РБС/ВТ/Платон (Левшин)

Материал из Викитеки — свободной библиотеки
Перейти к: навигация, поиск

Платон (Левшин)
Русский биографический словарь А. А. Половцова
Brockhaus Lexikon.jpg Словник: Плавильщиков — Примо. Источник: т. 14: Плавильщиков — Примо, с. 49—54 (индекс) • Другие источники: ЭСБЕ  РБС/ВТ/Платон (Левшин) в дореформенной орфографии


Платон (Левшин), митрополит московский; сын причетника Георгия Данилова, бывшего впоследствии священником, родился 29-го июня 1737 г. в с. Чарушникове, в 40 верстах от Москвы. Рассказывают, что его отец звонил к утрени, когда ему сказали о рождении у него сына, и так обрадовался, что, к общему недоумению, перестал звонить и побежал домой. По тогдашнему времени, "столь редкое стечение обстоятельств: восход солнца, день праздника великих учителей Церкви и благовест к утрени" сочли предзнаменованием будущего величия новорожденного. Мальчику дали имя Петр. Образование он начал в Коломенской Семинарии, потом отец перевел его, вместе с братом, в Славяно-Греко-Латинскую Академию в Москву, куда и сам перешел викарным священником к церкви святителя Николая "Красные Колокола". По тогдашнему обычаю, Петр Егорович принял в Академии фамилию — Левшинов или Левшин. Вместе с товарищем-братом Левшин жил у старшего брата, пономаря при церкви св. Софии в Москве, что в Средних Набережных Садовниках, и отсюда "ходил босиком в училище, с грошом на обед", причем, по бережливости и бедности, носил в руках свои "новые коты, чтобы не истоптать их, и одевал их только у Академии". С детства он был отмечен любовью к знанию. Самостоятельно, самоучкой изучал географию и историю, которую любил во всю свою жизнь, и греческий язык, которому выучился крайне оригинально: выпросив у одного товарища греческую грамматику, он списал ее, срисовывая греческие буквы с печатного, отчего и впоследствии всегда писал по-гречески — по-печатному. Для упражнения, он посещал греческий монастырь и впоследствии достиг того, что мог не только читать, но и объясняться на греческом языке. Курс учения он прошел, как выдающийся по способностям, быстрее обыкновенного. В 20 лет он уже был назначен учителем пиитического класса и греческого языка в Академии. По академическому обычаю он часто произносил в церкви проповеди и скоро заслужил названия "второго Златоуста" и "московского апостола". "Многие добивались знакомства с ним и почитали за счастье слышать его проповеди"; но не дремала и зависть: стали обвинять его в уклонении от православия и говорить, что его надо изгнать из Академии. Кто знаком с биографиями выдающихся церковных деятелей, тот знает, что все они испытали подобную странную клевету: и Стефан Яворский, и Феофан Прокопович, и Филарет Дроздов, и Иннокентий Борисов, и многие другие. Так как в числе хулителей Левшина был и один преосвященный, то поручено было исследовать проповеди и преподавание Левшина; исследование очистило его от клеветы, и даже после этого Левшин приобрел еще большую популярность. В 1758 г. Левшин, по приглашению настоятеля Троице-Сергиевой лавры, архимандрита Гедеона Криновского, перешел из Москвы в Троице-Сергиеву Лавру учителем риторики тамошней Семинарии. Здесь он 14-го августа того же года принял монашество с именем Платона и скоро был рукоположен в иеродиакона. Под крылом архимандрита Гедеона, который и сам был даровитым проповедником, Платон провел самые счастливые дни своей жизни и считал Гедеона вторым своим отцом. Архимандрит Гедеон, проживая, по обязанности придворного проповедника и синодального члена, значительное время в Петербурге, приглашал в Петербург и Платона, и в это время Платон познакомился с некоторыми влиятельными придворными вельможами — графом А. Г. Разумовским, И. И. Шуваловым и другими. В 1759 г. (20-го июля) Платон был рукоположен в иеромонахи и назначен префектом и учителем философии Троицкой Семинарии и первым соборным иеромонахом