РСКД/Iugurtha

Материал из Викитеки — свободной библиотеки
Перейти к навигации Перейти к поиску

Iugurtha / Югурта
Реальный словарь классических древностей (Фридрих Любкер, 1854 / Филологическое общество, 1885)
Brockhaus Lexikon.jpg Словник: Iacchus — Iynx. Источник: Реальный словарь классических древностей (1885), с. 687—689 ( РГБ · индекс ) • Список сокращений названий трудов античных авторов • Другие источники: БЭЮ : МЭСБЕ : ЭСБЕ : RE


Iugurtha, Ἰογόρθας, сын Мастанабала и внук знаменитого Масиниссы. Отец удалил его от двора и лишь после его смерти Миципса, дядя Ю., слабый государь, более склонный к научным занятиям, чем к управлению государством, приказал воспитывать его вместе с двумя своими сыновьями — Адгербалом и Гиемисалом. Diod. Sic. fragm. 24, Sall. Iug. 10. Уже рано Ю. обнаружил большие таланты, которые были тем опаснее, чем неумереннее выказывал он свое властолюбие наряду с другими недостатками. Уже его физические качества, его ловкость в верховой езде и на охоте, внушали удивление к нему его соотечественников; их полную любовь Ю. заслужил своим мудрым управлением государственными делами при слабом дяде Миципсе, который передал ему бразды правления. Желая его удалить, Миципса послал Ю. в Нуманцию со вспомогательным отрядом, где он находился вместе с Марием. Sall. Iug. 8. Благодаря своей военной доблести, Ю. и здесь заслужил расположение римлян. Впоследствии, по его возвращении, Миципса, желая употребить влияние Ю. в Риме и Нумидии в пользу своих еще юных сыновей, решился усыновить его и назначил своим наследником, вместе с Адгербалом и Гиемпсалом. В 118 г. Миципса умер. Но Адгербал и Гиемпсал скоро рассорились со своим двоюродным братом. Разделение государства не удалось, так как не могли достигнуть соглашения, а Рим, на обязанности которого лежало наблюдать за исполнением последней воли Миципсы о преемнике, ни о чем не заботился. Ю. объявил притязания на нераздельное управление всем государством, убийством устранил Гиемпсала, а Адгербала заставил бежать в Рим (Sall. Iug. 9-13. Flor. 3, 1), где он искал себе помощи (116 г. до Р. Х.). Когда же римский сенат решил, что пора вмешаться в это дело, Ю. отправил в Рим своих послов. Хитрый нумидиец еще в лагере под Нуманцией научился, как можно привлечь на свою сторону гордых римлян. Послы сумели обратить дело в пользу Ю. и хотя сами сенаторы с ужасом сознавали учиненную несправедливость, тем не менее сенат решил, что государство должно быть поровну разделено между Адгербалом и Ю. Вследствие этого послы отправились в Африку, нумидийское золото руководило их действиями; большая, плодородная часть досталась Ю. (Sall. 15 и слл.). Но Ю. простирал свои взоры и на другую половину, он вызвал Адгербала на борьбу, осадил его в Цирте и, завоевав город, умертвил несчастного князя. (Sall. 20-26). Римское посольство, прибывшее с целью уладить ссору, должно было вернуться в Рим без всякого успеха (112 г. до Р. Х.). Жители Цирты, жившие там италийцы, погибли от меча. При известии об этих событиях, которые привели в негодование Рим, народный трибун Меммий, горячо принявшийся за дело, в 112 г. публично объявил об этом и заставил нерешительный миро- и корыстолюбивый сенат объявить войну, 111 г. до Р. Х. Послы Ю. были изгнаны, римское войско показалось в Африке, многие города сдались, тесть Ю., мавританский царь Бокх, обещал римлянам свою дружбу, сам Ю. упал духом. Но он знал еще одно средство: деньги доставили ему спокойствие и мир, который и положил конец вялой войне (Sall. 27 и слл.). Между тем Меммий не успокоился, поддерживаемый всеобщим негодованием в Риме. Он настоял на том, чтобы Ю., подчинившийся по договору Риму, явился туда лично. Ю. получил право свободного въезда и явился в Рим, встреченный с негодованием народом, но он сумел подкупить трибуна Бебия, который в тот момент, когда Ю. должен был говорить перед народом, приказал ему