Смерть Александра (Брюсов)/Зеркало теней, 1912 (ДО)

Материал из Викитеки — свободной библиотеки
Перейти к навигации Перейти к поиску
Yat-round-icon1.jpg

Смерть Александра
авторъ Валерий Яковлевич Брюсов (1873—1924)
Изъ сборника «Зеркало теней». Опубл.: 1912. Источникъ: Commons-logo.svg В. Я. Брюсов Зеркало теней. — М.: Скорпион, 1912

Редакціи


[161]
4.
СМЕРТЬ АЛЕКСАНДРА.

Пламя факеловъ крутится, длится пляска саламандръ.
Распростертъ на ложѣ царскомъ, — скиптръ на сердцѣ, — Александръ.

То, что было невозможно, онъ замыслилъ, онъ свершилъ,
Блескъ фаланги македонской видѣлъ Гангъ и видѣлъ Нилъ,

Будетъ вѣчно жить въ потомствѣ память славныхъ, страшныхъ дѣлъ,
Жить въ стихахъ пѣвцовъ и въ книгахъ, сынъ Филиппа, твой удѣлъ!

Между тѣмъ на пышномъ ложѣ ты простертъ, — безсильный прахъ,
Ты, враговъ дрожавшихъ — ужасъ, ты, друзей смущенныхъ — страхъ!

Тайну замысловъ великихъ смерть ревниво погребла,
Въ прошломъ — яркость, въ прошломъ — слава, впереди — туманъ и мгла.

Дымно факелы крутятся, длится пляска саламандръ.
Плача близкихъ, стона войска не разслышитъ Александръ.

[162]


Вотъ Стиксъ, хранимый вѣчнымъ мракомъ,
Въ ладьѣ Харона переплытъ.
Предъ Радамантомъ и Эакомъ
Герой почившій предстоитъ.

— „Ты кто?“ — „Я былъ царемъ. Элладой
Былъ вскормленъ. Стихъ Гомера чтилъ.
Лишь Славу почиталъ наградой,
И образцомъ мнѣ былъ Ахиллъ.

Раздвинувъ родины предѣлы,
Пройдя побѣдно цѣлый свѣтъ,
Я отомстилъ у Гавгамелы
За Саламинъ и за Милетъ!“

И, вставъ, безликій Нѣкто, строго
Гласитъ: „Онъ мужъ былъ многихъ женъ.
Онъ нарекался сыномъ бога.
Имъ другъ на пирѣ умерщвленъ.

Круша Аѳины, руша Ѳивы,
Въ рабовъ онъ грековъ обратилъ;
Верша свой подвигъ горделивый,
Эллады силы сокрушилъ!“

Встаетъ Другой, — черты сокрыты, —
Вѣщаетъ: — „Такъ назначилъ Рокъ,
Чтобъ во-едино были слиты
Твой міръ, Эллада, твой, — Востокъ!

[163]


Не также ль свяжетъ въ жгутъ единый,
На Западѣ, народы — Римъ.
Чтобъ обѣ міра половины
Потомъ сплелись узломъ однимъ?“

Поникъ Миносъ челомъ вѣнчаннымъ,
Нѣмъ Радамантъ, молчитъ Эакъ.
И Александръ, со взоромъ страннымъ,
Глядитъ на залетейскій мракъ.


Пламя факеловъ крутится, длится пляска саламандръ.
Распростертъ на ложѣ царскомъ, — скиптръ на сердцѣ, — Александръ.

И уже, предъ царскимъ ложемъ, какъ предвѣстье скорыхъ сѣчъ,
Полководцы Александра другъ на друга взносятъ мечъ.

Мелеагръ, Селевкъ, Пердикка, пьяны памятью побѣдъ,
Царскимъ именемъ, надменно, шлютъ велѣнья, шлютъ запретъ.

Увѣнчать себя мечтаетъ діадемой Антигонъ.
Антипатръ царить въ Элладѣ мыслитъ, властью упоенъ.

И во градѣ Александра, гдѣ столица двухъ морей,
Замышляетъ тронъ воздвигнуть хитроумный Птоломей.

Дымно факелы крутятся, длится пляска саламандръ.
Споровъ буйныхъ діадоховъ не разслышитъ Александръ.