РБС/ВТ/Крузенштерн, Иван Федорович

Материал из Викитеки — свободной библиотеки
Перейти к навигации Перейти к поиску

Крузенштерн
Русский биографический словарь А. А. Половцова
Brockhaus Lexikon.jpg Словник: Кнаппе — Кюхельбекер. Источник: т. 9 (1903): Кнаппе — Кюхельбекер, с. 455—460 ( скан · индекс ) • Другие источники: ВЭ : МЭСБЕ : ЭСБЕ : ADB : Appletons' (1887—1901)РБС/ВТ/Крузенштерн, Иван Федорович в дореформенной орфографии


Крузенштерн, Иван Федорович, адмирал, первый русский кругосветный мореплаватель, ученый, писатель. Род. 8 ноября 1770 г. в имении Гонгунд Нюландской губернии, ум. 12 августа 1846 г. Воспитывался сначала дома, потом три года посещал в Ревеле вышгородскую церковную школу, в 1785 г. был определен в Морской кадетский корпус кадетом, через два года произведен в гардемарины. Это было очень тяжелое время в жизни корпуса. Директор его, адмирал Голенищев-Кутузов, весьма редко посещал корпус, надзора за кадетами не было, господствовали суровые наказания. Когда началась в 1788 г. шведская война, за недостатком офицеров был произведен выпуск из корпуса гардемаринов «за мичмана» — в числе других выпущен был и Крузенштерн и назначен на корабль «Мстислав» под команду капитана Муловского. Муловский был предназначен к кругосветной экспедиция, которую отложили вследствие того, что началась война. От Муловского впервые получил Крузенштерн мысль о кругосветном плавании, осуществить которую удалось ему только 20 лет спустя. На корабле «Мстислав» Крузенштерн участвовал в Гогландском сражении. 1 января 1789 г. произведен в мичманы и летом участвовал в Эландском сражении, в 1790 в Ревельском и Выборгском; в последнем «Мстислав» взял в плен шведский контр-адмиральский корабль; Крузенштерн был назначен состоять при пленном контр-адмирале Лилиенфельде; за отличие в сражениях он произведен в лейтенанты. В 1791 и 1792 гг. Крузенштерн был на берегу в Кронштадте и близко сошелся с лейтенантом Яковом Берингом, — внуком известного мореплавателя; под влиянием этого знакомства еще живее стало его желание совершить дальнее плавание; в 1793 г. Крузенштерн и Беринг, в числе 12-ти лучших русских морских офицеров, были посланы в Англию учиться морскому делу; Беринг скоро умер, а Крузенштерн пошел на фрегате «Thetis» в крейсерство к берегам Северной Америки и участвовал в сражениях с французским флотом; пользуясь временем, пока фрегат исправлялся, Крузенштерн на небольшом судне отправился в Вест-Индию и посетил Барбадос, Суринам и Бермудские острова; он вообще всегда и впоследствии пользовался всяким случаем изучить во всех отношениях места, куда его бросала судьба; вернулся Крузенштерн в 1796 г. в Англию на фрегате «Клеопатра» и у берегов Ирландии едва не был взят в плен французским кораблем «Кастор». По возвращении Крузенштерн раздал матросам все причитавшиеся ему довольно значительные призовые деньги. В это время уже созрел у Крузенштерна план проложить торговый путь для русских судов в Ост-Индию и Китай. Чтобы лучше познакомиться с условиями дальнего плавания, он устроился так, что получил возможность пойти на английском военном корабле до Мыса Доброй Надежды, а потом — на фрегате «Oiseau» ходил в Ост-Индию. В Калькутте Крузенштерн встретил лифляндца Торклера, который хорошо знал северо-западный берег Америки; Торклер указал молодому Крузенштерну, какие выгоды Россия приобрела бы, доставляя туда и в Китай свои товары. Оставив фрегат «Oiseau», Kpyзенштерн на небольшом судне добрался до Кантона. Собрав здесь различные, интересовавшие его сведения, Крузенштерн на корабле Ост-Индской компании вернулся в 1799 г. вокруг Африки в Россию; покинув Россию молодым, неопытным лейтенантом, он, после шести лет непрерывного плавания, вернулся опытным и знающим мореплавателем.

