РБС/ВТ/Сусанин, Иван Осипович

Материал из Викитеки — свободной библиотеки
Перейти к навигации Перейти к поиску

Сусанин, Иван Осипович
Русский биографический словарь А. А. Половцова
Brockhaus Lexikon.jpg Словник: Суворова — Ткачев. Источник: т. 20 (1912): Суворова — Ткачев, с. 176—180 ( скан · индекс ) • Другие источники: ЭСБЕРБС/ВТ/Сусанин, Иван Осипович в дореформенной орфографии


Сусанин, Иван Осипович, (отчество вероятно, но не достоверно) — крестьянин Костромского уезда, села Домнина (бывшего вотчиной Романовых), известен в русской истории как спаситель жизни царя Михаила Федоровича от злых умыслов отряда польских и литовских людей. Более или менее определенных и достоверных сведений о жизни этого героя из народа почти не сохранилось, почему личность его является до известной степени легендарной. Долгое время единственным документальным источником, сообщающим некоторые данные о подвиге и жизни С., была грамота царя Михаила Федоровича, пожалованная им "по совету и прошению матери" 30 ноября 1619 г. зятю С., крестьянину того же Костромского уезда и села Домнина, Богдану Сабинину. Этой грамотой "Богдашке" были дарованы многие милости за то, что его тесть, Иван С., которого польские и литовские люди "изымали и пытали великими и немирными пытками", выведывая, где "в те поры великий государь, царь и великий князь Михаил Федорович.., про то ведая и терпя немерные пытки"... тем не менее, сохранил тайну, "про нас не сказал... и за то польскими и литовскими людьми был замучен до смерти". Констатируя факт подвига, грамота в то же время совершенно обходит молчанием те внешние условия, среди которых он совершился. Последующие жалованные и подтвердительные грамоты 1641, 1691 и 1837 гг., данные потомкам С., только повторяют слова грамоты 1619 г., не прибавляя никаких новых фактических сведений. С другой стороны, в летописях, хрониках и других письменных документах и источниках ХVІІ в. ничего не говорится о С.; не упоминается о нем нигде и в донесениях и описаниях иностранных послов, путешественников и историков, бывавших в России в те времена; только на родине С. предания о подвиге его не переставали жить и передавались из рода в род. До второй половины XVIII в. никто, по-видимому, и не думал видеть в С. спасителя жизни первого представителя из дома Романовых на русском престоле. Насколько известно, впервые подвиг С. именно в этом смысле освещен костромским архиереем Дамаскиным в его приветственной речи Импер. Екатерине II, в 1767 г. посетившей Кострому; в исторической же литературе o С. первым заговорил в 1792 г. полковник Ив. Васьков, автор "Собрания исторических известий, относящихся до Костромы", который изображает подвиг С. следующими чертами: "...Села Домнина крестьянин Иван Сусанин в 1613 г. во время впадения в Костромской уезд поиском против особы Михаила Федоровича, поляками и литовцами быв пойман, разными истязан муками и в страдания умерщвлен, но твердый дух его, зная о месте пребывания искомого, скрыл испытываемую им тайну и принес жизнь в жертву для целости особы, к утверждению государства сохраняемой"... Еще более яркими штрихами как спасителя царской особы обрисовал С. Щекатов в 3-м томе своего "Географического словаря" (1804 г.), а вслед за ним Сергей Глинка в своей "Истории" прямо возвел С. в идеал народной доблести, причем описание его подвига украсил рядом подробностей, или просто сочиненных, или же неизвестно где почерпнутых. Рассказ Глинки, почти дословно повторенный и Бантыш-Каменским в "Словаре достопамятных людей земли Русской", сделался общепринятым для учебников истории; вместе с этим личность и подвиг С. стали любимым сюжетом и для поэтов, написавших о нем целый ряд стихотворений, дум и драм, и для популяризаторов, давших многочисленные рассказы и повести для народа на эту тему, и, наконец, для музыкальных композиторов, в этой простой и трогательной истории искавших источник