РБС/ВТ/Капнист, Василий Васильевич

Материал из Викитеки — свободной библиотеки
Перейти к навигации Перейти к поиску

Капнист
Русский биографический словарь А. А. Половцова
Brockhaus Lexikon.jpg Словник: Ибак — Ключарев. Источник: т. 8 (1897): Ибак — Ключарев, с. 475—478 ( скан · индекс ) • Другие источники: МЭСБЕ : ЭСБЕРБС/ВТ/Капнист, Василий Васильевич в дореформенной орфографии


Капнист, Василий Васильевич — писатель, род. в 1757 году, в селе Обуховке, миргородского уезда полтавской губернии, ум. 28 октября 1823 г. Он был младший из четырех сыновей бригадира В. П. Капниста и его второй жены, Софьи Андреевны Дуниной-Борковской; год рождения его был и годом смерти его отца, погибшего в сражении при Гросс-Огерсдорфе. Мать В. В. Капниста, коренная малороссиянка, происходившая из хорошей дворянской фамилии, была женщина малообразованная, но обладавшая природным умом. Овдовев, она направила все заботы на то, чтобы дать детям хорошее образование и с этою целию поместила их в один из лучших петербургских пансионов. Окончив образование, Капнист в 1771 г. поступил в Измайловский полк капралом и в том же году произведен в подпрапорщики и в фурьеры, а в начале следующего года перешел сержантом в преображенский полк, где в 1775 г. и получил первый офицерский чин, но вскоре вышел в отставку. В начале 1782 г. он был избран в предводители дворянства миргородского уезда, а в августе того же года поступил под начальство графа А. А. Безбородка, получив должность контролера главного почтового правления. В мае 1783 г. он оставил и эту службу, уехал на родину и в январе 1785 г. был выбран киевским дворянством в губернские предводители. В 1787 г. Капнист был назначен главным надзирателем киевского шелковичного завода. В 1797 г., находясь уже в отставке, Капнист приезжал в Петербург по тяжебному делу. В это время состоялось Высочайшее повеление о высылке из столицы всех неслужащих дворян. Тогда Капнист, чтобы иметь возможность продлить свое пребывание в столице, обратился к Л. А. Нарышкину с просьбою о доставлении ему службы. 31 октября 1799 г. он был причислен к театральной дирекции и назначен на должность "по рассматривании всех пиес и переправливании оных". В это время русский театр в Петербурге был в упадке и в публике замечалось явное охлаждение к нему. Капнист, заведывая русскою труппою, употреблял все усилия к тому, чтобы оживить сцену, и с этою целию вызвал из Москвы нескольких талантливых артистов. Капнист состоял при театральной дирекции по 14-е августа 1801 г. и при увольнении был награжден чином статского советника. В 1802 г. он был утвержден генеральным судьею 1-го департамента полтавского генерального суда, а затем, с 24 марта 1812 г. по 19 февраля 1818 числился при департаменте народного просвещения. В 1822 г. Капнист был избран полтавским дворянством в губернские предводители. Скончался в селе Кибенцах, имении Д. П. Трощинского, с которым находился в дружеских отношениях. Похоронен в своей любимой, воспетой им в стихах, Обуховке. Как писатель, Капнист принадлежал к тому литературному кружку, душою которого был известный знаток искусств и литературы Н. А. Львов, а наиболее видными представителями — Хемницер, Богданович, Державин и отчасти А. Н. Оленин. Знакомство со Львовым относится еще ко времени пребывания Капниста в Измайловском полку, где оба они посещали полковую школу, находившуюся под особенным покровительством А. И. Бибикова, "охотника до наук, особливо до стихотворства". Капниста и Львова, кроме дружбы, связывали и семейные отношения: первый был женат на Ал. А. Дьяковой, а второй — на ее сестре Марье Алексеевне. Чрез Львова Капнист познакомился и с Хемницером, в литературной деятельности которого принимал большое участие и оказывал на него несомненное влияние. С переходом Капниста в Преображенский полк начинается сближение его с Державиным, который с 17_95 г. также делается свояком его и Львова, женившись на Д. А. Дьяковой. Литературные занятия способствовали их сближению, несмотря на разницу в летах. Благодаря Капнисту, Державин сошелся со Львовым и Хемницером. Под влиянием этих-то лиц и совершился тот поворот Державина к самостоятельному творчеству, начало которого он сам относит к 1779 году. Друзья Державина усердно занимались просмотром его сочинений, делали в них поправки, переводили для него произведения древних классиков, даже составляли для него виньетки. Капнист значительно превосходил Державина в образовании и знании иностранных языков, из которых французским владел вполне свободно, но из древних знал только латинский. В доме Державина Капнист познакомился, между прочим, с И. И. Дмитриевым, на которого произвел впечатление живостью и остроумием — отличительными свойствами своего характера. В начале XIX столетия Капнист сблизился с литературным кружком Оленина. Из друзей Оленинского дома он находился в приятельских отношениях с Гнедичем, которому и подал мысль продолжать перевод Илиады, начатый Костровым. К этому же времени относится знакомство Капниста с Озеровым и Батюшковым, которого он поощрял в занятиях италианской литературой.