Крузенштерн представил морскому начальству проект кругосветного плавания, указывая, что русский флот посредством дальних плаваний возвысится до уровня лучших иностранных флотов и что получит широкое развитие колониальная торговля и сделается более выгодным снабжение наших американских колоний всем для них необходимым.

Флот наш к концу XVIII столетия, несмотря на многочисленные победы над турками и шведами, был в таком упадке и неуверенность в себе у русских флотских деятелей была столь велика, что многие, сочувствуя самой идее Крузенштерна, считали русских матросов совершенно не способными к дальнему плаванию и советовали для кругосветного путешествия нанять англичан. При тогдашних смутных событиях в Европе проект Крузенштерна оставался несколько лет без окончательного рассмотрения и только уже по ходатайству министра коммерции (впоследствии канцлера) гр. Румянцева и адмирала Мордвинова был утвержден самим Государем Александром I; при этом по воле Государя исполнителем проекта назначен был Крузенштерн. Крузенштерн в это время был уже женат и помышлял об отставке, но лестное мнение о нем Государя заставило его принять это назначение. — В Англии были куплены два небольших, в 430 и 370 тонн, судна, названные «Надежда» и «Нева»; на первом командиром был сам Крузенштерн, а на втором капитан-лейтенант Лисянский. Государь лично осмотрел в Кронштадте оба судна и кроме других наград пожаловал жене Крузенштерна на 12 лет аренду по 1500 рублей, дабы, по словам Императора, «обеспечить благосостояние жены во время продолжительного и неизвестности подверженного отсутствия мужа». Государь разрешил на обоих судах поднять военные флаги и расходы на содержание одного принял на свой счет, а за другой платили Русско-Американская компания и гр. Румянцев. С Крузенштерном ушли в кругосветное плавание назначенный посланником в Японию действительный статский советник камергер Резанов, астроном Горнер и естествоиспытатели Тирезиус и Лангсдорф; матросы были взяты все русские.

Экспедиция вышла из Кронштадта 26 июля 1803 года. Она заходила в Копенгаген и 28 сентября прибыла в Фальмут; здесь пришлось еще раз проконопатить всю подводную часть обоих судов; 5 октября экспедиция пошла дальше к югу, зашла на остров Тенериф; 14 ноября, на 24° 20' зап. долготы от Гринвича, она пересекла экватор — впервые развевался теперь русский флаг в южном полушарии, что и было отпраздновано с большой торжественностью.