вдохновения. Из литературных и музыкальных произведений на эту тему особенно известны: "Иван Сусанин", дума Рылеева, "Костромские леса", драма Η. Полевого и оперы — "Жизнь за Царя" M. И. Глинки и "Иван Сусанин" Кавоса. По просьбе костромских дворян Император Николай I повелел воздвигнуть в Костроме С. памятник "во свидетельство, что благородные потомки видели в бессмертном подвиге Сусанина спасение жизни новоизбранного русскою землею царя чрез пожертвование своей жизни, спасение православной веры и русского царства от чужеземного господства и порабощения". Отсутствие исторических источников, которые подтверждали бы грамоту царя Михаила Федоровича от 30-го ноября 1619 г., и разногласие авторов, повествовавших о подвиге С., побудили H. И. Костомарова отнестись критически к постепенно создавшейся версии об этом подвиге. Исходя главным образом из того, что сохранившимися источниками не подтверждается присутствие польско-литовского отряда близ с. Домнина, что в начале 1613 г., к которому времени приурочивается подвиг С., Михаил Федорович со своею матерью жил не в с. Домнине, а в укрепленном Ипатьевском монастыре, и что в современных С. или близких к его времени летописях и хрониках о нем ничего не говорится, Костомаров отрицал приписываемый С. факт спасения новоизбранного царя; гибель же С. он объяснял лишь как одну из бесчисленных жертв, погибших от разбойников, столь многочисленных в Смутное время; что же касается сохранившихся среди земляков С. преданий о его подвиге, то он находил их запутанными и противоречивыми, чтобы на их основании можно было сделать какие-либо положительные выводы, и считал их навеянными книжными источниками, "пришедшими к домнинцам от тех, кто почерпнул их из книг, а не наоборот". Костомарову горячо возражали С. М. Соловьев в "Нашем Времени", протоиерей Домнинский в "Русском Архиве", Дорогобужин (там же и отдельной брошюрой), М. П. Погодин в "Гражданине", бар. Николай Нольде и др., но все их возражения опирались либо на недостоверных народных преданиях, либо на первой грамоте от 1619 г. и, не подкрепленные новыми фактическими данными или историческими документами, носили преимущественно теоретический и для данного случая мало доказательный характер; полемика в значительной своей части свелась к тому, как понимать некоторые выражения в древних грамотах. Однако с конца 1870 гг., и особенно в 1880-х годах, когда повсюду были организованы губернские архивные комиссии и местные исторические общества, занявшиеся разыскиванием и описью древних актов, стали обнаруживаться новые документы о подвиге С., открылись почти современные ему многочисленные рукописные "записки" и "предания" ХVІІ и XVIII вв., в которых авторы с явным преклонением пишут о подвиге С. и о нем самом, нередко называя его "мучеником". На основании таких нигде ранее неизданных рукописных или же малоизвестных печатных источников В. А. Самарянову в 1882 г. удалось пролить некоторый свет на этот спорный исторический пункт; в своей книге "Памяти Сусанина" он собрал многочисленные данные, из которых явствует: 1) в 1613 г. в Костромской и Галичский уезды действительно приходили польские и литовские люди, рыскали вокруг с. Домнина, пытали многих встречавшихся поселян с целью узнать от них местопребывание царя, чтобы захватить или убить его как соперника польского королевича Владислава; 2) Михаил Федорович в это время жил несомненно в своей вотчине, с. Домнине; 3) о его точном местопребывании знал, по-видимому, один С., бывший приказчиком или старостой в Домнине; был ему известен и факт избрания на царство его боярина; 4) именно по совету С. царь "скрыяся от ляхов" в Ипатьевский монастырь; 5) С. был польско-литовским отрядом убит после продолжительных и мучительных пыток. Положения Самарянова подтверждаются и позднее найденными документами, хранящимися в Костромской комиссии, в археологическом институте и др. учреждениях.

