РБС/ВТ/Садовников, Дмитрий Николаевич

Материал из Викитеки — свободной библиотеки
Перейти к навигации Перейти к поиску

Садовников
Русский биографический словарь А. А. Половцова
Brockhaus Lexikon.jpg Словник: Сабанеев — Смыслов. Источник: т. 18 (1904): Сабанеев — Смыслов, с. 44—48 ( скан · индекс ) • Другие источники: ЭСБЕРБС/ВТ/Садовников, Дмитрий Николаевич в дореформенной орфографии


Садовников, Дмитрий Николаевич, род. 25 апреля 1847 г. в довольно образованной, но никогда не отличавшейся зажиточностью дворянской семье. Отец его, Николай Александрович, получивший очень хорошее по своему времени образование в Петербурге в Педагогическом институте, был долгое время домашним учителем у многих помещиков Симбирского края. Женат он был на симбирской же дворянке Татьяне Ивановне Полянской, в доме которой, в гор. Симбирске, родился и провел первые годы своего детства молодой С., находясь до 6-летнего возраста при тетке и бабушке. По-русски читать он выучился рано, по шестому году, и очень скоро; читал все, что ни попадалось под руку. У отца его имелась довольно хорошая библиотека и сын скоро перечел в ней все, что нашлось. С годами эта любовь к чтению перешла у него в какую-то ненасытную страсть, к удовлетворению которой он постоянно стремился. Вместе с этим явилась потребность делиться с кем-либо мыслями по поводу прочитанного, и вот вследствие такой потребности Д. Н., будучи еще только 9 лет от роду и живя в Репьевке у Бестужевых, задумал составить сборник всего им прочитанного по естественным наукам (что составило толстую тетрадь в несколько сот листов), озаглавленного им: "Жаркие страны". До 14-летнего возраста молодой С. находился безотлучно при отце и рос под его сильным влиянием. Отец его был человек серьезный и сына держал в большой строгости, отчего последний вышел тихим и скромным и остался таким на всю жизнь. Сделав еще одну попытку составления сборника из прочитанных материалов, озаглавленного им "Космос для детей", он скоро перешел к стихотворным подражаниям русским поэтам. Это было при жизни отца, которого он лишился в 1861 г. Стараниями своей тетки С. был определен вскоре после смерти отца в Симбирскую гимназию. Будучи до этого времени одиноким домоседом, он вдруг очутился среди шумной толпы товарищей. Впрочем, его радовал, как и всех детей, гимназический мундир с блестящими пуговицами и новые знакомства. Через год он уже сделался менее застенчивым мальчиком, нежели был при отце: товарищи оказали на него свое влияние, хотя особенной бойкости в нем никогда не проявлялось. В гимназии С. удалось основательно изучить английский язык и познакомиться в подлиннике со многими выдающимися произведениями английской литературы. Но зато эти занятия отвлекли его от изучения математики, которая давалась ему с трудом и которую он недолюбливал за сухость и, как он сам выражался, "за бессердечность". Печататься С. стал тогда еще, как находился в 5 классе гимназии. Первые печатные строки его — две корреспонденции из Симбирска — помещены в "Северной Пчеле" за 1864 г. за подписью: "Ю. Подгорин". В 1866 г. им был окончен поэтический перевод поэмы Лонгфелло "Песнь о Гайавате", но выбор предмета для перевода оказался неудачным, в том смысле, что поэма была уже переведена до него г. Михайловским и напечатана в Современнике. В следующем 1867 г. С. вышел из 7 класса гимназии и уехал на деньги, скопленные от давания уроков в бытность в гимназии в Симбирске. В Москве он долго не мог найти себе подходящих занятий и заработка. Тут он проводил все время в постоянном чтении, успел познакомиться с французскою литературою 18-го столетия и много переводил. Между прочим, два его стихотворения, посланные В. Р. Зотову, одно — переводное из Лонгфелло "Стрела и песня", другое — оригинальное "Первый снег" — были напечатаны в № 47 Иллюстрированной Газеты за 1868 г. за подписью: С-ъ. Лишь по прошествии многих месяцев по приезде в Москву С. удалось пристроиться к одному богатому купцу в качестве