Троице-Сергиевой Лавры, в 1761 г. был назначен ревизором Семинарии, а скоро сделан был и наместником Лавры. В мае 1763 г. он торжественно принимал в Лавре императрицу Екатерину II, прибывшую, по обычаю русских царей, на поклонение мощам преподобного Сергия и говорил при этом проповедь, понравившуюся императрице. Императрица изъявила ему свое благоволение в самых милостивых выражениях, проповедь велела напечатать, пригласила его к обеденному столу, затем подарила кусок бархата на рясу и значительную сумму денег, пригласила с собой в Москву и, наконец, избрала его законоучителем своего наследника, Павла Петровича. В том же 1763 году Платон отправился в Петербург. И в Петербурге он стал блистать своим ораторским талантом, как прежде блистал в Москве. Для характеристики его ораторских приемов обыкновенно вспоминается его речь 29-го августа 1772 г. По окончании заупокойной литургии и панихиды в Петропавловском соборе, отслуженных по желанию императрицы по основателю русского флота, императоре Петре Великом, по поводу блистательных побед русских морских сил над турецким флотом, присутствовавшая за богослужением императрица подошла к месту упокоения Петра Великого и положила у его гробницы взятый при Митилене первый флаг турецкого адмирала, со словами: "твоя от твоих тебе приношу". В своей речи после этого Платон, перечислив заслуги Петра, неожиданно для всех сошел с своей кафедры, подошел к гробнице его и, касаясь лежащего на ней покрова, стал громко восклицать: "восстань теперь, великий монарх, взгляни на плоды твоих трудов... Слушай, мы говорим с тобой, как с живым", и т. д. Стоявший тут наследник, как сам впоследствии рассказывал, "испугался, что прадедушка встанет", а известный остряк того времени, граф К. Г. Разумовский говорил близ стоявшим: "чего вин его кличе? як встане, то всем нам достанетця". Императрице речь Платона очень поправилась. Она французский перевод речи отправила Вольтеру, и тот отозвался о ней с похвалой. Петербургская жизнь ввела Платона в круг самого избранного общества. Теперь он, отчасти по необходимости, изучил и французский язык. Как выдающийся среди духовенства, он принимал, вместе с важнейшими духовными особами, участие в некоторых правительственных трудах. Так, вместе с преосвященными псковским Иннокентием и тверским Гавриилом он давал отзыв об известном Наказе императрицы, в 1766 г. составил изданное Синодом "От православно-католические восточные Христовы Церкве увещание бывшим своим чадам, ныне недугом раскола немощствующим". 16-го июля 1766 г. Платон возведен был в архимандрита Троице-Сергиевой Лавры, на 30-м году жизни получил звание члена Святейшего Синода, а в 1770 г. хиротонисан (12-го октября), в присутствии государыни, в архиепископа Тверского, с оставлением архимандритом Троице-Сергиевой Лавры. И Тверь, после пожара в 1763 г., и вся вообще тверская епархия были в расстройстве. Платон обстраивал свою кафедру, сокращал приходы, уменьшал размножившееся число клириков, при назначениях на приходы давал предпочтение образованию кандидатов, улучшил состояние семинарии, привел в порядок консисторский архив. 21-го января 1775 г. преосвященный Платон указом государыни был назначен в Москву, с оставлением по-прежнему архимандритом Лавры. Став московским архиепископом, Платон принялся за упорядочение и московской епархии: уничтожал взяточничество, сокращал число домовых церквей, приделов, клириков, учредил строгий надзор за духовенством и порядком церковной жизни чрез благочинных, заменивших поповских старост и заказчиков, издал в 1775 г. инструкцию для благочинных, а в 1800 г. — учреждение о крестных ходах в Москве, также при всяком случае выдвигал значение образовательного ценза у духовенства, установил строгое распределение приходов, принимал различные меры к благоустройству церквей и благолепию церковного богослужения, к улучшению положения духовенства. Он