РБС/ВТ/Шишков, Александр Ардалионович

Материал из Викитеки — свободной библиотеки
Перейти к навигации Перейти к поиску

Шишков
Русский биографический словарь А. А. Половцова
Brockhaus Lexikon.jpg Словник: Шебанов — Шютц. Источник: т. 23 (1911): Шебанов — Шютц, с. 315—316 ( скан · индекс ) • Другие источники: ЭСБЕРБС/ВТ/Шишков, Александр Ардалионович в дореформенной орфографии


Шишков, Александр Ардалионович, род. в 1799 г. Его родители Ардалион Семенович и София Александровна (рожденная Хвостова) отдали его с двумя братьями на воспитание в дом его бездетного дяди, известного адмирала А. С. Шишкова. Сам адмирал не вмешивался в домашние дела, и воспитанием племянников всецело занялась его жена Дарья Алексеевна. Она особенно любила своего старшего племянника Александра, будущего поэта, баловала его и была для него второй матерью. Да и ребенок, по общим отзывам, в том числе и С. Т. Аксакова, был не по летам развит, очень впечатлителен. По собственному признанию, желая угодить дяде, он 12-летним мальчиком написал стихотворное "Преложение дванадесятого псалма", которое было напечатано, и около того же времени стихи "По случаю ожидания фейерверка". Но в душе Ш. всегда был почитателем Карамзина и не прочь был иногда посмеяться над своим дядей. Это сочувствие новому литературному направлению развивалось довольно вяло, но заметно с ранних лет его жизни. На это указывает его дружба с лицеистом Пушкиным, Ш. стал подражать ему, они обменивались посланиями, и их дружба была довольно тесной и продолжительной. Образование в доме дяди Ш. получил хорошее; между прочим он свободно владел французским, немецким и итальянским языками, но нельзя того же сказать про воспитание. Дарья Алексеевна чрезвычайно баловала его, закрывала глаза на все его проделки, и благодаря этому он вырос без всяких устойчивых понятий: личная свободная воля для него была высшим законом в жизни. Службу свою Ш. начал в гвардии адъютантом. По отзывам некоторых, он сделался "отчаянным повесой" и за какую-то провинность в мае 1818 г. был переведен в армию в Грузию, в распоряжение ген. Ермолова. Десятилетнее пребывание в Кабардинском пехотном полку не исправило его. Он и здесь выкидывал "шалости, дерзости и беспорядки" и без меры предавался спиртным напиткам и карточной игре: "развратное поведение сего человека", по отзыву H. H. Муравьева-Карсского, "не имеет меры". Оставив кавказские войска, он в 1824—26 г. состоял адъютантом при боевом генерале А. Я. Рудзевиче, затем, судя по надписям на его сочинениях, был в Динабурге, подмосковном селе Останкине и, наконец, в Твери, по долгу службы, и дослужился до чина капитана. По службе он подвигался медленно вследствие своей беспорядочной жизни, и кроме того его заподозривали в политической неблагонадежности. Очень характерна для Ш. была и его женитьба. Будучи посажен на гауптвахту, он ушел из под ареста и похитил свою будущую жену Екатерину Твардовскую, дочь бедного шляхтича. Но и семейная жизнь его нисколько не остепенила, а очень скромное материальное положение ухудшилось, и вообще конец его жизни осложнился. На это указывает мрачное настроение его последних стихов. И смерть Ш. как и вся жизнь, была несколько необычна. В начале 1833 г. в Твери он вероломно был убит из-за личных счетов. Семья Ш. осталась в безвыходном положении, и ввиду этого, по почину Греча и Пушкина, было выхлопотано издание его сочинений на счет Академии Наук.

В литературе Ш. известен, главным образом, как переводчик, и в свое время считался одним из лучших переводчиков Шиллера. Трагедия, "Мария Стюарт" еще в конце 80-х годов шла на сцене в переводе Ш., который как единственно полный и лучший вошел в издания Гербеля (6-е изд. 1884 г.) и Суворина (2-е изд. 1893 г.). Но зато гораздо слабее оригинальные сочинения Ш. Современные критики, (Бестужев-Марлинский и Шевырев) верно оценили эти сочинения. Они признавали в них только некоторое достоинство формы, что, понятно, нельзя было ставить в особую заслугу со времени Пушкина, и указывали на сильную подражательность и сравнительную бедность мысли. После Ш. остался еще неоконченный оригинальный роман, написанный живым языком и с интересным содержанием из грузинской жизни начала XIX в., когда в только что присоединенном краю происходили волнения вследствие стремлений знати отстоять свою политическую независимость и тяготения народа к русскому подданству. Литературная деятельность Ш. была довольно плодовита. Он писал в Московском Вестнике" (1828—30 г.), "Телескопе" (1830 г.), "Атенее" (1830 г.) и, "Одесском Альманахе" (1831 г.). Отдельно были изданы следующие его сочинения: "Преложение дванадесятого псалма двенадцатилетним отроком Александром Шишковым, в 1811 году" СПб. 1811 г. "Восточная лютня". M, 1824 г. "Опыт" M. 1828 г. "На взятие Варшавы. Чувствование русского при громе Кремлевских пушек" M. 1831 г. "Избранный немецкий театр" M. 1831 г. 4 части. "Двадцать четвертое февраля" перевод трагедии Вернера. М. 1833 г. "Наполеон Бонапарте, или тридцать лет из истории Франции" перевод драмы А. Дюма 1832 г. "Сочинения и переводы капитана А. А. Шишкова". В 4-х част. СПб., 1834—5 г.

"Семейная хроника и воспоминания" С. Т. Аксаков. — "Записки, мнения и переписка А. С. Шишкова" — Берлин, 70 г., т. I. — "Историч. Вестник" 1889 г., октябрь. — "Полное собрание сочинений Шиллера в переводе русских писателей" изд. Н. В. Гербеля. ч. I, ч. II, 1—64; см. здесь же библиография.