РСКД/Consul

Материал из Викитеки — свободной библиотеки
Перейти к навигации Перейти к поиску

Consul / Ко́нсул
Реальный словарь классических древностей (Фридрих Любкер, 1854 / Филологическое общество, 1885)
Brockhaus Lexikon.jpg Словник: Cabalia — Cyzicus. Источник: Реальный словарь классических древностей (1885), с. 339—341 ( РГБ · индекс ) • Список сокращений названий трудов античных авторов • Другие источники: ВЭ : ЭСБЕ : OSN


Consul. Республиканскими заместителями царей, изгнанных в 510 г. до Р. Х., были два консула (pari potentia), которые первоначально назывались praetores (praeire), но после законодательства децемвиров стало преобладать название consules. Избирали (creare) их на один год в центуриатских комициях и до 336 г. до Р. Х. только из среды патрициев. По их именам, подобно тому как в Афинах по имени первого архонта (ἄρχων ἐπώνυμος), назывались годы (обыкновенно с пропуском союза et). Со 154 г. до Р. Х. они вступали в свою должность постоянно с 1 января. Им, как избранным блюстителям государства, tutores reipublicae, должны были повиноваться все магистраты, за исключением народных трибунов; во время же диктатуры прекращалась их должностная деятельность. На их решения можно было апеллировать к народу, по закону lex de provocatione (см. Provocatio). Впрочем, по сложении с них звания, их можно было привлекать к ответственности за их действия по должности. В городе они не имели imperium; эта неограниченная верховная власть предоставлялась им только во время похода на основании особого решения куриатских комиций и заключала в себе ius vitae necisque. В Риме они имели право созывать сенат и народное собрание (comitia centuriata) и председательствовать на обоих собраниях (ius cum populo et patribus agendi). Созывать comitia tributa, кажется, было также предоставлено им со времени lex Valeria Horatia, в 448 г. до Р. Х. (Liv. 3, 71. 72), потому что вследствие этого закона и патриции были поставлены в необходимость защищать в этих собраниях свои интересы подачею голосов. Высшая судебная власть была снята с консулов в 366 г. до Р. Х. и передана в ведомство вновь учрежденной должности преторов, подобно тому как раньше уже, в 443 г. до Р. Х., вследствие учреждения особой цензуры (см. Censor) с них была сложена обязанность производить ценз и заведовать финансами. Чрезвычайные почетные дела, вроде освящения храма, провозглашения диктатора, часто возбуждали спор между обоими товарищами по должности; в таком случае, если соглашение не состоялось, обыкновенно дело решалось жребием. Во время внутренней или внешней опасности сенат «крайним постановлением» (senatus consultum extremum, Caes. b. c. 1, 5): videant consules ne quid respublica detrimenti capiat — поручал им назначить (dicere) диктатора; когда же должность диктатора вышла из употребления, тогда этим поручением консульская власть возвышалась фактически до диктаторской, причем консулы получали также domi imperium atque iudicium summum (Sall. Cat. 29. Cic. Mil. 26). Впрочем, подобное полномочие не защитило, однако, Цицерона от привлечения к личной ответственности. Двойственное число (par potestas) считалось для консульства делом существенным; поэтому в случае смерти одного консула другой должен был тотчас же назначить выборы нового товарища (comitia ad subrogandum или sufficiendum consulem); вновь избранный назывался consul suffectus и пользовался равною властью с cons. ordinarius. Отсрочка и упущение этих выборов всегда сильно беспокоили народ, поэтому такие случаи встречались очень редко, хотя в самом начале республики Публий Валерий управлял одно время sine collega. В 499 г. до Р. Х. выборы не были произведены вследствие краткости времени, оставшегося до срока должности, а в 67 г. до Р. Х. вследствие религиозного соображения, так как только что выбранный consul suffectus умер до вступления в должность. Совершенно незаконно оставался без товарища после Цинны в 83 г. до Р. Х. Карбон; Помпея же назначили, в 51 г. до Р. Х., консулом sine collega только для того, чтобы избежать имени и безответственности диктатора. Во время похода каждый