Сломя голову (Аверченко)

Материал из Викитеки — свободной библиотеки
Перейти к навигации Перейти к поиску

Сломя голову
автор Аркадий Тимофеевич Аверченко
Дата создания: 1919, опубл.: 1919. Источник: Аверченко А. Т. Собрание сочинений в 13 томах. Т. 11. Салат из булавок. — М.: Изд-во «Дмитрий Сечин», 2015. — С. 157-158. • Впервые: Юг, 1919, 17 октября, № 67.


Черти нас медленно, но верно на сковороде поджаривают — вот какая теперешняя наша жизнь.

Обратил я внимание на одного человечка знакомого: целый день по улицам, по бульварам гуляет.

Ничего не делает. И с чего живет — непонятно.

Остановил я его. Поинтересовался:

— С чего живете?

Повертел он мизинцем перед моим носом, посверкал каким-то стеклышками на кольце, подмигнул:

— А вот с этого и живу.

— Бриллиантами торгуете, что ли?

— Да нет же! Вот это колечко ношу — тем и живу.

Выпучился я на него.

— Очень просто. Теперь многие так живут. Я на этом кольце сто целковых в день зарабатываю. Я скромный. Мне и довольно на жизнь.

— Да что ж вы его за деньги показываете, что ли?

— Ну, действительно, кому это нужно! А я просто купил его года два назад за тысячу — дурные деньги были, и забыл о нем. А год тому назад спрашиваю случайно у ювелира — «оцените», а он скривился и говорит этак пренебрежительно: «неважное; тысяч семь — восемь можно дать». Так я и ахнул: да ведь это, значит, выходит я не пито — не едено, за один год шесть тысчонок заработал! Ведь это пятьсот рублей в месяц! И стал с тех пор мой заработок повышаться. В начале прошлого года с пятисот рублей в месяц кольцо стало приносить по тысчонке, а в прошлом месяце, когда я справился о цене, — оно, родименькое, было оценено в тридцать тысяч. И каждый день цена его вырастает на сто рубликов, на сто рубликов, на сто рубликов... Так чего же мне работать-то? Вот таскаю на пальце колечко — вот вся моя и работа, вот чем и живу...

*  *  *

Только что отвернулся от этого предприимчивого деляги — трах! Как мина на броненосец, налетел на меня другой. Чуть с ног не сбил.

— С ума вы сошли?! Искалечить этак можете. Куда летите!

— Не задерживайте. Лечу покупать!

— Что?

— А черт его знает. Это совершенно не важно — пеньку, масло коровье, духи, сапожный товар, горох, место на кладбище...

— Да для чего вам?!

— А не для чего. Видите, вот пачка. Это деньги. Пятьдесят тысяч. Мои. Месяц тому назад, если бы я купил на них коровьего масла, — мне бы дали тысячу фунтов, две недели тому назад я уже получил бы только пятьсот фунтов, а теперь мне дадут только 350. Так черта ли мне сидеть ждать, пока эти бумажки будут идти ко дну, как топор. Что-нибудь куплю!!! Молодой человек! Колечко ваше не продаете?

— Ишь ты, ловкий какой. А с чего я жить буду?..

— Ах ты ж, Господи... Эй, господин! Пальто не продажное? Хорошо бы заплатил, скидывайте! Нет? Мадам! Не желаете ли нынче поужинать со мной? Тысчонку за это дело получите! Только сегодня. А то ведь я вас знаю — завтра уже полторы за это самое сдерете. Что? Вы порядочная? Ах, ты ж, Господи, ну извините. Извозчик, продай пролетку — пятьдесят тысяч дам.

— Нету теперь дураков, господин, — захохотал извозчик.

*  *  *

У меня в кармане было 50 рублей. Я, признаться, испугался: что если я сегодня же не использую их по покупательской способности — завтра упадут мои денежки процентов на 30. Куплю-ка я на них право сделать один конец на этом извозчике...

— Извозчик! На Адмиральскую, пять.

— Пожалуйте! Полсотни.

Сел. Поехали. Приехали. Даю украинку.

— С вас еще десять рублей.

— За что?!

— Эх, господин... Неужто вы думаете, за то время, как мы ехали, жизнь не подорожала?..