РСКД/Eumenes

Материал из Викитеки — свободной библиотеки
< РСКД
Перейти к навигации Перейти к поиску

Eumenes, Εὐμένης, 1) из Кардии во Фракии, родился в 363 г. до Р. Х., происходил (Nep. Eum. 1) из знатной фамилии. Т. к. его отец находился в очень дружеских отношениях с царем Филиппом Македонским, то Евмен 20-летним юношей получил уже место при дворе и сделан был секретарем царя (в каковой должности он и оставался до смерти последнего, 336 г.). Одинаковым почетом он пользовался также у Александра Великого, который сумел по заслугам оценить его способности, верность и ум. Тем сильнее македонское дворянство ненавидело его как грека и в обхождении с ним выказывало большое нерасположение; однако его ум, принимаемый македонянами за хитрость и лукавство, сумел сделать это нерасположение безвредным. Сам Александр нередко бывал вынужден вмешиваться, чтобы умерять ненависть дворянства к Е. и главным образом склонять к миролюбию относительно последнего любимца своего Гефестиона. Впрочем, македоняне не без основания упрекали Е. в любостяжании и скупости. Как высоко он был ценим царем, было доказано Александром на свадьбе в Сузах, где он сочетал его браком с сестрою своей персидской супруги Барсиною Plut. Eum. 2 Curt. 10, 4. При жизни Александра Е. выказал, кажется, способности скорее государственного человека, нежели полководца. Последнее качество в соединении с первым обнаружилось блестящим образом лишь по смерти Александра, когда ужасные беспорядки стали угрожать государству, лишенному главы. При вскоре затем возникшем споре о господстве Е., как грек, не принимал никакого участия; когда же дело стало доходить до насилия, то он старался вызвать примирение (Plut. Eum. 3) и держал сторону наместника Пердикки и царского семейства, им защищаемого. При последовавшем затем разделе провинций он получил Каппадокию и прилегавшие к ней земли, которые им, однако, сперва должны были быть завоеваны. Curt. 10, 10. Принять участие в походе Леонната в Европу в 322 г. он отказался и покорил его сатрапию, в которой он образовал хорошее войско из туземцев (Plut. Eum. 4); перед походом против Птолемея Пердикка увеличил его сатрапию (Nep. Eut. 3); во время отсутствия последнего Е. взял на себя защиту Азии против Антинатра и Кратера. В этой войне он победил сперва Неоптолема, сатрапа Армении, а после того, как переговоры с Антинатором и Кратером не удались, он и над последним одержал победу в 321 г. Plut. Eut. 8. Diod. Sic. 18, 29. В этом же сражении Е. лично убил Неоптолема, примкнувшего к Кратеру, который тоже пал от руки одного фракийца. Nep. Eut. 3 сл. Diod. Sic. 18, 30 сл. Iust. 13, 8. Но так как македоняне, служившие в войске Е. были очень опечалены смертью сильно ими любимого Кратер, то Е. приказал торжественно передать погребению тело прежнего своего друга. Тем не менее нерасположение македонян к Е. с той поры стало все более и более усиливаться, и он даже вместе со многими другими приверженцами наместника Пердикки подпал опале по убиении последнего и после того как в Египте узнал о смерти Кратера; однако Е. и далее продолжал защищать с умением и успехом дела царского дома и, собрав в своих владениях надежное войско, с помощью его держался против все более и более с тех пор усиливавшегося Антигона и от 319—316 г. поддерживал с ним славную и отчасти удачную борьбу. Самым блестящим образом Е. выказал свой талант полководца не только в более крупных сражениях, но также и при защите недоступной горной крепости в Каппадокии, Норы, из которой он в конце концов тайно убежал. Во время осады крепости Норы он выказал величайшее мужество, хитрость, находчивость и вместе с тем ненарушимую привязанность к семейству Александра Великого, которую никакие обещания противников не могли поколебать. Когда, наконец, в 313 г. Антигон не мог одержать верх над ловким противником (см. Antigonus), то он пытался привлечь на свою сторону македонян, служивших в войске Е. Этим путем ему и удалось завладеть своим врагом. Е. умер насильственной смертью 45 лет от роду. С ним пала последняя опора царского дома. Е. был известен тоже как писатель; он сочинил ἐφημερίδες Ἀλεξάνδρου, дневники о походах Александра; эти дневники были очень восхваляемы писателями. Ael. var. hist. 2, 23. Ср. Droysen. Gesch. des Hellenismus II. — 2) E. I, царь Пергама 263—241 гг. до Р. Х., племянник Филетера, расширил свое государство, победил Антиоха I (Сотера) в битве при Сардах и покровительствовал искусствам и наукам. Другой царь Пергама был 3) E. II, сын Аталла I, царствовал от 197—159 г. до Р. Х. и был верным другом римлян почти в продолжение всей своей жизни. Этой дружбе он обязан значительным расширением своего маленького царства. Он принимал участие в низвержении тирана Набиса Спартанского, в 195 г. (Liv. 23, 26 слл.) оказывал помощь Риму в сражении против Антиоха Великого Сирийского (Liv. 35. 39. 36. 42 слл. Pol. 21, 8) и своим явлением в Риме достиг того, что получил большую часть Передней Азии до Тавра. Liv. 38, 39. В войне с Прусием бифинийским, которому содействовал советами Ганнибал, он был побежден и спасся лишь благодаря вмешательству Рима в 183 г. Nep. Hann. 10. Liv. 39, 51. Таким же образом, благодаря содействию Рима, он одержал победу над Фарнаком понтийским (Pol. 25, 4 сл.); после этого у него возник спор с жителями Родоса, которые на него подали жалобу в Рим. Liv. 42, 14. Несмотря, однако, на то, что эти распри между Е. и его соседями были вызваны самими римлянами с целью не допустить его до слишком сильного могущества, они все-таки оказали ему поддержку, и когда он в 172 г. явился в Рим, то был принят с большими почестями. Plut. Cat. mai. 8. На обратном пути, проезжая через Грецию, он, вероятно вследствие подстрекательства Персея Македонского, подвергся большой опасности и лишь с трудом избегнул ее. Слух о его смерти уже проник в Азии и брат его Аттал уже собирался вступить на престол, как вдруг явился сам Е. В войне римлян против Персея он хотя и принимал участие (Liv. 42, 55 сл.), однако далеко не с прежним усердием для Рима; его зависимость от римлян тяготила его, так что он даже вступил в переговоры с Персеем. Этого ему не простили римляне; они стали всячески притеснять его, возбуждали, раздражали против него, хотя и безуспешно, даже родного его брата, отказали ему в дозволении являться в Рим (Pol. 30, 17) и наконец побудили всех врагов Е. подать на него жалобу. Брат его Аттал, посланный им в Рим для защиты, был принят там с большим почетом. С братьями своими Е. жил вообще очень согласно. Он также поощрял искусства и науки, имел при своем дворе немало отличных писателей и значительно увеличил основанную его отцом библиотеку. Он умер в 159 г. Pol. 32, 3.