РБС/ВТ/Путятин, Евфимий Васильевич

Материал из Викитеки — свободной библиотеки
Перейти к навигации Перейти к поиску

Путятин, Евфимий Васильевич
Русский биографический словарь А. А. Половцова
Brockhaus Lexikon.jpg Словник: Притвиц — Рейс. Источник: т. 15 (1910): Притвиц — Рейс, с. 162—164 ( скан · индекс ) • Другие источники: МЭСБЕ : ЭСБЕРБС/ВТ/Путятин, Евфимий Васильевич в дореформенной орфографии


Путятин, граф Евфимий Васильевич, адмирал, генерал-адъютант, министр народного просвещения; родился 8-го ноября 1803 года; образование получил в Морском кадетском корпусе, из которого вышел в 1822 году с чином мичмана. В том же году П. был назначен в кругосветное плавание на фрегате «Крейсер» под командой известного адмирала Лазарева. Таким образом П. принадлежал к числу немногих моряков «Лазаревской школы», отличавшихся всегда знанием морского дела, решительностью в действиях и уменьем найтись в минуту опасности. Кругосветное плавание к северо-западным берегам Америки продолжалось около 5 лет. Возвратившись из плавания, П. участвовал в Наваринской битве (1827 г.), за что получил орден Владимира 4 степени. После этого он совершил несколько кампаний из Архипелага в Кронштадт и обратно; в 1830 году, за совершенные 18 кампаний, пожалован орденом св. Георгия 4 ст. и, произведенный в капитан-лейтенанты, назначен командиром корвета «Ифигения» — для плавания по Средиземному и Черному морям. В 1841 г., оставив службу на море, П. отправился в Англию для заказа пароходов в Черноморский флот. В следующем году, по возвращении П. в Россию, на него возложено было дипломатическое поручение к персидскому шаху. Целью этого поручения было упрочить русскую торговлю и рыбные промыслы на Каспийском море, ввиду того, что жившее на юго-восточном берегу этого моря племя туркмен постоянными разбоями на море делало небезопасным всякий промысел, всякую торговлю. Об этом уже давно было известно, но никакие меры не достигали цели. Персидское правительство было бессильно против набегов и разбоев туркмен, а русское, имевшее право, по трактату 1828 г., содержать флот в Каспийском море, тоже ничего не могло сделать. В 1842 г. положение дел настолько обострилось, что русское правительство признало необходимым принять решительные меры. С этой целью и был отправлен П. (в августе 1842 г. он был произведен в контр-адмиралы). Благодаря своей распорядительности и дипломатическому такту, П. с большим успехом выполнил свою задачу. Прежде всего он постарался подействовать на туркмен: сделал вылазку, освободил пленников и потребовал выдачи зачинщиков грабежа; кроме того он заявил, что за всякие беспорядки на берегу моря потребует к ответу старшин. Желая предупредить всякую возможность беспорядков со стороны туркмен, П. на берегу моря — в Астрабадском заливе — устроил постоянную военную станцию. Персидское правительство он заставил отказаться от стеснений, направленных против русской торговли. Наконец он установил правильное пароходное движение по Каспийскому морю и тем положил здесь прочное основание русскому влиянию. В то время как П. столь успешно действовал на Каспийском море, на крайнем Востоке вспыхнула 1-ая Англо-Китайская война; в 1843 г., ко времени возвращения П. в Россию, она уже закончилась миром в Нанкине, по которому Англия получила в Китае новые рынки. П., теперь внимательно следивший за всем, что касалось русских интересов на Востоке, предлагал снарядить экспедицию, дабы попытаться завязать торговлю с Китаем и с моря; та же экспедиция, по мнению П., дала бы возможность исследовать русскую границу на Востоке и отыскать новые порты. Комитет для изыскания мер к упорядочению нашей кяхтинской торговли, которому П. предложил свой проект, согласился