сам нередко неожиданно посещал монастыри и приходские церкви в Москве, сам пел и читал за богослужением, иногда стоя на клиросе. Он говаривал о себе: "я застал московское духовенство в лаптях и обул его в сапоги; из прихожих ввел его в залы к господам". Его называют отцом московского духовенства. В 1775 г., 18-го ноября, Платон назначен был протектором Московской Духовной Академии. Академия обязана ему своим возрождением. Он увеличил число ее учеников с 300 до 1000, устроил для беднейших воспитанников бурсу, увеличил материальные средства Академии, сам выбирал для нее учителей, написал для них свое наставление, обязал представлять ему ежемесячный отчет о ходе занятий и достиг того, что Московская Академия перестала нуждаться в привозных учителях из Киева. Усилено было до высокой степени изучение греческого языка, первенствующее значение предоставлено русскому языку, и сам Платон написал первый опыт богословия на русском языке. Лучших студентов Академии Платон обыкновенно посылал еще слушать лекции в Университете; наиболее удачные, студенческие сочинения он сам просматривал и печатал. Не обращаясь к каким-либо внешним, формальным преобразованиям, Платон совершенно перереформировал Академию, положительно обновил ее, возродил, и она, по справедливости, считала его своим отцом. Столь же много Платон сделал для Троицкой Семинарии и низших духовных училищ Московской епархии. Он устроил Перервинское Духовное Училище при монастыре в Перерве, открыл училища в Калуге, Звенигороде и Дмитрове, Семинарию в Вифании. Пожертвовал в 1789 г. особый капитал в Опекунский Совет, с тем, чтобы на проценты с него содержалось в Академии, Семинарии и Духовном Училище Московской епархии по пяти воспитанников, отличившихся успехами и давших обещание не выходить из духовного звания. Эти воспитанники обыкновенно к своей фамилии, по окончании учения, принимали вторую — "Платонов". Платон бережно обходился с талантами, выискивал их среди воспитанников Семинарии и Академии и, нашедши, приближал к себе, беседовал, руководил, наставлял, указывал предмет занятий, путь жизни. С 1783 г., не раз собираясь у ходить на покой, П. устроил себе на пустыре пустынь — Вифанию, скоро разросшуюся в монастырь и Семинарию. Проживая здесь в последние годы, он часто посещал Вифанскую Семинарию, "редкий вечер не посещал ее", по субботам приходил в аудиторию слушать обычные проповеди семинаристов, предварительно им же и рассмотренные; с любовью и трогательным вниманием исправлял недостатки, учил лучшему, радуясь от всей души всякому проблеску таланта, усилию труда. Просвещенный, он любил и искусства, поощрял представления семинаристами сцен из библейской, греческой и римской истории, также некоторых трагедий (Сумарокова), даже сам назначал пьесы для представления, иногда и сам присутствовал; поощрял также музыку, пение, игры и ручной или физический труд, способствующие здоровью тела и бодрости духа: семинаристы весной и осенью чистили рощи, садовые дорожки, летом убирали сено, досматривали и убирали огороды, собирали лекарственные травы для аптеки и полевые цветы для украшения церкви и аудитории в праздничные дни. Сам Платон принимал участие в этих занятиях, внушая воспитанникам любовь к природе, уважение к труду поселянина, привычку к сельскому хозяйству.

Имя Платона тесно связано и с историей единоверия. Получив в 1800 г. просьбу от московских старообрядцев о дозволении иметь церковь старого обряда, Платон решил удовлетворить эту просьбу и написал правила для единоверцев, утвержденные в 1801 г. Св. Синодом. В 1801 г., в Москве появилась и первая единоверческая церковь — на Введенском кладбище. К Платону еще обращались по вопросу о соединении церквей англичане, искавшие сближения с православием, и, по поручению Наполеона I, в 1810 г. сенатор Грегоар. Англичанам Платон послал курс богословия, а Грегоару дал отрицательный прямой ответ.