учителя английского языка и с ним отправиться за границу. Относительно этой поездки в одном из некрологов С. находим следующие сведения: "Южная Россия, где он успел побывать, благодаря любознательности и подвижности своей натуры, произвела на него сильное впечатление. Он прожил два месяца в Одессе, был в Константинополе и в Крыму. Последний особенно ему понравился своим голубым небом, живописными долинами и роскошною растительностью. К морю он как-то даже привык, так что потом несколько скучал о нем". Вернувшись из Крыма, С. проехал опять в Москву, где и прожил около трех месяцев. Из Москвы он переселился в свой родной Симбирск и поступил там на место домашнего учителя в одно помещичье семейство. К этому времени относится его женитьба на Варваре Ивановне, дочери симбирского помещика И. Д. Лазарева. После 6-летней супружеской жизни С. овдовел, оставшись после смерти жены с тремя малолетними детьми. Поручив их попечению своих родных, С. все это время проживал то в Москве, то в Петербурге, печатал в разных изданиях свои стихотворения и те многочисленные и ценные труды в прозе, которые доставили ему известность далеко за пределами литературных кружков. Это статьи, имеющие отношение к истории и особенно к этнографии Поволжья. В издававшемся в Москве Н. И. Алябьевым журнале для народного чтения и школ "Грамотее" за 1872 г. С. напечатаны: два перевода из Лонгфелло: "На рассвете" (кн. V, май, стр. 25) и "Сон невольника" (кн. VI, июнь, стр. 29—30), и побасенка "Лень перекатная" (кн. X, октябрь, стр. 22—24). В московском ученом, литературном и политическом журнале "Беседа", выходившем под редакциею С. А. Юрьева за 1872 г., в XI и XII кн., в отделе Внутреннего обозрения — Русская Земля, С. поместил первый свой собственно этнографический труд: "Жегули и Усолье на Волге. (Наброски путем-дорогой.) I—II". В предисловии к этой статье указывает он на важность этнографических задач: "предлагаемый мною очерк заключает в себе и собственные путевые наблюдения, и свод того, что известно о Жегулях и Самарской луке, и преимущественно с исторической стороны. История этого небольшого клочка земли, игравшего свою роль в жизни русского народа, не должна, по-моему, обходиться молчанием и не может иметь интерес лишь местный". К следующему 1873 г. относится новый и ценный труд С., имеющий целью проследить историю заселения Сибири выходцами из России, в целом ряде хотя и популярных рассказов, напечатанных в "Грамотее" под общим заглавием: "Подвиги простых русских людей (Покорение Сибири)", но написанных после изучения многочисленных исторических материалов. В начале І-ой главы автор замечает: "впереди мы будем вести речь о тех людях, которые в несколько лет прошли от Уральских гор до далекой оконечности Сибири, терпя всевозможные лишения: и голод, и холод, и непогоду. Люди эти (он их называет "землепроходцами") совершали великую путину..., покоряли дорогой разные племена, прибавляли к нашей земле новые края и населяли их". В заключении автор сказал о своем труде: "Наши рассказы, которые можно назвать историческими, потому что в них описывались правдивые события из истории жизни целого народа, были также и жизнеописательными. Мы старались в них на сколько можно ближе познакомиться с теми землепроходцами, которые, благодаря силе своего характера, твердо направленной воле, сделали больше всех, вели вперед других. Припомните Ермака, Дежнева, Пояркова, Хабарова. Они были образчиками того сорта людей, который мог выйти в то время из русского народа... Наши землепроходцы не встретили сильного отпора. Бессилие и полное невежество уступили дорогу силе и знанию". В 1874 г. эти статьи вышли и отдельным изданием в Москве под заглавием: "Наши землепроходцы. Рассказы о заселении Сибири. 