Дойдя до 20° южной широты, Крузенштерн тщетно искал остров Вознесения, о положении которого были очень сбивчивые указания; 9 декабря он прибыл к о-ву Св. Екатерины у бразильских берегов, где некоторые исправления на корабле «Нева» заставили пробыть до 23 января 1804 г. Отсюда плавание обоих кораблей было сначала весьма успешно: 20 февраля они обогнули мыс Горн; но вскоре их встретили крепкие ветры с градом, снегом и туманами. Корабли разлучились и 24 апреля Крузенштерн один достиг островов Маркиза Мендоза. Тут он определил положение островов Фетуга и Уагуга, затем зашел в порт Анна-Мария на острове Нукагива. 28 апреля туда же прибыл и корабль «Нева», На о-ве Нукагива Крузенштерн открыл и описал превосходную гавань, которую назвал портом Чичагова. 4 мая экспедиция покинула Вашингтоновы острова и 13 мая, на 146° западной долготы, вновь перешла экватор по направлению на север; 26 мая показались Сандвичевы острова. Здесь суда разделились: Крузенштерн торопился до наступления осени достигнуть Японии, куда ехал Резанов, а потому пошел в Камчатку, а Лисянскому предписал посетить острова Овайги и др. Сам Крузенштерн за разными причинами принужден был пробыть в Петропавловском порте, в Камчатке, с 3 июля по 27 августа; на пути в Японию, он вытерпел три жестоких шторма и при последнем, 20 августа, обратившемся в тайфун, едва не потерял мачты; ртуть в барометре так низко опустилась, что даже при качке не поднималась до начала делений. По пути Крузенштерн описал юго-восточную и южную стороны острова Киусиу, назвав мысы и отличительные вершины именами замечательных людей и происшествий новейшей истории и 26 сентября прибыл в Нагасаки. Японцы приняли наших путешественников с чрезвычайными предосторожностями, отказав даже посланнику во многих удобствах жизни. До 23 марта 1805 г. время прошло в ожидании комиссара от японского императора для начала переговоров, которые потом окончились тем, что японцы не только не приняли нашего посольства, но не взяли и подарков, присланных от нашего Императора. 5 апреля Крузенштерн оставил берега Японии и пошел почти совсем не известным европейцам Японским морем, определил положение островов Тсус, Оки, лежащих по западную сторону островов Киу-сиу и Нипона; описал северо-западный берег последнего острова, определил вход в Сангарский пролив и положение города Матемой. Потом, идя к северу, описал весь западный и северо-западный берег острова Иессо, определяя астрономически как мысы и бухты острова, так и высшие пункты ближайших малых островов. На северной оконечности острова Иессо Крузенштерн остановился на якоре в бухте, названной им Румянцевской; отсюда прошел Лаперузовым проливом между Иессо и Сахалином, описал залив Анива, находящийся на южной стороне Сахалина, восточный берег и бухту Терпения, которую оставил 13 мая. Огромное количество льда, встреченное им на другой день на 48° широты препятствовало ему продолжать плавание на север и он спустился к Курильским островам. Здесь, 18 мая, открыл 4 каменные острова, названные им «Каменные ловушки»;около них он встретил такое сильное течение, что, при свежем ветре и ходе восьми узлов, корабль «Надежда» не только не подавался вперед, но его относило на подводный риф. С трудом избегнув здесь беды, Крузенштерн 20 мая прошел проливом между островами Оннекотана и Харамукотаном, а 24 мая вновь прибыл в Петропавловский порт. 23 июня он пошел к Сахалину, чтобы окончить описание его берегов, 29 прошел Курильские острова, проливом между Раукоке и Матауа, который назван им Надеждой. 3 июля прибыл к мысу Терпения. Исследуя берега Сахалина, он обошел северную оконечность острова, спустился между ним и берегом Татарии до широта 53° 30' и в этом месте 1 августа нашел пресную воду, по которой заключил, что недалеко устье реки Амура, но из-за быстро уменьшающейся глубины идти вперед не решился. На другой день встал на якорь в заливе, названном им заливом Надежды; 4 августа пошел обратно в Камчатку, где исправление корабля и пополнение запасов задержали его до 23 сентября. При выходе из Авачинской губы из-за тумана и снега, корабль едва не сел на мель. На пути к Китаю он тщетно искал островов, показанных на старых испанских картах, выдержал несколько штормов и 15 ноября пришел в Макао. 21 ноября, когда «Надежда» была уже совсем готова идти в море, пришел корабль «Нева» с богатым грузом пушных товаров и остановился в Вампоа, куда перешел и корабль « Надежда». В начале января 1806 г. экспедиция окончила свои торговые дела, но была задержана китайским портовым начальством без всякой особенной причины, и только 28 января русские суда оставили китайские берега. Выходя из Зондского пролива, корабль « Надежда» опять только благодаря поднявшемуся ветру справился с течением, в которое попал и которое несло его на рифы. 3 апреля «Надежда» разлучилась с «Невой»; через 4 дня Крузенштерн обогнул Мыс Доброй Надежды и 22 апреля прибыл на остров Св. Елены, пройдя путь от Макао в 79 дней, через 4 суток Крузенштерн ушел и 9 мая вновь пересек экватор на 22° западной долготы. Еще на острове Св. Елены было получено известие о войне России с Францией, а потому Крузенштерн решил идти кругом Шотландии; 5 июля он прошел между островами Фер и Шотландскими и, пройдя под парусами 86 дней, прибыл 21 июля в Копенгаген, а 7 августа в Кронштадт, совершив все путешествие в 3 года 12 дней. Замечательно, что во время всего плавания на корабле «Надежда» не было ни одного смертного случая, да и больных было очень мало, тогда как на других судах тогда множество людей умирало и во внутреннем плавании; даже все потери на «Надежде» ограничились тем, что утеряны были 1 верн и 2 кабельтова у Нукагивы, да два гребных судна разбиты были тайфуном у берегов Японии.

Император Александр и щедро наградил Крузенштерна и его подчиненных. Все офицеры получили следующие чины, командиры ордена св. Владимира 3 ст. и по 3000 руб., лейтенанты по 1000, а мичманы по 800 рублей пенсиона по смерть. Нижние чины, по желанию, уволены в отставку и награждены пенсионом по смерть от 50 до 75 рублей. По Высочайшему повелению была выбита особая медаль для всех участников этого первого кругосветного путешествия.