С 1781 г., оставив за собой общее направление епархиальных дел, Платон передал ближайшее заведование ими своему викарию, а сам жил у Троицы и в Вифании. В 1787 г. он получил звание митрополита, и, по тогдашнему времени, любившему церемонность и сюрпризы, несколько необычным образом: Государыня, проезжавшая чрез Москву при возвращении с поездки на юг, присутствуя за богослужением в Успенском Соборе, приказала к концу обедни поминать архиепископа Платона митрополитом. Он, конечно, сообразил, в чем дело, и из алтаря низко поклонился государыне. В 1788 г. упразднена была Крутицкая епархия с присоединением главнейшей ее части к Московской, в 1799 г. учреждена Калужская из части Московской. Император Павел, по воцарении, относился к Платону неровно, хотел, по-видимому, его награждать и счастливить, но, кажется, выводимый из себя прямодушием Платона, скоро к нему охладевал. В 1797 г. он возложил на него, вопреки его желанию, орден св. Андрея Первозванного. Тогда впервые стали жаловать духовных особ орденами; Платон был против этого рода наград и писал даже о том государю. В 1797 г. Платон в последний раз ездил в Петербург, но здесь как-то не пришелся ко двору в тяжелое павловское время и скоро вернулся назад. В царствование Александра I Платон, уже совершенно больной, доживал свои дни как бы на покое у Троицы и в Вифании. В Москву он приезжал только на коронацию и еще в 1809 г., для встречи государя. Он, хотя, по-видимому, любил жизнь и не хотел умирать, но мысль постоянно уже направлял к смерти. Ничто его теперь не интересовало. Получив при рескрипте Александра I орден св. Владимира 1-й степени, он только поцеловал подпись Александра на рескрипте, а орденские знаки, не развертывая, передал для хранения в ризницу. Он давно уже заготовил себе гроб и часто ложился в него, примеряясь к образу вечного сна. В 1812 г., при вторжении Наполеона, Платон прибыл в Москву умирать со своей паствой; говорили, что он поведет народное ополчение против Наполеона, но в это время, разбитый параличом и крайне одряхлевший, он не мог уже и говорить связно; еле его увезли.

Скончался Платон 11-го ноября 1812 г. в третьем часу пополудни, в Вифании, где и погребен на давно избранном для себя месте. Денег после его смерти не осталось, ибо все были распределены еще при жизни: 10000 р. в пользу Лавры на поминовение, 10000 р. на учеников Платоновых, 10000 р. на богадельню, монастырь и Семинарию в Вифании, 4.000 р. на Московскую Академию, 2000 p. на Чудов монастырь и 4000 р. внукам. В келейной жизни Платон любил простоту и умеренность, был враг расточительности и роскоши, но выезжал публично с большой торжественностью — в шестистекольной карете, запряженной шестью белыми лошадьми в красных шорах с серебряным набором, с двумя вершниками в зеленых кафтанах, красных камзолах и треугольных шляпах; хотя был вспыльчив, но был добр, милостив, обладал терпимостью, остроумием и был очень патриотичен. Как писатель, он оставил по себе память следующими сочинениями: "Катехизис, или первоначальное наставление в христианском законе, толкованное всенародно в 1757 и 1758 г.", 2 части, M. 1781; "Краткий катехизис ради обучения малолетних детей христианскому закону", M. 1775 и Вена 1773; "Сокращенный катехизис для священнослужителей, с приложением мест из Слова Божия, правил свв. апостол и свв. отец и духовного регламента и присяг", М. 1775; "Православное учение, или сокращенное христианское богословие, с прибавлением молитв и рассуждения о Мельхиседеке", СПб. 1765. Преосвященный Макарий Булгаков отзывается о богословии Платона, что оно написано "просто, общедоступно и без строгой системы, но с довольной последовательностью". Книга была переведена на языки: латинский, греческий, армянский, грузинский, немецкий, английский, голландский и французский. Об "Инструкции" Платона благочинным (М. 1775) и "Увещании раскольникам, с чиноположением, как принимать обращающихся из них к православной Церкви" (СПб. 1766) уже было упомянуто. Платон написал два акафиста — преподобному Сергию и благоверному князю Даниилу (оба со службами и житиями напечатаны, М. 1795). "Проповеди, приветственные и надгробные слова" Платона составляют 20 томов; 8 приветственных речей Александру I при коронации напечатаны (М. 1801), и некоторые переведены на греческий, немецкий, французский, итальянский, английский и армянский языки. Кроме того, Платон перевел в сокращении три слова св. Иоанна Златоуста, одно св. Иоанна Дамаскина, одно св. Епифания Кипрского и три св. Григория Богослова, и одно поучение Фенелона, с французского, на Успение (напеч. в XIII т.). В 