РБС/ВТ/Путятин, Иван Семенович (сын Семена Петровича)

Материал из Викитеки — свободной библиотеки
Перейти к навигации Перейти к поиску

Путятин, Иван Семенович (сын Семена Петровича)
Русский биографический словарь А. А. Половцова
Brockhaus Lexikon.jpg Словник: Притвиц — Рейс. Источник: т. 15 (1910): Притвиц — Рейс, с. 164—165 ( скан · индекс )РБС/ВТ/Путятин, Иван Семенович (сын Семена Петровича) в дореформенной орфографии
 Википроекты: Wikipedia-logo.png Википедия


Путятин, князь Иван Семенович, сын князя Семена Петровича. В родословной, помещенной у Руммеля, он носить прозвание Люль. Служебная деятельность его неизвестна, и имя его встречается лишь в 1613—14 гг. в «записях»; но эти записи, в которых он принимал живое участие, будучи сторонником Шведского королевича Карла-Филиппа, наглядно показывают настроение Новгорода Великого уже после избрания на Московский престол Мих. Феод. Романова. Большинство новгородцев продолжало считать Шведского королевича своим законным государем и относилось к людям, отъезжавшим из Новгорода в Москву или иные земли, как к изменникам. 20-го ноября 1613 г. была составлена поручная запись по новгородским помещикам и помещицам о неотъезде их из своих поместий за Новгородский рубеж; во главе поручителей находился кн. П., а заканчивалась запись так: «И будучи в Новегороде учнут с ким какие в мире смутные речи говорити или вмещати, или из Новагорода без государева указу куды отъедут или изменят: и на нас на порутчиках пеня пресветлейшего и высокороженного государя королевича и великого князя Карлуса Филиппа Карлусовича, и наши порутчиковы головы в их голову место; а который нас порутчиков в лицех, на том государева пеня и порука». 17-го января 1614 г. была выдана поручная запись по кн. Ефиме Федоровиче Мышецком, которого поручители (в том числе и кн. П.) выручили у подъячего Башмака Кондратьева; из этого видно, что кн. Мышецкий сделал попытку отъехать из Новгорода. В том же 1614 г., после августа, была отправлена Шведскому королю Густаву-Адольфу челобитная Новгородского митрополита Исидора, новгородского воеводы кн. Ивана Одоевского, духовных властей и земских чинов, (между прочим и кн. П.), чтобы шведский король Густав-Адольф не принуждал их, вопреки присяге, данной ими его брату Карлу-Филиппу, присягать на верность и ему, королю. Новгородцы благодарят Густава за его обещание оберегать Новгородское государство от недругов, в случае, если они будут целовать ему крест, но прибавляют, что им, «подданным холопем его пресветлейшества, о таком великом деле (оберегать государство) мимо великого государя своего королевича, пресветлейшего и высокороженного вел. кн. Карлуса Филиппа Карлусовича, договаривать и укрепляться не мочно». Относительно избрания на Московское царство Мих. Феод. Романова помимо Карла-Филиппа новгородцы отзываются так: «А Владимерского, государь, и Московского государства всяких чинов люди потому же учинили так не с нашего совету, мы с ними о таком непостоятельстве не ссыливались и вперед ни о каком неприятелственном деле ссылатися не учнем же, держимся во всем верно государя своего королевича, пресветлейшего и высокороженного великого князя Карлуса Филиппа Карлусовича». В родословной кн. Путятиных, составленной Руммелем, сказано, что «великий князь» пожаловал кн. Ив. Семеновича Путятина городом Орешком. Так как в титуле Шведского королевича, употреблявшемся новгородцами, встречаем наименование его «великим князем», то является предположение, что Орешек (теперешний Шлиссельбург) был пожалован Карлом-Филиппом кн. Путятину за его особенную преданность и какие-нибудь, неизвестные нам, заслуги.

В. В. Руммель, Родословный сборник, т. II, стр. 281; «Доп. к актам ист.», II, стр. 18—19, 47.