В результате всех исторических изысканий подвиг С. представляется в следующем виде: Иван С. был старостою родовой вотчины Романовых, села Домнина, в котором некоторое время после избрания на престол жил молодой царь Михаил Федорович вместе со своею матерью, Марфою Ивановною. Костромской уезд, в пределах которого находилось Домнино, как только распространилась весть об избрании на царство вместо королевича Владислава представителя русского боярского рода, наводнился польско-литовскими отрядами, искавшими царя с целью убить его. Один из таких отрядов рыскал в окрестностях Домнина и хватал встречавшихся по пути поселян, при помощи пыток стараясь выведать у них точное местопребывание Михаила Федоровича. В числе схваченных был и С., который, как староста Домнина и доверенный человек своего боярина, один лишь знал о точном местопребывании последнего. В дальнейшем рассказ имеет две версии. Более известная и популярная, но в сущности менее достоверная из них гласит, что С., после некоторых пыток, взялся быть проводником отряда, но завел его в противоположную от Домнина сторону, послав перед уходом своего зятя Богдана Сабинина к Михаилу Федоровичу с советом укрыться в Ипатьевском монастыре. Только на следующий день открыл С. полякам, заведенным в дремучие лесные чащи, свой обман, за который и был ими, после разнообразных пыток, "изрублен в мелкие куски". Ясно, что эта версия малодостоверна, так как все пытки и смерть С., в некоторых источниках описанные с различными деталями, никому не могли быть известны, тем более, что по этой же версии погиб и весь польско-литовский отряд, заблудившийся в лесных дебрях. По другой, более достоверной версии, С. просто отказался что-либо сообщить, в то же время послав своего зятя с предупреждением и советом Михаилу Федоровичу; поступили же поляки с ним так жестоко именно потому, что он один знал о местопребывании царя, о чем было известно и полякам со слов других поселян. По этой версии, С. "пытали великими немерными пытками, садили на столб, рубили на мелкие части и замучили до смерти" не в глухом лесу, а в с. Исупове, в присутствии многих поселян, для устрашения последних. Смерть С. произошла в 1613 г. Сохранилось известие, что по восшествии на престол Михаил Федорович велел перенести тело С. из Домнина, где были погребены его останки, в Ипатьевский монастырь; это обстоятельство, если только оно было в действительности, еще более подтверждает вероятие второй версии, так как в лесных дебрях тело едва ли могло быть разыскано.

В 1619 г. Богдан Сабинин за подвиг тестя был пожалован от Михаила Федоровича грамотою, которую велено было "половину деревни Деревнищ, на чем он Богдашка ныне живет, полторы чети выти земли обелить, с тое полудеревни... на нем на Богдашке и на детех его, и на внучатах, и на правнучатах, наших никаких податей и кормов и подвод и наметных всяких столовых и хлебных запасов, и в городовые поделки, и в мостовщину и в иные ни в какие подати плати с них не велели"... В 1633 г. по завещанию царицы Марфы дер. Деревенищи была отказана московскому Новоспасскому монастырю, потомство же С. (дочь его Антонида Ивановна и внуки Данила и Константан Богдановичи Сабинины) получило взамен пустошь Коробово (49 верст от Костромы) с теми же льготами. Льготы и привилегии потомков С. (после назывались Коробовскими белопашцами; из них переписная ландратная книга, хранящаяся в московском архиве министра юстиции, называет Федора Константинова, Анисима Ульянова и Ульяна Григорьева) были подтверждены грамотами в 1641, 1691 гг. при Петре и Иоанне Алексеевичах, 8 декабря 1767 г. при Екатерине ІI и наконец в 1837 г. при Николае I.