консул командовал двумя легионами и принадлежавшими к ним союзными войсками (exercitus consularis), в главном же начальстве они чередовались каждый день. Если они сражались в разных местах, то тогда разделяли между собой местность (provincia от provincere, быть первым, сильнейшим). Если один только из консулов выступал в поход, то он назывался consul armatus, в противоположность оставшемуся в Риме товарищу своему (consul togatus). Во время пребывания их в городе знаки, присвоенные их званию, insignia, были: у каждого по 12 lictores, со связками прутьев (fasces; топоры присоединялись только во время похода); у заведующего делами консула (cuisus fasces erant, penes quem fasces erant; в заведовании делами они чередовались каждый месяц) 12 lictores шли длинным рядом впереди, у другого же они шли сзади, а в прежние времена последний имел только одного служителя, accensus (см. Accensi), который шел перед ним. Вопрос о том, кому получить какую провинцию, решался обоими консулами по взаимному соглашению (comparare, parare inter se provincias), в случае же несогласия решал жребий (sortiri provincias). Сенат, однако, неоднократно старался оставить право назначения за собой и распределять провинции extra sortem, extra ordinem. Жалобы консулов, считавших себя обиженными, возбуждались перед трибунами и народом и обыкновенно имели успех. С расширением территории римского государства двух консулов оказалось недостаточно для ведения войн; поэтому было увеличено число преторов и провинции были разделены на prov. consulares и praetoriae: разделение же это зависело каждый раз от сената, а так как при этом назначении часто играли большую роль личные отношения, то законом К. Гракха, lex Sempronia de provinciis consularibus, в 122 г. до Р. Х. было постановлено, чтобы определение о том, какие провинции будут назначены консульскими, происходило перед выборами самих консулов. В последнем столетии республики Суллою были сделаны большие изменения в круге деятельности консулов. Они должны были оставаться весь год в Риме и, таким образом, лишились главного источника власти, военного imperium. Прямым последствием такого ограничения консульской власти явилась невозможность для консулов успешно защищать интересы государства от честолюбия отдельных личностей. Вследствие влияния отдельных выдающихся людей консульство во время междоусобных войн совершенно утратило свое значение. Сулла, будучи диктатором, сохранил, однако, консульство; но это была только тень прежней высшей власти. Цезарь управлял в качестве консула в 59 г. до Р. Х., но не в силу значения этой должности, а благодаря главным образом могуществу триумвирата; товарищ его, Бибул, не имел никакого значения. Помпей, не будучи консулом, на самом деле был гораздо могущественнее выборных консулов. Все консульства Цезаря во время его диктатуры были только простою формальностью, и мнимая республиканская добросовестность, выразившаяся в назначении выбора консула (consul suffectus) на полдня, служила только для обмана народа. Еще раз после смерти Цезаря, в 43 г. до Р. Х., в лице Гирция и Пансы возникло консульство как законная распорядительная власть в государстве, но новый триумвират снова лишил его значения. Консульство оставалось и во времена императоров, но мало-помалу превратилось в пустой титул и давалось лишь на несколько месяцев, чтобы иметь возможность награждать большее число приверженцев дарованием этой формально все еще высшей государственной должности; под конец начали давать только insignia consularia без должности; отсюда различие между consulatu functi и consulares honorarii. Действительную пользу бывшие консулы, viri consulares, извлекали еще из того, что две богатейшие сенатские провинции, Азия и Африка, обыкновенно каждый год отдавались в управление двум старшим consulares. Настоящим консулам оставалось теперь только отправление правосудия в известных пределах, заведование играми в цирке и празднествами, приготовляемыми для императора и, кроме того, председательство в сенате. Ср. Brambach, de consulatus mutata inde a Caesaris temporibus ratione (1864 г.).