ЭСБЕ/Шишков, Александр Ардалионович

Материал из Викитеки — свободной библиотеки
Перейти к навигации Перейти к поиску

Шишков
Энциклопедический словарь Брокгауза и Ефрона
Brockhaus Lexikon.jpg Словник: Шенье — Шуйский монастырь. Источник: т. XXXIXa (1903): Шенье — Шуйский монастырь, с. 610—611 ( скан ) • Другие источники: РБС


Шишков (Александр Ардалионович, 1799—1832) — поэт и переводчик, один из незаслуженно забытых деятелей русского романтизма. Биография его во многом неясна: она основывается не на фактах, а на слухах и рассказах о Ш. Первоначальное воспитание Ш. получил в доме своего дяди А. С. Ш. (см.). Дядя не вмешивался в воспитание племянника, доверив его всецело попечению своей жены. Ш. в годы отрочества обращал всеобщее внимание своей даровитостью, тетушка души в нем не чаяла, и современники высказывались, что исключительно женское воспитание испортило характер Ш. Шишков получил, по-видимому, тщательное образование, изучил новые языки и пристрастился к литературе, но в своих литературных вкусах он ушел из-под влияния дяди, и его единственной данью классицизму было переложение псалма, сделанное им на 12 году жизни («Переложение двунадесятого псалма 12-летним отроком Александром Ш. в 1811 г.», СПб., 1811). Необходимо отметить сближение Ш. с юным Пушкиным, еще учеником лицея. Сохранилось послание Пушкина к Ш. от 1816 г.: Пушкин отказывается соперничать в стихах с Ш.; по намекам стихотворения видно, что Ш. писал уже в это время стихи яркого эротического характера. Жизнь Ш. — своего рода ряд превратностей, причины которых неясны. В ранней молодости Ш. поступил в военную службу, в гвардию; казалось, перед ним открывалась блестящая карьера, но в 1818 г. он был сослан на Кавказ, в Грузию. На Кавказе Ш. вел бесшабашную, разгульную жизнь и на одном месте не мог ужиться: в 1824—26 гг. мы находим Ш. адъютантом при А. Я. Рудзевиче, позднее в Тверской губернии. Современники отмечают несимпатичные стороны характера Ш. и готовы обвинить его во всевозможной распущенности, чуть ли не в шулерстве. Трудно судить, соответствовали ли действительности нападки на Ш.: быть может, установившемуся образу жизни противоречил весь склад романтического характера Ш. с его резкими выходками. В своих стихах Ш. не раз называет нападки на него клеветой. Во всяком случае, по своим убеждениям он примыкал к передовым людям своего времени. Он находился в каких-то отношениях к Южному обществу декабристов: Шервуд в своей исповеди пишет, что он надеялся много разузнать от Ш., но тот ни о чем не проговорился. В официальной переписке о Ш. не раз упоминается как о подозрительном человеке. Ш. избежал прямых преследований, но до самой смерти своей в глазах властей был человеком неблагонадежным. Жизнь свою Ш. кончил трагически: в 1832 г. в Твери он был убит каким-то Черновым, получившим от Ш. пощечину за намеки по адресу его жены.

Если бы не отношения Ш. с Пушкиным, то имя Ш. принадлежало к совсем забытым именам нашей литературы. Ш. оказал несомненное влияние на развитие нашей литературы своими прекрасными для того времени переводами: он знакомил русского читателя и писателя с драматическими произведениями Шиллера («Пикколомини», «Смерть Валленштейна», «Мария Стюарт»), Вернера («Аттила», «24 февраля»), Раупаха («Князья Хованские»), Кернера («Тони»), с фантастическими повестями Тика (его перевод «Чар любви» отразился на позднейшей редакции повести Гоголя «Ночь накануне Ивана Купала»). Оригинальные произведения Ш. — все в романтическом роде — не блещут оригинальностью. В них необходимо отметить резкий протест против крепостного права. В отрывке «К Емилию» Ш. пишет: «как часто им (помещикам) твержу: помещик справедливый для зайца сельские не разоряет нивы, у вверенных ему не отнимает сна и податьми своих не тяготит владений, затем, чтобы проводить часы беспечной лени за чашей пенистой шампанского вина… Он святотатственной не осквернит рукою невесту скромную, идущую к налою; не развратит рабы подвластного раба тем больше, что ее в руках его судьба». Любопытно, что рядом с протестом против крепостного права в Ш. уживается самый узкий национализм. Если обратить внимание на прикосновенность Ш. к декабристам, то появляется даже сомнение, насколько искренни были следующие тирады: «Только там цветет свобода, где свято власть умеют чтить, где не лжемудрствует крамола и где, владык боготворя, народ на страже у престола за веру, верность и царя» («Чувствования русского», на взятие Варшавы). Из прозаических сочинений Ш. обращает внимание по реалистической манере описания неоконченный роман из грузинской жизни.

В истории русского романтизма Ш. нужно отвести не последнее место. Из произведений Ш. появились следующие отдельные издания: «Восточная лютня» (М., 1824); «Опыты» (М., 1828); «Избранный немецкий театр» (М., 1831, 4 т.); «Двадцать четвертое февраля» сочинение З. Вернера (М., 1832); «Наполеон Бонапарте» сочинение А. Дюма (М., 1832). После смерти Ш. при посредничестве Пушкина были изданы русской академией «Сочинения и переводы капитана Ш.» (СПб., 4 ч., 1834—1835). О Ш. см. статью Д. Рябинина (в «Историческом Вестнике», 1889, октябрь; здесь указана литература), к ней прибавить «Сочинения» Пушкина (т. I, изд. академии наук); «Воспоминания Тучковой-Огаревой» (М., 1903); И. А. Шляпкин, «Из неизданных бумаг Пушкина» (СПб., 1903, по указателю); «Исповедь Шервуда-Верного» («Исторический Вестник», 1896, январь); «Русский Архив» (1902, в письмах Булгакова к брату за 1832 г.).