Первым литературным произведением Капниста была "Ode à l'occasion de la paix conclue entre la Russie et la Porte Ottomane à Kaynardgi le 10 juillet année 1774". Ода эта была напечатана отдельным изданием в 1775 году. С 1780 г. Капнист делается сотрудником "С.-Петербургского Вестника", в июньской книжке которого появилась "Сатира первая", заключавшая в себе резкие суждения о современной литературе и некоторых ее представителях. Сатира доставила автору известность, но возбудила неприятную полемику. Большою известностью пользовалась также "Ода на рабство", написанная в 1783 г., но напечатанная только в "Лирических сочинениях", изданных в 1806 году. В ней вспоминаются прежние времена Малороссии, когда она пользовалась свободой, и высказываются жалобы на те узы рабства, которые наложены были на родину поэта. Ода эта, без сомнения, вызвана была указом 3 мая 1783 г., по которому поселяне киевского, черниговского и новгород-северского наместничеств объявлялись крепостными людьми тех помещиков, на чьих землях застал их новый закон. "Ода на рабство", по словам самого автора, послужила поводом к сочинению "Оды на истребление в России звания раба, Екатериною II в 15 день февраля 1786 г.". В это время, как известно, состоялся указ, повелевающий подписываться на просьбах не "раб", а "верноподданный". Этою одою и началось сотрудничество Капниста в "Новых Ежемесячных Сочинениях" (1787 г., ч. ХV), служивших как бы продолжением "Собеседника любителей русского слова", в котором Капнист также участвовал по приглашению издателей его, кн. Е. Р. Дашковой и О. П. Козодавлева.

Карамзин, ценивший в Капнисте литературный вкус и чистоту языка, также привлек его к сотрудничеству в своих изданиях: "Московском журнале" (1792 г.) и "Аонидах" (1796—1799 гг.). В позднейшее время Капнист сотрудничал в "Северном Вестнике", "Журнале древней и новой словесности", "Друге просвещения", "Отечественных Записках", "Вестнике Европы", "Трудах" московского и казанского обществ любителей словесности, которых он был почетным членом, и в "Сыне Отечества".

Стихотворная деятельность Капниста выразилась преимущественно в одах, подразделяющихся на духовные, торжественные, нравоучительные, элегические, горацианские и анакреонтические. Гораций был любимым классиком Капниста, и в последние годы своей жизни он почти исключительно им занимался. Но в свои переводы из Горация Капнист внес слишком много субъективного элемента, так что они являются скорее подражаниями, причем резко выделяются анахронизмы в смешении национального элемента с древне-классическим.

Как лирический поэт, Капнист не приобрел себе известности, хотя некоторые из его произведений очень ценились за легкий стих и временами неподдельное, хотя и не глубокое чувство. Не говоря уже о современниках Капниста, укажем на Гоголя, который в стихах его находил "аромат истинно-душевного чувства и какую-то особенную антологическую прелесть". Нельзя, однако, не заметить, что чувство это в большинстве случаев выражалось меланхолией, которою Капнист злоупотреблял; это было замечено еще И. И. Дмитриевым, а впоследствии подтверждено и Белинским.

