РБС/ВТ/Прозоровский, Петр меньшой Семенович

Материал из Викитеки — свободной библиотеки
Перейти к навигации Перейти к поиску

Прозоровский, Петр меньшой Семенович, боярин и воевода; брат предыдущего; в 1656 г., с августа по декабрь, во время войны с Польшей, бывал рындой в белом платье или в ферезях с топором при приеме царем Алексеем Михайловичем датского посланника под Куконосом, послов Бранденбургского курфюрста и Курляндского князя под Ригою и посланника гетмана Гонсевского в Вязьме. В 1657—60 и 1665 гг. он — рында при приемах грузинского царя Теймураза и посланников польского, венгерского, чешского, датского, литовского, имеретинского, шведского и войска запорожского. В 1660 г. был в числе чашников за обедом, данным в Грановитой палате грузинскому царевичу Николаю Давидовичу, в 1657—64 гг. за царскими обедами смотрел в кривой или в большой стол, «наряжал вина», потчевал грузинского и сибирских царевичей и ездил «со столом» от царя к шведским и к голландскому послам.

В 1668 г. кн. П. назначен был воеводой на Терек, а родные братья его, князья Иван и Михаил, находились в это время на воеводстве в Астрахани. Опасаясь нападения шаек Стеньки Разина, они часто писали на Терек и спрашивали кн. Петра о действиях «воровских казаков»: сошлись ли Стенька Разин и Сергушка Кривой с товарищами, где они стоят, или куда пошли, — в «Шахову область», т. е. в Персию, или назад к Волжскому устью, и нет ли на р. Куме иных воровских казаков в сборе, и если есть, то сколько, и куда они намерены идти. Кн. П. писал им в ответ, что из Шемахи приехал на Терек астраханский сын боярский, слышавший, что казаки были в Персии и разъезжали по морю за добычей во многих стругах, но где Стенька Разин — неизвестно. По просьбе кн. П., к нему было прислано из Астрахани 200 ратных людей для обереганья от приходу воровских казаков. В течение двух лет переписывались между собою астраханские и терские воеводы и доносили царю о действиях и намерениях Стеньки Разина. 22-го июня 1670 г. оба астраханские воеводы, князья Иван и Михаил Семеновичи, были убиты, по приказанию Стеньки Разина, а кн. Петр Семенович избег этой участи, несмотря на то, что на Терек дважды являлись казаки, с намерением его повесить. Эти «воровские казаки», судя по донесению царю самого кн. П., обокрали его более чем на 650 руб. В 1673 г. кн. П. писал с Терека астраханскому воеводе кн. Одоевскому о набеге кумыков и об отражении нападения их на Терский город и слободы.

В 1677 г. он был воеводой в Вятке и должен был взимать в казну с архиереев и с монастырей, вследствие отмены царем Феодором Алексеевичем тарханных грамот, полученных ими от прежних государей на рыбные, соляные и другие торговые промыслы. В 1682 г., уже боярин и наместник Тульский, он подписал соборное деяние об уничтожении местничества. В 1682—83 гг. был воеводою в Киеве и получил от царей Иоанна и Петра Алексеевичей грамоту, чтобы обнадежить московских стрельцов милостивым царским словом и жалованьем. Почти год спустя после этой грамоты, цари писали архимандриту Киево-Печерского монастыря Иннокентию Гизелю, что они высоко ценят его службу царям Алексею и Феодору, а потому, зная, что киевский воевода кн. П. «живет с ним несоветно и имеет на него в некоторых делах подозрение и письма его перенимает», послали кн. П. указ, чтобы, «будучи с ним вместе на службе, был с ним в совете и в любви, и во всех делах имел ласку и привет доброй». Другой грамотой приказывалось кн. П. выдать игуменье Киево-Печерского Вознесенского монастыря Магдалине Мазепиной 100 руб. из городских доходов на построение теплой церкви и на исправление колодезя.

В 1684—86 гг. он — воевода в Тобольске, куда приехал со своими товарищами 11-го апреля, по последнему зимнему пути, и пробыл на воеводстве без малого два года. Московское правительство, озабоченное обращением в христианство иноверцев, требовало, чтобы их крестили только по свободному их желанию, без всякого принуждения, «для того что Сибирь государство дальнее — говорилось в грамоте на имя кн. П. — и состоит между бусурманских и иных вер многих земель, чтоб тем тобольских татар и бухарцев и иных земель приезжих иноземцев не ожесточить и от государей милости их не отгонять и Сибирскому государству какого повреждения не учинить». Так ли мягко он относился к иноверцам, как это предписывалось царем, нам неизвестно. Что же касается раскольников, то, согласно указам того времени, он поступал весьма жестоко: так, напр., отослав одного раскольника, Демку Степанова, из Тобольска на Тюмень в Преображенский монастырь, он приказал троекратно допросить его, «и буде он не покоритца, и по указу великих государей и по граматам, велеть его Демку сжечь и пепел развеять, чтоб отнюдь знаку и костей не было». Так как раскольник этот умер в Тюмени в тюрьме, то тело его вывезли из города в лес и бросили в пустом месте. Ко времени воеводства в Тобольске кн. П. относится нападение китайцев на Даурию, вследствие чего ему велено было собрать 600 служилых людей в Тобольске, Туринске, Верхотурье и Тюмени и послать их в Енисейск, а оттуда в Даурские остроги в Нерчинск. Летом 1685 г. запрещено было пропускать из Сибири людей в Россию без тобольских подорожных, а потому в разных местах устроены были заставы. 19-го января 1686 г. кн. П. отпущен был к Москве и взял с собою обоих письменных голов своей перемены.

В 1688—90 гг. кн. П. был воеводой в Новгороде; 4-го сентября 1689 г. ему предписывалось царской грамотой разузнавать в Новгороде и в уездах по торжкам о Феодоре Шакловитом и о его единомышленниках, бежавших из Москвы. 29-го октября того же года он получил грамоту, чтобы как можно внимательнее расспрашивать проезжающих через Новгород иностранцев, кто они и зачем едут, и не пропускать никого из них в Москву без царского на то указа, эта грамота была вызвана проездом в 1685 г. известного «еретика» Квирина Кульмана. Из мероприятий кн. П. за время его воеводства в Новгороде известно лишь, что он старался вывести корчемство вином и табаком.

«Др. Рос. Вивл.», т. III, стр. 249—259; «Акты ист.», т. IV, стр. 382—383, 385—386, 388—389, 391, 394, 398, 404, 510; т. V, 28—29, 186, 203, 220, 326; «Доп. к акт. ист.», т. X, стр. 12, 13, 94, 96, 311, 359; «Собр. гoc. гр. и дог.», т. IV, стр. 407, 450, 619; «Русск. Ист. Библ.», т. V, стр. 908—911, 920—922; Кн. Долгоруков, «Росс. родосл. кн.», т. І., стр. 191; «Дв. разр.», т. III, стр. 520, 546, 554, 565, 586, 588, 589, 654, 847; доп. к III т., стр. 67, 74—76, 86, 88, 90, 95, 98, 102, 103, 105, 108, 115—117, 120, 121, 123, 125—127, 129, 136, 138, 139, 141, 148, 160, 161, 166, 173, 177, 180, 191, 192, 197, 201, 204, 206, 216, 217, 220, 221, 222, 233, 253, 257, 272, 279, 280, 310, 313, 315, 317, 320, 326, 328, 364, 374; «Материалы для истории возмущения Стеньки Разина», М. 1857 г., стр. 29, 33—36, 54.