Полк. Васьков, "Собрание исторических известий, относящихся до Костромы". M., 1792 г., стр. 48—49. — Η. И. Костомаров, "Иван Сусанин" в "Исторических монографиях и исследованиях", т. 1, СПб., 1867 г. — Его же, "Личности Смутного времени", "Вестн. Евр.", 1871 г., № 6. — Его же. "Екатерина Алексеевна, первая русская Императрица", "Древняя и Новая Россия", 1877 г., № 2. — Его же, "Смутное время Московского государства — московское разорение". — С. М. Соловьев, "Возражение Костомарову", "Наше Время", 1872 г., № 76. — Его же, "История России", изд. "Общ. Польза", кн. II, стр. 1045, 1396—1404. — М. П. Погодин, "За Сусанина", "Гражданин", 1872 г., № 29, 1873 г.,№№ 46 и 47. — Протоиер. Алексей Домнинский, "Правда о Сусанине; свод местных преданий", с предисл. В. И. Дорогобужина, "Русск. Архив", 1871 г., № 2, стр. 1—34. — В. И. Дорогобужин, "Еще отповедь г. Костомарову", "Русск. Арх.", 1871 г., № 10, стр. 1729—1734, — Его же, "О том, как костромской крестьянин Иван Сусанин положил жизнь за царя", M., 1872 г. — Бар. Никол. Нольде, " Критико-исторический и психологический разбор статей г. Костомарова и г. Кавелина". — Самарянов, "Памяти Ивана Сусанина", Кострома, 1-е изд. 1882, 2-е 1884 г. — И. Холмогоров, "Заметка о потомках Сусанина", "Древности и труды Археографич. комиссии при Имп. Московск. Общ.", т. І, вып. 1, 1898 г. — Д. И. Иловайский, "Смутное время Московского государства", М., 1898 г. — Константанов, "Учебник истории", СПб., 1820 г., стр. 139. — Кайданов, "Учебн. русск. истор.", СПб., 1834 г., стр. 177. — Устрялов, "Русск. история", т. І, стр. 298. — Глинка, "История", т. VI, стр. 22—24. — Щекатов, "Географический словарь", т. III, СПб., 1804 г., стр. 748. — Бантыш-Каменский, "Словарь достопамятных людей земли русской", ч. 5, М., 1836 г. — Статья без подп. "Московск. заметки", "Гражд.", 1872 г, № 30. — "Историко-статист. описание Костромск. Ипатьевского монастыря", Костр., 1870 г., стр. 25—27, 164—168. — Кн. Козловский, "Взгляд на историю Костромы", СПб., 1840 г., стр. 94—96, 99—100, 157—159, 174—175. — Прот. Диев, "Описание Ипатьевского монастыря", Костр., 1858 г., стр. 87—80. — Его же, "Первые два десятилетия XVII в. для костромской стороны", "Костр. Губ. Вед " 1854 г., № 47. — "Материалы для отечественной истории", ibid., 1882 г., № 13. — "Список населен. мест Российск. Империи", т. XVIII (Костр. губ.), СПб., 1877 г., стр. LXVIL — "Полное Собрание Госуд. Грам. и Догов.", т. III, стр. 214, 334, — "Полн. Собран. Законов", т. III, № 1415. — "Письма русских государей", изд. Археогр. комис., т. І, стр. 36. — "Указ Конюшенного приказа от 19 мая 1731 г. на имя белопашца Ивана Лукоянова Сабинина", "Костр. Губ. Вед.", 1852 г., № 12. — Вешняков, "Белопашцы и обельные крестьяне", "Журн. Мин. Народн. Просв.", 1859 г., № 5. — П. В. Павлов, "Тысячелетие России", "Месяцеслов на 186—г.", с. 32, — "Сказание о Сусанине", "Костр. Губ. Вед.", 1849 г., № 20. — Заметки: "Моск. Вед.", 1884 г., № 102, стр. 3; — "Вестн. Евр.", 1867 г., № 9, стр. 36; — "Моск. Набл.", 1836 г., ч. IX, стр. 375. — Народные издания: "Жизнь за царя; подвиг крест. Ив. Сусанина", М., 1874 г., изд. Глушкова; — "Доблестные подвиги русск. крест. Ив. Сусанина и Осипа Комисарова", изд. 2-е, СПб., 1876; — Ив. Шевелкин, "Рассказ об избрании Михаила Феодоровича на престол царства Русского и об Ив. Осиповиче Сусанине, спасителе жизни его", М., 1867 г.; — "Сусанин и Комисаров-Костромской, 1613 и 1866 гг.", СПб., 1866 г.; — И. С. Ремезов, "Биографич. очерки для народного чтения; Ив. Сусанин", в. 5, СПб., 1868 г.; — его же, "Костромск. крест. Ив. Сусанин", СПб., 1872 г. — "Ив. Сусанин, историч. повесть", изд. журн. "Мирской Вестн.", СПб., 1865 г. — "Ив. Сусанин, или Жизнь за царя; историч. рассказ", М., 1871 г.