Своею литературною известностью Капнист обязан "Ябеде". Комедия эта в первый раз появилась на сцене 22 августа 1798 г. и тогда же была напечатана. Поводом к сочинению "Ябеды" послужил процесс, веденный Капнистом с соседом своим, помещиком тарновским. Пьеса эта, не отличающаяся художественными достоинствами, имела блестящий успех, благодаря своему общественному значению. Но после четырех представлений комедия, но Высочайшему повелению от 23 октября, была запрещена и изъята из продажи. Опала эта объясняется тем, что, обличая взяточников, Капнист приобрел много врагов среди чиновного люда, и наиболее влиятельные из них, без сомнения, употребили все усилия к тому, чтобы представить автора комедии опасным для общества человеком. В 1805 г. опала с "Ябеды" была снята, после чего она долго держалась на сцене. Популярность комедий была так велика, что некоторые выражения ее обратились в пословицы.

Кроме "Ябеды", Капнисту принадлежат еще следующие драматические произведения: 1) "Клорида и Милон", пастушеская опера в одном действии, сюжет которой взят из древне-греческой жизни. Она была в первый раз представлена 6 ноября 1800 г. и тогда же напечатана без имени автора; 1) "Сганарель, или мнимая неверность", комедия в трех действиях, представляющая собою переделку пьесы Мольера "Sganarelle, ou le cocu imaginaire". Поставлена на сцену 17 мая 1806 г.; 3) "Антигона", трагедия в пяти действиях, представленная 21 сентября 1814 г. Первая из этих пьес имела еще некоторый успех, а последние две никакого. Сам автор признавал их слабыми и впоследствии сам их осмеял эпиграммами, напечатанными в "Сыне Отечества".

Хотя Капнист и состоял членом Российской Академии еще с 1785 г., но только в 1814 г. принял участие в ее трудах. При составлении словаря ему поручен был выбор слов из Слова о полку Игореве и из Русской Правды. Благосклоннее относился он к Беседе любителей русского слова, в которой числился почетным членом с самого ее основания (1811 г.). В "Чтениях" Беседы, кроме стихотворений, печатались и прозаические статьи Капниста. Так, в 17-м Чтении (1815 г.) помещено "Письмо к С. С. Уварову о гекзаметрах", в котором Капнист предлагал переводить Гомера размером русских народных песен. Но Уваров, как известно, опроверг его мнение, чем и убедил Гнедича переводить Илиаду размером подлинника. В 18-м Чтении (1815 г.) было напечатано "Краткое изыскание о Гипербореянах и коренном российском стихосложении", в котором автор, сетуя на Ломоносова за то, что последний "не возобновил древнего русского стихосложения, пред всеми иностранными толико преимущественного", решается "вступить дерзостною ногою в ристалище, минованное исполином отечественного стихотворства" и для того старается прежде всего доказать тождество Славян с Гипербореянами, "народом знаменитым, от которого сами греки заимствовали искусства и науки". Очевидно, что в этой части своего исследования Капнист руководствовался не строгою научною критикой, а чувством патриотизма и различными фантастическими гипотезами, в чем однако и сам сознается. Изыскание Капниста, как и следовало ожидать, было встречено в печати насмешливыми отзывами. Последующие же его статьи: "О восстановлении первых шести песней Одиссеи в первобытный их порядок" (СПб. 1819) и "Мнение о том, что Улисс странствовал, не в Средиземном, но в Черном и в Азовском морях" ("Сын Отечества", 1819 г.) не удостоились даже и насмешливого отзыва. Такое обидное молчание было принято автором за знак презрения к его "велемудрствованию".

Собрания сочинений Капниста печатались в Петербурге и выдержали три издания (1796, 1806, 1849 гг.). Последнее из них неудовлетворительно в смысле неисправности текста, но от предыдущих отличается наибольшею полнотой, хотя и не заключает в себе известной оды "На рабство", отсутствие которой объясняется цензурными соображениями того времени.

"Рецензент" 1821 г., № 21, 25; "Отеч. Записки" 1824 г., ч. XIX, № 52; "Атеней" 1828 г., ч. II, № 5; "Чтения в обществе истории и древн. российских" 1847 г., № 9; "Росс. Библиография" 1881 г., № 90; "Соч. Белинского", изд. 5-е, т. III, 399; т. VIII, 120—121; "Соч. Батюшкова", изд. 1885—1887 гг.; "Киевская Старина" 1886 г, т. XVI; "Соч. Гоголя", изд. 10-е, т. IV, 170; "Записки С. П. Жихарева". M. 1890 г.; "Истор. Вестник" 1891 г., т. XLIV; "Русск. Архив" 1892 г., кн. II; "Архив дирекции императорских театров". СПб. 1892; "Библиограф" 1894 г., вып. 2.