Румынская музыка (Аверченко)

Материал из Викитеки — свободной библиотеки
Перейти к навигации Перейти к поиску

Румынская музыка
автор Аркадий Тимофеевич Аверченко
Из сборника «Свинцовые сухари». Опубл.: 1914. Источник: Аверченко А. Т. Собрание сочинений: В 13 т. Т. 6. О маленьких — для больших. — М.: Изд-во "Дмитрий Сечин", 2014. — az.lib.ru • Дешевая юмористическая библиотека "Нового Сатирикона"


Когда поведение Румынии окончательно вывело меня из терпения, я решил, что с Румынией нужно объясниться начистоту.

— Скажите, — обратился я к одному знакомому, — где можно найти какого-нибудь настоящего румына?

— Настоящего румына?

— Да.

— Живого?

— Ну, конечно. Какого же еще…

— Очень просто: пойдите в ресторан «Пальмира» и спросите там дирижера оркестра Туде-Сюдеску.

*  *  *

Найти Туде-Сюдеску не представляло никакого труда… Войдя в «Пальмиру», я увидел Туде-Сюдеску со скрипкой в руке, склоняющего свое ухо то в одну, то в другую сторону зала.

Туде-Сюдеску кланялся, улыбался и прижимал руку со смычком к груди.

Тут же я заметил, что между двумя противоположными группами гостей происходило своеобразное состязание:

— «Осень»! — кричала левая группа. — Играй «Осень», тебе говорят! Вальс «Осень»!

— К чер-р-рту «Осень», — надрывалась правая группа. — Не надо никакой «Осени»! Играй «Сон негра»!

— Дьявол его побери «Сон негра»! Провались он! «Осень» играй!

— Пусть-ка попробует! Я ему такую «осень» заиграю бутылкой по скрипке! Слышишь, чертова голова! «Сон негра» и больше никаких!

— Начни-ка, начни, попробуй, — гремели защитники «Осени». — Начни «Сон негра»! Как ты его окончишь?! Что от тебя останется!!

— «Сон негра»! Играй!!! «Сон»! Слышишь — «Сон»!!

Туде-Сюдеску кланялся, улыбался и, наконец, взмахнув смычком, заиграл… Я прислушался.

Играл он не «Осень» и не «Сон негра», а нечто среднее: вальс «Осенний сон». Негр в этой комбинации куда-то затерялся, но публика понемногу стала успокаиваться.

— «Э, да ты человек видно сообразительный, — подумал я. — С тобой можно потолковать о политике».

В антракте я пригласил его за свой столик.

*  *  *

— Скажите, — спросил я, кому больше Румыния симпатизирует — немцам или русским?

— Да что ж… русский очень хороший народ.

— Значит, вы выступите против немцев?

— Нет, что вы! Немцы тоже народ ничего себе.

— А-а, понимаю, — кивнул я головой. — Значит, вы будете соблюдать нейтралитет?

— Нейтралитет? Ну, его, знаете, тоже опасно соблюдать…

— Почему же?

— Да ведь это понятно и просто: война ведь должна когда-нибудь кончиться?

— Должна.

— И кто-нибудь будет победителем?

— Будет.

Туде-Сюдеску с тоской посмотрел на меня.

— Ну, вот видите! Мы придем к победителю получить свой кусочек, а он скажет: «Кукиш вам с маслом! Не помогали мне, когда я воевал — ничего теперь и не получите!» Может это быть?

— Может.

— Так вот мы и не знаем, что нам делать?

— Что вам делать? Очень просто: выступите за союз культурных государств — России, Франции и Англии…

— За культурных, говорите? А вдруг некультурные нам так насыпят, что мы ног не унесем.

— Ну, если вы сомневаетесь, — выступите на защиту Австрии и Германии!

— Да, еще бы… как же! Выступишь тут, когда русские уже забрались в Трансильванию! Вот было бы хорошо, если бы они Трансильванию нам дали.

— За что?

— Положим, действительно, не за что. Ну, Бессарабию бы отдали.

— За что?

— Положим, и Бессарабию — не за что.

— Ну, вот видите — значит, заслужить надо.

— Вам легко сказать: заслужить… А как?

— Поддержите союзников!

— А вдруг Австрия вторгнется в Румынию и пойдет нас лупить…

— Ну, если вы этого боитесь — сделайте одолжение — поддерживайте вашу Австрию!

— А Россия, вы думаете, за это по головке погладит? Так нас размотает, что и костей не соберешь.

— Ну, в таком случае — держите нейтралитет!!

— Да… А что мы потом за это получим? Германия победит — Бессарабии нам не отдаст, Россия победит — Трансильвании и кончика не подарит. Прямо хоть вешайся.

Туде-Сюдеску схватился руками за голову и застонал.

— Ну, а вы лично, — спросил я. — Чью бы сторону вам было приятнее поддерживать?

— Америки.

— Эко, хватили! Да ведь Америка не воюющая страна.

— Ну, что ж. Это и хорошо.

— Ничего вы от нее не получите!

— Это и плохо. Прямо — куда ни кинь — везде клин.

— Неужели, нет выхода? — спросил я сочувственно.

— Между нами говоря — выход есть…

— Ну?

— Нам нужно сделать так: немцам, скажем, нужен хлеб, лошади, разные военные припасы — мы им продаем… Пожалуйста! Приезжайте потихоньку — и покупайте! Теперь сербам: нужен, скажем, хлеб, лошади, разные военные припасы — покупайте себе у нас потихоньку. Пожалуйста! Мы поддержим.

— Что же дальше?

— А очень просто: война окончится; и, если победят немцы — они скажут: «румыны хороший народ, они нам помогали — дадим им то-то». Если победят союзники, так тогда сербы нас поддержат: «Румыны, скажут они, прямо замечательно добрый народ, — потихоньку нам продавали хлеб и всякие военные припасы — дайте им что-нибудь за это, господа союзники…»

Изумленный такой комбинацией, я открыл рот, чтобы возразить, но ресторанная публика, наскучив молчанием, снова зашумела:

— Эй ты! Румынский человек! Играй «Куколку»!!

— Не надо «Куколку»! — взревели оппоненты слева. — Провались «Куколка»! Играй «Танец Анитры».

— Ко всем чертям «Танец»! Играй «Куколку»!

— Попробуй, «Куколку»! Давно провансалем не мазался?! Танец!! Анитру!!! Долой чертову «Куклу»!

— Затруднительное ваше положение, — заметил я. — Что вы выберете из двух?

Туде-Сюдеску подмигнул мне, направляясь к эстраде:

— Что выберу? Сыграю им балет «Танец Кукол…»!!