ЭСБЕ/Югурта

Материал из Викитеки — свободной библиотеки
Перейти к навигации Перейти к поиску

Югурта
Энциклопедический словарь Брокгауза и Ефрона
Brockhaus Lexikon.jpg Словник: Эрдан — Яйценошение. Источник: т. XLI (1904): Эрдан — Яйценошение, с. 283—285 ( скан · индекс ) • Другие источники: МЭСБЕ : RE


Югурта (Jugurtha) — царь нумидийский, незаконный сын Мастанабала (брата нумидийского царя Миципсы), внук Масиниссы. Воспитывался при дворе Миципсы наравне с царскими детьми. Энергичный и храбрый, он особенно отличался в охоте на львов. Нумидийцы очень любили его. Миципса послал Ю. в Испанию во главе нумидийского отряда, отправленного на помощь римлянам, осаждавшим Нуманцию. Здесь Ю. подружился со многими влиятельными римлянами, в том числе со Сципионом Эмильяном. Миципса усыновил Ю. и назначил его наследником вместе с двумя своими сыновьями, Адгербалом и Гиемпсалом, с которыми он должен был править сообща. Вскоре после смерти Миципсы (118 г. до Р. Х.) совместное управление сонаследников оказалось неудобным, и они решили произвести раздел; но прежде чем раздел был окончен, подданные Ю. убили Гиемпсала, который был энергичнее Адгербала и раздражил Ю. своим высокомерием и явной враждебностью. Это убийство привело к смутам в Нумидии; Ю. стал стремиться к подчинению себе всей страны. Адгербал отправил в Рим посольство с изложением дела. Между двоюродными братьями началась война. Разбитый Югуртой, Адгербал бежал в римскую провинцию Африку, а оттуда направился в Рим. Это вынудило и Ю. к отправлению посольства к сенату, которое он снабдил большими средствами для подкупа влиятельных римлян; Ю. рано понял, что в тогдашнем Риме господствует продажность. Сенат постановил, чтобы Нумидия была разделена между обоими претендентами, что вполне совпадало с интересами Рима. Для производства раздела в Африку была отправлена комиссия из десяти сенаторов, которая присудила Адгербалу — восточную, Ю. — западную часть Нумидии. Через четыре года Ю. начал снова войну с двоюродным братом. Адгербал был разбит и осажден в Цирте. По жалобе Адгербала из Рима вновь прибыли послы, которые потребовали от Ю. прекращения войны и возвращения к порядку, установленному сенатом. Ю. заявил послам, что римляне нехорошо поступают, препятствуя ему воспользоваться тем, на что он имеет право, и обещал отправить в Рим послов, чтобы объяснить свое поведение. По удалении послов Ю. продолжал теснить Цирту, и Адгербал, в крайности, обратился письменно в Рим. В сенате голоса тех, которые требовали отправки против Ю. войска за ослушание, были заглушены голосами расположенных к Ю. сенаторов. Опять в Африку было отправлено посольство от сената, из пожилых нобилей, с М. Эмилием Скавром во главе. По требованию послов Ю. явился к ним в Римскую провинцию, но они не могли ничего добиться от него. Адгербал оказался вынужденным сдаться. Ю. убил его и перебил всех совершеннолетних вооруженных людей, захваченных в Цирте — нумидийцев и италиков, без разбора. Нумидия, видимо, одобряла его действия; он стал повелителем и кумиром всей страны. Даже после такого грубого издевательства над Римом, подкупленные Ю. сенаторы пытались действовать в его пользу. Лишь вмешательство избранного народным трибуном на 111-ый год Меммия привело к тому, что сенат объявил Нумидию римской провинцией. Отправленное Ю. в Рим посольство, с сыном царя во главе, не было принято сенатом: послам было приказано в течение 10 дней покинуть Италию, если они не явились с безусловной покорностью Нумидии и самого Ю. Началась война в Нумидии. Во главе отправленной в Африку армии был поставлен консул Люций Кальпурний Бестия, человек энергичный и способный, но ненасытно корыстолюбивый. При нем в числе других представителей высшей знати был Марк Эмилий Скавр. Консул удачно начал войну и взял несколько городов, но Ю. скоро вошел в тайное соглашение с римским военачальником. Ю. был обещан мир, если он подчинится и выдаст 30 слонов, известное количество