Описание этой экспедиции напечатано на счет кабинета Его Величества под заглавием «Путешествие вокруг света в 1803, 1804, 1805 и 1806 годах на кораблях Надежда и Нева, под начальством капитан-лейтенанта Крузенштерна», в 3 томах, с атласом из 104 карт и гравированных картин, СПб. 1809 г.; это сочинение было переведено на английский, французский, немецкий, голландский, шведский, итальянский и датский языки.

Путешествие Крузенштерна составило эпоху в истории русского флота и наших колоний и обогатило географию и естественные науки многими сведениями о странах, мало известных. С этого времени начинается непрерывный ряд русских кругосветных путешествий, в которых образовались многие отличнейшие офицеры и матросы, с этого времени снабжение наших колоний всем необходимым стало производиться морским путем; колониальная торговля получила значительное развитие и во многом изменилось к лучшему управление Камчаткой. Из офицеров, бывших с Крузенштерном, многие с честью служили впоследствии в русском флоте, а кадет Отто Коцебу — был сам потом командиром корабля, ходившего в кругосветное путешествие.

В 1808 г. капитан 2 ранга Крузенштерн принят был в почетные члены Государственного Адмиралтейского Департамента, в 1809 г. произведен в капитаны 1 ранга и назначен командовать кораблем «Благодать»; в 1810 г. награжден Прусским орденом Красного Орла 1-й степени, а 4 апреля 1811 г. назначен инспектором Морского кадетского корпуса. Благодаря в значительной степени его влиянию снаряжена была графом Румянцевым кругосветная экспедиция, под начальством лейтенанта Отто фон Коцебу; Крузенштерн начертал для нее подробный план и инструкцию, и весной 1814 г. отправился сам в Англию, дабы заказать необходимые астрономические и другие инструменты для этой экспедиции; во время этой поездки он, между прочим, посетил все главные военные порты Англии для изучения успехов английской морской силы. По возвращении из Англии Крузенштерн в 1815 г. просил об увольнении от службы, но Государь не согласился на это, а дал ему только отпуск «на неопределенное время по расстроенному дальним вояжем здоровью».

Получив свободу от служебных занятий, Крузенштерн занялся сочинением атласа Южного моря и принадлежащих к нему гидрографических записок, которые и представил в Адмиралтейский Департамент в 1821 г. Не успев еще закончить этой работы, он, в 1818 г., по Высочайшему повелению был призван из отпуска для присутствия в комитете по заготовке корабельных лесов; в 1819 г. произведен был в капитан-командоры, в 1823 г. назначен непременным членом Адмиралтейского Департамеета, с назначением заведывать его библиотекой; в 1824 г. назначен членом Главного правления училищ и комитета по устройству гражданских учебных заведений; в 1826 г. произведен в контр-адмиралы и назначен вновь инспектором классов Морского корпуса, но co званием помощника директора, затем сделан и директором. Управляя Морским корпусом Крузенштерн сделал в нем много полезных преобразований и улучшений: он почти уничтожил в корпусе физические наказания, распределил кадет по возрастам, установил строгий порядок в распределении времени занятий, вызвал составление лучших руководств; при нем улучшены методы преподавания и введены новые предметы, необходимые для морских офицеров, обновлен состав преподавателей, обращено большое внимание на изучение иностранных языков, увеличена библиотека, устроена обсерватория, наконец, учреждены при корпусе офицерские классы.

21 января 1839 г. Крузенштерн праздновал 50-летний юбилей своей службы; при этом случае ему поднесена была сослуживцами по флоту специально выбитая медаль.

