РБС/ВТ/Ярополк Святославович

Материал из Викитеки — свободной библиотеки
Перейти к навигации Перейти к поиску

Ярополк Святославович
Русский биографический словарь А. А. Половцова
Brockhaus Lexikon.jpg Словник: Яблоновский — Фомин. Источник: т. 25 (1913): Яблоновский — Фомин, с. 164—165 ( скан · индекс ) • Другие источники: МЭСБЕ : ЭСБЕРБС/ВТ/Ярополк Святославович в дореформенной орфографии


Ярополк Святославович, великий князь Киевский (945—980). Отец его, Святослав, занятый своими делами в Болгарии, не жил на Руси, поручив воспитание детей и управление государством матери своей, Ольге, вследствие чего Русь часто страдала от нападений соседних кочевников. Так, в 968 году Я. с братьями едва не погиб от печенегов, осадивших Киев: там вскоре начался голод, «изнемогаху же людье гладом и водою». Ольга с внуками спаслась только благодаря ловкости и хитрости одного киевлянина. Вызванный этими событиями на Русь, Святослав прогнал печенегов от Киева и пробыл там до смерти Ольги (в 970 году), а затем уехал обратно в Болгарию, разделив Русскую землю между своими сыновьями, причем Я. получил Киев, Олег — землю Древлянскую, а Владимир, по просьбе новгородцев, — Новгород. По смерти Святослава в 973 году Я. остался старшим в роду и великим князем киевским. Его княжение было ознаменовано междоусобной войной с братом Олегом. Причиной этой войны послужило убийство Олегом на охоте Люта, сына Свинельда, советника Я. и ближайшего дружинника. С тех пор Свинельд вооружал Я. против брата. В 977 году по его совету Я. пошел войной на Олега, победил его и захватил волость его. Олег погиб, спасаясь от брата в город Овруч, во рву, окружавшем этот город. По словам летописца, когда труп его был найден и принесен покои княжеские, «приде Ярополк над ним плакася» и упрекал Свинельда.

Третий Святославович, Владимир, узнав про убийство Олега, «убоявся» и бежал за море; тогда Я. послал в Новгород своих посадников и стал один княжить на Руси. Через 3 года Владимир возвратился в Новгород, выгнал оттуда посадников Я. и с большим войском, состоявшим из варягов, новгородцев, чуди и кривичей, тронулся в Киев. По пути он покорил полоцкого князя Рогвольда, дочь которого, Рогнеда, была невестой Я. Убив ее отца и двух братьев, Владимир силой женился на ней. Из Полоцка он двинулся с большим войском на Я.; тот не был в состоянии сопротивляться ему и заперся в Киеве. Путем подкупа и разных обещаний Владимиру удалось привлечь на свою сторону воеводу Блуда, главного советника Я. Так как в Киеве убить князя было нельзя, потому что этого не допустили бы граждане, Блуд уговорил Я. бежать оттуда, уверив, что здесь оставаться ему опасно. Я. затворился в Родне, при устье реки Роси. Владимир вошел в Киев, занял его и осадил Родно. Здесь скоро начался голод, откуда долго еще сохранилась пословица: «беда, аки в Родне». Блуд, уверив Я., что бороться ему с Владимиром невозможно, убедил его пойти помириться с ним. Я., несмотря на предостережения одного из своей дружины, по имени Варяжко, согласился на это, но был предательски убит двумя варягами при входе на княжий двор. Варяжко бежал к печенегам и долго мстил за смерть своего князя, делая с ними набеги на Киев. Эти известия о смерти Я. взяты из начальных киевских летописей, которые, таким образом, главной причиной гибели Я. считают недостаток войска у него и измену Блуда. По Иоакимовой же летописи, приведенной у Татищева, главной причиной поражения Я. является нелюбовь к нему язычников. Иоаким так характеризует Я.: «Бе муж кроткий и милостивый ко всем, любяше христианы, и аще сам не крестися народа ради, то никому не претяше». Добрыня, дядя Владимира, зная, что Ярополк «нелюбим есть у людей, зане христианам даде волю велику», убедил воевод его предаться Владимиру, что ими и было сделано в битве при реке Друче, в трех днях пути от Смоленска, где Я. был сражен «не силою, ни храбростью, но предательством воевод».

О внешних сношениях Руси, бывших при Я., историк Соловьев приводит следующие известия: о победе Ярополка над печенегами и вступлении печенежского князя Илдая на службу к Я., давшему ему города и волости; о заключении мира с греками на условиях отцовских и дедовских и о приходе послов папских.

По некоторым летописным известиям, Ярослав в 1044 году крестил кости Я. и Олега и похоронил их при церкви Св. Богородицы.

Карамзин, «История Государства Российского», кн. І, стр. 108, 117—122; прим. 393, 418, 419, 422, 425, 448; кн. II, стр. 23; прим. 12, 53. — Соловьев, «История России с древнейших времен», кн. І, стр. 144, 150, 152, прим. 2, 153, 154, 156—162. — Полное Собрание Русских Летописей, т. І, стр. 27—29, 31—33, 67; т. II, стр. 245, 246, 248, 249, 268; т. III, стр. 2; т. IV, стр. 174, 175; т. V, стр. 2, 106— 108, 110—112, 138; т. VII, стр. 28, 222, 231, 287, 289, 291—293, 331, 332. — Татищев, «История Российская с древнейших времен», книга І, часть 1, глава 4-я. «О истории Иоакима, епископа Новгородского»; стр. 37—38. — М. М. Щербатов, «История Российская от древнейших времен», т. I, стр. 334—340. — Погодин, «Ярополк и Владимир» («Москвитянин», 1848 г., № 2, стр. 103—106). — Военный энциклопедический лексикон, 1858 год, т. XIV, стр. 511. — А. В. Экземплярский, «Великие и удельные князья Северной Руси в татарский период с 1238 по 1505 г.», т. I, стр. 303, 308. — Энциклопедический словарь Брокгауза и Ефрона, т. 82, стр. 816.

М. З.