лошадей, скота и денег. Ю. принял эти условия. Кальпурний отправился в Рим, где известия о событиях в Африке и о сомнительной роли представителей знати вызвали большое волнение и сильную партийную борьбу. Против знати сильно говорил Меммий; по его предложению в Африку был послан претор Люций Кассий, чтобы пригласить Ю. в Рим, гарантировав ему безопасность: показания Ю. должны были уличить тех, кто торговал государственными выгодами. Пока в Риме шла эта агитация, оставленные в Нумидии военачальники спешили в свою очередь нажиться: одни за деньги возвратили царю выданных им по условию слонов, другие продавали ему перебежчиков, третьи расхищали выданное Югуртой. Ю. принял приглашение явиться в Рим, надеясь добиться там выгодного для себя урегулирования положения Нумидии: ему хотелось сохранить нераздельно всю страну в своих руках, но для Рима более выгодным являлось другое решение нумидийского вопроса, а именно — новый раздел Нумидии. Претендентом на власть в ней был Массива, внук Массиниссы (сын Гулуссы), который и прибыл в Рим, чтобы отстаивать свои интересы. Когда на собрании народа от Ю. потребовали указания виновных в подкупе, трибун Бебий, очевидно подкупленный знатью, запретил царю давать показания. По наущению Ю. Массива был убит в самом Риме; но Ю. должен был, по приказанию сената, покинуть Италию, причем он будто бы сказал: «о продажный город, он вскоре погибнет, как только найдет покупщика» («Urbem venalem et mature perituram, si emptorem invenerit»). Ведение возобновленной войны досталось консулу Спурию Постумию Альбину (110 г. до Р. Х.). Альбин рассчитывал окончить войну до избирательных комиций, на которых он должен был присутствовать; но Ю. всячески затягивал войну, и Альбин должен был уехать в Рим, ничего не сделав, и оставил во главе войска своего брата Авла Постумия. Ю. захватил последнего ночью врасплох и ворвался в римский лагерь. Римляне бежали на соседний холм и должны были капитулировать: Ю. отпустил их, проведя под ярмом, под условием, чтобы Альбин заключил с ним мир и в десятидневный срок очистил Нумидию. В Риме этот договор был отвергнут и решено продолжать войну. Против знати снова поднялась буря. Народный трибун К. Мамилий Лиметан внес предложение о производстве следствия над теми, по совету которых Ю. пренебрег постановлениями сената, а также над теми, кто был подкуплен им и кто выдал ему слонов и перебежчиков. В число трех членов следственной комиссии сумел попасть М. Эмилий Скавр, сам находившийся под сильным подозрением. Среди осужденных находились К. Гальба, Л. Бестия, К. Какон, Сп. Альбин и Л. Опимий. Одним из консулов на 109 г. был избран Кв. Цецилий Метелл, аристократ, но слывший неподкупно честным; ему досталось ведение нумидийской войны. Метелл собрал новое войско и сделал в широких размерах все необходимые приготовления. В Нумидии ему пришлось прежде всего заняться перевоспитанием тамошней римской армии, сильно деморализованной всем предыдущим. Ю. попытался завести переговоры и с Метеллом, но последний, не отклоняя переговоров, старался склонить послов Ю. выдать царя Риму, живым или мертвым. Метелл вторгся в Нумидию, занял город Вагу, оставил там гарнизон и велел заготовлять припасы. Он двигался в Нумидии очень осторожно, широко применяя разведочную службу, чтобы не быть захваченным врасплох хитрым нумидийцем, который мог извлекать выгоды из прекрасного знакомства с местностью. Большую услугу при этом Метеллу оказывал легат Г. Марий (см.), начальствовавший конницей. Югурта, заметив, что Метелл ведет с ним двойную игру, попытался захватить врасплох римское войско, но в битве при реке Муфуле римляне одержали верх, хотя находились в очень опасном положении. Двигаться далее внутрь страны Метелл, однако, не решился и отступил, опустошая богатейшие части Нумидии и избивая всех захваченных совершеннолетних нумидийцев. Римляне сделали нападение на хорошо укрепленную Заму. Ю. неожиданно вторгся в плохо охраняемый римский лагерь