1776 г. Платоном, вместе с Гавриилом, митр. Петербургским, изданы, в трех частях, поучения на все воскресные и праздничные дни, для чтения в церквах. О проповедях Платона Сумароков отзывался: "Платон есть последователь Златоуста, — его имеет дарования, его свойства, вкус; сей российский Бурдалу исполнен силы, пламени и быстроты; преемник Феофанов приводит в восхищение слушателей, а читателей еще больше; Платон подобен реке быстротекущей и все, что ей ни встретится, влекущей с собой" (Полн. собр. соч. А. П. Сумарокова, М. 1787, т. VI, 283). Отличительный характер Платоновых проповедей — ясность, обоснованность и назидательность; догматического элемента в них немного, они заполнены нравственными наставлениями. В первых своих проповедях Платон грешил так называемым красноречием, но с течением времени стал от него освобождаться, давая место простоте и внутренней убедительности. По желанию императрицы Екатерины II, Платон сочинил для первой русской азбуки, изданной для народных училищ, христианское нравоучение, текст которого и до последнего времени печатается в букварях, также молитвы: восстав от сна, отходя ко сну, перед обедом и после обеда (в VI т. поучит. слов). Для окрещенного им мальчика-турка (см. выше стр. 38, статья: Платонов, Моисей Петрович) Платон написал "Наставление моему Моисею", краткий кодекс христианской жизни. "Церковная российская история" (2 части, M. 1805), принадлежащая перу Платона, оканчивается XVII столетием. Она была переведена на немецкий язык. Позднейший церковный историк, преосвященный Филарет Гумилевский отзывается об истории Платона, что она "в отношении беспристрастия может служить образцом для историка русской Церкви". Сам Платон отзывался о своей Истории, что о ней он не велемудрствует и не почитает в своем роде совершенной, но почитает еще, может быть, недостаточной и кое-где погрешительной; "но, по крайней мере, по неимению доселе никакой церковной российской истории, послужит она в духовных училищах к некоторой пользе". Второе издание Платоновой "Истории" вышло в 1821 г., третье в 1834 г., с сокращениями. После смерти Платона изданы его записки о путешествии в Киев: "Путешествие высокопреосвященнейшего Платона, митрополита Московского, в Киев и по другим российским городам, собственной рукой, с замечаниями его, писанное", СПб. 1813. В "Русском Веснике" 1841 г. (№ 9) напечатаны "Путевые записки о путешествии в Переславль, Ростов, Ярославль, Кострому и Владимир, 1792 г.". Платон оставил собственноручные "Записки о жизни митрополита Платона", написанные им до 1807 г., а далее дополненные наместником Троицкой Лавры, архимандритом Самуилом Запольским, впоследствии епископом Костромским. Записки изданы несколько раз. Наконец, Платону приписывают еще несколько сочинений, переводов, стихотворений, менее важных и известных.

И. М. Снегирев. "Жизнь Московского митрополита Платона", изд. 4-е, М. 1891. Здесь помещен портрет Платона с автографом и в приложении: письмо архим. Гедеона к Левшину с приглашением перейти из Москвы к Троице; письмо Вольтера к Екатерине II о Платоне; мнение преосвященных Иннокентия и Гавриила и иеромонаха Платона о "Наказе" импер. Екатерины II; несколько рескриптов и писем высочайших особ, а также писем Платона и к Платону; все "Путешествие" Платона в Киев в 1804 г., "Путевые записки" о поездке 1792 г.; несколько речей Платона; речи и слова при погребении Платона; автобиография;— "Автобиография Платона, митрополита Московского", с предисловием и примечаниями прот. С. К. Смирнова", М. 1887; В. Новаковский. "Биографические очерки: III. Платон, митрополит Московский", изд. 3-е, СПб. 1883; А. Б — в. "Жизнь Платона, митрополита Московского", М. 1891 г., с портретом; Ф. В. Четыркин. "Платон, митрополит Московский", изд. 2-е, СПб. 1899, с портретом; "Платон, митрополит Московский, и Спасо-Вифанский монастырь", Св.-Троицкая Сергиева Лавра, 1897, со многими фототипиями; Д. С. Дмитриев. "Платон, митрополит Московский, и его обитель", М. 1898, с рисунками; А. А. Беляев. "Хозяйственная деятельность митрополита Платона"; М. 1899. О нем см. также в "Обзоре" архиеп. Филарета; в "Истории Моск. сл.-гр.-лат. Академии", С. Смирнова (М. 1855) и его же "Истории Троицкой Лаврской Семинарии" (М. 1867). Множество характеристик, заметок и воспоминаний, касающихся Платона, помещено в разных периодических изданиях (указаны у Межова). В каждом сочинении по истории русской церкви времени Платона, в описаниях Московских Академии, Семинарий и епархии, в описании Троице-Сергиевой Лавры — имени Платона, само собой разумеется, отводится подобающее ему место.