РБС/ВТ/Коялович, Михаил Осипович

Материал из Викитеки — свободной библиотеки
Перейти к навигации Перейти к поиску

Коялович, Михаил Осипович
Русский биографический словарь А. А. Половцова
Brockhaus Lexikon.jpg Словник: Кнаппе — Кюхельбекер. Источник: т. 9 (1903): Кнаппе — Кюхельбекер, с. 395—397 ( скан · индекс )РБС/ВТ/Коялович, Михаил Осипович в дореформенной орфографии
 Википроекты: Wikipedia-logo.png Википедия


Коялович, Михаил Осипович, профессор С.-Петербургской духовной Академии, сын воссоединившегося с православной церковью униатского священника, род. в 1828 г., в м. Кузнице (Сокольского уезда Гродненской губернии), ум. 23 августа 1891 г.; Учился в Супрасльском духовном училище с 1841 по 1845 г., в Литовской духовной семинарии в Вильне с 1845 по 1851 г. и в Петербургской духовной Академии с 1851 по 1855 г. После кратковременной службы с 6 ноября 1855 г. преподавателем Рижской и Петербургской духовных семинариях, призван был 12 мая 1856 г. занять в Петербургской духовной Академии кафедру обличительного богословия, к которой тогда отнесена была и история русского раскола; со следующего учебного года, с 20 сентября 1857 г., перешел на кафедру русской церковной и гражданской истории, которую и занимал сначала со званием бакалавра, а потом, с 28 февраля 1862 г., экстраординарного профессора; со времени преобразования Академии (с 1869 г.) преподавал только русскую гражданскую историю. В степени магистра богословия утвержден 5 февраля 1857 г., в степени доктора богословия 6 июня 1873 г., после публичной защиты диссертации 20 мая 1873 г.; тогда же (13 июня 1873) избран в звание ординарного профессора; 3 июля 1881 г. удостоен звания заслуженного ординарного профессора. Кроме профессорских он нес еще и другие обязанности в Академии: инспектора Академии четыре года (с 27 сентября 1874), помощника ректора по церковно-историческому отделению (с 19 мая 1878 г.) и члена академического правления (с 15 августа 1884 г.).

Первым научным трудом профессора Кояловича, начатым им еще на студенческой скамье, была его "Литовская церковная уния" (2 тома, 1859 и 1862 г.), сразу же создавшая ему славу знатока западно-русской истории. В наступившую вскоре за тем польскую смуту он принял деятельное участие в историческом разъяснении русско-польских дел и отношений. В 1864 г. в небольшом обществе лиц высшего круга, пожелавших ознакомиться с историей западной России, он читал лекции по ее истории, напечатанные тогда же в "Дне" (1864, №№ 14—29) и вышедшие отдельным изданием; впоследствии, в 1884—1885 гг., они вышли еще тремя изданиями и удостоены премии Петра Великого. Кроме этих лекций им напечатаны в "Дне" (1862 №№ 36—42) "Лекции о западно-русских православных братствах" и несколько небольших исторических статей. В то же время, по поручению Археографической комиссии (членом ее он состоял с 15 июня 1863 г.), он издал в 1865 г. "Документы, объясняющие историю западной России и ее отношения к восточной России и к Польше", с переводом на французский язык, а в 1869 г. — "Дневник Люблинского сейма 1569 года", по двум редакциям и с переводом на русский язык. Предварительно (2 мая 1862 г.) он с Высочайшего соизволения командирован был с ученой целью в западные губернии. В 1872 г., по поручению той же Археографической комиссии, он издал первый том "Русской исторической библиотеки", а в 1874 и 1880 гг. — два выпуска Макарьевских Четьих-Миней (за октябрь). В 1876 г. издал "Летопись осады Пскова Баторием". В последнее время перед смертью занят был работами по изданию, предпринятому Археографической комиссией, тайных писем иезуитов, бывших в России при Петре Великом.

В начале 70-х годов Коялович вернулся к специальным занятиям западно-русской церковной историей. Он принялся за изучение массы униатских дел и документов, переданных при воссоединении в архив Св. Синода, и результатом этого изучения была его докторская диссертация "История воссоединения западно-русских униатов, старых времен", именно в царствования Екатерины II и Павла. Свои разыскания по униатским делам в синодальном архиве он тогда же продолжил и далее, в царствования Александра I и Николая и впоследствии (в 1889 г.) воспользовался ими для полемики (в "Журн. мин. нар. просв,". 1890, № 6) с Бобровским (автором книги "Русская греко-униатская церковь при Александе I") и целого ряда исторических статей о делах и людях той эпохи (по преимуществу в "Церковном Вестнике").