1581—1812" в 8° и были сочувственно встречены отзывами в журналах: "Народная школа" (1876 г. № 3) и "Дело", хотя тогда же были указаны и некоторые промахи и недостатки. В 1873 же году С. напечатал в журнале "Семья и Школа" (№ 9) стихотворение: "Усолка. Народное предание", с которого началось появление в печати ряда поэтических переложений в стихах исторических сказаний и преданий Поволжского края. "С ранних лет", говорит г. Ап. Коринфский в своей биографической заметке о С., "он почувствовал непреодолимое тяготение к народу; как истый волжанин, он полюбил Волгу и родное Поволжье, объездил и даже обошел его вдоль и поперек, узнавая народ и его жизнь путем личного, непосредственного общения с ним. Благодаря этому, он и обогатил отечественную этнографию ценным вкладом собранных и на месте записанных преданий и образцов простонародного творчества; при этом сам, невольно поддавшись неотразимому обаянию этого творчества, он и в своих оригинальных поэтических произведениях придерживался народного колорита и миросозерцания". В 1874 г. печатается в "Симбирск. Губернских Ведомостях" № 34 и 40 ряд собранных им памятников народного творчества, известных под названием заговоров (8 №№), в №№ 46, 47 и 51 — Детские песни, а в журнале "Нива" без подписи статьи по этнографии, географии и истории. В следующем 1875 г. появился в "Ниве" новый ряд его статей, также не подписанных, и перевод сочин. Эмиля Золя в "Пчеле". Отдельной книжкой вышли без имени переводчика: "Норвежские сказки", очень одобрительно принятые отзывами в "Голосе" и "Педагогическом Листке". В 1876 г., кроме целого ряда статей и стихотворений без подписи в "Ниве", — в "Вестнике Европы" появилась одна из лучших поэм Садовникова "Попутный ветер. Народная сказка" 1—7. Канвой автору послужил слышанный им в селе Озерки Ставропольского уезда Самарской губернии вариант напечатанной А. Н. Афанасьевым сказки "О драчливой жене и смирном мужике". В том же журнале помещен им и перевод из Байронова "Манфреда". Особенно же следует здесь указать на появление в печати обширного труда С.: "Загадки русского народа. Сборник загадок, вопросов, притч и задач"; свыше 2504 №№. Сочувственные отзывы об этом труде можно найти в "Русском Филологическом Вестнике" проф. М. Колосова, 1879 г., № 1, стр. 134, и в "Гражданине", № 2 за 1876 г. Трудом этим автор составил себе имя в этнографической науке. Немало труда положено было С. на собрание такой массы загадок из бесчисленного множества печатных книг, газет, редких изданий и из рукописей Архива Имп. Русского Географического Общества. Достаточно сказать, что до сих в издании С. мы имеем единственное полное собрание этого рода памятников народного творчества, ничем другим еще не замененное, несмотря на 20 лет, отделяющие нас от времени появления его в печати. В том же (1876 г.) в "Русской Старине" напечатаны С.: 1) Народные рассказы про старину, Иван Грозный, т. XV, № 2, 2) Народные рассказы. Разин в Симбирске. — Пугачев в Симбирске т., XV, № 4, и 3) Расправа с Пугачевцами. Народный рассказ, т. ХVII, № 9. В 1877 г., кроме нескольких статей без подписи в "Ниве" и "Кругозоре" — в "Вестнике Европы" напечатаны лучшие его стихотворения: "Небесной равниной, послушны дыханью...", "Я не рожден для злобы дня..." (исповедь поэта), "Ребенку. (Посвящается Ольге С.)" и "В Степи". В стихотворении "Ребенку" поэт обращается к своей дочери; тон этого обращения говорит о мягкой, почти женственной натуре поэта. К 1878 г. относится стихотворение "Над Экклезиастом", напечатанное в "Свете". В 1879 г. С. напечатаны: стихотворения в Огоньке: "Из веселых песен". Из Бушора, Сюлли, Терье. Из современного Фауста; рассказ: "Как он ездил в Персию" (подписанный: "Жанрист") и "Аннабель Ли" (стихотворение из Э. По); в "Живописном Обозрении" переводное стихотворение: Аист (из Петефи). В "Еженедельном Новом Времени" — стихотворение из Свиньерна и рассказ: "Шут". В "Стрекозе" ряд фельетонов "На полях книг" (за подписью: "Неон 2-й") В "Будильнике" стихотв. "Странствующие комедианты" (из Бушора), "Ах, надо мной мои друзья" (перев. оттуда же), перевод из Гонгоры и др. 1880 г. в поэтической деятельности С. особенно богат оригинальными стихотворениями; так в "Огоньке" им