дѣлъ принадлежало ему. Митрополитъ Іосифъ скончался 23 ноября 1868 г. и погребенъ въ пещерной церкви виленскаго Духова монастыря. Кромѣ всѣхъ русскихъ орденовъ, онъ имѣлъ Высочайше пожалованный ему 27 марта 1866 г. посохъ, осыпанный драгоцѣнными камнями.

«Записки митр. Іосифа», изд. Академіей Наукъ; Ивановъ, «Высокопреосвященный Іосифъ Сѣмашко», 1889; Кояловичъ, «Іосифъ, митр. Литовскій», — «Христ. Чтеніе», 1868—1869 гг.; Кипріановичъ. «Жизнь Іосифа Сѣмашко», 1893.