По своим общеисторическим взглядам Коялович ближе всего стоял к славянофильской школе. Всего ярче его своеобразная личность, его собственный строй мыслей и чувств, отразились в его "Истории русского самосознания по историческим памятникам и научным сочинениям" (СПб., 1884), представляющей не что иное, как курс его академических лекций по литературе русской истории. Беспристрастная ученая критика признала в этой книге не полную историю русского самосознания, а ряд статей, неравномерно разработанных, посвященных вопросам, связанным с историей самосознания, но книга эта все-таки во многих отношениях любопытна, особенно же — как живое отражение оригинальной личности ее автора. Публицистическая деятельность, которой он вообще много уделял времени и которою успел составить себе довольно широкую известность, началась в разгар польской смуты 1863 года рядом статей в "Дне" и "Русском Инвалиде". С 1875 года, когда при Петербургской духовной Академии начал выходить еженедельный "Церковний Вестник", он открыл в нем ряд руководящих статей по вопросам западно-русской религиозно-политической жизни, не прекращавшийся до самой его смерти. Основной идеей всей его публицистической деятельности была мысль о необходимости теснейшего внутреннего объединения западных окраин с общерусским государственным центром, в частности же, вовсе не будучи врагом Польши в ее этнографических границах, он постоянно, подчас резко и запальчиво, старался защитить от польских притязаний западный край России. В этих видах он написал целый ряд статей о поднятии в западной России православия и русской народности, между прочим о необходимости открыть в Вильне духовную академию, как умственное средоточие православно-русских сил северо-западного края. Коялович редко выезжал из Петербурга в западную Россию: после упомянутой выше ученой командировки туда, он только в 1886 году побывал в Вильне, Минске, Гродне и др. местах Западного края, и результатом этой поездки был длинный ряд его путевых наблюдений, явившихся на страницах "Церковного Вестника" (за 1886—1887 гг.). В последний раз он ездил в Вильну, в качестве депутата от Петербургской духовной Академии на юбилей 50-летия воссоединения униатов (8 июня 1889 г.). К этому юбилею, на средства Св. Синода, для бесплатной раздачи народу западных епархий, им напечатаны "Семь проповедей митр. Иосифа" и "Соборные деяния и торжественные служения в 1839 году". Но, проживая почти безвыездно в Петербурге, Коялович умел путем всякого рода сношений поддерживать самые тесные связи с западной Россией; после его смерти осталось множество писем к нему от разных лиц из западных губерний. — 6 ноября 1800 года торжественно праздновалось 35-летие его профессорской службы. Славянское благотворительное общество (членом которого он состоял с 23 мая 1868 и на торжественных собраниях которого произнес 12 речей), избрало его (25 ноября 1890 г.) в свои почетные члены. М. О. Коялович выдавался как лектор; преподавательскую деятельность он любил горячо и не раз отказывался от предложенных ему видных должностей, не желая оставлять преподавание. Умер он в Петербурге и погребен на Александро-Невском кладбище, где его учениками и почитателями поставлен могильный памятник. Преосвященный Антоний — ректор Академии — (ныне митрополит с.-петербургский) такими словами характеризовал M. О. Кояловича в надгробном слове ему: "Как человек, М. О. Коялович был один из редких людей, какими в особенности небогато наше время. Это был человек твердости непоколебимой и честности неподкупной. Это был человек правды, строгой законности и порядка. Это был истинный рыцарь, для которого голос чистого сердца и незапятнанная честь были дороже всего на свете".

Некролог его в "Церк. Вест.", за 1891, № 35, в "Журн. мин. нар. просв." за 1891 г., октябрь (Бершадского), в "Славянском Обозрении", за 1892 г. № 1 (Жуковича) и в "Славянских Известиях", за 1891 год, декабрь — речь проф. Пальмова "Памяти М. О. Кояловича", в которой, между прочим, приведен полный список научных и публицистических статей Кояловича.