были помещены стихотворения: "Сон" (№ 4), "Тоска" (№ 5), "Песня колосистой ржи" (там же), "На старой Волге: Полонянка. (Жегулевское преданье)" (№ 11). В выноске автор указал, что "под этим общим заглавием он намерен, время от времени, помещать те устные предания, которые тесно связаны с поэтическим прошлым Волги". По случаю открытия в Москве А. С. Пушкину памятника, С. послал из Симбирска стихотворение: "26 мая 1880 г. (1799—1880). "В отрадный миг желанного рожденья...", прочитанное в Москве на празднике Пушкина в зале Дворянского Собрания, 7 июня, В этом же журнале и два переводных стихотворения из А. Терье "Малиновка" (№ 16, с. 313) и "Ласточки" (№ 17, стр. 326). В "Слове" стихотворение: "Надейся и нового дня подожди" и др. В "Живописном Обозрении" рассказ: "Сила Ерофеич" и перевод из Бушора. В "Будильнике" стихотворение "Тройка" и др. В 1881 г. напечатано большое переводное произведение в "Огоньке" (№№ 12, 13, 14, 15 и 16, с гравюрой и 3 виньетками): "Король Фьялар. Поэма И. Л. Рунеберга, в пяти песнях. Посвящается Я. П. Полонскому"; (№ 35) стихотворение: "Перепелка" пер. из А. Терье; а также: в "Слове": Песни о Стеньке Разине: I. Астраханский загул, II. Стенькина шуба. В "Иллюстрированном Мире": "Из песен об умершей"; в "Осколках": "На распутье"; в "Живописном Обозрении": "Певец"; во "Всемирной Иллюстрации": "Названец", "Дорогой", "Путеводные звезды"; в "Русской Мысли": "Настасьина могила. Волжское предание. (Посвящается В. М. Максимову)"; в "Модном Свете": Ночная греза, Летняя сказка, Я искал тебя, я ждал; в "Новом Русском Базаре": из Сюлли: "Из старых песен" и др. В 1882 г. в "Русской Мысли" помещены: "Вальтер фон дер Фогельвейде (Легенда)", "Зазноба. (Из волжских песен)"; в "Волжско-Камском Слове" — "Письма из Петербурга", за подписью: С-ъ. В 1883 г. в "Русской Мысли" напечатан перевод из Лонгфелло: "Эмма и Эгингард". (Посвящается М. В. Бородиной); в "Волжском Вестнике": "Атаман и есаул" и "Из волжских песен" (три стихотворения). После смерти С. изданы: 1) в 1884 г. в "Записках Имп. Русского Геогр. Общ." по отдел. этнографии, т. ХII: "Сказки и предания Самарского края. Собраны и записаны Д. Н. Садовниковым". В предисловии к этому наиболее важному его труду Л. Н. Майков, под редакцией которого был выпущен этот объемистый и ценный сборник, указывает на значение этнографических трудов автора, 2) в "Историческом Вестнике", т. ХLVII, январь, напечатано, с сопровождением портрета Д. Н. Садовникова и вводной заметки г-на Аполл. Коринфского, одно неизданное произведение С. в стихах: "Кума. Поэма из волжских преданий", I—X. В своей заметке г-н Коринфский отмечает: "Кроме "Кумы", у родных Дм. Н-ча остались ненапечатанными еще несколько мелких, отрывочно записанных лирических и эпических стихотворений, из которых иные могли бы, без всякой дополнительной отделки, быть напечатаны даже самим взыскательно строгим к себе покойным автором, с такою любовью работавшим над каждой своей вещицей...". С., никогда не обладавшему достаточными материальными средствами, а в последние годы почти, можно сказать, бедствовавшему, и под конец его жизни судьба не улыбнулась. Долгое время подыскивал он случая поступить на казенную службу, чтобы иметь что-либо, более или менее определенное; особенно его привлекала, отвечавшая его наклонностям, служба в Статистическом Губернском Комитете, но ни в Симбирске, ни в Казани ему не удалось занять этого места, хотя по своим трудам он имел право на занятие его. Эта и другие неудачи в том же роде сломили окончательно его и без того некрепкое здоровье. Он умер в Петербурге, в клинике проф. Боткина, после тяжкой болезни 19 декабря 1883 г.

Н. Агафонов, "Заволжская вивлиофика. Сборник археологических, исторических, этнографических и биобиблиографических материалов. Вып. І. Казань. 1887". — Аполл. Коринфский, предисловие к поэме С. "Кума" в "Историческом Вестнике", 1892 г., январь. — В. Чуйко, "Современная русская поэзия в ее представителях", СПб., 1885.