с ним, и экспедиция была уже снаряжена, но совершенно неожиданно отложена по желанию министра финансов гр. Канкрина, который находил, что экспедиция может повредить нашей кяхтинской торговле, этой «государственной необходимости», как он выражался. Во всяком случае, в 1852 году П. (3-го апреля 1849 г. пожалованный в звание генерал-адъютанта, а 8-го апреля 1851 г. — в вице-адмиралы) отправился на Восток — в Японию. Экспедиция, продолжавшаяся почти три года, во многих отношениях имела громадное значение. П., уже заявивший себя опытным дипломатом, и на этот раз действовал с большим успехом. Благодаря своей твердой и спокойной настойчивости, как он сам говорил, благодаря кроткому и дружественному отношению к японскому правительству и снисходительному исполнению законов и обычаев страны, П. удалось заключить очень выгодный для России договор (в Симоде 26-го января 1855 г.). По этому договору для России открыты были три порта с правом иметь в одном из них консула — это было первым шагом к правильным сношениям России и Японии. Значение этого соглашения можно оценить по достоинству, приняв во внимание, что оно состоялось едва не под неприятельскими выстрелами и во всяком случае при очень тяжелых условиях, в которые был поставлен П. после гибели фрегата «Диана» во время землетрясения в Симодском форте (7-го января 1855 г.). Только неустрашимость и энергия помогли П. выйти победителем из этого положения. Названная экспедиция имела большое значение и для науки — участниками ее сделано было описание восточных берегов Кореи и южных островов группы Боним-Сима. Она же, наконец, послужила материалом для «Фрегата Паллады» Гончарова. В 1855 г. П. возвратился в Петербург, причем ему пожалован был графский титул и он был назначен начальником штаба Кронштадтского военного губернатора. В следующем году граф П. был прикомандирован к русским посольствам в Лондоне и Париже для доставления Морскому Министерству подробных сведений о новейших изобретениях по морскому делу. — В это время новые осложнения на Востоке вызвали вторую Англо-Китайскую войну. Европейцы, по-видимому, решили исправить недочеты, допущенные во время переговоров в 1840-х годах, и во что бы то ни стало добиться права свободного въезда иностранцев в Китай. При таких обстоятельствах, русское правительство не могло оставаться равнодушным зрителем: оно признало своевременным уладить мирным путем свои дела с Китаем. Исполнить подобную миссию мог только П. И вот, под предлогом осмотра берегов Восточной Сибири для избрания места для нового порта, П. в 1857 г. отправился в Китай. Однако, не сразу удалось ему перейти китайскую границу. После безуспешных ожиданий на сухопутной границе, П. решил попасть в Китай с моря, но и тут, в устье р. Пейхо, его снова задержали. И только завязав сношения с представителями Англии и Франции — для совместных переговоров с Китаем, П., наконец, явился в Пекин и первый из собравшихся здесь представителей европейских держав заключил договор с китайским правительством (подписанный в Тянь-Цзине 1-го июня 1858 г.), по которому, между прочим, русские миссионеры получили свободный доступ во внутренние провинции Китая. В то же время П., воспользовавшись склонностью японского правительства расширить права иностранцев, по двум трактатам (в Иеддо и Нагасаки) выговорил значительные права для русской дипломатии и торговли. В декабре 1857 г. П., в звании императорского комиссара, назначен был начальником эскадры Восточного Океана. Покончив с дипломатическими переговорами, П. вернулся в Россию и был 26-го августа 1858 года произведен в адмиралы; вскоре он получил назначение на должность военно-морского агента в Лондоне, а 20-го июня 1861 года был призван