Император Николай Павлович высоко ценил полезную службу его и при увольнении от должности директора в исходе 1842 г. Крузенштерн, бывший уже адмиралом и кавалером всех орденов, до знаков ордена св. Александра Невского, бриллиантами украшенных, был назначен состоять при особе Его Величества. Крузенштерн скончался 12 августа 1846 г., в имении своем Асс, близ Ревеля; останки его были перевезены в Ревель, где похоронены в Вышгородской церкви (Domkirche) и поставлен мраморный монумент рядом с гробницей адмирала Сам. Кар. Грейга. — Благодаря своему высокому образованию, отличному знанию иностранных языков и симпатичному привлекательному характеру Крузенштерн, еще будучи молодым человеком, познакомился за границей со многими известными учеными и государственными людьми; впоследствии это знакомство перешло у него со многими из них в самые дружеские отношения, и до конца жизни он вел обширную переписку с учеными и моряками всех стран и иностранными учеными путешественниками, напр., с Гумбольдтом, Мурчисоном и пр. При строгой справедливости и полном беспристрастии он был со всеми чрезвычайно добросердечен и приветлив. Честность и беспристрастие его доходили до педантизма. Заслуги Крузенштерна были высоко ценимы в ученом мире. С.-Петербургская Академия Наук избрала его своим почетным членом; Дерптский (ныее Юрьевский) университет — почетным доктором философии; французский Институт избрал его в свои корреспонденты, а лондонское Королевское общество, Геттингенское общество наук и многие другие русские и иностранные приняли его в число своих членов. Петербургская Академия Наук присудила ему, за труд по составлению карт Южного моря, полную Демидовскую премию, от которой он отказался в пользу других авторов. 6 ноября 1873 г. открыт ему памятник против Морского училища. В честь его названы в Северном Великом океане острова: 11 октября 1805 г. капитан-лейтенантом Лисянским кораловий остров и 1 марта 1817 г. лейтенантом Коцебу, командиром брига "Рюрик ", вновь открытая группа островов. Кроме упомянутого описания путешествия своего, Крузенштерн издал еще: «Wörtersammlung aus den Sprachen einiger Völker des östlichen Asiens und der Nordwestküste von Amerika», St.-Petersburg, 1813; «Mémoire sur une carte du détroit de la Sonde et de la rade de Batavia», St.-Pet. 1813; «Rechtfertigung des Lord Cochrane», Berlin, 1807; «Beiträ ge zur Hydrographie der grösseren Oceane als Erlä uterungen zu einer Karte des ganzen Erdkreises nach Mercator’s Projection». Leipzig, 1813; «Атлас Южного моря. СПб. 1823—1826 гг. (с 9 листами). Изд. Гидрографического Департамента и по-французски — Atlas de l’Océan Pacifique, Publié par ordre de Sa Maj. Imр. t. I—II, 1824—1827 гг. (34 листа); „Собрание сочинений, служащих разбором и изъяснением атласа Южного моря“, СПб. 1823—1826 гг. и по-французски — „Récueil de mémoires hydrographiques pour servir d’analyse et d’explication à l’Atlas de l’Océan Pacifique“, t. I, et II, 1826—1827; „Дополнения“ к предыдущему сочинению, послужившие к составлению атласа южного моря, изданы в Петербурге в 1835 г. и по-французски „Suppléments ou récueil de mémoires hydrographiques publiés en 1826—1827, pour servir d’analyse et d’explication à l’Atlas de l’Océan Pacifique“. СПб. 1835 г.; „Таблицы склонений компаса. Изданы Государственным Адмиралтейским Департаментом“, СПб. 1807, и 5 дополнений к ним; „О погрешности компаса“. СПб. 1821 г. и много других более мелких статей. „Общий Морской Список“, СПб. 1890, т. IV, 163—167; „Адмирал Ив. Фед. Крузеншгерн“. СПб. 1869 г.; „К биографии адм. Ив. Фед. Крузенштерна“, „Голос“ 1869, № 300, 1870, № 305 и 1873, № 308; Веселаго, „Краткая история русского флота“; его же, „Очерк истории Морского кад. корп.“; Каргуев, „Обзор преобразований Морского кад. корп“; „Кругосветное плав. к. л. И. Ф. Крузенштерна“, — Зап. Мор. Уч. Ком.», 1813, X, 244—278; Ивашинцев, «Рус. круг. путеш.», — «Зап. Гидрогр. Деп.», 1849, VII; «Адм. Ив. Ф. Крузенштерн» — "Зап. Гидр. Деп., 1850, VIII, 433—437; «50-л. юбилей» — «Сев. Пчела», 1839, № 25, «Русский Инв.», 1839, № 30—33; Биографии: «Жур. мин. нар. просв.», 1846 г., № 10; «Pyc. Инв.», № 231; «Сев. Пч.», 255—260, Иверсен, «Медали на частных лиц»; «Собрание Русских медалей», изданное Имп. Археограф. комис.; рукописные: Дела архива Эстляндского двор. депут. собр., метрические записи Лютеранского собора в Вышгороде в Ревеле и в приходской школе за старые годы.