РБС/ВТ/Лихачев, Филимон Тимофеевич

Материал из Викитеки — свободной библиотеки
Перейти к навигации Перейти к поиску

Лихачев
Русский биографический словарь А. А. Половцова
Brockhaus Lexikon.jpg Словник: Лабзина — Ляшенко. Источник: т. 10 (1914): Лабзина — Ляшенко, с. 494—495 ( скан · индекс )РБС/ВТ/Лихачев, Филимон Тимофеевич в дореформенной орфографии


Лихачев, Филимон (по прозванию Михаил) Тимофеевич († 1706 г.) — В 1660 г. был чарочником при приеме царем Алексеем Михайловичем Грузинского царевича Николая Давыдовича и стоял у государева поставца; в 1664 г. находился при приеме великого английского посла. В 1675 г., будучи степенным ключником, находился в числе лиц, сопровождавших царя Алексея Михайловича к патриарху Иоакиму, у которого собралось высшее духовенство, или, как было принято называть, "власти". Патриарх потчевал винами и медами, а царь "жаловал" от себя этих властей "чашами", т. е. угощение происходило от имени царя. За поставцом сидели: думный дворянин, думный дьяк и Лихачев. В 1676 г. Лихачев был пожалован из стольников в стряпчие с ключом. В 1678 г. велено было писать Лихачева с вичем под думными дворянами выше печатника, тогда как до этого времени стряпчие с ключом писались ниже думных дьяков. Начиная с 1676 г., Лихачев часто сопровождал царя Феодора Алексеевича в его богомольных походах в Троице-Сергиев монастырь, в Александровскую слободу, в Переяславль-Залесский и в монастыри этого города, а также в Саввин-Сторожевский монастырь в Звенигороде. В 1679 г. Мастерскую палату царя Феодора Алексеевича ведал "постельничий думный" Ив. Макс. Языков; товарищем у него был Лихачев. По отзыву Артамона Сергеевича Матвеева, Мих. Тим. Лихачев, подобно своему брату Алексею Тим., был "великого разума и исполнен самого благочестивого состояния" и пользовался большим расположением царя Феодора Алексеевича. В 1679 году, при посещении Оружейной Палаты, царь пожаловал Лихачеву пищаль, вызолоченную в разных местах, работы олончанина Романова. В январе 1682 г., как видно из подписи под Соборным определением об уничтожении местничества, Лихачев занимал должность казначея. В половине мая 1682 г. во время стрелецкого бунта, последовавшего вскоре за смертью царя Феодора Алексеевича, Мих. Тим. вместе с братом своим Ал. Тимоф. едва уцелел и был выслан куда-то из Москвы. В 1685 г., когда был поставлен в архиепископы на Устюг Великий архимандрит Иосифа Волоколамского монастыря Александр, после обедни Лихачев сопровождал его на подворье. В 1686 г. он был окольничим. В 1688 г. Лихачев был назначен думным дворянином. В 1689—90 гг. он участвовал в крестных ходах, а в 1697—98 гг., кроме того, шествовал в Великую субботу, по царскому указу, за плащаницею. В 1697 г. за плащаницею, кроме него, были: бояре кн. Мих. Алегук. Черкасский и Алексей Петр. Салтыков и думный дьяк Емельян Украинцов; в 1698 г. Лихачев был с Крутицким митрополитом, с боярином Никитой Петр. Прозоровским и думным дьяком Емельяном Украинцовым. В 1690 г., в последний год заведования Оружейной Палатой боярина Петра Вас. Шереметева, Лихачев определен был для присутствия в Оружейной Палате; в 1691 г. остался там главным судьей; в товарищи к нему был приставлен думный дьяк Кириллов с четырьмя дьяками. В 1694 г. Лихачев был назначен товарищем судьи в Казенный приказ и в приказ Большой Казны. В 1706 г., т. е. в год кончины своей, управлял Оружейной Палатой.

Мих. Тим. Лихачев был женат дважды: 1) на Марфе Феодоровне Строгоновой и 2) на Татьяне Никитишне, фамилия которой неизвестна. У него было несколько человек детей, но все они умерли в младенчестве и погребены в Москве в Никитском монастыре, как видно из надгробной плиты, найденной там в 1889 г. Сын его Прохор, по прозванию Феодор, был комнатным стольником при царях Иоанне и Петре Алексеевичах; ему было пять лет и один месяц, когда его взяли "в комнаты", а умер он 13-ти лет и 5-ти месяцев.

10 октября 1706 г. Мих. Тим. Лихачев составил завещание, по которому оставлял свои Белозерзские вотчины — "Дорофею да Любиму Афанасьевым детям, Ивану да Никите Ивановым детям, Ивану Иванову сыну, Ивану Евсигнееву сыну, Логину Васильеву сыну и Степану Самсонову сыну Лихачевым". По поводу такого завещания Ник. Петр. Лихачев говорит: "В этом перечислении не было никого из родственников ближе шестиюродных (если можно так выразиться) племянников и внуков. Мих. Тим. действовал, как идеалист генеалог, умирая бездетным при бездетном богатом брате; своим завещанием он подчеркивал и проповедовал единство рода, торжество родовых начал". Кроме того, у Мих. Тим. были поместья и вотчины в Рузском, Медынском и Переяславль-Залесском уездах; в Московском уезде у него были земельные угодья, общие с братом, и отдельные владенья. Как он распорядился ими, мы не знаем.

С. Г. Г. и Д., ІV. — Дворцовые разряды, III и IV. — Доп. к Актам Историческим, тт. IX и Х. — Указатель к Боярским книгам. — Опись Моск. Архива Мин. Юстиции, тт, І и II. — Р. Р. С., I, изд. 2-е. — "История о невинном заточении ближнего боярина Артемона Сергиевича Матвеева". Изд. 2-е, М., 1785 г. — Берх, "Царствование царя Феодора Алексеевича и история первого стрелецкого бунта", СПб., 1834 г., ч. І. — Соловьев, "История России", т. XIII. — Н. П. Лихачев, "Разрядные дьяки XVI в.", СПб., 1888 г. — Его же, "Генеалогическая история одной библиотеки", СПб., 1913 г. (отд. отт. из журнала "Русский Библиофил", № 5, сентябрь 1913 г.).