на пост министра народного просвещения. Успехи дипломатической деятельности П., его несомненные достоинства, как моряка, доставили ему вполне заслуженную известность, но едва ли они свидетельствовали о его способности ведать и дело народного просвещения. Студенческие волнения были пробным камнем для нового министра. Получив от попечителей округов известия о волнениях во многих русских университетах, П. решительно не знал, что делать; он рассылал циркуляры, прося ректоров и деканов оозаботиться о восстановлении порядка и спокойствия, много раз приглашал петербургских профессоров к себе на совещания; проектировал даже устроить съезд всех русских профессоров для выработки мер к преобразованию университетов… К вопросу о начальном образовании П. относился вполне определенно; как человек религиозный, он полагал, что начальное образование должно находиться в руках духовенства; поэтому он считал необходимым передать все народные школы духовенству, а для приготовления учителей в эти школы — учредить особые учебные заведения с 2-годичным курсом, куда могли бы поступать только студенты духовных семинарий. Заботясь о воспитании юношества в духе православной церкви, П. старался привлечь в университеты на кафедру богословия людей красноречивых, полагая этим способом развить в студентах религиозное и нравственное чувство. Деятельность гр. П. в роли министра народного просвещения была непродолжительна: 25-го декабря 1861 г., по его просьбе, он был уволен от должности министра и назначен членом Государственного Совета. В этом звании он и умер 16-го октября 1883 г., в Париже; погребен в Киево-Печерской лавре. Печатные труды П. следующие: «Всеподданнейший отчет о плавании отряда военных наших судов в Японии и Китае за 1852—55 гг.» — «Морск. Сборн.» 1856 г., т. XXIV, кн. 10, и отдельное изд. — С.-Пб. 1857 г.; «Соображения об устройстве морского воспитания в России на новых началах» — «Морск. Сборн.» 1859 г., т. XLIV, кн. 11, 12; 1860 г., т. XLV, кн. 2; «Проект преобразования морских учебных заведений с учреждением новой гимназии» — С.-Пб. 1860 г.

Формуляр о службе П.; «Общий Морской Список», т. VIII; «Отчет по Государственному Совету 1883 г.», прилож.; «Построение шкуны „Хеда“ в Японии», А. К. — «Морск. Сборн.» 1856 г., т. XXIII, кн 8; «Замечания о шторме, выдержанном фрег. „Падлада“ в 1853 г.» — «Морск. Сборн.» 1859 г., т. XXXIX, кн. 1; «Рапорт Ген.-Адъют. Путятина Его Имп. Высоч. Управл. Морск. Министерством» — там же 1855 г., т. XVII; Шторм в Восточном океане, выдержанный фрегатом «Паллада» — там же 1855 г., т. XVII; Отчет о плавании фрегата «Паллада», шкуны «Восток», корвета «Оливуца» и транспорта «Кн. Меньшиков» под командой ген.-адъют. Путятина в 1852, 1853 и 1854 гг. (составлено из официальных донесений) — там же 1856 г., т. XX; «К истории приобретения Амура. Наши сношения с Китаем 1848—1860», ст. П. В. Шумахера — «Русск. Арх.» 1878; «Памяти гр. Е. В. Путятина», бар. Ф. Р. Остен-Сакена — «Известия Имп. Русск. Геогр. Общ.» 1883 г., т. XIX; Отчет Геогр. Общ. за 1883 г.; «Адмирал гр. Е. В. Путятин», ст. Д. И. Завалишина — «Моск. Вед.» 1883 г., № 300—301; Студенческие истории в Казанском Унив. 1861 г. — «Русск. Стар.» 1889 г., июль, и Дневник А. В. Никитенко — «Русск. Стар.» 1891; «Московский университет в 1861 г.» — С. В. Ешевского — «Русск. Стар.» 1898; письма гр. Путятина к Митр. Филарету 1860—1862 гг. — «Христ. Чтение» 1899, XI; «Русск. Худож. Листок» 1859 г., № 4, 5 и 9 (с портретом); Д. Языков, Обзор жизни и трудов покойных русских писателей, вып. III; Некрологи: «Истор. Вестн.» 1883 г., XII; «Моск. Вед.» 1883 г., № 294; «Новое Вр.» 1883 г., № 2746; «Кроншт. Вестн.» 1883 г., № 124; «Русск. Инвалид» 1883 г., № 226.