молчать. При дальнейшем ходе дела Ю. на глазах сената через своего наперсника Бомилкара убил своего двоюродного брата Массиву, который проживал в Риме и тоже в свою очередь предъявлял притязания на Нумидию, но это злодеяние повлекло за собою вторичное объявление войны в 110 г., причем Ю. должен был бежать из Рима (его знаменитое изречение: о urbem venalem, si emptorem invenerit). Liv. ep. 64, Vell. Pat. 2, 33. Консул Альбин при своем прибытии нашел римское войско в полном расстройстве, вследствие упадка дисциплины; это были скорее разбойники и грабители, чем воины. Вследствие этого он не мог ничего сделать; еще менее успешно действовал его брат, который, сделав неудачное нападение на город Сутул и будучи принужден отступить, был разбит Ю. Война закончилась постыдным миром в 109 г. (Sall. Iug. 36 и слл.). Но тут пробудилась оскорбленная честь римского народа, и Гай Цецилий Метелл получил главное начальство над войском. Восстановив непреклонною твердостью упавший дух дисциплины, он открыл военные действия и недоступный сам никакому подкупу победил нумидийского царя его же собственными средствами, т. е. подкупом и хитростью. Sall. Iug. 43 и слл. Он выбрал себе доблестных помощников в лице Рутилия Руфа, Гая Мария и др., и когда Ю. сделал на него умно задуманное нападение, Метелл после жаркой борьбы выиграл кровавую битву при реке Мутуле (Sall. Iug. 48 и слл.). Ю. ограничился лишь мелкою войною, которую он вел с обычною ловкостью, в то время как Метелл опустошал Нумидию и старался побудить жителей к отпадению. Между тем осажденная им Зама была освобождена Ю. (Sall. 55 и сл.). Последний предлагал мир и покорность, Бомилкар был подкуплен Метеллом, но Ю., узнав о его сношениях с римлянами, наказал его смертью и прекратил переговоры с Метеллом. Римский консул произвел кровавую расправу с жителями города Вага (Вакки) за их восстание. Plut. Mar. 7. В течение 108 г. Метелл старался подкупать приверженцев Ю. Затем он разбил Ю. во втором сражении, завоевал лежащую на берегу Талу, из которой Ю. успел уйти со своим семейством, и заставил Ю. бежать к Бокху, которого Ю. наконец уговорил вступить с ним в союз. Оба союзные царя явились с многочисленными отрядами конницы у Цирты, где Метелл ждал их нападения, как вдруг он получил обидное известие, что его бывший легат Гай Марий, уже ранее интригованный против него, назначен консулом и его преемником (107 г.), так как клевета Мария, будто Метелл недостаточно энергично ведет войну, нашла себе доступ в Рим. Plut. Mar. 9. Метелл вернулся в Рим, где его старались утешить триумфом и прозвищем Nymidicus. Марий взял несколько городов, между прочим Капсу, завязывал небольшие сражения, которыми старался приучить и закалить свое войско, состоявшее отчасти из новичков, затем он овладел горным замком, куда Ю. снес свои сокровища, но при реке Молохате (Мулухе) был окружен соединенным войском Бокха и Ю. и подвергся их нападению (Sall. 92 и слл.). Сначала некоторое преимущество было на стороне африканцев, но, атакованные ночью римлянами, они были совершенно разбиты. Между тем Марий получил из Италии подкрепление, состоявшее особенно из конницы, при посредстве Суллы, благодаря которому он снова разбил Ю. при Цирте, где талантливые распоряжения Суллы решили победу. Flor. 3, 1. В Цирте римляне зазимовали, и отсюда Марий вскоре начал переговоры с Бокхом. Послом отправился Сулла, который вел дело с таким мужеством и ловкостью, что Бокх решился выдать римлянам своего зятя в оковах, в 106 г. Sall. Iug. 102 и слл. Plut. Mar. 10. По возвращении в Рим Марий за удачное окончание войны получил блестящий триумф, главным украшением которого был Ю. в царском одеянии и в оковах Val. Max. 6, 9, 14. Затем он был брошен в Туллианум («Как холодна ваша купальня», — сказал узник), подземную городскую тюрьму, в которой он, говорят, после 6-дневной борьбы с голодной смертью был задушен. Plut. Max. 12.