Рыцарь Галаад (Теннисон; Мин)/ДО

Материал из Викитеки — свободной библиотеки
Перейти к навигации Перейти к поиску
Yat-round-icon1.jpg

Рыцарь Галаадъ
авторъ Альфредъ Теннисонъ (1809—1892), пер. Дмитрій Егоровичъ Минъ (1818—1885)
Языкъ оригинала: англійскій. Названіе въ оригиналѣ: Sir Galahad. — Источникъ: «Русскій вѣстникъ», 1880, т. 145, январь, с. 400—402 Рыцарь Галаад (Теннисон; Мин)/ДО въ новой орѳографіи



Рыцарь Галаадъ[1].


Мой мечъ все рушитъ на пути,
Мнѣ стрѣлъ не страшенъ свистъ;
Одинъ я стою десяти,
Зане я сердцемъ чистъ.
Лишь только въ трубы протрубятъ,—
Стучатъ мечи о сталь броней,
Ломаютъ пики и — летятъ
Въ прахъ всадники съ коней,
И рукоплещетъ весь турниръ.
Когда же смолкнетъ битвы громъ,
Изъ дамскихъ рукъ цвѣты вокругъ
На смѣлыхъ падаютъ дождемъ.

И какъ приветливо глядятъ
Всѣ дамы на бойца,
Кто изъ-за нихъ сражаться радъ
До горькаго конца!
Но я не къ дамамъ сердцемъ мчусь:
Я сердце Богу берегу;
Лобзаній страстныхъ я боюсь,
И прочь отъ нихъ бѣгу.
Восторгъ мой чище и святѣй,
Есть выше цѣль чѣмъ нѣги тѣ:
Средь грозныхъ битвъ лишь для молитвъ
Храню я сердце въ чистотѣ.

Когда скрытъ въ тучѣ серпъ луны,
Я ѣду въ темный боръ,
И блескъ въ немъ вижу съ вышины,
И слышу гимновъ хоръ.
Мнѣ блещетъ храмъ изъ темноты,
И въ немъ слышна мнѣ чья-то рѣчь.
Храмъ лустъ; но двери отперты,
И, въ яркомъ блескѣ свѣчъ,
Алтарь сверкаетъ пеленой,
Горитъ какъ жаръ на немъ потиръ;
Блеститъ амвонъ, гремитъ трезвонъ.
И вторитъ клиру пѣньемъ клиръ.

На озерѣ чудесный челнъ
Я вижу на яву,
И, сѣвъ въ него, по гребнямъ волнъ
Безъ кормщика плыву.
Вдругъ тишь и темь. И вдругъ, о, страхъ!
Три ангела, подъявъ Санграль,
Въ одеждахъ бѣлыхъ, на крылахъ
Плывутъ какъ тѣни въ даль.
О, чудный видъ! о, кровь Христа!
Весь рай очамъ моимъ отверзтъ!
И льетъ лучи Санграль въ ночи,
Звѣздой сливаясь съ блескомъ звѣздъ.

Въ уснувшій городъ въѣхалъ разъ
Я въ ночь на Рождество.
Пѣтухъ пропѣлъ полночный часъ,
Путь снѣгомъ занесло.
Со свистомъ вѣтеръ крыши рвалъ,
Стучалъ градъ крупный въ мой шишакъ;
Вдругъ сводъ небесный просіялъ
И освѣтилъ сквозь мракъ
Покрытый снѣгомъ долъ. И я
Услышалъ, приподя къ землѣ,
Порханье крылъ безплотныхъ силъ
Въ клубимой вихремъ снѣжной мглѣ.

Такъ рыцарь-дѣвственникъ, весь вѣкъ
Въ надеждахъ я живу —
Обрѣсть обитель райскихъ нѣгъ,
Мной зримыхъ на яву.
Лишь вѣчныхъ алчу я наградъ,—
Тѣхъ лилій въ свѣтлой сторонѣ,
Тѣхъ чистыхъ ихъ же ароматъ
Вкушаю въ сладкомъ снѣ.
Такъ волей ангеловъ мой шлемъ,
Мой панцырь, грузъ веригъ подъ нимъ,
Мой щитъ, мой мечъ, мой духъ и рѣчь —
Все стало чѣм-то неземнымъ.

И вотъ гряда раскрылась тучъ,
И съ рокотомъ органъ
Мнѣ льетъ торжественъ и могучъ,
Аккорды горнихъ странъ.
И дрогнулъ долъ, понинулъ лѣсъ
И слышенъ голосъ средь громовъ:
«О, рыцарь Божій! другъ небесъ!
Иди, вѣнецъ готовъ!»
Такъ мимо замковъ, хижинъ, селъ,
По рвамъ, лѣсамъ, стремлюсь я въ даль,
Съ мечомъ, съ кольемъ, съ святымъ огнемъ,
Пока найду тебя, Санграль.


1880

Примѣчанія.

  1. Галаадъ, рыцарь-аскетъ, изъ цикла Артуровыхъ рыцарей Круглаго Стола. Согласно съ легендой объ Артурѣ, онъ наравнѣ съ прочими рыцарями Круглаго Стола отыскиваетъ таинственный Граль или Санграль (Sangro Catino), то-есть чашу принесенную по средневѣковому преданію въ даръ Соломону царицей Савской, употребленную потомъ при Тайной Вечерѣ и послужившей Іосифу для принятія божественныхъ капель крови самого Христа. (Прим. переводчика.)