и перебил большую часть римлян, оставленных в нем, но должен быть отступить, когда подошло римское войско. Метелл снял осаду Замы, ввиду приближения зимы, и ушел в Римскую провинцию, оставив гарнизоны в передавшихся ему нумидийских городах. Убедясь, что он не может в открытом поле победить римлян, Ю. снова сделал попытку войти в переговоры с римским военачальником: он выплатил римлянам большую сумму денег, выдал всех слонов, часть лошадей и перебежчиков, но затем, когда он должен был сам отдаться Метеллу, не решился на это и возобновил войну. Жители Ваги, занятой римским гарнизоном, изменнически перебили римлян, но жестоко поплатились за это, когда Метелл снова овладел городом. Вскоре Ю. открыл изменнические сношения с римлянами одного из самых близких к нему лиц, Бомилькара, которого Метелл подговаривал выдать ему Югурту живым или мертвым; Бомилькар был казнен. Метелл еще раз разбил Югурту, который укрылся в городе Фала. Метелл, позаботившись о снабжении армии водой, так как дорога к Фале шла безводной местностью, двинулся против этого города. Ю. ночью тайно бежал с детьми из Фалы, которая и была взята Метеллом. Затем Ю. бежал через пустыни к гетулам (см.) и стал возбуждать к войне с Римом мавританского царя Бокха, своего тестя. Вмешательство Мавритании могло затянуть войну до бесконечности; занятие римлянами Нумидии не было прочным, пока Югурта был жив и мог тревожить римлян нападениями из Мавритании. Передача Нумидии при жизни Югурты другому нумидийскому принцу также не могла привести к успокоению Нумидии, ввиду испытанной горячей любви нумидийцев к Югурте. Приходилось рассчитывать больше на дипломатию. Югурта и Бокх двинулись к Цирте, около которой расположился Метелл. Последний завязал переговоры с Бокхом, желая отвлечь его от союза с Югуртой. Метеллу, однако, не удалось окончить войну; он узнал, что Нумидия назначена, по постановлению народа, провинцией Марию, избранному консулом на 107-й год. Тем не менее Метелл принял прозвание «Нумидийского». Марий прежде всего потребовал пополнения войска, снабдил армию всем необходимым и предпринял движение в глубь Нумидии, к городу Капса, расположенному среди пустынной и безводной местности, неожиданно для нумидийцев подошел к нему, захватил его и сжег, взрослых жителей перебил, остальных продал. Он взял еще несколько городов, в том числе считавшийся неприступным замок на границе Нумидии и Мавритании, где хранились сокровища Югурты. В это время в лагерь Мария прибыл с конницей квестор Л. Корнелий Сулла (см.). Бокх, которому Югурта обещал за помощь против римлян треть Нумидии, наконец решился на войну с Римом. Соединенное нумидо-мавританское войско внезапно напало ночью на римлян, возвращавшихся на зимние квартиры. Римляне с большими потерями выпутались из тяжелого положения, укрывшись на соседние холмы; затем Марию удалось также неожиданно напасть на нумидийцев и обратить их в бегство. Нумидийцы еще раз были разбиты Марием около Цирты. Когда Марий вступил в последнюю, к нему явились послы от Бокха, который решился пожертвовать Югуртой и рассчитывал на крупные уступки со стороны римлян, готовых на жертвы, чтобы только покончить бесконечную войну. Послы Бокха отправились в Рим; в Африке ведение переговоров с Бокхом досталось Сулле. Сулле удалось уговорить Бокха выдать Югурту, за что ему были обещаны союз с Римом и уступка части Нумидии. Марий отвел пленного Югурту в Рим и заставил его пройти в царской одежде в триумфальной процессии; затем он был казнен в подземной тюрьме на Капитолии (104 г. до Р. Х.). Значительно урезанная в границах, вследствие уступки части ее Бокху, Нумидия была отдана Гауде, внуку Масиниссы. Так окончилась Югуртинская война. Она раскрыла вопиющие беззакония, до которых доходила развращенная правящая аристократия, и дала демагогам сильное оружие против знати.

Ср. С. Sallusti Crispi, «Bellum Jugurthinum»; G. Meinel, «Zur Chronologie des Jugurthinischen Krieges» (Аугсбург, 1883).

Д. К.